Раскопки Сидоровского городища 2003 года: авторы и Список литературы

   |  Страница создана: 02-04-2018  |  Просмотров: 46
загрузка...
 

РАСКОП 12

Был заложен на восточном склоне городища, в 30 м к северу от того места, где заканчивается ступенчатый эскарп (рис. 2; 15, 1). Ранее на этом участке небольшим карьером, вырытым местными жителями с целью добычи глины, была вскрыта хозяйственная яма. (Кравченко Э.Е., Давыденко В.В., 2001). Весной 2003 г на расстоянии 4 м к западу от остатков хозяйственной ямы 1э обнажился развал печи-каменки, которая являлась отопительным сооружением помещения 11. С целью доследования археологического комплекса к карьеру был прирезан небольшой раскоп 12, который представлял собой прирезку (3,5x3,5 м) к западной стенке карьера.

Стратиграфическая ситуация на данном участке была следующая. Верхние слои на 0,1 м представляли собой дерн. Ниже, до уровня -0,5-0,6 м, шел слой гумуса. На уровне -0,6 м он начинал светлеть за счет наличия в гумусе шины и на уровне -0,8 м плавно переходил в материковый суглинок.

Находки, представленные единичными фрагментами керамики, встречаются в слое гумуса, сразу под дерном. В заполнении постройки находки фиксировались и глубже. Заполнение (гумус, осветленный глиной) начиналось с уровня -0,3-0,4 м от СП. Находки в нем были представлены единичными фрагментами керамики и обломками колотых костей животных, которые, по-видимому, были смыты со склона. Ниже, с уровня -1-1,3 м, в слое заполнения попадались угольки и тонкие угольные линзы. В этом слое, наряду с прочим довольно многочисленным материалом, представленном, в основном, керамикой и колотыми костями животных, на различных глубинах были встречены кости человеческого скелета: нижняя челюсть, обломки черепной коробки, бедренные кости ног, лучевые кости рук, обломки крыльев таза. Дно постройки находилось на уровне, который в самой глубокой части составлял 1,65 м, а ниже по склону доходил до 0,8-0,9 м. Количество находок ближе ко дну увеличивалось, и на дне, особенно в районе развала печи-каменки, их было довольно много (рис. 78). У западной стенки постройки, на 0,25 м выше пола (-1,4 м от СП), был обнаружен кованый железный крюк (рис. 43, 3). У южной стены постройки, на 0,2 м выше дна, лежал развал почти целого лощеного кувшинчика (рис.35, 3). Среди прочих находок в заполнении постройки были найдены фрагменты амфоры (рис. 39, 2), гончарных горшков с линейным рифлением по корпусу (рис. 17,1, 2, 5-7; 27,2), лощеных сосудов (рис. 30, 3, 5).

Котлован помещения 11 имел подпрямоугольную форму и был ориентирован своими стенами перпендикулярно направлению склона, т.е. ССВ-ЮЮЗ.

Остатки отопительного сооружения представлены развалом печи-каменки, которая находилась в СВ углу. В ее конструкции, наряду с кусками мелкозернистого песчаника, широко использовались фрагменты крупных сосудов. Так, примыкающая к стене котлована северная стенка печи была сложена из крупных обломков придонных частей двух больших груболепных пифосов. Среди обломков свода печи находилось довольно много фрагментов гончарного пифоса красного цвета, орнаментированного по месту наибольшего расширения корпуса поясом из нескольких прочерченных волнистых линий (рис. 33, 1). Судя по сохранившимся его частям, пифос имел яйцеобразный корпус с двумя петлевидными ручками, расположенными в месте его наибольшего расширения. Высота его составляла 50 см при наибольшем диаметре 38 см. Цвет сосуда, равно как и отсутствие на нем лощения, может объясняться вторичным его обжигом во время нахождения в конструкции печного свода. От большинства гончарных пифосов он отличается небольшим прямостоящим венчиком.

 

Сидоровское городище. Раскоп 7. Скопление керамики. Нижняя часть груболепного пифоса. Сидоровское городище. Раскоп 7. Скопление 1.
 Рис. 71. Сидоровское городище. Раскоп 7. Скопление керамики. Нижняя часть груболепного пифоса.  Рис. 72. Сидоровское городище. Раскоп 7. Скопление 1.
Сидоровский археологический комплекс. Вид с раскопа 1 (2000 г) на противоположную сторону Среднего яра, где расположен раскоп 8. Сидоровский археологический комплекс. Южная часть помещения 7. Виден ряд ямок от жердевой конструкции южной стены.
 Рис. 73. Сидоровский археологический комплекс. Вид с раскопа 1 (2000 г) на противоположную сторону Среднего яра, где расположен раскоп 8.  Рис. 74. Сидоровский археологический комплекс. Южная часть помещения 7. Виден ряд ямок от жердевой конструкции южной стены.

 

Между камней печи на полу постройки были обнаружены куски тонкостенного гончарного горшка (рис. 17, 4). Нижняя часть пода печи была обмазана глиной, прокаленной до 0,03-0,05 м.

Постройка имела двускатую кровлю. В пользу этого свидетельствуют две столбовые ямы, находящиеся посредине западной и восточной стен. Яма 1 находилась посредине западной стены котлована и частично уходила под нее. Эта яма имела круглую в плане форму (d = 0,3 м) и конически сужалась книзу (рис. 15, 1). Глубина ее от уровня пола достигала 0,6 м. Конфигурация ямы свидетельствует, что сначала была выкопана неглубокая яма, а затем туда был вбит столб. Напротив нее находилась яма 2. Она имела подтреугольную форму и, как и яма 1, конически сужалась книзу. Глубина ее от уровня пола достигает 0,68 м. Судя по всему, и здесь столб, представляющий собой тесаное бревно, треугольное в поперечном сечении, был вбит. Указанные два столба представляли собой основание, на которое опиралась матица, держащая двускатную кровлю помещения. Вход в постройку находился с юга. Здесь в полу у южной стены есть еще одна столбовая яма (яма 3). Она имела диаметр 0,22 м при глубине от уровня пола – 0,45 м. На столб, который стоял в этой яме, наиболее вероятно, навешивалась дверь. В пользу этого свидетельствует и тот факт, что здесь за счет склона котлован имеет небольшую глубину.

Пол постройки представлял собой натоптанную площадку, покрытую слоем угольков и золы на толщину 0,5-1 см. За счет этого он прекрасно фиксировался. У столба 1 на полу постройки лежала центральная часть человеческого скелета (рис. 78-79). Непотревоженными сохранились позвоночный столб, грудная клетка, плечевые кости рук с лопатками, ключицы. Собственно, не хватало тех костей, которые лежали чуть выше в заполнении над скелетом. Шейные позвонки погребенного находились на уровне восточного края столбовой ямы 1. Создается впечатление, что покойник был уложен вдоль матицы, опираясь о центральный столб постройки. В дальнейшем, когда котлован уже начал обваливаться, части тела человека был растащены землеройными животными. По всей видимости, указанное помещение относится к последнему этапу существования городища, связанному с разгромом и гибелью населенного пункта.

* * *

Сидоровское городище. Раскоп 9. Помещение 10.
Рис. 75. Сидоровское городище. Раскоп 9. Помещение 10.

Исследования, проведенные на территории археологического комплекса у с.Сидорово в 2001-2003 гг, позволили прояснить некоторые вопросы, связанные с этим памятником. На его территории был зафиксирован ряд разновременных поселений, относящихся к более раннему периоду. Среди них – стоянки поздепалеолитического и неолитического времени, а также материалы эпохи поздней бронзы и раннего железа. Последние, наиболее вероятно, представляли собой остатки временных стойбищ, хотя есть все основания полагать, что на северной окраине раннесредневекового памятника могут быть обнаружены следы стационарного поселения эпохи бронзы.

Исследования позволили выяснить ряд вопросов собственно раннесредневекового объекта. Так, сейчас можно говорить, что значительная его часть была заселена в относительно позднее время (в рамках салтово-маяцкой культуры), не ранее 2-й пол./кон.ІХ в. На большей части городища присутствует довольно тонкий культурный средневековый слой, не превышающий 25-30 см. Исключение составляют участки, огражденные внутренней линией укреплений. Именно на них удалось проследить ранние слои памятника салтово-маяцкой культуры. В этом плане особый интерес представляют материалы раскопов 9-10, на которых были зафиксированы случаи прямой стратиграфии. Несмотря на то, что в них обнаружено небольшое количество находок, указанные сооружения свидетельствуют о том, что раннее городище не представляло собой хаотическое скопление построек, а было подчинено определенной планировке, выяснение которой — дело исследований будущего.

Интерес представляют отмостки из керамических фрагментов, которые были расчищены в раскопах 7, 9,10. В двух случаях (раскопы 7 и 10) они прилегали к вкопанным в землю нижним или верхним частям пифосов. При этом, в нижней части было выбито дно, а верхняя поставлена на венчик. Данные сооружения напоминают своеобразные санузлы – “ташнау”, служившие для слива воды. Они широко были распространены на территории Средней Азии и на значительных пространствах Восточной Европы, где они фиксируются, начиная с позднекочевнического времени (Васильев Д.В. и др., 2003). Так как исследованные нами сооружения, скорее всего, располагались под открытым небом, отмостки в их районе, по всей видимости, служили для удобства подхода к ямам, стенки которых были облицованы нижними или верхними частями сосудов.

Интересны находки целых или почти целых сосудов в нижних частях хозяйственных ям. Такие предметы были обнаружены в хоз. ямах 2, 4, 8 раскопа 7. Ранее абсолютно целые сосудики встречены в раскопах 1 (хоз. яма 6) и 2 (хоз. яма 7, помещение 3) (Кравченко Э.Е., Давыденко В.В., 2001, с.240; рис. 11,3, 5, б). Во всех случаях целые сосуды залегали в придонной части археологических комплексов. С чем связано такое их расположение, трудно определить. Вполне вероятно, что выбрасывалась посуда, употреблявшаяся в ритуальных целях, либо положение целого сосуда на дно ямы само по себе было связано с каким-то обрядом.

Особый интерес представляет ряд комплексов, обнаруженных в процессе археологических исследований 2001-2003 годов. Среди них скопления астрагалов, обнаруженные в заполнении помещения 5, в хоз. яме 8 р.7 и в квадрате О-1 р.9. Обращает внимание, что все три скопления астрагалов залегали компактными кучками, причем, в двух случаях (помещение 5 и кв. О-1) они, наиболее вероятно, были помещены в неглубокие ямки. Вне сомнений, указанные группы астрагалов были уложены с определенным умыслом.

Интересно погребение, обнаруженное в хоз. яме 1 р.7. Это уже второй комплекс, найденный на данном памятнике. Первое погребение было расчищено в 2000 г в заполнении котлована помещения 3 (Кравченко Э.Е., Давыденко В.В., 2001, с.2-37, рис.5, 1). Подобные комплексы исследовались на ряде памятников салтово-маяцкой культуры. Они встречены в Саркеле (Артамонов М.И., 1958, с.27, рис.15; Артамонова О.А., 1963, с.11-20), на Маяцком селище (Винников А.З., Афанасьев Г.Е., 1991, с. 118-130), при раскопках посада (р.1П) расположенного в среднем течении Северского Донца, неподалеку от Сидоровского археологического комплекса, городища у с.Маяки (Царино городище) (Швецов М.Л., Кравченко Э.Е., 1990). О том, что погребенный был именно уложен, а не просто брошен в яму, свидетельствует ряд факторов. Так, в нижней части ямы имеется глинистая подсыпка, полностью лишенная каких-либо находок. Именно на ней и был уложен покойник. Обращает внимание тот факт, что большинство погребений в круглых ямах Саркела-Белой Вежи также имели подсыпку (Артамонова О.А., 1963, с.19). Тем не менее, поза, в которой лежал скелет в хоз. яме 1 р.7 (собственно, как и ряд скелетов в могильнике Саркела) свидетельствует, скорее всего, в пользу насильственной смерти погребенного. После яма была засыпана мусором, представляющим собой продукт деятельности очага (золистый грунт, насыщенный горелыми костями животных и фрагментами керамики, также побывавшими в огне).

С.А. Плетнева первоначально считала подобные погребения захоронениями беднейших слоев населения (Плетнева С.А., 1967, с.97). В более поздней работе, указывая на комплексы, опубликованные А.З. Винниковым и Г.Е. Афанасьевым (Винников А.З., Афанасьев Г.Е., 1991, с. 118-130), она связывает их с обрядовыми действиями, возможно, имевшими отношение к “огненному производству” (Плетнева С.А., 1996, с.85-86).

 

Сидоровский археологический комплекс. Могильник 1. Раскоп 11. Погребение 180. Сидоровский археологический комплекс. Могильник 1. Раскоп 11. Погребение 201.
 Рис. 76. Сидоровский археологический комплекс. Могильник 1. Раскоп 11. Погребение 180.  Рис. 77. Сидоровский археологический комплекс. Могильник 1. Раскоп 11. Погребение 201.
Сидоровский археологический комплекс. Раскоп 12. Помещение 11. Вид с севера. Сидоровский археологический комплекс. Раскоп 12. Помещение 11. Фрагментированный скелет человека на дне помещения
 Рис. 78. Сидоровский археологический комплекс. Раскоп 12. Помещение 11. Вид с севера.  Рис. 79. Сидоровский археологический комплекс. Раскоп 12. Помещение 11. Фрагментированный скелет человека на дне помещения

 

Не говоря обо всех погребениях в хозяйственных ямах, можно сказать, что в нашем случае мы имеем дело со следами каких-то обрядовых действий, которые проводились определенными группами населения на Сидоровском городище. Без сомнений, значительная часть населения этого памятника исповедывала ислам, о чем говорят материалы раскопок мусульманских некрополей археологического комплекса. Однако выше приведенные данные однозначно свидетельствуют, что наряду с мусульманами на городище проживали и какие-то группы язычников. Обращает внимание, что большинство комплексов со следами языческих обрядовых действий тяготеет к территории, на которой были раскопаны сооружения гончарной мастерской. В самом деле, пережитки языческих воззрений в среде носителей “огненных профессий” были очень сильны, и поэтому наличие рядом с остатками гончарной мастерской комплексов, связанных с совершением языческих обрядов, не удивляет.

В 2003 г был выявлен ранний участок мусульманского могильника 1. Тем не менее, оконтурить границы этого кладбища четко не удалось. Пока остались неопределенными северная и частично западная границы некрополя. В любом случае, исследования 2003 г показали, что могильник 1 Сидоровского археологического комплекса имел большие размеры, чем это считалось раньше (Кравченко Э.Е. и др., 1998).

Раскопы 5 и 12 дали новые находки, свидетельствующие о том, что памятник прекратил существование в результате разгрома. Исследование второй постройки (первая – помещение 1 – была раскопана в 2000 г, см. Кравченко Э.Е., Цимиданов В.В., 2000), расположенной на склоне вне линии укреплений, наряду с ранее изученными здесь хозяйственными ямами, еще раз говорит в пользу того, что склоны, на которых не было эскарпов, были застроены. Так, жилыми постройками была занята и верхняя часть склона Среднего Яра, расположенная напротив могильника 2, а, возможно, и противоположная к ней часть склона, находящаяся к западу от могильника. Таким образом, склоны холмов, за исключением эскарпированных участков, были застроены жилыми и хозяйственными сооружениями. Сколь густой была эта застройка, ныне определить трудно в связи со слабой исследованностью этой территории.

Абсолютно неразработанным остался один из основных вопросов — о системе укреплений памятника. Описание оборонительных линий, данное В.К.Михеевым (Михеев В.К., 1971; 1985), равно как и описание укреплений, предложенное авторами данной статьи (Кравченко Э.Е., Давыденко В.В., 2001, с.238-239), отличаются неполнотой и неточностью. Это связано с тем, что археологические исследования сложных фортификационных сооружений Сидоровского археологического комплекса пока ограничиваются двумя разрезами рвов и валов, произведенными В.К.Михеевым в 1971 году. Ситуация усложняется многолетней распашкой, из-за чего большая часть оборонительных линий либо вовсе не фиксируется, либо едва заметна. Точное их количество, место расположения и, наконец, время сооружения тех или иных участков ныне определить проблематично. Вопрос о датировке отдельных оборонительных узлов представляется очень актуальным, т.к. вполне может быть, что различные участки линии обороны могут относиться к разным периодам существования городища.

 

Литература и архивные материалы

 

  • Артамонов М.И., 1958. Саркел - Белая Вежа// МИА. № 62. М.; Л.
  • Артамонова О.А., 1963. Могильник Саркела - Белой Вежи// МИА. № 109. М.; Л.
  • Васильев Д.В., Гречкина Т.Ю., Зиливинская Э.Д., 2003. Городище Самосделка памятник домонгольского периода в Низовьях Волги// Степи Европы в эпоху средневековья. Т.З. Половецко-золотоордынское время. Донецк.
  • Васильева Г.П., 1986. Магические функции детских украшений у туркмен// Древние обряды, верования и культы народов Средней Азии. М.
  • Винников А.З., Афанасьев Г.Е., 1991. Культовые комплексы Маяцкого селища. Воронеж.
  • Кобычев В.П., 1982. Поселение и жилище народов Северного Кавказа в XIX-XX вв. М.
  • Кравченко Э.Е., 2001. Отчет о работах на Сидоровском городище в полевой сезон 2001 г. археологической экспедицией ДОКМ. Донецк// НА ИА НАНУ
  • Кравченко Э.Е., 2002. Отчет о работах средневековой археологической экспедиции Донецкого областного краеведческого музея в полевой сезон 2002 г. Донецк// НА ИА НАНУ № 2002/165.
  • Кравченко Э.Е., 2003. Отчет о работах средневековой археологической экспедиции Донецкого Национального университета в 2003 г. Донецк// НА ИА НАНУ.
  • Кравченко Э.Е., Гусев О.А., Давыденко В.В., 1998. Ранние мусульмане Среднего Подонцовья// Археологический альманах № 7. Донецк.
  • Кравченко Э.Е., Давыденко В.В., 2001. Сидоровское городище// Степп Европы в эпоху средневековья. Т.2. Хазарское время. Донецк. читать
  • Кравченко Э.Е., Цимиданов В.В., 2000. Отчет об археологических исследованиях средневековой экспедиции Донецкого областного краеведческого музея на городище у с. Сидорово Славянского р-на Донецкой обл. в 2000 г.// НА ИА НАНУ. № 2000/88.
  • Кравченко Э.Е., Цимиданов В.В., Кузин В.И., 1998. Отчет об археологических исследованиях в Славянском районе в 1989 г.// НА ИА НАНУ. № 1998/101.
  • Кравченко Э.Е., Швецов МЛ., 1995. Отчет об археологических исследованиях на Святогорском городище в 1995 г.Донецк// НА ИА НАНУ. № 1995/112.
  • Михеев В.К., 1971. Отчет о работе средневековой археологической экспедиции Харьковского госуниверситета в 1971 г.//НА ИА НАНУ. 1971/76.
  • Михеев В.К., 1985. Подонье в составе Хазарского каганата. Харьков.
  • Паршина Е.А., Тесленко И.Б., Зеленко С.М., 2001. Гончарные центры Таврики VIII-X вв.// Морська торгівля у Північному Причорномор’ї. К.
  • Плетнева С.А., 1967. От кочевий к городам. М.
  • Плетнева С.А., 1996. Саркел и Шелковый путь. Воронеж.
  • Романчук А.И., Сазанов Л., Седикова Л.В., 1995. Амфоры из комплексов Византийского Херсона. Екатеринбург.
  • Швецов М.Л., Кравченко Э.Е., 1990. Отчет об археологическом исследовании памятников в зоне строительства объектов “Укрпромводчермета” у с. Маяки и пос. Донецкий Славянского р-на Донецкой области в 1989-1990 гг.//Научный архив Святогорского историко-архитектурного заповедника. Ф.ІІІ, оп.6, дело 6; Ф.ІІІ, оп. 6, дело 5.

 

Авторы: Кравченко Э.Е., Мирошниченко В.В., Петренко А.Н., Давыденко В.В. (Донецк, Доброполье, Славянск, Украина) Исследования археологического комплекса у с.Сидорове (материалы экспедиции 2001-2003 гг.) // Степи Европы в эпоху средневековья, Т.4. Донецк, 2005

Статья поступила в редакцию в ноябре 2004 г.

 

Summary

E.Ye.Kravchenko, V. V.Miroshnichenko, A.N.Petrenko, V. V.Davydenko (Donetsk, Dobropolie, Slaviansk, Ukraine)
STUDIES OF SIDOROVO ARCHAEOLOGICAL COMPLEX (ON MATERIALS OF 2001-2003 EXPEDITIONS)

The archaeological complex near Sidorovo village has been studied during three field seasons (2001-2003). Within this time 9 excavation sites were set up at the monument territory with the total area of more than 1300 square meters. Foundation pits of 7 premises, 27 household pits, and over 60 burials were uncovered. Apart from this a number of complexes which can be considered as the cult ones (congestions of astragaluses, burials in household pits) were cleared.

At the territory of Sidorovo archaeological complex a number of settlements of different times are found: a site of the Late Paleolithic time, a settlement of the Dnieper-Donetsk culture. Individual objects refer to the Bronze Age and Sarmatian time.

At the main territory of the medieval archaeological complex a relatively thin cultural layer has been found whose materials are dated by the end of the IX - the 1st half of the X c. It is next to this part of the monument that large Muslim cemeteries dated by the same time are located. Earlier materials (concerning the Saltovo-Mayaki Culture) are found so far on a very small site limited by the inner line of fortifications.

During 2001-2003 field research the early site of Muslim burial ground 1 was found. Nevertheless, the precise borders of that necropolis have not yet been determined. New evidence that the hillfort ceased to exist as a result of devastation that took place about the middle of the X c has been obtained. The materials of later time at the territory of the archaeological complex are represented only by individual finds which is indicative of the fact that after the middle of the X c. the life at the hillfort stopped.

 


 
загрузка...