Оружие и Доспехи :

Боевой топор XIV века с Пятницкого раскопа в Старой Руссе

  автор: SHARIK  |  22-февраля-2017  |  1174 просмотра  |  Пока нет комментариев
загрузка...

В 2005 году на Пятницком раскопе в Старой Руссе при разборке заполнения сруба ПС-7 был найден боевой топор с хорошо сохранившимся деревянным топорищем (13-14 № 270). Сруб находился в северо-западном углу раскопа, на уровне 12-13 пластов и был отнесён к IV строительному ярусу (общая датировка яруса - 1360-е годы). Постройка эта интересна тем, что, по-видимому, входила в состав комплекса сооружений, связанных с производством соли. Пространство к востоку от сруба, на площади около 8-10 квадратных метров, было покрыто слоем спёкшейся серо-голубой шлаковидной массы – отходов выпаривания соли (т.н. - сидерита). Здесь же, найдено несколько деревянных деталей, вероятно принадлежавших варнице, а также более 200 фрагментов цренов2 и заклепок от них (рис. 1).

План остатков сруба ПС-7 (Пятницкийр-п, 2005 г.)
Рис. 1 План остатков сруба ПС-7 (Пятницкийр-п, 2005 г.).

Длинной стороной сруб был ориентирован меридионально, с незначительным отклонением к северо-западу. Его северная стена осталась за пределами раскопа. Размеры вскрытой части сооружения составляли 4,2х3,8 м. От постройки сохранились бревна нижнего венца западной и восточной стен, а также, возможно, остатки опечка в северо-западном углу в виде двух столбов и нескольких обрубков бревен, хотя сопутствующих обычно развалу печи камней, углей и кусков глиняной обмазки зафиксировано не было. Кроме того, внутри сруба расчищено несколько фрагментов досок, вероятнее всего от пола.

Заполнение остатков постройки состояло в основном из специфического рыхлого маслянистого темно-коричневого гумуса со значительной примесью щепы и скорлупы орехов. Значительное место занимали золистоуглистые и глинистые прослойки. Здесь же зафиксированы куски сероголубой ошлакованной массы «солеваренного шлака» и фрагменты цренов.

Коллекция индивидуальных находок из заполнения сооружения состоит более чем из 250 единиц. Почти половина из них – предметы из чёрного металла, в основном фрагменты цренов и заклепки. Кроме того, в состав комплекс входят ювелирные украшения, янтарная бусина, поделки из дерева, детали кожаной обуви и рукавиц, фрагменты текстиля. Топор был найден в замощении юго-восточного угла сруба, вместе с обрубками жердей и обломками досок. Здесь же обнаружено деревянное коромысло и ботало с длинной рукояткой.

Несмотря на небольшие размеры и явную принадлежность к комплексу по производству соли, постройка могла использоваться как жилое помещение, в котором хранились также различные бытовые предметы.

По результатам дендрохронологического анализа бревно западной стены сруба датируется 1365 г, восточной - 1363 г., столбы опечка также - 1365 г.3 Таким образом, 1365 год - наиболее вероятная дата постройки сооружения. К сожалению, точное время существования постройки установить затруднительно. В более поздний период этот участок усадьбы, судя по всему, относился к хозяйственной зоне. В двух вышележащих пластах здесь не зафиксировано следов постоянных сооружений, только остатки изгородей. Можно ориентироваться лишь на общую датировку III строительного яруса - 1370-е годы (предпочтительно 1373-74 гг.). Таким образом, общее время формирования интересующего нас комплекса предположительно составляет около 10 лет (1365 - 1373-74 гг.).

Поверхность предмета после извлечения из культурного слоя была покрыта толстой спекшейся коркой окислов, минеральных солей и органики. В целях сохранения находки, учитывая возможность активизации коррозионных процессов и сочетание материалов, требующих разных методов консервации (черный и цветной металлы, древесина), было принято решение провести ряд предварительных реставрационно-консервационных мероприятий в условиях экспедиционной лаборатории.4

Боевой топор XIV века с Пятницкого раскопа в Старой Руссе
Рис. 2

В процессе расчистки выяснилось, что топор имеет удлиненное, немного ассиметричное секторовидное лезвие со слегка опущенным углом, узкую шейку, круглую проушину с незначительно выступающими округлыми ушками-щековицами и несколько вытянутый и суженный к концу обух, оформленный в виде молоточка-чекана прямоугольного сечения. Боковые стороны обуха и шейки украшены инкрустированным «растительным» орнаментом из кусочков проволоки красновато-желтого цвета, вероятно, бронзовой или латунной, в виде эсовидных завитков, заключенных в окантовку из двойной линии. Размеры предмета следующие: общая длина – 149 мм, ширина в наиболее массивной части - 33 мм; максимальная высота лезвия - 70 мм, длина - 102 мм; высота шейки - 19 мм; размеры проушины - 20х26 мм, при общей высоте - 30 мм; размеры обушка-чекана - 16х16х18 мм (рис. 2; табл. 1).

Лезвие топора имеет сколы и трещины. Инкрустация местами утрачена. Топорище сделано из округлой в сечении прямой ветки вяза5, длиной 62 см, диаметром - до 2 см. В проушине топора оно закреплено с помощью полоски кожи и металлического клина. Форму и размеры топорища, а также способ его крепления можно считать классическими для древнерусской эпохи.6

Топор, судя по внешним признакам, тоже изготовлен с использованием одного из двух традиционных технологических приемов, описанных Б.А. Колчиным: «Предварительно выкованную полосу на одном конце сгибали на вкладыше, место соприкосновения согнутого конца с полосой сваривали (получались проушина и обух). Из другого конца вытягивали лезвие и обрабатывали острие»7.

Средневековая технология нанесения на предметы из черного металла инкрустированного орнамента хорошо известна по источнику, относящемуся к более раннему, чем наша находка периоду. Это манускрипт вестфальского монаха Теофила Пресвитера «Записка о разных искусствах», увидевший свет в конце Х - начале ХІ века.8 В главе «О железе» Теофил сообщает следующее: «Если ты хочешь иметь на ножах и на других железных предметах буквы, то выгравируй их сначала гравировальным инструментом, затем возьми толстую серебряную проволоку, и сделай из нее с помощью тонких щипцов буквы, и положи их в углубления, затем заполни их, ударяя молотком. Таким же образом ты сможешь сделать в железе витки и круги и заполнить их проволокой из меди и латуни»9. О применении подобных технологических приемов для создания инкрустации на топоре из Старой Руссы свидетельствуют следы насечки, выполненной «гравировальным инструментом», в тех местах, где кусочки проволоки не сохранились. Эти же следы позволяют отчасти реконструировать утраченные элементы орнамента.

По морфологическим признакам старорусская находка относится к категории т.н. топоров-чеканов. Согласно определению А.Н. Кирпичникова «...чеканы – топоры, тыльная часть обуха которых снабжена молоточком».10 Для русского войска, как боевое оружие и знак определённого ранга, они были характерны вплоть до конца XVII века. Система классификации древнерусских боевых топоров X-XIII веков, предложенная этим же исследователем, позволяет выделить три типа чеканов.11 Старорусский экземпляр по внешним признакам и датировке выпадает за рамки классификации А.Н. Кирпичникова, но хорошо соотносится с группой новгородских боевых топоров-чеканов (тип 2), выделенных А.Ф. Медведевым12. Типообразующими признаками для этой категории предметов являются форма лезвия в виде удлиненного, немного ассиметричного, сектора и молоточек-чекан, представляющий собой вытянутый и суженный к концу обух. К рассматриваемой группе А.Ф. Медведевым был отнесен экземпляр, найденный на Неревском раскопе (6/9-1299) (рис. 3а; табл. 1), и три почти одинаковых топора, обнаруженные при реставрационных работах в притворе церкви Параскевы Пятницы на Ярославовом Дворище (рис. 3б-в). Все находки датируются второй половиной XIV - началом XV века.

Топоры из Пятницкой церкви отличаются от неревского меньшей общей длиной, большей высотой лезвия и наличием декора. В двух случаях орнамент в виде монетовидных клейм на обеих сторонах лезвия выполнен в технике инкрустации проволокой из цветного металла. Обух и лезвие третьего экземпляра украшены насечкой. Очень близкий по форме и размерам топор с инкрустированным «клеймом» на лезвии был найден во Владимире (рис. 3г).13

Находка из Старой Руссы по форме и размерам почти идентична описанному выше топору с Неревского раскопа и отличается наличием небольших щековиц и формой проушины.

За время, прошедшее с момента появления публикации А.Ф. Медведева, был накоплен новый материал, позволяющий расширить наши представления о данной категории предметов вооружения. Одной из наиболее интересных находок, на наш взгляд, является боевой топорик, найденный в 1998 году на Трупеховском-11б раскопе в Пскове, и опубликованный М.И. Кулаковой и С.А. Салминым (рис. 3д).14 Авторы публикации датируют находку XV веком. Также как и неревский топор, псковский не имеет щековиц. Спинка и боковые грани обуха, а также неударная часть лезвия украшена инкрустированным растительным орнаментом. Топор был найден с остатками круглого в сечении топорища (два фрагмента общей длиной 40 см). В проушине рукоять крепилась с помощью полоски кожи.

Если по своим конструктивно-технологическим особенностям топорик из Пскова очень похож на неревский, то по технике исполнения и стилю декора он явно аналогичен топору из Старой Руссы. Рисунок выполнен из кусочков проволоки красновато-желтого цвета и представляет собой орнамент из волютообразных завитков, окантованных по периметру двойной линией.

Боевые топоры, относящиеся к интересующему нас типу, есть и в археологических коллекциях Новгорода. Экземпляр, найденный в 1976 году на Дмитриевском раскопе в напластованиях второй половины XIV века (15-84-1; кп 26519/А 44-98) почти идентичен старорусскому по форме, но имеет несколько большие размеры (рис. 3ж).

Ещё один топор, датируемый первой четвертью XV века, происходит с Нутного раскопа (Н-82; 9-88-40; кп 33577/А 97-103).15 От находок, охарактеризованных выше, его отличает наличие небольших щековиц треугольной формы, выполнявших, видимо, прежде всего, декоративные функции (рис. 3з).

Топоры-чеканы XIV-XV вв. из древнерусских городов.
Рис. З Топоры-чеканы XIV-XV вв. из древнерусских городов.

Два экземпляра новгородских топоров-чеканов необходимо выделить особо. Первый, самый крупный из рассматриваемой выборки, был найден на Дубошином раскопе (13-28-47; НГМ кп 21359/А 47231) в пласте, стратиграфически датируемом концом XIV - нач. XV века.16 Обух этого топора оформлен в виде массивного секировидного чекана. Более значительные, чем у других топоров этой группы вес и размеры, очевидно, обусловили необходимость использования более массивного топорища. Об этом свидетельствуют увеличенные размеры проушины, имеющей овальную форму, а также наличие сильно выступающих щековиц (рис. 3и). Второй топорик, опубликованный А.Р Артемьевым, наоборот, является самым миниатюрным из представленных.17 Он был найден на Неревском раскопе (5/6-7-1600) и также относится к концу XIV - началу XV веков. У топора короткое и узкое лезвие с дополнительными гранями в основании, сохраняющее, однако, пропорции характерные для данного типа. Обушок-чекан довольно массивный и в сечении имеет вид шестигранника с неравными сторонами. От проушины лезвие и чекан визуально отделены декоративными валиками (рис. 3к).

Приведённый здесь обзор находок, конечно, далеко не полон, но даже такая небольшая подборка аналогий, происходящих из культурного слоя Новгорода, Пскова и Старой Руссы, подтверждает предположения о появлении в XIV - начале XV веков особой разновидности боевых топоров. По наблюдению А.Ф. Медведева при сходстве размеров с топорами более раннего времени, в этот период происходит увеличение их веса, что «было связано с широким развитием стальных доспехов»18. Как считает А.Н. Кирпичников, в это время «возрождается почти совсем угасшая в XII в. боевая спецификация топора», обусловленная усовершенствованием доспеха и усилением роли пехоты.19

На наш взгляд, можно говорить о постепенном совершенствовании конструкции боевого топора, наилучшим образом приспособленной для выполнения своих функций. Как отмечалось выше, признаками, объединяющими охарактеризованные топоры в одну группу, являются: клиновидная в плане форма, вытянутое секторовидное лезвие и обух, оформленный в виде молоточка-чекана. Узкое клиновидное лезвие позволяло нанести пробивающий удар большой силы, а чекан, помимо своей ударной функции, увеличивал вес оружия, не оказывая существенного влияния на его габариты. Морфологические отличия, заключающиеся, в основном, в особенностях оформления обуха, видимо, можно связывать с эстетическими представлениями того или иного мастера, традициями и использовавшимися технологическими приемами. При этом предпочтения мастера или заказчика не должны были отражаться на качественных характеристиках оружия. Так отсутствие щековиц и прямые верхняя и нижняя грани, как например, у топоров с Неревского раскопа в Новгороде и Трупеховского-11б раскопа в Пскове, обусловливали увеличение поперечного сечения боковых стенок проушины. И наоборот, мощные щековицы у экземпляра, найденного на Дубошином раскопе, позволили увеличить размеры проушины для использования более удобного топорища, не увеличивая при этом размеров самого топора.

Орнаментированные топоры не были массовой продукцией, а изготавливались, видимо, по индивидуальному заказу. Декор мог наноситься как на изделие, изготовленное этим же мастером, так и принесенное со стороны. В тоже время нельзя исключать и «мелкосерийное» производство. Возможно, что инкрустированные монетовидные «клейма» на лезвиях топоров из Пятницкой церкви в Новгороде и Владимира являются «товарными знаками» определенных мастерских.

Наличие декоративных элементов на поверхности предметов вооружения обычно рассматривается исследователями как показатель высокого социального статуса владельца, а сами предметы часто относятся к категории парадно-церемониальных. Богато орнаментированный боевой топор из Старой Руссы, скорее всего, не является исключением, и сам факт его находки на территории одной из престижных средневековых усадеб города представляется вполне закономерным.

Таблица 1 Основные размеры боевых топоров-чеканов.
№п/п Место находки, паспорт Датировка Размеры (мм) №рис.
Длина и ширина (max) Длина и высота лезвия Проушина Чекан
1. Старая Русса, Пятницкий р-п (13-14­270) 1365-1373/74 (?) гг. 149х33 102х70 20х26 16х16х18 2; 3е
2. Новгород, Неревский раскоп (6/9- 1299)* XIV-XV в. 160х32 96х71 19х31 14х15х23
3. Новгород, Ц. Параскевы Пятницы* XIV-XV в. 130х34 72х77 23х23 18х21х23
4. Новгород, Ц. Параскевы Пятницы* XIV-XV в. 145 95х88 25х25 22х27
5. Псков, Трупеховский-11б раскоп (20­8-4)* XV в. 131х34 80х66 22х30 15х15х16
6. Новгород, Дмитриевский р-п (15-84­1; НГМ кп 26519/А 44-98) Втор. пол. XIV в. 161х32 104х63 26х31 15х16х20
7. Новгород, Нутный р-п (9-88-40; НГМ кп 33577/А 97-103) Нач. XV в. 151х31 105х60 26х27 14х16х21
8. Новгород, Дубошин р-п (13-28-47; НГМ кп 21359/А 47231) Кон. XIV- нач. XV в. 176х28 111х98 19х43 10х32х37
9. Новгород, Неревский р-п (5/6-7- 1600)* Кон. XIV- нач. XV в. 90х25 51х45 17х18 15х18х20
∗Размеры даны по рисунку в публикации.
Литература и примечания

1. Работа выполнена в рамках аналитической ведомственной целевой программы «Развитие научного потенциала высшей школы (2006-2008 годы)» (проект №298/ЦИК-гр.).

2.Црены – металлические противни для выпаривания соли. Их фрагменты, от маленьких кусочков до обломков пластин размерами несколько десятков сантиметров, являются обычной находкой для средневековых культурных напластований Старой Руссы.

3. Определения О.А. Тарабардиной.

4.Авторы благодарят сотрудников лаборатории консервации и реставрации археологического дерева НГОМЗ Э.К. Кубло и Л.В. Кокуца за консультации и помощь.

5.Определение Л.В. Кокуца.

6.Колчин Б.А. 1) Черная металлургия и металлообработка в Древней Руси//МИА № 32. М., 1953. С. 103-104; 2) Железообрабатывающее ремесло Новгорода Великого//МИА № 65. М., 1959. С. 27.

7. Колчин Б. А. Черная металлургия и металлообработка... С. 104.

8.Манускрипт Теофила «Записка о разных искусствах»//Сообщения ВЦНИЛКР. Вып. 7. М., 1963. С. 66.

9.Там же. С. 179.

10. Кирпичников А. Н. Древнерусское оружие. Вып. 2. Копья, сулицы, боевые топоры, булавы, кистени IX-XIII вв. М.-Л., 1966. С. 33.

11.Там же. С. 33-34.

12.Медведев А.Ф. Оружие Новгорода Великого//Труды Новгородской археологической экспедиции. Т. II. МИА № 65. М., 1959. С. 131-132.читать

13.Воронин Н.Н. Археологические заметки//КСИИМК. Вып. 62. 1959. С. 22-23.

14.Кулакова М.И., Салмин С. А. Боевой топорик из Трупеховского II раскопа //Археология и история Пскова и Псковской земли. Материалы LI научного семинара. Псков, 2006. С. 33-37.

15. Гайдуков П.Г. Славенский конец средневекового Новгорода: Нутный раскоп. М., 1992. С. 92.

16.Гайдуков П.Г. Топография, стратиграфия и хронология Дубошина раскопа в Новгороде // Труды VI Международного Конгресса славянсккой археологии. Т. 2. Славянский средневековый город. М., 1997. С. 64, 66.

17.Артемьев А.Р Орнаментированные топоры из раскопок средневекового Новгорода//Новгород и Новгородская земля история и археология. Вып. 8. Новгород, 1994. С. 158. Рис. 1, 3.

18.Медведев А.Ф. Оружие Новгорода Великого... С. 132.

19.Кирпичников А.Н. Военное дело на Руси в XIII-XV вв. Л., 1976. С. 22.читать

 

Авторы: С.Е. Торопов, Е.В. Торопова (Великий Новгород) Боевой топор XIV века с Пятницкого раскопа в Старой Руссе.

загрузка...
  Голосов: 0
 

Вы просматриваете сайт Swordmaster как незаригистрированный пользователь. Возможность комментирования новостей и общение на форуме ограничено. Если всего-лишь нашли ошибку и хотите указать о ней — выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Для того чтобы пользоваться полным функционалом сайта и форума, рекомендуем .

Информация
Посетители, находящиеся в группе Прохожие, не могут оставлять комментарии к данной публикации.