» Материалы за 17.09.2014
  автор: SHARIK  |  17-сентября-2014  | 8 206 просмотров  |  Пока нет комментариев

Рассматриваемый меч обнаружен в 1950 г., во время раскопок одного из самих больших и богатых гнёздовских курганов (Ц-2). Он был согнут и сломан и в таком виде помещен в яму, вырытую в материковом основании кургана. По стратиграфическим данным яма с мечом соотносится с кострищем в подошве насыпи. Заполнение ямы состоит из кострищного слоя с небольшой примесью кальцинированных костей. Судя по состоянию деталей рукояти, сам меч в огне не был. Помещение меча в особое углубление на месте будущей насыпи, видимо, входило в подготовительный ритуал, связанный с трупосожжением. Предметов вооружения при разборке кострища не встречено, но среди других находок следует упомянуть: обломок равноплечей фибулы, обломок подковообразной фибулы с гранчатыми головками, глиняное пряслице, обрывок золотого плетения, вероятно, от парчовой одежды, бусы из стекла и серебряной проволоки, куски костяного гребня, а также бляшка, скоба, заклепки и другие предметы, частью в обломках и оплавленные. Здесь были лепной горшок с сожженными костями и обломки другого сосуда. В верхней части насыпи обнаружено еще одно кострище с довольно большим количеством предметов, из которых надо отметить обломки овальной фибулы (фибул ?). Руководитель раскопок Д.А.Авдусин рассматривал оба кострища как одновременные и датировал курган X в. (Авдусин, 1952. С.94. Рис. 26, 1, 28, б, 29, 4; 1957. С. 163-164, 179). Одновременность кострищ доказывается, по мнению Ю.Э.Жарнова, как стратиграфическими данными, так и нахождением в обоих кострищах обломков одного сосуда (Жарнов, 1992. С. 198-199).

  • 100