Оружие и Доспехи :

Шлем из Городца

  автор: SHARIK  |  19-февраля-2016  |  2218 просмотров | 1 комментарий
загрузка...
Шлем из Городца до реставрации. Вид сбоку
Рис. 1. Шлем из Городца до реставрации. Вид сбоку (фото из паспорта реставрации О.В. Степанова)

В археологической экспозиции Городецкого краеведческого музея центральное место занимает уникальнейший экспонат – богато украшенный позолотой и серебрением шлем, фото из музея. Впервые он был опубликован нижегородским археологом Т.В. Гусевой среди других городецких находок1. О.В. Степанов написал по итогам его реставрации дипломный проект2. Кроме того, находке посвятил небольшую заметку журнал «Вокруг света»3. К сожалению, перечисленные работы ограничились приблизительной датировкой шлема и выдвижением гипотез относительно его принадлежности русскому воину (или кому-либо из удельных князей), но не ставили перед собой задачи более комплексного рассмотрения этой интересной находки. Первая такая попытка была предпринята автором этих строк в 2001 г. Вышедшая в свет брошюра «Шлем из Городца: тайны, факты, гипотезы» содержала в себе развернутое описание находки, выполненное автором прорисовки шлема, и серии аналогичных шлемов, обнаруженных при разных обстоятельствах на средневековых памятниках: в разоренных монголами русских городах, кочевнических погребениях и т.п. Были выдвинуты гипотезы о происхождении шлема и обстоятельствах его утраты, вызвавшие бурные обсуждения как среди знатоков средневекового вооружения, так и среди любителей военно-исторической реконструкции.

В своей книге «Армии монголо-татар», вышедшей в 2002 г., М.В. Горелик поместил рисунок шлема из Городца, сделанный им на выставке достижений советских реставраторов, проходившей в Академии художеств в Москве в 1993 г., а также собственную графическую реконструкцию шлема, который он предложил считать изделием монгольских мастеров, произведенным в Иране4.

К сожалению, все публикации шлема из Городца выходили с черно-белыми иллюстрациями при отсутствии детальных фотографических изображений. После проведенной макросъемки выявились ранее малозаметные элементы орнамента, которые были еще в большей степени уточнены благодаря оказавшейся в моих руках кальке с орнамента шлема, выполненной О.В. Степановым непосредственно после расчистки наголовья от продуктов коррозии и перед покрытием его синтетическим лаком. С учетом всех этих новых данных и была написана данная статья.

Рассматриваемый шлем был найден в Городце-на-Волге – древнейшем русском городе Нижегородского Поволжья, возникшем во второй половине XII в. в качестве форпоста на землях, населенных в то время мерей. В древнейшем летописном известии Городец значится как место сбора русских дружин для походов в Волжскую Булгарию5. Однако совсем скоро в силу выгодного географического положения он превратился в крупный торгово-промышленный город.

В феврале 1238 г. в ходе монгольского нашествия Городец был разорен6. После смерти Александра Невского город стал вотчиной его сына – Андрея Александровича7, который в угоду своим политическим амбициям не раз приводил на Русь монгольские рати, разорявшие ее северо-восточные области, но неизменно обходившие стороной Городец-на-Волге.

Роковым в истории древнего Городца стал 1408 г., когда его опустошили войска Едигея. Одно из последних летописных упоминаний о Городце относится к декабрю 1408 г. Тогда хан Едигей осадил Москву, разорил Переславль-Залесский, Ростов, Дмитров, Серпухов, Нижний Новгород и Городец. После этого город опустел на долгое время, о чем свидетельствуют археологические раскопки, показавшие отсутствие в черте средневекового заселения культурных напластований XV-XVI вв. Вновь застраиваться и заселяться старое средневековое городище стало лишь в XVII в.8 Благодаря этому разоренный и опустевший город сохранил на своей территории множество древних предметов, так и не собранных новыми поселенцами и пролежавших в земле долгие столетия. Люди, заселившие территорию древнего города, оставили предания и рассказы о находках многочисленных кладов. Старики передавали из поколения в поколение истории о том, как на усадьбах и на Рязановском поле (территория средневекового посада) находили сундуки с сокровищами, дорогое оружие, монеты и другие вещи9.

Шлем из Городца до реставрации. Вид изнутри Укрепление трещин марлевыми накладками с клеем ПБМА
Рис. 2. Шлем из Городца до реставрации. Вид изнутри (фото из паспорта реставрации О.В. Степанова) Рис. 3. Укрепление трещин марлевыми накладками с клеем ПБМА (фото из паспорта реставрации О.В. Степанова)

Иногда древняя, окутанная легендами земля действительно расставалась со своими сокровищами, которые скрывала долгие столетия. Случилось так и в жаркий летний день 1985 г., когда жители ул. Загородной – Алексей Матвеевич и Борис Алексеевич Мошкины – рыли яму в своем огороде. Неожиданно лопата наткнулась на что-то твердое. «Копатели» не сразу поняли, с чем имеют дело, подумав, что выкопали из земли заляпанный грязью старый рукомойник. Только после того, как на поверхности показалась свернутая комом кольчуга и россыпь наконечников стрел, стало понятно, что найден древний доспех. Однако в силу своей ужасающей сохранности он нисколько не впечатлил на- шедших. От большого спекшегося кома, который представляла собой кольчуга, лопатой был отколот кусок, а остальное – выброшено за ненадобностью. При дальнейшем осмотре и раскопках костяка выявлено не было, а, следовательно, находка оказалась не связана с захоронением. Само место находки располагалось буквально у подножия внутренней стороны крепостного вала, а предметы, по словам нашедших их, лежали в горелом слое на глубине около полуметра (Рис. 1-3).

Шлем из Городца. (фото А.Е. Негина)
Рис. 4-7. Шлем из Городца. (фото А.Е. Негина)

Шлем собран из трех пластин (большой лобной и двух тыльных) методом ковки и кузнечной сварки, наверху шлема видны швы от сборки. Высота шлема – 21,5 см, диаметр – 24 см (Рис. 4-7). К куполу пятью заклепками приклепана небольшая полумаска, состоящая из окологлазных выкружек и обломка клювовидного наносника. По словам нашедших, в момент обнаружения полумаска была совершенно целой, но рассыпалась, прежде чем шлем был передан в музей. Под бровями полумаски видны остатки мелких декоративных (?) заклепок: сохранились пять шляпок под одной и две шляпки под другой бровью (Рис. 9). Полумаска была полностью посеребрена, но по верхней кромке, а также на бровях, веках и на носу прослеживаются остатки позолоты. По нижнему краю полумаски проделаны отверстия для крепления лицевой части бармицы (расчищено четыре отверстия). Интересно навершие шлема, напоминающее по своей конструкции наконечник зажигательной стрелы: с отходящими от стержня четырьмя крестообразно расположенными дужками, предназначавшимися в данном случае для крепления на них украшения – кистей из конского волоса (Рис. 10). Над дужками стержень значительно расширяется, образуя листовидный наконечник с отверстием в центре для крепления кольца, к которому привязывалась матерчатая или кожаная лента, свисавшая двумя концами (судя по многочисленным изображениям подобных наверший на рисунках в восточных манускриптах). Стержень навершия не только несколько отогнут назад, но еще и немного изогнут книзу. Он был золоченым, о чем свидетельствуют остатки позолоты на его дужках. Купол шлема, так же как и полумаска, покрыт относительно толстым слоем серебра, с линиями гравировки по серебру, почему-то не украшенными позолотой в нескольких местах. Орнамент на шлеме представляет собой четырехчастную композицию, свойственную некоторым восточноевропейским шлемам. Подобное орнаментальное оформление тульи золоченых шлемов можно видеть на миниатюрах из «Большой Шах-наме»10. Такое же орнаментальное деление тульи присутствует и на шлемах из Таборовки11 и Таганчи12 (территория современной Украины) (Рис. 11), Ватра-Молдовичей (курган «Хургишца») в Румынии13 (Рис. 12), где линии гравировки имитируют широкий околыш и стыки пластин сегментного шлема. Присутствует и четырехлепестковое подвершие или его орнаментальная имитация. Все вышеперечисленные признаки М.В. Горелик связывает с классическими монгольскими шлемами, изготовленными из нескольких соединенных клепкой сегментов, места стыков которых перекрыты выпуклыми узкими вертикальными пластинами-ребрами14. Снизу же данные пластины стянуты различной высоты околышем, а сверху – четырехлепестковым подвершием. Поскольку на шлемах из Городца, Таборовки, Таганчи и Ватра-Молдовичей все эти детали переданы лишь орнаментальной имитацией в виде золоченого декора (Городец, Таганча) или зубчатой гравировки (как на шлеме из Таборовки), логично предположить, что это локальные варианты, распространенные на территории Ак Орды, внешне воспроизводящие конструкцию традиционных монгольских образцов15.

Фрагмент кольчуги Полумаска шлема Навершие шлема
Рис. 8. Фрагмент кольчуги (фото А.Е. Негина) Рис. 9. Полумаска шлема (фото А.Е. Негина) Рис. 10. Навершие шлема (фото А.Е. Негина)

Орнаментация шлема из Городца делит его на две горизонтальные зоны (Рис. 13-16). В верхней – декор располагается на макушке купола, где имеется отверстие и приклепано навершие шлема. Он представляет собой четырехлепестковый цветок; по всей видимости, геральдическую лилию. Лепестки цветка обращены вниз и направлены к «узлам-плетенкам», которые являются частью нижней зоны декора. Расположение лепестков цветка по сторонам света – это типичная четырехчастная схема распространения блага в четырех направлениях, имевшая символическое значение: обезопасить владельца изделия со всех четырех сторон света16. Такое украшение на макушке шлема можно встретить еще на нескольких сохранившихся экземплярах. Правда, речь идет о накладных металлических пластинках-навершиях из четырех фигурных секторов, украшавших боевые наголовья из позднекочевнических погребений у г. Энгельс в Саратовском Заволжье17, у с. Новотерское в Чечне18 и о навершии шлема с территории золотоордынского города Нового Сарая19. Такие же металлические пластинки с изображением христианских святых, обращенные на четыре стороны света украшали навершие шлема из села Лыково (Владимирская область)20. Нужно отметить, что традиция изготовления «наверший-розеток» на шлемах появилась гораздо раньше, чем перечисленные образцы боевых наголовий21 (см., напр., Рис. 17).

Шлем из Таганчи Шлем из Ватра-Молдовичей
Рис. 11. Шлем из Таганчи: фото (по: Gutowski, 1997); прорисовка узора (по: Gawrysiak-Leszczynska, Musianowicz, 2002); реконструкция шлема (рисунок А.Е. Негина) ещё фото
Рис. 12. Шлем из Ватра-Молдовичей (фото В. Спинеи)

Нижняя зона декора купола шлема состоит из широкой орнаментальной полосы с волнообразным верхним краем, увенчанным «узлами-плетенками», или так называемым «узлом счастья» с лилиями на вершинах (Рис. 18).

Происхождение «узла счастья» иногда связывают с тибетским буддистским «узлом бесконечности» – символом удачи, графическим воплощением идеи бесконечности жизни и реинкарнации, хотя очевидно, подобный узел в Тибете распространяется несколько позже22. Его проникновение в Восточную и даже Западную Европу происходило из Центральной и Восточной Азии через территорию Средней Азии (Туркестан) вместе с мигрировавшими оттуда тюркскими племенами. В XI в. племенная конфедерация огузов во главе с предводителями из рода Сельджукидов захватила весь Иран, Месопотамию, Сирию, Египет и часть Закавказья. На этом пространстве сельджукского искусства и сформировался декоративный элемент «узел счастья» в том его классическом варианте, который можно видеть на шлеме из Городца (Рис. 19).

Орнамент налобного сектора декора шлема Орнамент правого бокового сектора декора шлема
Рис. 13. Орнамент налобного сектора декора шлема (рисунок О.В. Степанова) Рис. 14. Орнамент правого бокового сектора декора шлема (рисунок О.В. Степанова)
Орнамент левого бокового сектора декора шлема Орнамент затылочного сектора декора шлема
Рис. 15. Орнамент левого бокового сектора декора шлема (рисунок О.В. Степанова) Рис. 16. Орнамент затылочного сектора декора шлема (рисунок О.В. Степанова)

Конечно, похожая «плетенка» была распространена на разных территориях и в разные периоды, незначительно отличаясь в деталях и по форме. В Древней Руси она появляется на вещах как часть декора еще в домонгольское время. Однако выглядит этот узел иначе – у него другая геометрия: верхние дужки «сердечек», из которых он состоит, заострены и в ряде случаев снабжены острыми загнутыми наружу «отростками». Следовательно, все древнерусские узлы не имеют отношения к рассматриваемому, поскольку все они носят на себе отпечаток византийской традиции (см. рис. 19). Зато совершенно аналогичный по форме «узел счастья» появляется, как уже было отмечено, на территории Сельджукского султаната и на прилегающих территориях уже в XII-XIII вв. Его широкое распространение приходится на XIII-XV вв., когда указанный орнаментальный символ стал популярным на пространстве практически всей Монгольской империи. Этот узор можно видеть в резьбе по камню, на одеждах, где он используется в качестве декоративного элемента, на монетах многочисленных ордынских правителей. В XIV в. на Руси в подражание золотоордынским монетам также началась чеканка медных пулов с изображениями именно таких «узлов счастья». Чеканили монеты и на территории Нижегородско-Суздальского княжества, а также, видимо, непосредственно в Городце, где их выпуск наладил князь Борис Константинович (Рис. 20).

В эпоху Тимуридов отмечено наибольшее распространение «узла счастья», который был особенно популярен в Самарканде, Герате, Ширазе и Тебризе, откуда происходят манускрипты с его многочисленными изображениями23.

Расположение «узлов счастья» в орнаментальном оформлении шлема из Городца свидетельствует об их использовании в качестве апотропея (оберега), призванного защитить владельца шлема со всех четырех сторон света.

Листовидные накладные пластины – детали наверший шлемов: 1 – Лыково; 2 – Энгельс; 3 – Новый Сарай; 4 – Новотерское. «Узлы счастья» с лилиями на шлеме из Городца Изображения «узлов счастья» на русских домон- гольских вещах XII – начала XIII века: 1–3 – Киев; 4 – Владимир; 5 – Шарки; 6 – Антоново
Рис. 17. Листовидные накладные пластины – детали наверший шлемов: 1 – Лыково (по: Янин, 1958); 2 – Энгельс (по: Максимов, 1962); 3 – Новый Сарай (по: Полубояринова, 1987); 4 – Новотерское (по: Нарожный, 2008) Рис. 18. «Узлы счастья» с лилиями на шлеме из Городца (фото А.Е. Негина) Рис. 19. Изображения «узлов счастья» на русских домон- гольских вещах XII – начала XIII века: 1–3 – Киев; 4 – Владимир; 5 – Шарки; 6 – Антоново (по: Древняя Русь, 1997)

Орнаментальная полоса, опоясывающая нижнюю часть купола шлема, поделена на четыре неравные части. Лицевая часть больше остальных трех и соотносится с ними как 1,3:1:1:1. В левой и правой частях расположен орнамент, соответственно имеющий «левое» и «правое» направления. В затылочной части он имеет «правое» направление. На лобной части шлема присутствует повреждение – вмятина округлой формы. Возможно, это след от удара кистенем или от рухнувшего во время пожара бревна той постройки, в которой шлем мог находиться во время его утраты.

По остаткам налобного орнамента нельзя с уверенностью судить, как он выглядел первоначально. Процесс коррозии привел к большим утратам, из-за чего часть декора оказалась стертой. Однако и в современном состоянии просматриваются элементы, позволяющие предположить наличие в лобной части некоей надписи, возможно выполненной куфическим стилем. Специалисты по арабской каллиграфии, видевшие остатки наведенного позолотой декора, расходятся во мнениях, указывая на сложность ее прочтения из-за сильной фрагментации. С большой осторожностью они предполагают наличие сильно фрагментированных букв «лям» или лигатуры «лям-алиф», но без дополнительной расчистки и исследований шлема с помощью специальной техники что-то более определенное сказать невозможно.

Наиболее интересный элемент орнаментального украшения купола шлема – сильно фрагментированные изображения крыльев, располагающиеся в боковых и затылочной областях орнаментальной полосы. Это дает основание допустить, что на шлеме воспроизведены птицы с развернутыми крыльями.

Изображения «узлов счастья» на восточных вещах XII – начала XV в.: 1 – вышивка из Египта, период династии Айюбидов (1169–1260), музей Эшмола, Оксфорд; 2–6 – золотоордынские дирхемы XIII–XIV вв.: 2 – дирхем Газан-хана, начало XIV в.; 4–5 – дирхем хана Узбека; 6 – дирхем Джанибека; 7 – узорная ткань из погребения 93 могильника Маячный Бугор (Астраханская область), конец XIII в.; 8 – Исфаганская пятничная мечеть, михраб султана Олджейту (Иран) (1310 г.); 9 – орнаментальные мотивы в средневековой татарской архитектуре сельджукского стиля, кече манара в Булгаре (около современного города Болгар в Татарстане), Золотая Орда, Булгария, XIV в.; 10 – декор дворца эпохи Насридов в Альгамбре (Испания), начало XVв.; 11–12 – изображения букв арабского алфавита «алиф» и лигатуры «лям–алиф».
Рис. 20. Изображения «узлов счастья» на восточных вещах XII-начала XV в.: 1 – вышивка из Египта, период династии Айюбидов (1169–1260), музей Эшмола, Оксфорд; 2–6 – золотоордынские дирхемы XIII–XIV вв.: 2 – дирхем Газан-хана, начало XIV в.; 4–5 – дирхем хана Узбека; 6 – дирхем Джанибека; 7 – узорная ткань из погребения 93 могильника Маячный Бугор (Астраханская область), конец XIII в.; 8 – Исфаганская пятничная мечеть, михраб султана Олджейту (Иран) (1310 г.); 9 – орнаментальные мотивы в средневековой татарской архитектуре сельджукского стиля, кече манара в Булгаре (около современного города Болгар в Татарстане), Золотая Орда, Булгария, XIV в.; 10 – декор дворца эпохи Насридов в Альгамбре (Испания), начало XVв.; 11–12 – изображения букв арабского алфавита «алиф» и лигатуры «лям–алиф».

Изображения птиц иногда встречаются на шлемах чингисидской эпохи. Например, они имеются на шлеме неизвестного происхождения, хранящемся в Венгерском национальном музее (Будапешт). Близкие по стилю образы птиц, наведенные позолотой, украшают купол шлема из Сузунского бора в Томской области24. Оба отмеченных шлема датируются XIII-XIV вв. По мнению М.В. Горелика, шлем из Венгерского национального музея, монгольский по форме, изготовлен иранским мастером и украшен изображениями китайских фениксов25. Этот мотив широко применялся в Иране в конце XIII в., когда искусство при Хулагуидах испытывало китайское влияние26 (Рис. 21).

Из-за плохой сохранности декора шлема из Городца сложно определить, изображен ли на нем китайский феникс, или это, например, сельджукский двуглавый орел27, поскольку уцелели лишь фрагменты изображения крыльев. Однако и при такой сохранности декора ясно, что перед нами уникальное произведение оружейного искусства, аналогов которому в пределах серии подобных шлемов пока нет (Рис. 22).

Изображения птиц на шлемах: 1–2 – Венгерский национальный музей в Будапеште (по: Горелик, 2003); 3 – Сузунский бор (по: Ozheredov, Hudiakov, 2007); 4–5 – Городец Графическая реконструкция первоначального облика шлема из Городца
Рис. 21. Изображения птиц на шлемах: 1–2 – Венгерский национальный музей в Будапеште (по: Горелик, 2003); 3 – Сузунский бор (по: Ozheredov, Hudiakov, 2007); 4–5 – Городец (рисунки и фото А.Е. Негина) Рис. 22. Графическая реконструкция первоначального облика шлема из Городца (рисунок А.Е. Негина)

Наголовье из Городца дополняет серию крутобоко-куполовидных шлемов, судя по иконографическим данным Ирана первой трети XIV века и археологическим находкам, широко распространенных на территории Восточной Европы в XIII и в начале XIV в. Три из них – из Лыково (Владимирская область)28, Киева (Украина)29 и Городца (Нижегородская область) – найдены непосредственно на древнерусской территории. Кроме того, имеются остатки полумасок, принадлежавших к шлемам этого же типа, из раскопок в Изяславле (с. Городище в Шепетовском районе Хмельницкой области, Украина)30, Вщиже (ныне село в Жуковском районе Брянской области)31 и на городище Свислочь (Осиповичский район Могилевской области Республики Беларусь)32. Остальные известные нам крутобоко-куполовидные шлемы и их фрагменты происходят с ордынской территории и из кочевнических погребений: Чингул (с. Заможное Токмакского района Запорожской области, Украина)33, Моску (Тыргу Бужор, Румыния)34, Таборовка (Николаевская область, Украина)35, случайная находка у с. Никольское (Орловская область)36, случайная находка из погребения в Краснодарском крае37, шлем с остатками наносника или полумаски из погребения у поселка Семеновод (Новоалександровский район Ставропольского края)38, случайно найденная полумаска из Донецкой области (Украина) и, возможно, из по гребения под Ногайском (современный город Приморск, Запорожская область, Украина)39(Рис. 23).

Все вышеперечисленные шлемы практически аналогичны. Их характерными признаками являются: крутобокая тулья, навершие в виде стерженька, который почти во всех случаях немного отогнут назад. На стерженьке находится кольцо для крепления украшения в виде кожаной или матерчатой ленты. По нижнему краю тульи размещены петли для обруча, к которому привешивалась тыльная часть бармицы, а лицевая ее часть крепилась к полумаске. На некоторых шлемах окологлазные выкружки, вероятно, были преднамеренно удалены, чтобы получился наносник (Лыково, Моску). Возможно, специально были удалены и окологлазные выкружки на киевском шлеме вскоре после его изготовления. Таким образом полумаски трансформировались в наносники, к которым крепилась лицевая часть бармицы. Для крутобоких шлемов характерна дорогая отделка в виде оковки серебряным листом с последующим золочением.

Карта распространения находок «крутобоко-
Рис. 23. Карта распространения находок «крутобоко- куполовидных» шлемов и скульптурно оформленных наносников: 1 – Городец; 2 – Никольское; 3 – Киев; 4 –5 – Городище; 6 – Свислочь; 7 – Моску; 8 – Таборовка; 9 – Заможное (Чингул); 10 – Краснодарский край; 11 – Келийский могильник; 12 – Лыково; 13 – Вщиж; 14 – Семеновод; 15 – Донецкая область (рисунок А.Е. Негина)

Приведенные ниже описания найденных образцов содержат более подробную информацию об их существенных признаках.

1. Шлем из Киева40. О находке этого шлема имеется множество упоминаний, самое точное из которых – следующее: «В 21 июня 1834 г. при раскрытии земляного вала на Крещатике, по случаю проведения новых улиц в Киеве, найден подполковником бароном Фитингофом железный рыцарский шлем с частью панциря, который и находится в числе разных древних вещей, пожертвованных господином Лохвицким в 15-й день июля того же года университету св. Владимира»41 (Рис. 24).

К трехчастной тулье этого шлема прикреплен длинный узкий наносник с выкружками для глаз, частично сохранивший серебряную набивку. На макушке имеется небольшой стерженек с обломком колечка. Размер носовой накладки – 16x14 см. Наносник выступает за линию обреза на 7,4 см. Ширина наносника в широкой части 3 см, в узкой – 2,5 см. Высота навершия – 2 см.

Шлем из Киева Шлем из села Никольское
Рис. 24. Шлем из Киева (фото В.М. Прокопенко) еще фото
Рис. 25. Шлем из села Никольское (фото А.Е. Негина) доп. фото

2. Шлем, случайно найденный в 1866 году возле села Никольское Орловской губернии42. Об обстоятельствах находки никаких конкретных сведений нет. Тулья состоит из трех частей и выкована для увеличения прочности продольными желобками. К передней части приклепана накладка с вырезами для глаз и горбатым заостренным наносником. Края накладки (полумаски) и обрез наносника снабжены мелкими дырочками для крепления лицевой части бармицы. По низу корпуса обнаруживаются остатки восьми-девяти петель для тыльной части бармицы. Обруч не сохранился. Весь шлем покрыт тонким серебряным позолоченным листом, который во многих местах поврежден и выкрошился. На макушке шлема имеется отверстие для приклепывания навершия. Размеры шлема: длина окружности 73 см, размер носовой накладки 14,5х14 см, наносник выступает за линию обреза шлема на 7 см (его ширина в широкой части 4 см) (Рис. 25).

3. Шлем, найденный в 1938 г. в Моску, в районе Тыргу Бужор на юго-востоке Румынии при раскопках кочевнического погребения43. В комплексе также находились остатки кольчуги и сабли, удила и бронзовый прут длиной 50 см; кроме воина в погребении был конь44. Судя по особенностям погребального обряда (целый конь, распрямленная гривна в виде бронзового (?) прута), в кургане Моску был захоронен этнический половец. Это нисколько не мешало ему быть знатным золотоордынским воином45, так как восточные земли современной Румынии во 2-й половине ХIII в. входили в состав Улуса Джучи и особенно активно осваивались монголами в правление темника Ногая46. Тулья шлема выкована продольными желобками, как и у экземпляра из села Никольское. Стержень навершия напоминает таковой у шлема из Городца, хотя вместо дужек на стержне находится шарик. Нижняя часть тульи подверглась сильному воздействию коррозии, так что нижний край практически полностью отгнил. Тем не менее нет никаких сомнений относительно способа крепления тыльной части бармицы. Он такой же, как и на остальных шлемах этой серии: железный прутик продевался, в зависимости от расстояния между петлями на нижнем крае тульи, через два, три или более колец верхнего ряда бармицы, затем просовывался через петлю, потом опять через кольца, и т.д., а за последней петлей закручивался узлом. Этот способ прикрепления бармицы, без сомнения, является заимствованием с Востока, где он был в общем употреблении в течение нескольких веков47. К сожалению, шлем не сохранился до наших дней и для изучения доступна лишь его гальванокопия, хранящаяся в Военно-историчесиком музее в Бухаресте (Рис. 26).

Шлем из Моску Шлем из Заможного (Чингульского кургана)
Рис. 26. Шлем из Моску (фото В. Спинеи) Рис. 27. Шлем из Заможного (Чингульского кургана) (фото по: Ori dei cavalieri, 2007) еще фото

4. Шлем из раскопок Запорожской археологической экспедиции 1981 г., курган № 5 на берегу реки Чингул у с. Заможное Токмакского района Запорожской области, Украина48. Этот экземпляр происходит из погребения очень знатного кочевника (половецкого хана). По форме и размерам он аналогичен вышеописанным образцам, а особенно близок городецкому шлему, хотя их навершия разные. На навершии чингульского шлема сохранилось металлическое кольцо для привешивания украшения в виде кожаных или матерчатых ленточек. Тулья шлема сплошь вызолочена, и только по нижнему ее, не украшенному позолотой, краю, как и у остальных шле- мов данной серии (по линии подвеса кольчужной бармицы), пущена орнаментальная полоса в виде плетенки, выполненная насечкой. Высота шлема – 23 см, диаметр обода – 20 см, высота полумаски – 11 см (Рис. 27).

5. Шлем из Краснодарского края. Случайная находка в Прикубанье. На тулье сохранились остатки позолоты. Навершие в виде низенького шпенька, раскованного наверху в колечко, в которое должно было вставляться другое, подвижное и большего диаметра, для привязывания ленты, свисающей двумя концами. Купол шлема рифленый. У этого экземпляра в конструкции имеются определенные отличия от аналогов. Если снаружи тульи шлемов из Никольского и Моску ряд заклепок еле заметен, то здесь на сохранившейся правой стороне присутствует накладная вертикальная полоса с выпуклыми кантами и усеянная рядом заклепок. Той же выпуклой линией на налобной части тульи вычеканена заостренная арка, внутри которой той же линией прочеканены крутые «брови» – все это рассечено по оси вертикальной линией от макушки до «бровей – носа». Шлем находится в частной коллекции49 (Рис. 28).

Шлем из Краснодарского края Фрагмент полумаски из Свислочи
Рис. 28. Шлем из Краснодарского края (рисунок А.Е. Негина по: Горелик, 2010) Рис. 29. Фрагмент полумаски из Свислочи (фото Н.А. Плавинского)

6. Фрагменты полумаски и шлема с городища Свислочь на окраине одноименной деревни в Осиповичском районе Могилевской области Республики Беларусь50. Раскопки В.И. Кошмана 2006 г. Полумаска была выкована из железной пластины толщиной 0,4-0,5 см. Высота – 13,3 см, ширина сохранившейся части – 14,7 см, а первоначальный ее размер достигал 19,5 см. Полумаска имела дужки под глазами, соединявшие наносник с надбровными дужками. Купол шлема представлен шестью сильно разрушенными коррозией фрагментами, но можно утверждать, что поверхность шлема была не рифленой, а гладкой. В отличие от других наголовий описываемого типа, купол и полумаска не имели покрытия драгоценными металлами, так как следов такового покрытия полумаски спектральный анализ не выявил. Вместе с тем необходимо учитывать то, что фрагменты очень сильно коррозированы и побывали в сильном пожаре. Огонь мог уничтожить драгоценное покрытие, а в дальнейшем коррозия могла разъесть следы его нанесения, в частности плакировочную сетку (Рис. 29).

7. Фрагменты шлема из Изяславля (с. Городище в Шепетовском районе Хмельницкой области, Украина)51. В ходе раскопок М.К. Каргера, проходивших на памятнике в 1958 и 1960 гг., были обнаружены фрагменты рифленого купола с пайкой двух элементов бронзой. Другой же кусок – с остатками полумаски – не рифленый, а гладкий (Рис. 30).

Фрагмент шлема из Городища (Изяславль) и его гипотетическая реконструкция  Шлем из Таборовки
Рис. 30. Фрагмент шлема из Городища (Изяславль) и его гипотетическая реконструкция по Ю. Петрову (рисунок А.Е. Негина) Рис. 31. Шлем из Таборовки (рисунок М. Кричака в: Горелик, Дорофеев, 1990)

8. Шлем из раскопок В.Н. Фоменко 1982 г. на Нижнем Днепре, у с. Таборовка Николаевской области, Украина. Впускное погребение № 5 в кургане № 1, известном в народе под названием «Приверха могила». Обнаруженный инвентарь, в том числе скелет полной туши коня и распрямленная витая гривна, свидетельствует о том, что покойный был золотоордынским воином половецкого происхождения52. Купол шлема имеет аналогичное с городецким шлемом оформление, выполненное в данном случае гравировкой, которая делит тулью на две неравные по высоте части: зубчатой линией показана фальшивая идеальная «структура» шлема – околыш в виде зубчатого венца и купол из четырех секторов. На тулье шлема сохранились остатки толстого слоя позолоты, некогда покрывавшей его. Кроме того, присутствует и круговая бармица, подвешенная на пруте. Общая высота – от борта до верхушки шпиля – 18,5 см, диаметр тульи у борта – 25,5 см. Корпус шлема сварен из трех железных секторов толщиной около 3 мм (Рис. 31).

9. Так называемый «шлем Ярослава Всеволодовича», случайно найденный возле с. Лыково у г. Юрьева Польского53. Тулья шлема имеет плохую сохранность, вследствие чего трудно уловить ее первоначальную «геометрию» и судить о том, относится ли он к трехчастным шлемам, так как нигде не упоминается, из скольких частей состоит его купол, а специально этим вопросом никто не занимался. Первоначально шлем был покрыт серебряным листом и украшен позолоченными серебряными чеканными накладками. К макушке прикреплено небольшое навершие. На вершине на звездчатых пластинах размещались изображения Спаса, Св. Георгия, Василия, Федора. На челе шлема помещена большая накладная пластина с образом архангела Михаила с черневой посвятительной надписью: «Вьликъи архистратиже ги Михаиле помози рабу своему Феодору». По нижнему краю проходит орнаментная кайма с изображениями грифонов, птиц и барсов, разделенных лилиями и листьями. На кайме ряд дырочек, пробивших орнамент и корпус. Возможно, они служили для крепления подкладки. В дополнение к этому кругом по ободу в пяти местах имеются сломанные ушки для привешивания бармицы на пруте. К тулье приклепан посеребренный наносник, реалистически изображающий горбатый нос. Надбровье наносника позолочено. Следы железной полумаски прослеживаются по обломам нижних выкружек для глаз на обеих сторонах наносника. Общая высота – 21,5 см. Высота навершия – 3,5 см. Пластинка с Михаилом Архангелом – 9х12,5 см. Размер носовой накладки – 14х10 см. Наносник выступает за нижний обрез на 7 см. Его ширина в широкой части – 3,5 см (Рис. 32).

Шлем из села Лыково Шлем из Келийского могильника, погребение 1
Рис. 32. Шлем из села Лыково (фото по: Russian Arms and Armor, 1982) фото в музее
Рис. 33. Шлем из Келийского могильника, погребение 1 (рисунок А.Е. Негина по: Виноградов, Нарожный, 1994)

10. Шлем из грунтового захоронения № 1 Келийского могильника в Назрановском районе Республики Ингушетия был обнаружен в ходе раскопок 1987 г., проводившихся под руководством М.Б. Мужухоева54. Шлем имел большие утраты и был собран из отдельных фрагментов. Купол наголовья похож на таковой в экземплярах крутобоко-куполовидной серии, однако в целом шлем отличается от них по своей конструкции. Он состоит из куполообразной верхней части и широкого околыша. Кроме того, на шлеме нет скульптурно оформленного наносника. Здесь его можно охарактеризовать как упрощенный и редуцированный. Вследствие этого данное боевое наголовье можно считать дериватом местного происхождения, подражанием шлемам рассматриваемой группы (Рис. 33).

11. Полумаска из раскопкок Б.А. Рыбакова 1947 г. во Вщиже55 имеет скульптурно оформленный горбатый нос и точно такой же декор, как и на остатках полумасок на «шлеме Ярослава Всеволодовича» и на шлеме из Городца, а именно посеребренную поверхность с наведенными золотом «бровями» и «веками». «Брови» сходятся чуть ниже переносицы в клиновидную фигуру. На кончике носа помещается золоченая каплевидная фигура, заполняющая поверхность ноздрей. Золочение оконтурено гравированными линиями. Серебрение и золочение выполнены в технике амальгамирования. Крепление бармицы к полумаске осуществлялось через отверстия, расположенные на «отвороте», идущем под глазами и вдоль боков носа. Фрагменты «отворота» сохранились и под носом, где также предположительно присутствовали отверстия. Непосредственного крепления колец бармицы через отверстия в нижней части полумаски в этом экземпляре предусмотрено не было. Высота – 13 см. Ширина – 15 см (Рис. 34).

Полумаска из Вщижа Наносник из погребения у поселка Семеновод
Рис. 34. Полумаска из Вщижа, фото до расчистки
Рис. 35. Наносник из погребения у поселка Семеновод (рисунок А.Е. Негина по: Нарожный, 2010)

12. Фрагменты шлема и полумаски, найденные в 1989 г. при раскопках разрушенного кочевнического захоронения у поселка Семеновод Новоалександровского района Ставропольского края56. Полумаска сохранилась в виде множества фрагментов малого размера. Первоначально она крепилась к боевому наголовью с помощью равномерно расположенных заклепок у верх него ее края. Пространство вокруг глазных вырезов вдавлено. Вырезы для глаз вытянуто-овальной формы, заметно сужаются к внешним краям, где проделаны сквозные отверстия, сквозь которые продеты кольца бармицы, фактически обрамляющие «глазницы». Кольца бармицы крепились и к наноснику. На внутренней стороне большинства сохранившихся фрагментов обна- руживаются следы органики (возможно, от подкладки) (Рис. 35).

13. Полумаска из частной коллекции, найденная на территории Донецкой области (Рис. 36).

Полумаска из Донецкой области. Частная коллекция Шлем из частной коллекции, проданный с торгов на аукционе Fischer Luzern
Рис. 36. Полумаска из Донецкой области. Частная коллекция. Больше фотографий Рис. 37. Шлем из частной коллекции, проданный с торгов на аукционе Fischer Luzern (рисунок А.Е. Негина)

14. Шлем из частной коллекции, проданный с торгов на аукционе Fischer Luzern57. Происхождение этого шлема неизвестно. Он интересен тем, что уже в XIV в. был переделан на европейский манер. При переделке наносник и вся налобная часть были удалены так, что надо лбом образовался прямоугольный вырез с «пережиточным» мыском в середине. Видимо, позже к налобной части было приклепано крепление для подвижного наносника (Рис. 37).

загрузка...
  Голосов: 0
 
Монета хана Золотой Орды Джанибека с «Узлами счастья» и топорики фото на форуме

Вы просматриваете сайт Swordmaster как незаригистрированный пользователь. Поэтому скрытый текст скрыт. Комментарии будут вводится через капчу с предварительной модерацией. Если нашли ошибку — выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Для того чтобы пользоваться полным функционалом сайта, рекомендуем .


Добавление комментария
Ваше Имя:      Ваш E-Mail (по желанию):  
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
  
  

19 февраля 2016 13:44 | 

Гpуппа: Администраторы
Pегистрация: 30.12.2006
  • 549
  • 243
В довесок к этой еще миниатюра

Бой Ардашира и Бахмана, сын Ардавана. иллюстрация из Шах-наме 1325-1350
Ardashir Battling Bahman, the Son of Ardavan, illustration from the 'Shahnama' (Book of Kings), by Abu'l-Qasim Manur Firdawsi (c.934-c.1020) 1325-50 (w/c, ink & gold on paper), Persian School, (14th century) / Detroit Institute of Arts, USA www.allposters.ca

--------------------
¤ цитировать