Исторический костюм :

Древнерусские амулеты-привески и их датировка

  автор: SHARIK  |  18-марта-2017  |  686 просмотров  |  Пока нет комментариев
загрузка...

Важное значение славяно-русских курганных древностей X-XIII вв. для изучения социально-экономических отношений, культуры и быта русской деревни потребовало от исследователей тщательного источниковедческого анализа курганного материала, и в первую очередь уточнения его хронологии. Датировка курганных древностей ввиду отсутствия в большинстве погребений монет представляла значительные трудности Советскими археологами была разработана специальная методика датировки курганных древностей по совместной встречаемости отдельных типов вещей. Ориентиром при этом служат монеты или вещи, дата которых уже известна. Исследование деревенских курганов отдельных восточнославянских племен позволило установить даты целого ряда типов женских украшений: браслетов, височных колец, перстней, бус и т. п.1 Однако далеко не все категории украшений в равной степени подверглись хронологическому определению. Почти не изучалась с этой точки зрения одна из наиболее многочисленных категорий — так называемые привески, дающие особенно интересный материал для уточнения различных сторон жизни древнерусской деревни.

К категории привесок относятся разнообразные по форме металлические украшения, которые носили в составе ожерелья или на длинных шнурках и цепочках, прикрепленных к платью на груди или к поясу. Большинство привесок было не только украшениями, а имело определенное символическое значение и играло роль амулетов, оберегов, смысл которых поддается объяснению с помощью этнографических и фольклорных данных. По внешним очертаниям привески можно подразделить на разряды, объединяющие украшения, близкие по контурам: лунницы, монетообразные (гладкие и орнаментированные), круглые прорезные, круглые выпуклые, зооморфные (плоские и полые), привески, изображающие миниатюрные предметы быта (ножи, ложки, ключи, гребни, топорики и т. п.); бубенчики, кресты, образки, шумящие привески, игольники, трефовидные, ромбовидные решетчатые, криновидные, копьевидные, би-эллиптические, петлистые, язычковые, когти и зубы животных, раковины Каури и др. Материалом для их изготовления служили серебро, бронза, медь, биллон и др. По технике исполнения они подразделяются на литые, штампованные и штампованно-филигранные. В пределах указанных выше разрядов намечается около 200 различных типов привесок, выделенных на основании признаков, особых для каждого разряда. Так, например, круглые прорезные подразделяются на типы по характеру прорези; монетообразные — на основании орнамента, лунницы — в зависимости от отношения длины средней горизонтальной линии лунницы к расстоянию между рожками и т. д.

Богатство форм, разнообразие орнамента, технических приемов изготовления и широкое распространение привесок-амулетов давно привлекли взимание исследователей. Наряду с другими металлическими украшениями привески являются важным источником по истории древнерусского прикладного искусства и народной идеологии2. Они также широко использовались для изучения деревенского ремесла и торговли3.

Интересный материал дают привески для определения этнографических особенностей одежды отдельных групп восточного славянства. Большинство исследователей, изучавших восточнославянские племена по археологическим данным, в качестве отличительных признаков племенных групп называют височные кольца, бусы, браслеты, перстни, гривны. В меньшей степени для этой цели использовались привески. Однако их картографирование позволяет выявить как типы, общие для всех восточных славян, так и типы, характерные для определенного племени, а также проследить взаимные связи восточных славян между собой и с соседями.

Картографирование отдельных типов привесок показывает, что одни из них имеют замкнутые области распространения и в погребениях сопровождаются характерными для того или иного племени типами украшений. Они, как правило, не встречаются у других племен и бытуют в течение нескольких столетий, свидетельствуя об устойчивости этнографических особенностей женского убора. Так, для вятичей характерны монетообразные гладкие привески; для новгородских славян — косо- и пряморешетчатые круглые привески, круглые бубенчики с проволочным пояском, плоские прорезные коньки и трапециевидные пластинчатые привески; для владимирских кривичей—ложнопроволочные зооморфные привески; плоские сплошные изображения петушков и курочек с шумящими подвесками-лапками характерны для костромских кривичей; племенными признаками радимичей являются, по Б. А. Рыбакову, биэллиптические, гроздевые, язычковые и петлистые привески; для северян характерны маленькие двустворчатые бубенчики и т. п.

Другие типы привесок имеют очень широкую область распространения. Они не считаются с племенными границами и широко разбросаны по территории Восточной Европы, встречаясь и у соседей восточных славян. Это прежде всего лунницы — типичное украшение русских славянок, а также кресты и другие подвески, связанные с языческим культом древних славян4. Затем следует назвать также имеющую отношение к религиозным представлениям и известную почти всем восточным славянам привеску — так называемый обычный конек. К общим для восточных славян типам следует отнести и наборы амулетов, представляющих миниатюрные изображения предметов быта. Любимым украшением были бубенчики.

Картографирование привесок позволяет проследить взаимные связи восточнославянских племенных групп. Наличие или отсутствие шумящих украшений делит русских славян на две большие группы. В первую входят новгородские славяне, тверские, владимирские и костромские кривичи. Во вторую — смоленские кривичи, вятичи, радимичи, северяне. Шумящие привески, находимые в курганах новгородских словен, тверских, владимирских и костромских кривичей, сближают эти племена между собой и с пограничными угро-финскими племенами. Различные типы шумящих привесок имеют различные географические ареалы и намечают взаимосвязи племенных групп. Так, треугольные шумящие привески, характерные для костромских и владимирских кривичей и встречающиеся у тверских, ни разу не найдены у словен. Полые зооморфные, с шумящими подвесками, обычные для костромских кривичей и словен, представляют собой исключение у владимирских кривичей.

Таблица 1. Датировка древнерусских привесок-амулетов

Нумерация в соот­ветствии с рис. 1 Наименование привесок Кол-во погребе­ний и кладов Колво экзем­пляров В погребениях и кладах с монетами В трупосожжении В погребениях с вещами Дата по А. А. Спицыну и др. Дата автора
X в. XI в. XV в. X- XI вв. XI- XII вв. XII в. ХIII в. XIII- XIV вв.
Лунницы широкорогие
1 штампованно-филигранные 12 (?) 45 2 1 +* X-XI вв.
13 литые с псевдозерныо 40 60 1 1 + + XI-нач. XII в.
Монетообразные
20 гладкие  32 164 8 7 і XII-XIV вв.
4 с человеком между дра­конами 3 3 1 1 X в. (?)
3 с птицей перед веткой 3 14 1 После X в. (по Т. Арне) X-XI в. (?)
Круглые прорезные
2 «гнездовского» типа 8 13 (?) 2 2 X-XI вв.
6 луннично-прорезные 8 19 1 2 X-XII вв.
28 луннично-включенные 6 2 XIII-XIV вв.
19 луннично-включенные с (крестиком 6 28 1 1 XII в. (?)
21 косорешетчатые 31 75 4 3 7 XII-ХIII вв. XII-XIV вв.
27 пряморешетчатые 3 7 3 XIII-XIV вв. ХIII- XIV вв.
24 трехволютовые 2 2 1 XIII в.
Зооморфные
8 конек «обычный» 41 52 2 5 15 1 XI в. (?) XI -перв. пол. XII в.
18 конек прорезной с ра­зинутой пастью 10 12 6 XI-XII вв. XII в.
17 конек прорезной с за­крытой пастью 4 1 XII в. (?) XII в.
16 водоплавающие птицы прорезные 20 2 + + 1 XII п. XI-XII вв.
26 плоские сплошные с шумящими подвесками + XIII в. (по П. Н. Третьякову) XIII в.
29 полые с шумящими подвесками 43 54 1 21 ХІ-ХІI, ХIII вв. ХIII-XIV вв.
9 Наборы амулетов 50 4 4 12 XI -нач.ХП в.
Бубенчики
7 грушевидные с нарезкой 50 10 12 + 20 7 1 XI-XII вв. конец X-нач.ХII в.
30 гоушевилные без нарезки 20 1 3 XIII-XV вв. XIII-XIV вв.
22 шарообразные с нарезкой 87 200 17 12 9 XIII - перв. пол. XIV в. XII-XIV вв.
31 шарообразные с проволочным пояском 28 1 XIV в. ХIIІ-XIV вв.
25 двустворчатые 13 (?) + X-XI вв.
Крестики
10 «скандинавские» 20 40 2 1 7 1 XI-XII вв. X - нач.XII в.
11 трехлопастноконечные 8 XI-XIII вв. X-XII вв. (?)
12 овальноконечные 4 1 1 XI-XIII вв.(по Б. А. Рыбакову)
Шумящие
14 трапециевидные пластинчатые 35 1 6 7 4 1 XI-XII вв. X-XII вв.
15 ложнопроволочные треугольные 16 42 3 14 Втор. пол. XIIв. (по П. Н. Третьякову) X-XII вв.
Разные
23 трефовидные 4 10 1 1 XII-XIV вв. XIII в.
27  ромбовидные решетчатые 2 6 1

Отсутствие шумящих подвесок у смоленских кривичей, вятичей, северян, радимичей свидетельствует о культурной разобщенности их с угро-финскими племенами и о большей чистоте их состава по сравнению с северными и северо-восточными славянскими племенами. Вятичей, северян и радимичей сближает также и отсутствие у тех и других зооморфных подвесок (кроме обычных коньков), меньшее, чем у кривичей и новгородцев, разнообразие прочих привесок. Одинаковые формы привесок, в том числе косорешетчатые круглые, плоские прорезные коньки и утки, обилие полых зооморфных, вертикальных игольников и др., сближают новгородских словен и костромских кривичей. Общие типы привесок указывают на связи смоленских и владимирских кривичей — во владимирских курганах найдены характерные для Смоленщины круглые прорезные привески так называемого «гнездовского типа», круглые луннично-прорезные, монетообразные с трехлистником, филигранные монетообразные с волютовым орнаментом.

Находки в деревенских курганах привесок, известных по богатым княжеским кладам, и многочисленных имитаций городских привесок свидетельствуют об усиливающемся разложении сельской общины.

Широкие возможности использования указанной категории украше ний в качестве исторического источника, естественно, требуют уточнения ее хронологии. Даты ряда привесок были в свое время намечены А. А. Спицыным5. Однако отсутствие аргументации в датировках А. А. Спицына вызывает необходимость их проверки и обоснования. В настоящей статье мы попытались установить даты отдельных типов привесок путем анализа погребальных комплексов, в которых они встречаются. Этот анализ в ряде случаев подтверждает выводы А. А. Спицына или уточняет их. Далеко не все известные нам привески поддаются датировке. Некоторые из них редко встречаются, другие найдены в погребениях, даты которых установить не удалось.

Прежде чем приступить к анализу погребальных комплексов, мы классифицировали привески.

Чтобы определить время распространения того или иного типа привесок, мы проследили, с какими вещами в погребениях они встречаются (см. табл. 1)6. Выяснилось, что ряд типов встречается с монетами X-XI вв. и сопровождается в погребениях ранними вещами. С монетами X-XI вв. встречаются: бубенчики грушевидной формы, обычный плоский конек, привеска-заяц, миниатюрные изображения предметов быта, «скандинавские» крестики, трехлопастноконечные и овальноконечные крестики с эмалью, штампованно-филигранные серебряные и литые лож-нозерненные широкорогие лунницы, трапециевидные привески, штампованные монетообразные привески с крестом, биэллиптические привески, монетообразные с изображением одноглавой птицы перед веткой, монетообразные с филигранным веточно-спиральным орнаментом, круглые прорезные привески так называемого «гнездовского типа», шумящие треугольные привески и плоские прорезные фигурки водоплавающих птиц.

Особенно часто (22 раза) с монетами X-XI вв. встречаются бубенчики, которые А. А. Спицын называет херсонесскими (рис. 1, 7). Это бубенчики грушевидной формы с коническим верхом и заостренной, украшенной нарезкой нижней частью и крестовидной прорезью. Бубенчики грушевидной формы известны нам более чем из 50 погребений различных районов России. В 6 из 24 погребений Петербургской губ. они сопровождаются монетами7. С монетами X в. они найдены также в кург. № 4 у дер. Дуденева, Тверского у.8; в кург. №№24 (1) и 29 (6) пог. Сарагожа, Весьегонского у.9; в кург. №№ 18, 28, 30 у дер. Паново, Гжатского у., Смоленской губ.10; в кург. № 7 у дер. Славены, Полоцкой обл.11. С монетами XI в. — в кург. № 3 у с. Воздвиженье12 иве. Владимирское, Ярославской губ.; в кург. № 4 у дер. Избережье, Тверского у.; в кург. № 15 у дер. Загорье, Корчевского у., и кург. № 6, 11 у дер. Федово, Вышневолоцкого у., Тверской губ.13; в кург. № 5 у дер. Нестерово, Углицкого у., Ярославской губ.14; в кург. № 2 у дер. Вахрушевой и в кург. № 2 около сел. Щуковщина в Южном Приладожье15. Итак, бубенчики грушевидной формы найдены с монетами X в. десять раз и с моне4ами XI в. — 12 раз. Необходимо заметить, что монеты X в. в большинстве своем относятся ко второй половине и концу X в. и часто употреблялись уже в качестве привесок. Почти всегда эти бубенчики сопровождаются другими ранними вещами: стеклянными позолоченными и посеребренными бочкообразными бусами, которые особенно часто встречаются с монетами XI в. и бытуют в продолжении XI и в начале XII в. В одном из погребений Южного Приладожья два бубенчика грушевидной формы были прикреплены на длинных кольчатых цепочках к трехлопастной фибуле, датируемой Т. Арне XI в.16. Узкие массивные браслеты с сильно выпуклой внешней частью, сопровождающие наши бубенчики в курганах Петербургской губ., встречаются с монетами X-XI вв.17. Вместе с бубенчиками находят ранние пластинчатые и витые браслеты с завязанными концами, пластинчатые тупоконечные браслеты. В вятических и пограничных с ними кривических курганах бубенчики грушевидной формы встречаются очень редко, только в погребениях I стадии (по А. В. Арциховскому), и с вещами, которые у других племен обнаружены с монетами X-XI вв.18. В курганах Верхней Волги бубенчики грушевидной формы найдены исключительно в погребениях I стадии, датируемой Т. Н. Никольской X - началом XII в.19. Два экземпляра бубенчиков этого типа, известные из костромских курганов, происходят из одного раннего погребения. Грушевидные бубенчики с крестообразной прорезью, найденные на Не-ревском конце в Новгороде, датируются X-XI вв.20.

Датировка древнерусских привесок-амулетов
Рис. 1. Древнерусские привески
X-ХІ вв.: 1 — лунница широкорогая штампованно-филигранная; 2 — привеска «гнеэдовского» типа; 3 — монетообразная, с птицей перед веткой; 4 — монетообразная, с халифом Алнассиром между драконами; 5 — двустворчатый бубенчик; 6 — луннично-прорезная;
конец X - начало XII в.: 7 — бубенчик грушевидный с нарезкой; 10 — «скандинавский» крестик; 11 — трехлопастноконечный крестик; 12 — овальноконечный крестик;
XI - первая половина XII в.: в — «обычный» конек; 9 — наборы амулетов;
XI-XII вв.: 13 — лунница литая широкорогая; 14 — трапециевидные; 15 —треугольные ложнопроволочные с шумящими подвесками; 16 — водоплавающие птицы прорезные;
XII в.: 17, 18 — плоские прорезные коньки; 19 — круглая луннично-включенная с крестиком;
XII-XIV вв.: 20 — монетообраэная гладкая; 21 — круглая косорешетчатая; 22 —бубенчик шарообразный с нарезкой; 23 — трефовидная;
XIII в.: 24 — круглая трехволютовая; 25 — ромбовидная решетчатая; 26 — зооморфная сплошная с шумящими подвесками;
XIII-XIV вв.: 27 — круглая пряморешетчатая; 28 — круглая луннично-включенная; 29 — полые зооморфные; 30 — бубенчик грушевидный без нарезки; 31 — бубенчик с проволочным пояском.

Лишь один раз, в погребении № 55(23) у дер. Большие поля, Гдовско-го у.21, эти бубенчики найдены с витыми тройными и четверными браслетами.

Бубенчики грушевидной формы с крестовидной прорезью и насечкой по нижней части являются самыми ранними из известных нам бубенчиков русских славян. Они появляются в конце X в., но наиболее характерны для XI в. В XII в. они уже редки, А. А. Спицын датировал их XI-XII вв.

Восемь раз с монетами X-XI вв. найден так называемый обычный конек (рис. 1, 8)22. Всякому занимающемуся восточнославянскими древностями хорошо знакома эта небольшая привеска всегда одной и той же стандартной формы, встречающаяся в погребениях почти всех племен. Эту привеску называли иногда собачкой или барсом, что, однако, не соответствует ее облику. Тело конька украшено кружками с точкой. На голове — стилизованные уши или реже — колечко. Иногда на концах ног имеются отверстия, в которые продевались подвески в виде бубенчика или когтя животного. Чаще всего конек встречался в составе набора, состоящего из бубенчиков грушевидной формы с нарезкой, ложечки, ключа и гребня. Привески, входившие в набор, как и конек, настолько стандартны в различных районах России, что предполагают существование единого центра их изготовления — в Смоленске или поблизости от него23. Мне известно свыше 50 экз. привесок этого типа из 41 погребения различных районов России24. 1 экз. такого конька хранится в музее г. Риги, 1 – в Тарту. Аналогичный конек имеется в Государственном музее Стокгольма из находок в Швеции25.

Анализ погребальных комплексов с коньками показывает, что в двух случаях они найдены с монетами X в. и в пяти случаях — с монетами XI в. Этот конек везде сопровождается ранними вещами: стеклянными бочкообразными позолоченными и посеребренными бусами, пластинчатыми тупоконечными браслетами, узкими массивными браслетами с выпуклой внешней частью, бубенчиками грушевидной формы.

Все названные вещи встречаются с монетами XI в. чаще, чем с монетами X в. В Рославльском у. Смоленской губ. коньки известны из курганов, датируемых А. Лявданским XI - началом XII в. Три конька из курганов Южной Белоруссии найдены в погребениях конца X - середины XII в.26. Один экземпляр обычного конька из Новгорода происходит из слоя начала XI в.27. Лишь один конек из 52 известных нам найден в погребении, датируемом витым четверным браслетом XIII-XIVвв.28. Но этот единичный факт не меняет общей картины, позволяющей датировать конек XI — первой половиной XII в. Не случайно этот конек совершенно отсутствует в более поздних костромских курганах, первую группу которых П. Н. Третьяков относит ко второй половине XII в.

К раннему времени относятся также привески, изображающие миниатюрные предметы быта: ложки, ковшики, ключи, ножички, гребни, топорики (рис. 1, 9). Ложечки бывают круглой и продолговатой формы. Круглые ложечки с прямой или фигурной ручкой известны большинству русских славян. В наборе их бывает от 1 до 3 экз. Они известны из 30і пунктов различных областей России29 (кроме костромских курганов). Продолговатые ложечки известны из двух погребений — Псковской и Петербургской губ.30. Ковшиков известно 3 экз.31. Ножички древнего типа также найдены трижды. Гребни известны из семи пунктов32. Ключики бывают двух форм — в виде обычного дверного ключа и в виде гаечного. Миниатюрные топорики-привески встречаются в различных областях России. Топорик-привеска найден М. И. Артамоновым на территории Ростовской области, близ ст. Цимлянской на Дону, в могильнике, датируемом XI-XII вв. Подобные топорики известны также в древностях Швеции и Дании33, изредка встречаются в Финляндии34.

Привески, изображающие миниатюрные предметы быта, носили на длинных цепочках или на привеске арочной формы. Иногда к ним бывают присоединены также амулеты из когтей и зубов животных.

Привески в виде миниатюрных предметов быта четыре раза найдены с монетами-подвесками X в.35 и четыре раза — с монетами XI в.36. Ковшики и ложечки найдены в курганах, датируемых А. В. Арциховским I вятической стадией37. Думаю более правильно датировать привески этого типа концом X — началом XII в., судя по совместным находкам с бубенчиками херсонесского типа и сердоликовыми призматическими бусами, которые, по наблюдениям А. В. Арциховского, дважды найдены с монетами X в. и один раз — с монетами XI в. Привесок этого типа нет в костромских курганах. В древнем Новгороде привески-амулеты найдены в слое XII в.38.

В X в. в древнерусских курганах появляются крестики так называемого скандинавского типа. Они плоские, равносторонние (рис. 1, 10); концы перекладин украшены тремя дискообразными выпуклостями, средокрестие — рельефно отлитыми концентрическими кругами. Крестики аналогичной формы, но меньшего размера имеют в средокрестии украшение в виде ромба, углы которого вытянуты длинными петлями вдоль перекладин креста и снабжены перехватами. Иногда по ободку креста идет кайма из крупных кружков. Кресты этого типа были названы А. А. Спицыным скандинавскими на основании частых находок их в Швеции и исключительно редких находок в киевских древностях. Анализ курганных инвентарей опровергает мнение А. А. Спицына. Крестики так называемого скандинавского типа были широко известны в России39. Так, небольшие крестики этого типа были наиболее распространены у радимичей. Особенно многочисленны они в курганах Рославльского у. Смоленской губ., где найдено 26 экз.40. Подобные крестики известны в древностях Камской Чуди41, в Латвии, Карелии42 и Швеции43. О восточном происхождении крестиков «скандинавского» типа, основываясь на их широком распространении в России и находке сходного экземпляра в Боснии, писала Е. Кивикоски44. Появившись в X в. (во Владимирской губ. они известны в курганах с сожжением X в.)45, «скандинавские» крестики идут и дальше — в XI-XII вв. В кург. № 100 у дер. Патреева гора, Петербургской губ.46, подобный крестик найден с монетой XI в. С монетой второй половины XI в. крестик этого типа найден в могиле № 1 около дер. Алеховщина47. У радимичей они известны из погребений, датируемых Б. А. Рыбаковым XI-XII вв. Они встречены в сопровождении плетеных и витых завязанных браслетов и стеклянных позолоченных бус. Е. Кивикоски датировала их XI-XIII вв., А. А. Спицын — XI-XII вв.

Любимейшим видом крестиков с эмалью в России А. А. Спицын называет трехлопастноконечный бронзовый крестик, украшенный выемчатой желтой эмалью (рис. 1, 11)48. В дер. Новая, в Южном Приладожье, этот крестик найден с монетами XI в.49. Помимо курганов, трехлопастноконечные крестики известны с городища Старой Рязани50 и сельских поселений Смоленской обл.51. Аналогичные крестики имеются в древностях Камской Чуди52. А. А. Спицын датировал эти крестики XI-XIII вв.

Из других типов крестиков с эмалью, относящихся к раннему времени, назовем овальноконечные крестики с желтой эмалью (рис. 1, 12). Золотой крестик этого типа найден в одном радимическом кургане с монетой первой половины X в.53. Другие крестики этого типа — бронзовые. Мне известны подобные крестики из с. Песочня (№ 131) Осташевского у., Тверской губ., из Костромской губ. и Киева. По совокупности вещей, сопровождающих крестик этого типа, Б. А. Рыбаков датирует его XI- XII вв.54.

Рано появляются в славянских древностях лунницы. Наряду с височными кольцами, гривнами и витыми браслетами, лунницы являются общеславянским украшением55. Кроме России, они известны в Чехии, Югославии и других странах. Особенно типичны лунницы для восточных славян. Именно от них они попали в Волжскую Болгарию, откуда, как пишет А. П. Смирнов, они широко распространились по Прикамью и Поволжью56. Лунницы — наиболее обычная составная часть ожерелья, но, как исключение, они служили и подвесками к серьгам. В ожерелье их бывает от 1 до 13 экз. Основные формы лунниц, по классификации В. В. Гольмстен,— широкорогие и круторогие, различных размеров. По технике исполнения лунницы бывают штампованно-филигранные и литые. Самыми ранними в славянских древностях являются серебряные широкорогие штампованно-филигранные лунницы (рис. 1, 1). Эти дорогие городские украшения, известные главным образом по богатым княжеским кладам, лишь изредка встречаются в деревенских курганах, преимущественно около больших городов. Они различаются по размеру (большие, малые и средние) и подробностям узора лицевой стороны. Мне известно 45 экз. лунниц этого типа57. Штампованно-филигранные лунницы известны из ранних курганов с трупосожжением IX-X вв. В Гнездовском кладе 1868 г. они найдены вместе с восемью саманидскими диргемами X в.58. В Гнездовском кладе 1885 г. подобные лунницы найдены с диргемами X-XI вв.59. В кург. №43 (7) дер. Бор, Крестовского у., Новгородской губ. серебряная шнрокорогая лунница. покрытая зернью, найдена с шестью саманидскими брактеатами X в.60 В древнем Новгороде широкорогие лунницы обнаружены в слое X в. Аналогичные серебряные филигранные лунницы из Швеции датируются монетами первой половины XI в.61. Такие же лунницы найдены в Венгрии и Югославии (Белый Брод) в могилах XI в.62. Эти лунницы типичны для кладов серебряных вещей Восточной Германии, Галиции и Венгрии63.

Для деревенских курганов, как сказано выше, наиболее характерны литые лунницы — круторогие и широкорогие. Литые лунницы, орнамент которых воспроизводит в литье зернь и скань, как правило, широкорогие (рис. 1, 12). Орнамент круторогих лунниц своебразен и аналогий среди штампованно-филигранных не имеет. Среди лунниц, подражающих филигранным, имеются типы, отчетливо воспроизводящие зернь (три крупных шарика посредине и по одному на концах поля)64. Наиболее часты лунницы с псевдозернью, поле которых покрыто рельефными линиями, превратившимися при литье в гладкие углы и полоски. Встречаются также широкорогие лунницы, имитирующие зерненные треугольники по краю. Широкорогие литые лунницы, особенно лунницы, поле которых покрыто гладкими рельефными углами и линиями, широко известны в смоленских, Могилевских, калужских, курских, черниговских, витебских, владимирских, тверских, новгородских и других курганах65. Нам известно более 60 экз. лунниц этого типа из 40 погребений. Два раза они найдены с монетами X и XI в.66. В погребениях кривичей и радимичей они сопровождаются бубенчиками грушевидной формы, позолоченными стеклянными бусами и плетеными браслетами с завязанными концами. В Петербургской губ. в трех из шести погребений они найдены вместе с витыми браслетами с обрубленными концами (XII в.). Литые широкорогие лунницы следует датировать XI - началом XII в., так как широко известные из ранних курганов радимичей, они редки у вятичей и совершенно отсутствуют в костромских курганах.

К ранним типам привесок относятся и так называемые трапециевидные пластинчатые привески, служившие украшением браслетообразных и ромбощнтковых височных колец на северо-западной окраине новгородской земли (рис. 1, 14)67. К височным кольцам трапециевидные привески привешивались на колечках в несколько рядов, образуя шумящие украшения. Трапециевидные привески бывают как гладкие, так и орнаментированные. Эти привески появляются еще в середине I тысячелетия н. э. в длинных курганах и на ранних городищах Смоленщины и Белоруссии. В отличие от более поздних трапециевидных привесок, образующих шумящее украшение, они носились по одной или нанизанными на округлую бляшку, но не подвешивались одна к другой. Трапециевидные привески известны из 35 погребений Петербургской губ., причем семь раз они встречаются с монетами X-XI вв.68 (монет X в. две, обе относились ко второй половине века и служили привесками). Трапециевидные привески встречены в погребениях с бубенчиками херсонесского типа, браслетами пластинчатыми с завязанными концами; известно лишь четыре случая их находок с вещами XII в. и более позднего времени. Следует полагать, что трапециевидные привески появились в курганах Петербургской губ. в XI в. и продолжали бытовать в XII-XIII вв.

Три раза с монетами X-XI вв. найдены шумящие ложнопроволочные треугольные привески с подвесками-лапками (рис. 1, 15). Их носили на груди. Иногда они бывают в погребении по две, по одной у каждого плеча. Обе привески соединялись длинной цепочкой. Они известны в древностях Владимирской, Тверской, Костромской и Ярославской губ. В с. Посад, Корчевского у., Тверской губ., треугольные ложнопроволочные привески найдены с монетами X - начала XI в.69. Этим временем датируется и курганная группа около пос. Плавь, Рыбинского района, Ярославской обл., с аналогичными привесками70. В. И. Равдоникас подобную привеску нашел в кургане № 3 у Видлиц с монетами XI в.71. В кургане 1507 во Владимирской губ. привеска-треугольник найдена при остатках сожжения среди вещей XI в.72. 38 экз. шумящих ложнопрово.лочных треугольных привесок из костромских курганов П. Н. Третьяков относит к числу характерных предметов первой группы (вторая половина XII в.)73.

А. А. С'пицын относит эти и прочие ложнопроволочные шумящие привески, в том числе и зооморфные, характерные для Владимирских кривичей, к XI-XII вв.

X-XI вв. можно датировать круглые прорезные привески так называемого гнездовского типа и монетообразные с изображениями птицы перед веткой и человека между двумя птицами, которого Т. Арне74 называет халифом Алнассиром между двумя драконами (рис. 1, 2-4).

Привеска так называемого гнездовского типа представляет собой круглый прорезной медальон со стилизованным изображением зверя (дракона), опутанного плетением (рис. 1, 2). Они входят в состав Гнездовского клада 1868 г.75, имеются в инвентаре Гнездовских и других курганов Смоленщины76, а также в курганах Владимирской77 и Курской губ., 2 экз. подобных привесок опубликованы Н. И. Булычовым78, 1 экз. известен из курганов Южного Приладожья79. Привески, найденные в курганах, отличаются от привесок Гнездовского клада меньшей тщательностью отделки и, кроме того, на некоторых экземплярах морда зверя повернута влево, тогда как на прототипе — вправо. Привески гнездовского типа известны в Финляндии, Швеции и Норвегии80. Основанием для их датировки служит наличие их в погребениях с трупосожжением X в. (в Смоленской и Владимирской губ.) и совместные находки с монетами X-XI вв. (Гнездовский клад и курганы Южного Приладожья). Экземпляры из Финляндии Е. Кивикоски датирует X в.

Монетообразная привеска с изображением птицы перед веткой (рис. 1, 3) также найдена с монетами второй половины X в.81. 12 аналогичных привесок из белого металла известны из курганов Дорогобужского у., Смоленской губ., и 4 экз. с о. Бьорко82.

Монетообразные привески с изображением халифа Алнассира известны из 1-й Седловской группы курганов около г. Чернигова и из Гнездовского клада 1868 г.83. Бронзовые привески с тем же орнаментом имеются во Владимирских курганах с сожжением X в. Т. Арне указывает две аналогичные привески из Швеции, подтверждающие дату84.

С монетами XI в. встречаются биэллиптические привески, характерные для радимических курганов85, и монетообразные штампованные привески с орнаментохм в виде креста, нанесенного зубчатым штампом (кург. № 320, дер. Калпхновщина, Петербургской губ.).

Дважды с монетами XI в. найдены пластинчатые прорезные привески в виде сильно стилизованных изображений водоплавающих птиц — гусей и уток (рис. 1, 16). В деталях фигурки очень разнообразны. Их насчитывается не менее пяти типов. Все они имеют две ноги, сильно выпуклую грудь, короткий широкий хвост, широкий, иногда загнутый кверху клюк. Иногда фигурка имеет обозначенное крыло, а на голове хохолок. Есть уточки с головкой конька. Некоторые птицы изображены в движении, другие — в спокойной позе. Особенно разнообразны типы водоплавающих птиц в костромских курганах. П. Н. Третьяков считал, что эти фигурки северо-западного происхождения. Однако они известны из сарматских курганов в раскопках Веселовского. Привески-уточки имеются в курганах различных районов России86. Курганы Юго-Восточного Приладожья с названными привесками отнесены Я. В. Станкевич к концу X - началу XI в.87. В курганах Петербургской губ. они встречаются вместе с литыми ложнозерненными лунницамн и витыми браслетами с обрубленными концами. Подобные фигурки из Финляндии датируются X-XII вв.88.

В Новгороде Великом эти привески встречаются в слоях конца X в. и рубежа XI-XII вв.89. Привески-уточки носились как самостоятельные привески, но иногда они входят в состав набора амулетов (рис. 1, 2). XII в. они датируются П. Н. Третьяковым в костромских курганах90. Б. А. Рыбаков указывает на близкие нашим привескам изображения птиц на Дмитриевском соборе и на серебряных изделиях XII в.91. Таким образом, прорезные привески-уточки у соседей славян в Южном Приладожье появились в X в., а в наших курганах — в XI и особенно XII в.

К раннему времени (X-XI вв.) следует отнести еще ряд привесок, хотя и не встречающихся с монетами, но сопровождаемых в погребениях ранними вещами. Это, прежде всего, двустворчатые бубенчики (рис. 1, 5)92, характерные для северян и известные у радимичей, круглые луннич-но-прорезные привески (рис. 1,6). Последних известно 19 экз. из Могилевской (Туровичп), Брянской (Казаричн 48 и Влазовичи), Смоленской и Владимирской губ.93. В Казаричах они сопровождаются витыми и плетеными браслетами с завязанными концами, во Влазовичах — ранними типами лунннц, имитирующими в литье зернь. Во Владимирской губ. они найдены в курганах с трупосожжением.

К раннему времени относятся и костяные полые уточки. Они известны с VI-VIII вв. по длинным курганам Верхнего Днепра94 и заходят в XI-XII вв.

В XII в. появляется новый тип привесок — плоские прорезные фигурки коньков (рис. 1, 17, 18). Их два типа. Первый представляет собой фигурку на четырех «огах, с разинутой пастью и закрученным на спину хвостом. С головы конька спускается уздечка, передние ноги подогнуты, туловище орнаментировано зубцами. 10 экз. коньков этого типа известно из курганов Петербургской губ.95. 1 экз. подобного конька из Рузского у. Московский губ. имеется в коллекциях ГИМ. 6 экз. из 10 известных в Петербургской губ. найдено в погребениях вместе с витыми браслетами с обрубленными концами. Есть основания полагать, что конек относится к XII в. А. А. Спицын датировал конек XI-XII вв. Второй тип конька близок к предыдущему. От первого он отличается отсутствием уздечки и закрытой пастью. Коньки этого типа известны из костромских курганов96, из курганов Петербургской и Псковской губ.97. Их, по-вндимому, можно датировать тоже XII веком.

XII веком можно, вероятно, датировать круглые привески с включенной луннпцей и прорезным крестиком между рожками (рис. 1, 19). Подобных привесок известно 28 экз.98. Погребение № 4 в дер. Бочарово, Юхновского у., где найдена подобная привеска, датируется А. В. Арци-ховским XII в. 99.

К следующей по времени группе следует отнести привески, появившиеся в XII в., но бытующие и позже, в XIII и XIV вв. Это, как правило, привески, имеющие замкнутые области распространения и сопровождаемые в погребениях характерными для определенного племени украшениями. В течение нескольких столетий бытовали вятичеокие монетообразные гладкие привески (рис. 1, 20). Известные мне 164 экз. гладких монетообразных привесок из 32 погребений найдены исключительно на территории вятичей или на границе вятичей и кривичей, в курганах как с типичным вятическим инвентарем, так и со смешанными вятическими и кривическими признаками. По-видимому, 18 экз. гладких монетообразных привесок найдено в Эстонии100. Гладкие монетообразные привески не названы А. В. Арциховским в числе вещей, типичных для вятичей, однако все данные позволяют считать их характерным вятическим украшением. Наиболее часто монетообразные гладкие привески встречаются в вятических погребениях XII в. (53 экз.); 32 экз. происходят из курганов, датируемых XIII в., и 4 экз.— из погребения, относимого по браслетам 2 X 3, 2 X 4 к XIII-XIV вв.; остальные привески происходят из 16 курганов, время которых определить не удалось101.

К XII-XIV вв. относятся круглые косорешетчатые привески (рис. 1, 27). Наиболее распространены эти подвески в курганах новгородских славян, где они встречаются с ромбощитковыми височными кольцами и лишь изредка — с браслетообразными. Известно более 70 экз. таких привесок из 23 погребений102. Некоторое количество косорешетчатых привесок найдено в пяти погребениях Костромской губернии103.

В других районах находки косорешетчатых круглых привесок единичны104. 15 экземпляров таких привесок найдены в Эстонии вместе с витыми четверными браслетами, однако, как замечает X. Моора, они для этой территории необычны105.

В курганах Петербургской губ. названные привески сопровождаются вещами XII-XIV вв., в частности витыми с обрубленными концами, тройными и четверными витыми браслетами106. Косорешетчатые привески П. Н. Третьяков называет в числе вещей, характерных для 2-й группы костромских курганов, датируемой XIII в., но они встречаются и в погребениях 3-й группы (конец XIII-XIV в.). А. А. Спицын датировал косорешетчатые привески XII-XIII вв.

XII-XIV вв. следует датировать шарообразные с простой прорезью и тремя-четырьмя концентрическими нарезками по средней части бубенчики (рис. 1,22)107. Их известно более 200 экз. из 98 погребений. Они бытуют в одно и то же время у новгородских словен, вятичей и кривичей и отсутствуют у северян и радимичей. А. А. Спицын датировал эти бубенчики XIII-XIV вв. Однако 77 погребений с этими бубенчиками датируются XII в., 12 — XIII в., 3 — XIII-XIV вв. и 6 — XIV в. В курганах XII в. они сопровождаются ранними типами браслетов, трехбусенными узловатыми височными кольцами, призматическими сердоликовыми бусами. В курганах XIII-XIV вв.— поздними браслетами (витыми тройными, четверными, 2×3 и 3×3), пятилопастными подзорчатыми височными кольцами и семилопастными сростно-зубцовыми. В Новгороде шарообразные бубенчики встречаются в слоях конца XI — середины XIII в.108.

К XII в. и к более позднему времени относятся так называемые тре-фовидные привески — литые из биллона украшения, имеющие с внешней стороны вид трех плоских спиральных бляшек, витых из проволоки (рис. 1, 23). Кроме земли вятичей, эти привески нигде не встречаются, но и на территории вятичей места находок сосредоточены только в пределах Моек, губернии. Нам известно 10 экз. привесок этого типа: 7 — из Московского у. (с. Спас-Тушино и дер. Чертаново, кург. №3) и 3 экз. из Звенигородского у. (с. Верхогрязье и дер. Волково, кург. №31)109. Погребение № 3 у дер. Чертаново датируется А. В. Арциховским по биллоновым полусферическим бусам 1-й стадией. В дер. Волково, Звенигородского района, трефовидная привеска найдена в кургане с витым поздним браслетом.

Данных для датировки круглых прорезных трехволютовых и ромбовидных решетчатых привесок (рис. 1, 24, 25) очень мало.

Отмечу лишь, что оба типа этих подвесок, известных в незначительном числе экземпляров, датируются по совместным находкам с витыми тройными браслетами XIII в. (погр. № 24 у дер. Бочарово, Юхновско-го у., и погр. № 9, у дер. Ступенки)110.

К XIII в. относятся и плоские сплошные зооморфные фигурки с шу•мящими подвесками (рис. 1, 26)111. Они характерны для ІІ-й группы костромских курганов, которую П. Н. Третьяков относит к XIII в.112.

Наиболее поздние привески датируются XIII-XIV вв. К ним прежде всего следует отнести круглые пряморешетчатые привески, изготовленные в той же технике, что и косорешетчатые круглые привески (рис. 1, 27). Они известны из трех погребений Петербургской губ.113 в количестве 7 экз., датируемых витыми тройными и четверными браслетами.

XIII-XIV вв. датируются круглые луннично-включенные привески, известные из Волоколамского и Подольского уездов Московской губ. (рис. 1,28). В кург. № 70, дер. Ядрово, Волоколамского у., круглая лун-нично-включенная привеска найдена в погребении с витым тройным браслетом, в Подольском у. — с витым четверным браслетом114.

К XIII-XIV вв. относятся также полые зооморфные фигурки с шумящими подвесками (рис. 1, 29). Их обычно связывают с чудскими племенами. В славянских древностях они представлены рядом вариантов. Это литые изображения коньков, барашков, уточек и петушков. Фигурки бывают с одной головкой и парные. Носили их на ремешках пли цепочках, прикрепленных к поясу или на груди. В качестве подвесок использовались бубенчики или лапки. Бока фигурок украшались рельефно отлитыми жгутовыми или гладкими полосами, зигзагами, полукругами, двойными спиралями или прорезными треугольниками. Различные типы полых зооморфных привесок имеют разные ареалы распространения115. Особенно многочисленны и разнообразны полые зооморфные привески в костромских курганах.

А. А. Спицын, датировавший полые зооморфные привески сначала XI-XII вв., позже пришел к выводу, что они появились лишь в XIII в. По наблюдению П. Н. Третьякова, эти привески характерны для костромских курганов III группы (XII - начало XIV в.). Из 13 курганов Костромской губ., имеющих полые коньки, 11 датируются концом XIII-XIV в., один — XIII в. В курганах Петербургской губ. они обычно встречаются в погребениях с тройными, четверными, 2×3 витыми браслетами, бубенчиками поздних типов (круглые с простой прорезью и проволочным пояском)116. Птицеобразная привеска из Тверской губ. (кол. ГИМ) найдена в погребении с витыми четверными браслетами XIII-XIV вв. Конек из Звенигородского у. Московской губ. происходит из погребения, датируемого витым браслетом 2×3 — XIV веком. Следовательно, позднейший вывод А. А. Спицына и исследования П. Н. Третьянова подтверждаются материалами из Московской и Тверской губ. Основная масса полых коньков-привесок, найденных в Новгороде, происходит из слоя XIII-XIV вв. Полые зооморфные привески следует датировать XIII-XIV вв.

XIII-XIV вв. датируются гладкие грушевидной формы бубенчики с крестовидной прорезью (рис. 1, 30)117. По форме эти бубенчики аналогичны бубенчикам так называемого херсонесского типа, но, в отличие от последних, не имеют нарезки. Они известны из петербургских и смоленских курганов. 5 экз. бубенчиков этого типа найдены в Виленской губ. В курганах Петербургской губ. они постоянно встречаются с поздними браслетами — витыми тройными и четверными. Такие бубенчики известны и в XV в. В это время они уменьшаются в размере.

К XIII-XIV вв. относятся бубенчики почти круглой формы с простой прорезью и проволочным пояском (рис. 1, 31). Такие бубенчики известны лишь из курганов Петербургской губ. Их сопровождают поздние вещи — витые тройные и четверные браслеты. Иногда бубенчики этого типа служили подвесками к полым конькам. Они заходили и в XV в. В погребении № 62 у дер. Большие Поля эти бубенчики найдены с деньгой XV в.118.

Анализ распространения отдельных типов привесок-амулетов дает возможность восстановить состав привесок, характерных для костюма древнерусской крестьянки в определенный период. Наиболее многочисленны и разнообразны типы привесок в более ранних курганах. С течением времени количество их сокращается, типы становятся менее разнообразными. Иногда в поздних курганах продолжают бытовать ранние типы. Это касается привесок, характерных для определенного племени.

Для X-XI вв. и отчасти XII в. можно наметить следующий состаа привесок: бубенчики грушевидной формы с нарезками и двустворчатые; серебряные штампованно-филигранные лунницы; монетообразные привески с различным зерненым орнаментом; монетообразные привески с изображением птицы перед веткой; монетообразные привески с изображением халифа Алнассира между двумя драконами; круглые прорезные привески «гнездовского» типа; круглые луннично-прорезные привески; крестики «скандинавского» типа. Некоторые из этих привесок, как указано выше, известны почти всем этническим группам восточных славян,, другие — имеют более ограниченные области распространения.

Для XI - начала XII в. наиболее характерны привески-амулеты, называемые обычным коньком, и миниатюрные изображения бытовых предметов (ложечки, ключи, топорики, чашки и т. п.).

В XI-XII вв. широкое распространение имели лунницы, имитирующие в литье зернь, и пластинчатые прорезные привески-птицы. На более ограниченной территории в это время известны трапециевидные, биэл-липтические, шумящие треугольные привески, штампованные монетообразные, а также костяные уточки.

Характерными привесками XII в. являются плоские прорезные изображения коньков. В XII в. появляются круглые с простой прорезью бубенчики, украшенные нарезкой, особенно характерные для XIII в.

В течение XII-XIV вв. бытовали монетообразные гладкие привески,, характерные для вятичей, и круглые прорезные косорешетчатые, наиболее известные по курганам Петербургской губ.

В XIII-XIV вв. для новгородских славян характерны круглые прорезные привески с прямой решеткой. Для северных и северо-восточных, областей в это время наиболее типичны полые зооморфные привески с шумящими подвесками. У новгородских словен встречаются шарообраз.-ные бубенчики с прорезью, украшенные проволочным пояском.

 

Список литературы и примечания на отдельной странице

 

Автор: Журжалина Н.П. Древнерусские амулеты-привески и их датировка, Советская археология 1961 № 02 

загрузка...
  Голосов: 0
 

Древнерусские зооморфные бляшки и украшения фото

Ювелирные изделия Киевской Руси и позднего средневековья тут

Недорогие средневековые крестики, кулоны и перстни здесь

Вы просматриваете сайт Swordmaster как незаригистрированный пользователь. Возможность комментирования новостей и общение на форуме ограничено. Если всего-лишь нашли ошибку и хотите указать о ней — выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Для того чтобы пользоваться полным функционалом сайта и форума, рекомендуем .

Информация
Посетители, находящиеся в группе Прохожие, не могут оставлять комментарии к данной публикации.