» Оружие и Доспехи
  автор: SHARIK  |  13-мая-2019  | 1 755 просмотров  |  Пока нет комментариев

Щит булатный. Иран, XVI в. Мастер Мухаммед Мумин Зернишан.

В материалах воинских смотров и разборов русских служилых людей в XVII столетии мы не встречаем никаких упоминаний о наличии у них щитов. Даже в среде небогатых провинциальных дворян и детей боярских не отмечено попыток компенсировать подобным образом постоянно присутствовавший дефицит оборонительного вооружения. Можно с уверенностью говорить, что к этому времени щиты представляли собой полный анахронизм даже для наиболее традиционной части русского войска – поместной конницы. (Вероятно, щиты применялись в отрядах восточной кавалерии, входившей в состав русского войска.)

Вместе с тем мы можем констатировать, что щиты, преимущественно восточного происхождения, присутствуют в составе оружейной казны представителей аристократической элиты Московского государства конца XVI - начала XVII вв.: Б.Ф. Годунова, Ф.И. Мстиславского, В.В. Голицына. С высокой долей вероятности мы вправе предполагать, что все они являлись владельцами не только личного, но и родового собрания оружия и доспеха. В казне боярина и конюшего Бориса Федоровича Годунова в 1588 г. хранилось три щита. Два металлических: один турецкий, другой, по описанию, также восточный: «травы наведены золотом, на кайме промеж трав слова, подпись имя Бориса Федоровича; кругом ево венец золот, камни лалы да бирюзы, бахрома золото с серебром». Третий – «щит бухарский, шит золотом и серебром и шолки»1.

  • 0
  автор: SHARIK  |  13-мая-2019  | 38 717 просмотров | 1 комментарий

На сегодняшний день военное дело оседлых племен Северо-Западного Кавказа эпохи Средневековья раскрыто достаточно слабо. Еще хуже освещено их защитное вооружение, несмотря на ряд вышедших за последнее время работ (Стрельченко, 1960; Каминский, 1986; Нагоев, 1986 и др.). Одним из основных видов личной защиты воина испокон веков являлся щит. Данная работа посвящена серии находок остатков щитов в могильниках СевероЗападного Кавказа золотоордынского времени.

Впервые эти щиты были описаны более 40 лет назад М.Л. Стрельченко в его статье «Вооружение адыгейских племен в X-XV веках (По материалам Убинского могильника)» (Стрельченко, 1960, с. 155, рис. 6 б). Такого же типа щиты упоминает Ю.Н. Воронов в своей работе «Древности Сочи и его окрестностей» (Воронов, 1979, с. 106, рис. 61, 3). Наконец следует отметить недавно вышедшую работу М.В. Горелика «Армии монголо-татар X-XIV вв.» (Горелик, 2002, рис. 7, B и D). Пожалуй, на этом список научных публикаций по рассматриваемому типу вооружения исчерпывается.

  • 0
  автор: SHARIK  |  14-августа-2018  | 5 457 просмотров  |  Пока нет комментариев

Открытая L-образная гарда рукояти саблиСреди всего массива исторического длинноклинкового оружия в Украине, образцам с L-образной гардой принадлежит особое место. Несмотря на то, что такая форма гарды является важным звеном эволюционного развития эфеса, исследованию ее бытования на территории Речи Посполитой уделялось недостаточно внимания. Указанная проблематика периодически разрабатывалась в польской историографии, где преобладает взгляд на L- и U-образные формы, как последующий этап развития простой крестовидной гарды, что привело к появлению эфесу закрытого типа и так называемой «гусарской сабли» [3, 25-26; 11 228-229].

Первую «генеалогическую» таблицу происхождения эфесов, где были учтены L- и U-образные гарды, составил С. Мейер еще в 1935 [10, 99]. Позже в статье Я. Островского и В. Бохнака этой проблематике уделено особое внимание. Авторы отмечают, что адаптация открытой восточной гарды к западноевропейским боевых практикам заключалась именно в трансформации ее формы от простой крестовидной к закрытой, которая улучшала защиту руки. Поэтому эволюция гарды в Речи Посполитой проходила по схеме: открытая крестовая гарда > гарда дополнена цепочкой > L- и U-образные гарды > закрыта гарда [11 228-229]. В. Квасневич утверждает, что сейчас введенных в научный оборот вещественных источников вполне достаточно, чтобы подтвердить гипотезу происхождения польской «гусарской сабли» с полностью замкнутым защитной дужкой гарды от венгерско-польской сабли II типа (по классификации Квасневича) [3, 46]. Разновидности с L – и U-образными гардами исследователь характеризует как «переходные».

  • 0
  автор: SHARIK  |  26-февраля-2018  | 2 218 просмотров  |  Пока нет комментариев

Скифский конный латник, 5-4 вв.до н.э. худ. М. Горелик Отличная сохранность большинства предметов панцирного снаряжения, обнаруженного в скифском погребении у с. Красный Подол, дает редкую возможность полной и максимально достоверной реконструкции. Небольшие разрушения коснулись лишь щита, панциря и малого набедренника. Расположение их в погребении свидетельствует о наличии двух самостоятельных комплектов оборонительного вооружения. К первому относится панцирь и большие набедренники-поножи (рис. 1, I; 2, а). На первый взгляд, казалось бы, панцирь (длина 60 см) можно отнести к типу панцирей с оплечьями, изображенным па гребне из Солохи. Поскольку чешуйки лежали в один слой, получилось бы, что железом были покрыты грудь и оплечья, а спина оставалась небронированной. Известны примеры частичного бронирования чешуйчатых панцирей. Но при ширине панциря 70, «плеч» по 22 см и больших размерах целого оплечья (38 x 27 см) он принадлежал бы гиганту. Очевидно, доспех имел иную конструкцию.

  • 80
загрузка...
  автор: SHARIK  |  26-февраля-2018  | 2 819 просмотров  |  Пока нет комментариев

Скифские топор м копьё с форума udergrоundhistoryВ 1974 г. Херсонская экспедиция ИА АН УССР проводила раскопки курганных могильников в курганном окружении Черной долины, удаленной от Днепра на 20 км, у с. Красный Подол Каховского р-на Херсонской обл.

Черная долина представляет собой большой степной под площадью 10 х 15 км, вплоть до недавнего времени служивший источником воды и корма для скота. Лишь несколько десятилетий назад в результате интенсивной распашки окружающих степей началось ее высыхание. О значении Черной долины в прошлом сохранилось несколько исторических свидетельств1.

Наша публикация посвящена кургану № 2, исследованному в курганной группе 1 в 3 км к юго-западу от с. Красный Подол. Группа I насчитывала три кургана высотой 1,23-1,9 м, располагавшихся цепью с севера на юг па расстоянии 150-200 м. Два кургана были сооружены в срубное время. Один из них относился к разряду так называемых длинных курганов. Все курганы подвергались распашке.

  • 100
  автор: SHARIK  |  12-февраля-2018  | 2 384 просмотра | 2 комментария

Бронзовое навершие акинака

Подавляющее большинство акинаков Боспора Киммерийского представляют собой типичные экземпляры железного оружия скифского типа. И лишь незначительное число боспорских клинков имеет те или иные своеобразные черты, выделяющие их из общей массы широко распространенных на территории Евразии акинаков. Эти не так часто встречающиеся экземпляры оружия с синкретичным набором характеристик являются довольно ярким археологическим источником, который приобретает особое значение при изучении процессов взаимопроникновения эллинской (греки-колонисты) и варварской (скифы-номады) культур на ранних этапах их сосуществования. Именно к этой немногочисленной группе оружия относится публикуемый биметаллический меч из некрополя Артющенко-2.

  • 100
  автор: SHARIK  |  7-февраля-2018  | 3 495 просмотров  |  Пока нет комментариев

В статье опубликованы погребения под курга- нами скифского времени № 6 и 28 у с. Любимовка Каховского р-на Херсонской обл. Указанные комплексы примечательны находками боевых топоров, которые являются далеко не самой распространенной категорией скифского оружия.

Рассмотренные погребения датируются IV в. до н. э. по находкам античной посуды, конской упряжи и стрелкового вооружения. Судя по особенностям погребального обряда и инвентаря, погребенные относились к одной социальной прослойке простых воинов либо свободных общинников. в этом отношении они стоят в одном ряду с «секироносцами», зафиксированными в погр. 108 Мамай-Горы, кург. 62 Широкое и погр. 13 Скельки.

Опубликованные материалы подтверждают предположение о различии боевых топоров раннего и позднего скифского времени. Причем несходство проявляется не только в морфологии. в то время как первые встречаются, прежде всего, в аристократических и дружинных погребениях, вторые употребляются в том числе и рядовыми воинами.

  • 100
  автор: SHARIK  |  7-февраля-2018  | 4 962 просмотра  |  Пока нет комментариев

Скифский биметаллический клевец с элементами декора в зверином стиле

Все боевые топоры распадаются на две хронологические группы. Первая группа (середина VII — третья четверть VI в. до н. э.) соответствует раннескифскому этапу. Изделия этого времени изготовлены под влиянием технологий кавказского центра металлообработки, а некоторые были привнесены и маркируют самые ранние памятники времен вторжения скифов в Восточную Европу. Вторая группа датирована второй половиной V-IV вв. до н. э. Дискретность в развитии боевых топоров можно объяснить тем, что после перемещения центра скифской орды из Прикубанья в Причерноморье сместился и вектор культурных контактов кочевников из Прикавказья на территорию украинской лесостепи.

Динамика изменения комплекса ударно-рубящего оружия подтвердила привнесение железных проушных топоров в Северное Причерноморье в середине VII в. до н. э. Заимствованные формы были использованы местными мастерами. Далее, в конце V в. до н. э., возникли формы, присущие исключительно памятникам Северного Причерноморья.

  • 100