Всякое разное :

Украшения конской упряжи X-XII вв. из могильника «Андреевская щель» близ Анапы

  автор: SHARIK  |  11-ноября-2017  | 116 просмотров  |  Пока нет комментариев
загрузка...

Могильник «Андреевская щель» под Анапой, расположенный на пахотных землях, исследовался в 1991-1992 гг. А.М. Новнчихиным разведками и небольшими раскопками, в результате чего определены три периода его функционирования в основном в IX-XIII вв. Единичные находки VIII-IX вв. из пашни и материал Х-ХII вв. из раскопанных погребений (четыре ингумации и две кремации) и распаханного слоя некрополя, по-видимому, относятся к грунтовому могильнику, а распаханные курганы и вещи из них – к XIII-XIV вв. (Новичихин, 1992. С 2-15; 1993; 1993а, С. 76-77).

Исследование выполнено при финансовое поддержке РФФИ, проект М 02-06-80091 Авторы выражают благодарность та помощь в работе главному хранителю Анапского археологического муэся заповедника И.Н. Мельниковой.

Среди найденных металлических предметов конской упряжи Х-ХII вв. имеются сугубо декоративные элементы – начельники (3 экз), большие плоские сбруйные бляхи (3 экз.) и решмы (5 экз.). Под начельниками мы подразумеваем крупные металлические пластины с трубкой-втулкой для султана, которые крепились к затылочному и налобному ремням оголовья. Сами султаны делались из органических материалов, конского волоса, перьев или нитей и практически не сохраняются. Под решмами имеются в виду только подвесные бляхи сбруйных, в том числе уздечных ремней, что соответствует словарному толкованию этого термина (Даль, 1955. С. 95). Комплексное исследование перечисленных украшении отражено в данной статье и статье Л.В. Коньковой, посвященной технико-технологическому их изучению (см. с. 71-78).

Начельники из могильника Адреевская щель
Рис. 1. Начельники из могильника "Адреевская щель" (вид сверх и сбоку)
1,3 – из слоя разрушения. 2 – из погр № 4 5. А – развертка вэображения на втулке (по A M. Новичихнну)

Начельники по форме пластинчатого основания и трубки-втулкн делятся на два вида: I вид (2 экз.) – с круглой, сферически выпуклой пластиной и усеченно-конической трубкой с раструбообразно отогнутым наружу венчиком. Первый экземпляр происходит из слоя разрушения могильника Андреевская щель (музейный № КМ 8681: рис. 1, 1). Диаметр пластины-основания – 108 мм, высота втулки – 44 мм, максимальный диаметр – 27 мм. Начельник пятью заклепками крепился к ремням оголовья или подоснове, сохранилась одна из них с головкой полусферической формы и отверстия для других. На втулке хорошо виден продольный шов пайки с заклепкой вверху. Четыре заклепки с дисковидными головками на нижнем отогнутом крае втулки крепят ее к пластине (одна не сохранилась), а на низ втулки изнутри заходят одиннадцать загнутых клиньев пластины. По-видимому, все крепежные штифты имели шайбы, но сохранились только три круглых на тыльной стороне изделия.

Второй экземпляр найден в погребении 5 коня со снаряжением и оружием, которое датируется концом XI - первой половиной XII в. (Новичихин, 1997). Совпадая с предыдущим начельником морфологически и технологически, он отличается от него богатым декором (музейный № КМ 10097/26). Основание начельника диаметром 110 мм украшено четырьмя диаметрально противоположно напаянными накладками в виде низкого круглого цилиндрического гнезда-каста с четырьмя лапками, держащими стеклянную дисковидную вставку. Рядом с этими накладками расположено четыре заклепки с позолоченными, орнаментированными ложной зернью дисковидными головками, которые крепили начельник к ремням оголовья или подкладке. Высота втулки 48 мм, максимальный диаметр 39 мм. Ее вертикальная золоченая плоскость покрыта гравировкой – растительным орнаментом с тремя овальными картушами, внутри которьи изображены мужская и женская фигуры и тамгообраэный знак. Рисунок выделяется гладкой блестящей поверхностью на чеканном матовом фоне. Нижний отогнутый край втулки четырьмя мелкими гвоздиками прибит к основанию начельника. К ее устью-раструбу с двенадцатью отверстиями подвешено четыре маленьких позолоченных бубенчика. Они сферо-комической формы, с петлей, щелью, шумящей горошиной и четырьмя гравированными кружками с отверстиями. Ко втулке прикреплены при помощи пропущенной через ушко бубенчика и снизу в отверстие раструба медной ленточной петли, концы которой наверху разведены и приплюснуты (рис. 1, 2). Вероятно, изначально бубенчиков было больше. Данный начельник является редким произведением прикладного искусства, а изображения на нем, безусловно, несут смысловую нагрузку. Анализ стиля и содержания его орнамента и сюжета, с учетом других таких произведений и культурно-исторического контекста, требует специального исследования и не входит в задачи этой статья.

Начельники, аналогичные по форме изделиям I вида, найдены в разрушенном погребения могильника Колосовка 1 X-XI вв. (Дшплер, 1961. С. 154, рис. 11). в катакомбе 1 конца XI - первой половины ХП в. могильника Кольцо-Гора (Савенко, 1986. Рис. 2-7), в конских погребениях и катакомбах Змейского могильника (Шестопалова, 1995. Рис. 31). Кроме формы они имеют другие общие детали с начельником из погребения в Андреевской щели: колосовский тоже золоченый, украшен стеклянными вставками (в иной оправе) и закреплялся на коже заклепками с похожими головками; стеклянные вставки имеет начсльник из комплекса конского убора катакомбы 93 Змейского могильника (Ростунов, 1983. Рис. 94). Однотипную композицию орнамента на позолоченной втулке имеет начелыник с изображениями животных из конского убора, случайно найденный у станицы Кужорскон (Ловпаче, 1980. Табл. Ш). На основании аналогий, происходящих преимущественно из позднеаланской культуры западного варианта, начельники I вида из Андреевской щели датируются XI-XII вв. (чему не противоречит форма стремян из комплексов с подобными начельниками).

II вид (1 экэ.) – с фигурно вырезанной выпуклой пластиной и короткой цилиндрической трубкой с усеченно-биконическим навершием (рис. 1, 5). Найден в разрушенном пахотой слое могильника (музейный № КМ 8541/12). Пластина представляет собой подквадратную четырехлепестковую фигуру, размер неповрежденной стороны – 120 мм. Трубка диаметром 30 мм и высотой 20 мм плавно переходит в основание. Навершие трубки высотой не менее 15 мм имеет гравированный поясок вдоль нижнего края. Место стыка трубки и основания прикрыто ленточным ободком, прикрепленным пятью заклепками с орнаментированными головками в виде многолепестковой розетки. Такие же четыре заклепки на лепестках крепили начельник к ремням оголовья. На втулке сохранились следы позолоты. В отличие от предыдущих начельник деформирован - смяты и обломаны основание и объемное навершие втулки, изначальная форма которого неясна.

Прямые аналогии этой вещи не найдены, хотя начельники с фестончато вырезанным фигурным или четырехугольным квадратным основанием изредка встречаются в конских погребениях и катакомбах позднего этапа Змейского могильника, который укладывается в рамки Х-ХП вв., Мартан-Чу и Кольцо-Горы. Складывается впечатление, что начельники с фигурно вырезанной пластиной более характерны для предшествующего времени и постепенно заменялись круглыми в основании.

Сбруйные бляхи найдены в разрушенном пахотой слое могильника и представлены тремя типами по форме: тип I (I экз.) – бляха бочонковидной формы, размерами 74 на 55 мм (рис. 2, 1). В центре округлое углубление диаметром 18 мм. У прямых краев пластина бляхи образует сужение-перехват (музейный № КМ 8541/13). По углам четыре заклепки с орнаментированными такими же головками-розетками, как у начельника II вида (вероятно, обе вещи составляли комплект). На первый взгляд, ее можно причислить к налобникам, но они обычно располагались на налобном или продольном наносном ремнях узды. Судя по заклепкам, бляха крепилась к двум параллельным или косо перекрещивающимся ремням и поэтому нельзя исключить ее местоположение в другом месте сбруи, например, на пересечении нагрудных ремней. Аналогии этой бляхе не обнаружены; от сбруйных блях-бубенцов с выпуклинами она отличается тем, что имеет углубление, больше походя на их подложку.

Сбруйные бляхи из слов распашки могильника Андреевская щель. Медь, позолота
Рис. 2. Сбруйные бляхи из слов распашки могильника «Андреевская щель». Медь, позолота

Тип II (1 экз.) – удлиненно-листовидная бляха длиной 95 мм и шириной не менее 62 мм с большим каплевидным вырезом в верхней части (музейный № КМ 9883/7). На лицевой стороне вдоль верха и выреза бляхи наложены позолоченные валики рельефного декора: вверху дуговидный с оттянутым вниз мысиком и поперечными насечками-рубчиками, а по краям выреза каплевидный с четырьмя диаметрально расположенными трилистниками (со штифтами на обороте) из трех выпуклин Верхний валик крепится к бляхе штифтами, расклепанным с тыльной стороны. Вверху выреза бляха имеет выступ с отверстием, видимо, для подвешивания бубенца. Бляха слегка погнута вверху, края с обломами (рис. 2, 2).

Тип III (1 экз.) – сердцевидная бляха длиной не менее 70 мм. шириной не менее 65 мм с большим овальным вырезом в верхней части (музейный № ПМ 4407/10). Верх н один край обломаны. Бляха имела аналогичный предыдущему накладной декор, сохранившийся отдельно в виде четырех фрагментов валика с трилистниками и рубчатого верхнего ободка с петлей для шарнирного крепления. Таким образом, она подвешивалась к какой-то другой, крепившейся на ремне, и по сути являлась решмой, возможно. налобной или нагрудной. От штифтов декора вверху бляхи уцелели две заклепки с выпуклыми головками, а ниже выреза два отверстия (рис. 2, 3).

Подобные бляхи в других материалах нами не найдены, но однотипные рельефные накладки вверху имеют круглые сбруйные бляхи-решмы из упоминавшегося колосовского погребения, которые шарнирно соединялись с выпуклыми бляшками ремня (Дитлер, 1961. Табл. ХІ-5. С. 153). Исходя из этого сходства датируем андреевские бляхи X-XI вв.

Решмы (5 экз.) найдены в погребении 5 и представлены одним типом - трехчастные с ажурной привеской и бубенцом (музейный № КМ 10097/6-15; рис. 3, Д). Верхняя часть - круглая бляха диаметром 18 мм со слегка выступающим круглым гнездом-кастом с четырьмя лапками для стеклянной дисковидной вставки (рис. 3. А). Каст обрамлен в основании кольцом ложной зерни. У одной бляхи вставка не сохранилась, а у двух под стеклом подложка бордового цвета. На обороте бляхи два штифта для крепления к ремню, а внизу две петли для соединения со второй частью - прнвеской-рсшмой. Рента удлиненно-сердцевидной формы шириной 31 мм, длиной 41 мм, ажурная, рамчатая. Внутри рамки косое перекрестие с круглым гнездом в центре диаметром 7 мм для стеклянной вставки, которая сохранилась только у двух решм. Рамка представляет собой непрерывную ленту с полосой ложной зерни-перлов посреди, которая образует в трех точках круглые завитки. Вверху имеет одну перпендикулярную петлю для соединения с верхней бляхой, а внизу две таких петли для соединения с бубенчиком (рис. 3, ?). Оба соединения шарнирные. Бубенчики двух видов: 1 вид (3 экз.) – сфероконической формы размерами 19 на 14 мм, уплощенные с боков, с валиком и вертикальным рифлением внизу. Имеют снизу щель с отверстиями на концах, горошину внутри и перпендикулярную корпусу петлю наверху (рис. 3, В). 2 вид (2 экз.) – той же формы размерами 18 на 13 мм, с валиком и щелью снизу, но без рифления и с петлей вверху, расположенной в одной плоскости с корпусом (рис. 3, 1). Все бляхи, решмы и рифленые бубенчики снаружи позолочены; бубенчики второго вида без позолоты, со следами пребывания в огне. Вероятно, они вставлены при ремонте взамен двух утерянных рифленых, так как прикреплены неправильно, боком.

Составные решмы во погр. № 5 могильника Андреевская щель
Рис. 3. Составные решмы во погр. № 5 могильника «Андреевская щель» А-Г – детали, Д – общий вид (ло А.М. Новнчнхину); Е – ажурно-раычатая подвеска из сборов под Анапой. Бронза, позолота

Решмы лежали на конском черепе, а начельник рядом на передней луке седла, брошенного у шеи коня. В уздечный комплект входят также семь мелких дисковидных бляшек с кружком ложной зерни и одним штифтом на обороте (таких же, как на начельнике), две гладких четырехлепестковых бляшки с четырьмя штифтами для перекрестия ремней, гладкий ременной наконечник и 8-образная рамчатая пряжка. Все детали вместе с орнаментированным начельником составляют единый убор в одном стиле и аналогичны уздечной гарнитуре из позднеаланских погребений.

Подобные трехчастные решмы конских уборов встречены только на Северном Кавказе в могильниках Змейском, Колосовке, Кольцо-Гора (правда, рамка их ажурно-рамчатых привесок чаще рубчатая). Орнамент этих привесок антропоморфный и геометрический, с изображениями “пляшущих” человечков, воина с мечом, всадника с секирой и косо перекрещивающейся плетенки (Уварова, 1900. Табл. СХХХ, 8. CIV. 13; Кузнецов, 1959. Рис. 11, 2; 1961. Табл. X, 5; 1962. Рис. 8, 9, 10; Дитлер, 1961. Рис. 10; Савенко, 1986. Рис. 5, 1). Среди случайных находок из-под Анапы есть ажурная привеска с растительным орнаментом в виде цветочного побега (музейный № АМ-5418; рис. 3, Е). Самая близкая аналогия андреевским ажурным привескам найдена в катакомбе 67 Змейского могильника (Кузнецов, 1995. С. 335, рис. 10, 7).

В восточноевропейских курганных погребениях Х-ХІ вв. встречаются круглые, листовидные и миндалевидные налобные и наносные бляхи и бляхи-бубенцы конского убора (Федоров-Давыдов, 1966. С. 61-62, рис. 10, 9,11; Гаврилина, 1987. С. 55). Бляхи-бубенцы с выпуклиной на лицевой стороне и тоже выпуклой тыльной подкладкой, по мнению Г.А. Федорова-Давыдова, могли подвешиваться и к концам свисающих ремешков сбруи. Так же помещены шумящие бляхн-решмы в реконструкциях украшений груди и крупа коня из табаевского кургана и кочевнического погребения в Волгоградской обл. {Орлов, 1983. Рис. 7; Гаврилина, 1991. С. 151, рис. 2, 13). В VIII-IX вв. подвесные и накладные сердцевидные сбруйные бляхи распространяются в Южной Сибири н на Алтае в древнетюркскнх и древнехакасских комплексах и в Монголии, а подвесные бляхи-бубенцы нагрудных и шлейных ремней сбруи известны в тюхтятскнх и кимакских древностях IХ-Х вв. и сросткинской культуре {Могильников, 1981. С. 40; 2002. С. 89; Кызласов Л.Р., 1981. С. 50, 56). По В.А. Могильннкову, округлые и сердцевидные бляхи-налобники, иногда с полостью для бубенчика, являются этнографически показательной деталью богатой узды у приалтайских кимаков в IX - первой половине XI в., а сама традиция украшать оголовье коня налобником восходит на Алтае к эпохе раннего железа (Могильников, 2002. С. 90). По Д.Г. Савинову, не только налобники, но и древнетюркские сбруйные сердцевидные решмы с округлым выступом имеют деревянные прототипы в “скифских” вещевых комплексах Алтая (Савинов, 1998. С. 137).

Установлено, что в средневековье в Юго-Восточной Европе и на Северном Кавказе начельники с султанами начинают использоваться в оголовье коня, по меньшей мере, с IX в. в салтово-маяцкой и аланской культурах. Сначала они, как правило, имели фигурную форму основания, часто украшенного гравировкой, и сочетались с крупными неорнаментированными гладкими подвесными бляхами-решмами круглой и листовидной форм. Изготавливались те и другие из бронзы и серебра с золочением или серебрением и составляли специфический сбруйный убор. Впоследствии доминирующим стало украшение пластины основания накладными деталями или декоративными головками заклепок, а гравировка применялась гораздо реже. В число находок входят комплексы, во-первых, из Салтовского, Подгоровского и Дмитриевского катакомбных могильников VIII-IX вв. лесостепного Подонъя (Плетнева, 1967. С. 167-168, рис. 46, 8, 1989. С. 84-88, рис. 41, 42). Во-вторых, из катакомб и конских погребений аланских могильников VIII-IX и X-XII вв. в Центральном Предкавказье – Кобани, Балты, Фельдмаршальской. Змейского. Мартан-Чу, Кольцо-Горы (Уварова. 1900. С. 132-133, табл. LXVI-8, 9; Кузнецов, 1959. С. 108, рис. 12; 1961. С. 85, рис. 15; 1962. С. 23. рис. 5,4; Виноградов, Мамаев, 1985. С. 19-20, рис. 14, 1, 2; Савенко, 1983. С. 105-109, рис. 1, 13; 1986. С. 75, рис. 2, 7; Каминский, 1990. С. 73-75).

До определенного времени такой конский убор связывался только с аланским вариантом салтово-маяцкой культуры и с собственно аланской культурой (Плетнева, 1967. С. 167-168; 1981. С. 74-75), хотя в появления нагрудных и шлейных решм видели и тюркское влияние (Каминский, 1990. С. 73-75). Ряд находок позволяет локализовать еще один ареал на СевероЗападном Кавказе – Закубанье н Северо-Восточное Причерноморье. В Закубанье один начельник встречен в кремационном погребении Молдавановского грунтового могильника VIII-X вв. в сочетании с крупными плоскими круглыми бляхами, другой – в ингум анионном погребении конца IX - начала X в. Псекулского-1 грунтового могильника вместе с листовидными бляхами (Тарабанов, 1992; C: 76-78, рис. II-7; Ловпаче, 1983. С. 144-145, табл. XXV-XXVII). Из этого же ареала происходит комплекс предметов конской упряжи X-XI вв. из упомянутого погребения могильника Колосовка-1, где начельник сочетается со сбруйными бляхами-решм а ми разных типов (Дитлер, 1961. С. 150-154, рис. 11).

В Северо-Восточном Причерноморье набор из “медных” начельника и крупных плоских округло-листовидных решм обнаружен в нерядовом по инвентарю комплексе-погребении № 134 Борисовского могильника (по B. В. Саханеву, из группы погребений VIII-IX вв ). Все они были нарочито деформированы, бляхи согнуты вдвое или вчетверо, выпуклая пластина начельника с фестончатыми краями смята, а трубка отломана (Саханев, 1914. C. 121, 145, рис. 28, 4, табл. IV, 22. 25). Другой начельник с гравированной пластиной и трубкой с устьем-раструбом происходит из погребения № 28 того же времени могильника Дюрсо (Дмитриев, 2003. Табл. 91, 26,27). Находки из Андреевской щели и других причерноморских могильников демонстрируют следующий этап бытования этих категорий изделий в регионе.

Считается, что конский убор с решмамя, кистями, бубенцами приходит в Европу с тюркоязычными кочевниками (Русские древности. 1897. С. 132; Савинов, 1989. С. 309-310). Данные о происхождении средневековой традиции украшать оголовье коня начельным султаном тоже уводят на Восток, но в Иран, Среднюю Азию, Индию. Разнообразные начельникн с султанами конского оголовья показаны в сасанндской торевтике конца III-VII вв.. на серебряных блюдах со сценами конной охоты царственных или знатных особ: сухумском с медведями, бакинском с охотой царевича на горного козла, Хормизда II и Шагтура II на львов, Варахрана I на кабанов и т.д. (Тревер. Луконин, 1987. Рис. 5, 15-17, 19, 22. 48, 60, 62-64 на с. 49-80). По форме их можно разделить на типы: с шаровидным султаном на лунницевндном основании, кольцевидные на коротком стержне, с кистевидным султаном. Правда. кистевидные султаны часто образованы челкой коня, собранной в пучок н перехваченной кольцом нлн декоративной обоймой (Тревер, Луконин. 1987. С. 107-109; цв. табл., 9, 14, 22). Начельник без султана в виде лунннцы-полумесяца на шаровидном основании украшает голову коня на блюде второй половины VII в. с сюжетом охоты царя на горных козлов (Тревер, Луконин. 1987 С 109; цв. табл,, 21). Видимо, он крепился к затылочному ремню оголовья. В целом важны не детали, а сама традиция декора оголовья коня султаном, которая также отразилась в древнеиранских монументальных рельефах (к примеру, в Фирузабаде и Чал-Тархане) и бронзовой пластике (курильница в виде фигуры всадннха – Хосрова II) (Луконин, 1977. С. 147; Тревер. Луконин, 1987. С. 75, Рис. 52; цв. табл., 122). Как правило, убор коня включал крупные круглые подвесные бляхи-фал ары нагрудных и шлейных ремней, а изображения наносных султанов не встречены. Привлеченные древне иранские произведения искусства характеризуются реальностью иконографических деталей, в том числе убранства коней, что вообще является особенностью искусства сасанидского Ирана и делает их материальными источниками, равными археологическим (Тревер, Луконин, 1987. С. 36).

В среднеазиатском археологическом материале пока нет находок на-чельников, однако живопись Пенджикснта и Афрасиаба и произведения прикладного искусства свидетельствуют о бытовании таких изделий в раннесредневековом Согде. В боевых сценах пенджикентскнх стенописей конь предводителя увенчан начельником-бляхой конической формы с трубочкой для пышного султана, помещенным на макушке между ушей (Распопова. 1980. С. 101, рис. 71-1). Аналогичное украшение имеет конь всадника (по трактовке, военачальника) на знаменитом расписном мугском щите конца VII - начала VIII в. из замка Деваштича: голову коня венчает «шлемовидная налобная позолоченная бляха с навершием в виде красного шара»2 (Распопова, 1973. С. 129; Древности Таджикистана. Рис. на суперобложке, с. 242). Эти изображения стоят в одном ряду. Поиск археологических параллелей мугскому конскому убору привел к салтово-маяцким древностям, при этом замечено, что начельники и крупные нагрудные и шлейные бляхи-решмы в Средней Азии распространились раньше, чем в Европе, а использование решм характерно в VII-IX вв. для областей к востоку от Согда (Распопова, 1980. С 101).

2. Исходя аз расположения этой бляхи между ушей, на макушке коня, вернее называть ее именно начельником, а шаровидное напершие – султаном.

Султанные украшения были декоративным элементом богатого конского оголовья и одновременно иерархическим знаком отличия коня военачальника и/нли государственного деятеля, т.е. персон высокого ранга. Пример последнего дает роспись второй половины VII в. парадного зала большого жилого комплекса (помещения I центрального раскопа 23) на Афраснабе, принимаемого за дворец либо за дом очень богатого горожанина или крупного царедворца (Альбаум, 1975. С. 108; Распопова, Шишкина. 1999. С. 59). На его стенах нарисованы сцены приема согдийским царем Вархуманом иноземных посольств. Оголовье парадно убранных «тохаристанских» лошадей членов чаганианского посольства и дарственного коня в сценах южной стены зала украшено двумя пышными султанами – шаровидным наносным и кистевидным налобным (Альбаум, 1975. С. 46-48, рис. 12, 14; табл. XXVII, XXIX, XXXI). Налобный султан вставлен в коническую трубочку-втулку шлемовидной бляхи, прикрепленной к налобному ремню и внешне аналогичной описанной пенджикентской. Наносних имеет маленькое шаровидное основание и короткую трубочку-раструб3. Такого убора нет у коней в сценах на прочих стенах зала, которые иллюстрируют перипетии пути в Согд других посольств, предположительно, восточнотуркестанского и индийского (Альбаум. 1975. С. 58-60, 84-85). В общем, на согдн^схях изображениях фигурируют начельники и налобники одного типа – в виде выпуклой бляхи с трубчатой, сужающейся вверху втулкой.

3. Полагают, что именно яз Средней Азии наносные султанчики заимствовали кьгргызы и кимаки Енисея, Прииртышья и предгорий Алтая во второй половине IX в. (Кызласов ИЛ., 1983. С. 32; Могильников. 2002. С. 91) или тюрки второго Восточно Тюркского каганата. раагространившие эту моду в Южной Сибири в на Алтае (Шиготпрова, 2000. С. 100-102).

На индийской фреске храма в Гвалиоре (VI в.) показана процессия всадников, где одна из лошадей украшена подбородочной кистью и пышным наголовным султаном без начельника-бляхи (Моде, 1978. С. 73, рис. 46). Фреска по ихонографии и некоторым конкретным деталям (султан, шейная кисть и узда с намордником и мундштучными удилами) близка согдийской живописи.

Вышеприведенные данные, на наш взгляд, позволяют говорить об индоиранском происхождении конских оголовий с начельниками. Казалось бы, аланы могли заимствовать их в период контактов с Ираном в Закавказье в V-VII вв., но нет соответствующих археологических находок, так что конкретный путь проникновения этой моды пока неясен. На Востоке головные султаны, решмы и подбородочные, шейные кисти доживают в парадном конском уборе до нового времени н позже, из Персии и Турции такие уборы приходят на Русь, а в конце XIX в. еще бытуют в Закаспийском крае (Оружейная палата, 1964. С. 305-309; Уварова, 1900. С. 133). Материалы из Андреевской щели и могильников Колосовка 1, Кольцо-Гора и Змейский показывают, что начельники и подвесные бляхи, составляющие с IX в. специфический «аланский» конский убор и ведущие происхождение с Востока, продолжают существовать на Северо-Западном и Центральном Кавказе в Х-ХП вв., но в ином виде и комплекте. У начелышков по форме упрощается пластина, но усложняется втулка и ее орнаментация. Сокращается число блях-решм в уборе и они становятся составными шарнирными, появляются и распространяются ажурно-рамчатые решмы, а пластинчатые бляхи постепенно исчезают. Эффектным ажурным подвескам отводится заметная декоративная, и, видимо, смысловая роль в уборе, если судить по их фигурным изображениям.

Пример фото аланского украшения коня c underground-history-su
Аланские украшения конской упряжи X-XII вв Аланские украшения конской упряжи X-XII вв Аланские украшения конской упряжи X-XII вв Аланские украшения конской упряжи X-XII вв Аланские украшения конской упряжи X-XII вв

 

 

 Армарчук Е.А., Новнчихин А.М. Украшения конской упряжи X-XII вв. из могильника "Андреевская щель" близ Анапы // КСИА. Вып. 216. M.: Наука. 2004.

загрузка...
  Голосов: 0
 

Аналогичные украшения узды и оголовья коня фото на форуме

Вы просматриваете сайт Swordmaster как не заригистрированный пользователь. Возможность комментирования новостей и общение на форуме ограничено. Если всего-лишь нашли ошибку и хотите указать о ней — выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Для того чтобы пользоваться полным функционалом сайта и форума, рекомендуем .


Добавление комментария
Ваше Имя:      Ваш E-Mail (по желанию):  
Комментарии невторизованных пользователей публикуются после предварительной модерации.
  • smilecryMG_108knightbarbarianassassinbidlo
    clowncastlechirrsteto-vsebowmandeathels
    emperorkingqueenheawy-armoredvampirepunisherrapiers
    romagladiusshieldshield-swordshield-swordsswordswordman
    swordsdrinknukerbatuirreadywizardgirl_werewolf