автор: SHARIK  |  5-марта-2016  |  1570 просмотров  |  Пока нет комментариев
Образ грифона. Головы. Тип 1 Грищенецко-ольвийскийГрифоны и иные зооморфные существа, объединяющие различные элементы реальных животных в фантастических сочетаниях – один из ключевых мотивов репертуара искусства скифо-сибирского звериного стиля. В данной статье отражены результаты морфологической классификации, типологии, статистического и иконографического анализа массива синкретических изображений, созданных в рамках одного из локальных вариантов скифо-сибирского звериного стиля – в пределах звериного стиля зоны скифской археологической культуры Среднего Поднепровья, Среднего Подонья, степного Северного Причерноморья и Приазовья, а также Северного Кавказа (Прикубанье и Центральное Предкавказье, включая Ставрополье). Анализируемые показатели являются частью более общего исследования, предпринятого автором в отношении скифского искусства, предусматривавшего классификацию и морфологическую типологию всех опубликованных до 2013 года (включительно) изображений, выполненных в канонах скифо-сибирского звериного стиля VII -начала III в. до н.э. и происходящих с территории скифской археологической культуры.
  • 0
  автор: SHARIK  |  24-мая-2015  |  3508 просмотров | 2 комментария

Гуннский вождь, 3-4 вв.н.э.

Вопросы хронологии — тема, которой А.К. Амброз занимался всю свою недолгую жизнь. Работу над широко известным сейчас всем археологам сводом фибул он начал ещё будучи студентом МГУ. Приступив к составлению свода фибул V-IX вв., А.К. Амброз установил, что существующая хронология этих древностей во многом устарела. Объяснялось это, по его мнению, тем, что датировка эталонных для хронологии памятников проводилась на основании найденных в их комплексах монет, а безмонетные памятники датировались по аналогиям из памятников-эталонов. Столкнувшись с этим, А.К. Амброз понял, что прежде чем начать исследование отдельных категорий вещей, необходимо разработать вопросы хронологии раннесредневековых памятников Восточной Европы.

А.К. Амброз выступил против старого, традиционного метода датирования и разработал свой метод, начав с создания относительной хронологии однородных групп памятников. В результате проделанной работы ему удалось получить единую относительно-хронологическую систему, которая показывала взаимосвязь между всеми этапами развития разных культур IV-IX вв. Южной Европы и Азии.

  • 0
  автор: SHARIK  |  12-мая-2015  |  3448 просмотров  |  Пока нет комментариев
В издании делается попытка разработать всеобъемлющую классификацию вооружения жителей Литвы II-VIII веков, определить регионы возникновения отдельных видов к типов оружия, проследить их развитие и распространение, выяснить, насколько в вооружении данного периода отражается социальное и имущественное неравенство жителей того времени.
  • 0
  автор: SHARIK  |  10-мая-2015  |  3012 просмотров  |  Пока нет комментариев

В 1980 г. Т.В. Диановой была факсимильно издана Лицевая рукопись XVII в. «Сказания о Мамаевом побоище» (ГИМ, собр. Уварова, № 999а) [19]. С той поры миновала четверть века, однако книга оказалась совершенно не включенной в научный оборот {1}, хотя содержит немало совершенно уникальных сообщений.

Дианова дала краткое археографическое описание рукописи, однако не передала текст в современной графике и — самое главное! — не охарактеризовала его с точки зрения содержательной. Между тем, Л.А. Дмитриев еще в 1959 г. в своем «Обзоре редакций Скаазния о Мамаевом побоище» счел нужным посвятить ей страницу, отметив, что «в этом списке есть места, присущие только ему» [4а. C. 461], а в 1966 г. исследовал 8 лицевых рукописей «Сказания» (далее — С) и обнаружил, что все они — в том числе и № 999а — относятся к варианту Ундольского (У) [4. С. 243]. Однако при последнем переиздании У было использовано лишь 4 списка [9. С. 134-136], и при этом изданная Диановой рукопись (далее — Лиц.) не вошла в их число {2}.

  • 0
  автор: SHARIK  |  5-февраля-2015  |  4541 просмотр  |  Пока нет комментариев

Военное дело  На Руси  В XIII-XV вв.Исследование вооружения раннефеодальной монархии и удельного периода вплотную подвело нас к этим «темным векам» в жизни средне¬вековой Руси. Затрудняла исследование бедность находок. В культурных слоях городов, продолжавших свое существование в XIII-XV вв., «воин¬ские вещи» довольно редки, немногочисленны, разрозненны и случайны. Кроме того, обильное по количеству вооружение раннего средневековья и привлекающее своей сохранностью и нарядностью — позднего в извест¬ной мере затмевает образцы промежуточного времени. О вооружении периода монгольского ига часто судили по поздним ярким и богатым образцам или летописным свидетельствам.

В результате раскопок последних лет удается преодолеть фрагмен¬тарность материала. В таких городах, как Новгород, Псков, Орешек, Москва и др., обнаружены целые коллекции воинских изделий периода зрелого средневековья. Настоящая работа базируется на изучении при¬мерно 1000 предметов вооружения, или относящихся к 1250—1525 гг., или ретроспективно связанных с этим периодом.

  • 0
  автор: SHARIK  |  4-февраля-2015  |  4322 просмотра  |  Пока нет комментариев

Николаева Т. В., Чернецов А. В. Древнерусские амулеты-змеевики. М., "Наука", 1991, с. 3-48.Эта книга посвящена древнерусским амулетам-змеевикам. Под этим условным названием в науке известны двусторонние подвески в виде медальонов (или реже — иной формы, обычной для небольших металлических и каменных иконок), несущие на одной стороне каноническое христианское изображение (Христа, Богоматери или святых), а на другой — нехристианский мотив, так называемую змеевидную композицию. Последняя представляет собой изображение человеческой головы (реже — полуфигуры или даже полной фигуры), окруженной змеями. Хотя в ряде случаев «змеевидная композиция» могла восприниматься в древней Руси как второстепенное изображение на обороте иконы, именно наличие этой композиции является основным признаком, объединяющим собранные в данной публикации амулеты.

Сочетание на амулетах канонических иконографических мотивов с нехристианскими ярко характеризует древнерусское «бытовое православие», тот сложный синкретизм христианства и народных верований, который получил в церковно-учительной литературе название «двоеверия».

  • 0
  автор: SHARIK  |  12-января-2014  |  8964 просмотра  |  Пока нет комментариев

Компьютерная реконструкция внешности князя Святослава ИгоревичаВойна Руси с Византией и русско-болгарские отношения конца 60-х и начала 70-х годов X в. являются одним из наиболее значительных моментов в истории взаимоотношений трех крупнейших государств Причерноморья в период раннего средневековья. На протяжении нескольких лет на территории Болгарии и пограничных областей Византийской империи шла упорная и напряженная борьба двух славянских народов под руководством русского князя против византийской агрессии. В этой борьбе, в которой Русь и болгары отстаивали государственную независимость своих стран против попыток вмешательства Византии, определялись характер и степень русского влияния на Балканах и устанавливались юго-западные рубежи Киевского государства — общей колыбели братских народов Восточной Европы.

Эпический размах и значение событий, во время которых „Святослав завоевал Силистрию и угрожал Константинополю", живо ощущали современники. Русским князем „интересуется весь тогдашний мир" — и, в самом деле, редко можно указать событие X в., о котором сохранилось бы такое количество известий, принадлежащих византийским историкам и хронистам, русским летописцам, арабским и армянским писателям. При этом каждая группа свидетельств, передавая общую в основных чертах картину событий, освещает их всякий раз по-иному, отличается в подробностях и порой даже противоречит показаниям других групп источников. Поэтому только сравнительное изучение всей совокупности наличных известий и генетических связей между ними может послужить надежной опорой для воссоздания подлинной истории самих событий.

  • 60
  автор: SHARIK  |  23-июня-2011  |  14287 просмотров  |  Пока нет комментариев

древние тюрки

Некоторые из авторов – специалистов по «археологическому» текстилю подчас утверждают, что только собственно остатки одежды из тканей или кожи в древних погребальных и мемориальных комплексах дают объективную и максимально полную информацию по истории костюма доиндустриальных обществ. Остальные же категории историко-культурных источников (письменные, изобразительные, остатки обильных нашивных украшений из неорганических материалов) объявляются заведомо недостаточно достоверными, ущербными и любые выводы по ним - малозначимыми. С точки зрения этих исследователей, статья по тематике, подобной предлагаемой сейчас читателю, по большому счету лишена смысла. Мне же такая позиция, напротив, кажется непродуктивной; думаю, текстиль как тип «костюмных» источников ничуть не «объективнее» других. Если отбросить сложные современные историософские построения западноевропейских ученых и говорить кратко, то «объективных» источников историко-культурной информации, увы, не существует: любой из их типов заведомо неполон, может вызвать даже у квалифицированного исследователя неадекватное восприятие и привести к серьезным ошибкам. Это относится и к «археологическому» текстилю (который за редкими исключениями, как известно, происходит из погребальных и мемориальных комплексов). Во-первых, остатки текстиля такого рода обычно фрагментированы, и предметы одежды требуют реконструкции (ее «объективность», естественно, также проблематична). Во-вторых, для погребальных комплексов весьма характерна неполнота комплекта одежд (при этом зачастую не вполне ясно, что именно из «полного списка» отсутствует и почему, была ли эта одежда верхней и т.п.).

  • 0