автор: SHARIK  |  13-апреля-2016  |  1932 просмотра  |  Пока нет комментариев
Среди разнообразных украшений скифской уздечки имеется многочисленная группа блях, изображение на которых трактуется исследователями как лапа животного или кисть человеческой руки. Предпочтение той или иной атрибуции отдается или вовсе без аргументации собственной точки зрения, или на основе соответствия естественному прототипу — человеческой кисти руки или кошачьей, медвежьей и волчьей лапы. Дополнительную информацию для решения проблемы в пользу зоо или антропоморфной атрибуции подобных блях можно получить, анализируя особенности иконографии кисти руки на собственно скифских изображениях человека. На скиф- ских каменных изваяниях кисть руки часто воспроизводилась равнопалой. Подобную традицию в оформлении кисти можно наблюдать и на одном из наверший из Александропольского кургана. Следовательно, трактовку изображения пятипалых блях с невыделенным большим пальцем в качестве человеческой кисти руки, или же возможность их амбивалентности — на грани зооморфности и антропоморфности, можно признать вполне приемлемым.
  • 0
  автор: SHARIK  |  9-апреля-2016  |  1856 просмотров  |  Пока нет комментариев
Украшения и личные вещи. Нетайловский могильник салтовской археологической культуры был открыт и первоначально исследовался в 1959-1961 гг археологической экспедицией Института археологии Украины под руководством Д.Т. Березовца в ходе работ проводимых в зоне сооружения Печенежского водохранилища (р. Северский Донец, Волчанский район Харьковской области). Уже первые раскопки этого некрополя привлекли внимание широкого круга исследователей, и причиной тому были специфические особенности погребального обряда, зафиксированные в ходе исследования захоронений могильника [Иченская 1981, 83 -86]. С созданием в 1961 г. Печенежского водохранилища исследования могильника прекратились, а по прошествии ряда лет он уже стал считаться будто бы затопленным водами Печенежского водохранилища.
  • 0
  автор: SHARIK  |  20-июля-2015  |  4511 просмотров  |  Пока нет комментариев
Ярослав (I) Владимирович. Мудрый (ок. 978-1054), Князь Ростовский (987-1010), Новгородский (1010-1030), великий князь Киевский (1016-1018, 1019-1054). *В крещении — Георгий.
От многолетней деятельности великого князя Ярослава Владимировича Мудрого остались замечательные сфрагистические памятники. В настоящей публикации рассмотрим все известные на сегодняшний лень вислые печати Ярослава Мудрого, многие из которых публикуются впервые. Они охватывают весь период его деятельности на киевском столе. Подробнее: http://swordmaster.org/2015/08/20/vislye-pechati-velikogo-knyazya-yaroslava-vladimirovicha-mudrogo-1019-1054-godov.html
  • 0
  автор: SHARIK  |  1-марта-2015  |  7363 просмотра  |  Пока нет комментариев
Половецкие каменные изваяния: 1 — план святилища и схема расположения изваяний; 2, 3 — изображения воинов; 4 — изображение женщиныВ конце IV - начале V в. н.э. в степях Восточной Европы происходит резкая смена археологических культур, в значительной степени связанная с вторжением с востока на эти территории новых орд кочевников. С 376 г. римляне обращают внимание на пришедший воинственный народ — гуннов, только что разгромивших готское объединение (черняховскуюю культуру — «державу Германариха») и способствовавших распаду Боспорского царства. Значительная часть готов и связанных с ними племен подчинились пришельцам, многие — бежали на запад. В конце IV в. гунны совершили походы в Предкавказье, вторглись в Закавказье и дошли до Сирии. Тогда же они появились на Дунае. К 420-430-м гг. оформляется огромная держава гуннов с центром на Среднем Дунае, подчинившая многие народы от Центральной Европы до Поволжья и частично объединившая их в рамках некоей культурной общности. Образовавшийся союз состоял из разноэтничных племен и народов—самих гуннов (видимо, тюркоязычных), ираноязычных сарматов и алан, германских племен — готов, гепидов и др.
  • 0
  автор: SHARIK  |  1-марта-2015  |  5491 просмотр  |  Пока нет комментариев
Инвентарь мужских финских погребений: 1,2 — наконечники копий; 3 — наконечники стрел; 4 — удила; 5, 6 — топорыЛесная зона Восточной Европы с глубокой древности была заселена двумя значительными этноязыковыми массивами племен — балтами и финно-уграми. Занимаемая ими территория простиралась от берегов Балтийского моря до Уральских гор и от Среднего Прикамья до Среднего Поволжья. В основе формирования балтских и финских племен эпохи позднего железного века лежат более ранние археологические культуры: днепро-двинская, дьяковская, городецкая, ананьинская, пьяноборская, культура штрихованной керамики и некоторые другие. В позднем железном веке балтские племена заселяли часть юго-восточной Прибалтики, включавшую большую часть бассейнов рек Немана и Западной Двины (Даугавы) и частично Верхнего Днепра. Балтские племена подразделяются на восточные (лето-литовские), западные (пруссы, ятвяги и др.), а также близкие им судя по данным топонимии, — «днепровские». Более северные и северо-восточные территории от побережья Балтийского моря и Ботнического залива до нижнего и среднего течения р. Обь (Сибирь) принадлежали различным финно-угорским племенам. Среди финских племен Восточной Европы выделяют три группы: прибалтийско-финскую (западно-финскую), поволжскую и прикамскую (пермскую).
  • 0
  автор: SHARIK  |  28-февраля-2015  |  14322 просмотра  |  Пока нет комментариев
Становление и ранняя история славян не могут быть изучены и поняты в отрыве от процессов формирования и развития других этнических групп Европы. Начальная история праславян, не совсем еще ясная, тесно переплетается с историей кельтов и германцев, скифо-сарматов, финно-угров и балтов. Поэтому проблема происхождения восточных славян обычно рассматривается на материалах нескольких археологических культур начала I тыс. до н.э. — первой половины I тыс. н.э., памятники которых оставлены населением, обитавшим на территории современных России, Польши, Украины, Белоруссии и Молдовы.
Одной из наиболее ярких археологических общностей Средней Европы, испытавших сильное влияние со стороны провинциальной римской и латенской культур, была пшеворская (II в. до н.э. -начало V в. н.э). Сложившаяся на основе развития местных культур Центральной и Южной Польши при сильном влиянии кельтов Подунавья, эта культура представляла собой сложное образование, включавшее кельтский, германский, раннеславянский и другие компоненты. Сложный разнохарактерный состав материалов, найденных на одних и тех же памятниках, объясняется смешением разных групп населения и частым его передвижением.
  • 0
  автор: SHARIK  |  26-февраля-2015  |  7067 просмотров  |  Пока нет комментариев

Рассмотрев по возможности полно находки «мартыновских фигурок», я не устояла перед соблазном сделать попытку хотя бы наметить пути к тому, чтобы восстановить первоначальную композицию, в которую входили некоторые из них, и показать ее вероятные источники. Фигурки из Мартыновского клада и из коллекции Платонова обнаружены в Среднем Поднепровье, находка из Игумнова по свидетельству находчика — в Среднем Поочье. Именно материалы этих комплексов позволяют говорить об устойчивом наборе «человечек в окружении зверей». Клады Среднего Поднепровья I хронологической группы, к которым относятся Мартыновский клад и комплекс из коллекции Платонова (Щеглова 1990), датируются серединой VII в. (Гавритухин, Обломский 1996: 95). До этого времени на рассматриваемой территории не зафиксировано изображений людей или животных ни в мелкой пластике, ни на керамике, ни в каких-либо других формах, за исключением двух находок шаблонов для изготовления литых или тисненых человеческих фигурок, правда, гораздо меньшего размера, чем мартыновские и другого типа. Одна из них сделана в Мощенке на севере Черниговской области (Кат. III: 1), другая — в Днепровском Надпорожье (Кат. III: 3). Часто их помещают в один ряд с «мартыновскими человечками» (Гавритухин 2004: рис. 3; Скиба, в печати: таб. IX), но при этом рассматривают в контексте древностей поздне- и постгуннского времени (Гавритухин 2004: 210-211).

  • 0
  автор: SHARIK  |  26-февраля-2015  |  4699 просмотров  |  Пока нет комментариев

Пляшущий человечекЭта работа готовилась и писалась непросто, материалы накапливались долго, а выводы претерпевали изменения, неожиданные для самого автора. Хочу искренне поблагодарить моих друзей и коллег А.И. Айбабина и Э.А. Хайрединову (Симферополь), И.Р. Ахмедова, И.О. Гавритухина и А.В. Григорьева (Москва), М.М. Казанского (Кан), М.Е. Леваду (Киев), А.Е. Мусина (Санкт-Петербург), Н. Чаусидиса (Скопье), Б.Ш. Шмоневского (Краков), щедро открывших для меня свои личные библиотеки и заставивших обратить внимание на материалы, которые впоследствии заняли ключевое место в работе. Также я должна выразить глубокую признательность профессору Л.С. Клейну, труды которого, посвященные изучению славянского язычества, побудили меня набраться храбрости и обратиться к новой для себя теме, а его курс лекций по истории мировой археологии — осознанно выбрать метод исследования.

  • 0