Оружие и Доспехи :

Вооружение кочевого населения северо-восточных районов Золотой Орды

  автор: SHARIK  |  10-июня-2012  |  21927 просмотров  |  Пока нет комментариев
загрузка...

Историческая картина

Военное дело кочевых народов степного пояса Евразии в эпоху монгольских завоеваний и последующие периоды существования мировой Монгольской империи и созданных на ее основе государств Чингизидов является одной из наиболее актуальных и в наибольшей степени исследованных проблем во всемирной истории войн и военного искусства, постоянно привлекающей к себе внимание со стороны военных историков и специалистов по истории оружия. Большая временная продолжительность и грандиозные пространственные масштабы военных действий, которые вели монголы, практически беспрерывно и одновременно на многих фронтах в разных, удаленных на огромные расстояния друг от друга районах Евразийского континента, и постоянно одерживаемые ими победы над различными, как правило, более многочисленными и хорошо вооруженными, противниками поражали воображение современников и привлекали внимание военных историков всех последующих поколений. Современники происходивших событий стремились как можно более точно описать особенности вооружения и военного искусства монгольских номадов, чтобы понять причины их военных успехов в противоборстве на полях сражений с различными, по разном) вооруженными и применяющими разные приемы наступления и обороны.

Особенно значительный след оставили средневековые монголы в военной истории народов России. Китая и стран Центральной Азии. Поэтому не случаен постоянный интерес к данной теме среди российских военных историков и специалистов по истории оружия вплоть до настоящего времени. Однако, несмотря на устойчивый интерес к этой теме, военное дело государств Чингизидов, образовавшихся в XIII в. в составе мировой Монгольской империи, изучено далеко не полно и не равномерно. Военные историки ориентировались, в первую очередь, на сведения письменных исторических источников. Сравнительно недавно в поле зрения исследователей стали привлекаться доступные изобразительные материалы и археологические находки предметов вооружения в памятниках кочевников степного пояса Евразии, относящихся к монгольскому времени. При изучении военного дела кочевых народов, входивших в состав Монгольской империи и других государств Чингизидов, образовавшихся в процессе монгольских завоеваний. основное внимание уделялось анализу вооружения и военного искусства самих монголов. В значительно меньшей степени были исследованы особенности развития военного дела других кочевых этносов, попавших в зависимость от монгольских правителей и воевавших в составе их армий. Одной из весьма важных, но недостаточно изученных к настоящему времени проблем в истории военного дела государств Чингизидов является анализ комплекса вооружения и реконструкция особенностей военного искусства кочевого населения северо-восточных районов Улуса Джучи, включавших степи Алтая и Западной Сибири. Улус Джучи, или Золотая Орда, который первоначально был одним из четырех государственных образований в составе Монгольской империи, а в дальнейшем стал одним из самых крупных и сильных в военном отношении государств Чингизидов. В составе этого государства проживало много разных по своему происхождению, языку, культуре и религиозной принадлежности, а также куль-турно-хозяйственному типу средневековых народов и этнических групп. Уровень развития военного дела у разных народов и этнических групп, включенных в начале XIII в. в состав Золотой Орды, существенно различался. Однако, в последующие десятилетия под влиянием общих тенденций в развитии военного дела всех кочевых племен, включенных в состав Монгольской империи, многие различия нивелировались.

Возможности изучения этой проблемы на материалах письменных исторических источников весьма ограничены, поскольку о военных действиях на данной территории  в период монгольских завоеваний и образования Улуса Джучи мало что известно. Основными источниками для реконструкции комплекса вооружения и особенностей военного искусства кочевого населения северо-восточных районов этого государства являются археологические материалы. О событиях военной истории в период образования Улуса Джучи известно не многое. Замысел создания этого государства у основателя Монгольской империи Чингиз-хана возник вскоре после покорения всех кочевых племен на территории Монголии. Он являлся частью традиционный для всех правителей кочевых государств идеи под своей властью «всех поколений, живущих за войлочных кибитках». В 1204 г. монгольские войска под командованием Чингиз-хана разгромили всех своих противников в Монголии. Часть потерпевших поражение племен, найманы и меркиты, бежали на запад, в Саяно-Алтай и Прииртышье. Чингиз-хан назначил правителем завоеванных племен темника Хорчи, повелев ему: «Будь темником и управляй этой страной до Золотых гор». Под его управление были отданы все племена «вплоть до при-эрдышских лесных народов» . В число отданных во владение были включены и не покоренные народы Саяно-Алтая, которые еще предстояло завоевывать. В начале ХШ в., после принятия на курултае монгольской знати плана покорения всего мира и начала экспансии в западном направлении, Чингиз-хан выделил земли Саяно-Алтая, которые еще предстояло завоевать, в удел своему старшему сыну Джучи. Первоочередной задачей этого плана было объединение под властью монгольского хана всех кочевых народов степного пояса Евразии. С началом реализации этой грандиозной программы завоеваний, в последующих 1207-1208 годах, войскам Джучи-хана удалось подчинить кыргызские княжества и зависимые от них племена кыштымов, населявших южные районы Сибири, которые стали частью его владений. В последующие годы монгольские войска, возглавляемые Джучи-ханом, преследуя бежавших от монголов меркитов, совершили поход в долину р. Иртыш, включив эти земли в состав Монгольской империи. Потерпевшие поражение меркиты бежали на запад, в степи, населенные племенами кыпчаков и канглы, чем спровоцировали монголов начать военные действия против этих тюркских кочевников. В 1218 г. Джучи-хану пришлось подавлять восстание населения Саяно-Алтая, отказавшееся участвовать в покорении племен туматов, населявших горные районы Тувы и оказавших ожесточенное сопротивление монголам. Часть кыргызского населения, не желавшая покоряться монгольской власти, мигрировала на север, в Причулымье, где смогла укрыться на небольших степных долинах, посреди бескрайней тайги, труднопроходимой для монгольских войск. В следующем году основные силы монгольской армии были брошены на завоевание Средней Азии, где в течение нескольких лет монголы сокрушили государство хорезмшахов, а войско под командованием Субедея и Джэбе прошло с боями в степи Восточной Европы и вернулось в Монголию. Вероятно, именно в эти годы в состав Улуса Джучи было включено кочевое население лесостепных и степных районов Алтая, Западной Сибири и Казахстана, поскольку известно, что в это время Джучи-хан перенес свою ставку, названную Кок-Орда, в долину Иртыша. По оценке авторитетных исследователей, в результате этой экспансии под властью Джучи оказались земли, населенные восточными кыпчаками, от верховий Иртыша до Урала, в том числе лесостепные и степные районы Алтая и сопредельные территории Западной Сибири. В состав Улуса Джучи были включены также земли в долине р. СырДарьи и Аральского моря, в том числе Хорезм . В источниках нет сведений о том, насколько ожесточенным было сопротивление тюркоязычных кочевых племен, населявших лесостепные и степные районы Алтая, монгольскому завоеванию. Вероятно, значительная часть из них покорилась Джучи-хану, а те, кто не желал признавать его власть, пытались мигрировать в северные лесостепные и лесные районы, в которые, судя по археологическим материалам, в монгольскую эпоху прослеживается приток кочевого населения с юга. Благодаря военнополитическому давлению со стороны монголов, и миграции тюркского кочевого населения, в этот период ускорились процессы тюркизации угорского и самодийского населения Западной Сибири.

В последующие десятилетия в результате завоевательных войн территория Улуса Джучи, или Золотой Орды, охватила обширные пространства всего западного ареала степного пояса Евразии вплоть до Дуная, а также некоторые сопредельные районы Средней Азии и Восточной Европы. Вся территория этого государства была поделена на военноадминистративные уделы: крылья и центр. Северо-восточные районы Улуса Джучи были включены в состав левого крыла – Кок-Орды, которым первоначально управлял Орда-ичен.

В состав кочевого населения этого государства были включены многие различные по своему происхождению, тюркские, угорские, самодийские и другие народы, которые в период существования Золотой Орды, вероятно, были объединены общим названием «татары». Ряд исследователей полагает, что среди них наиболее многочисленным кочевым этносом, населявшим евразийские степи накануне монгольского нашествия, были кыпчаки. По представлениям современников, степи Казахстана и Восточной Европы до монгольского завоевания назывались «Дешт-и-кыпчак» — кыпчакской степью, или «страной кыпчаков». Лишь после того, как население этих районов было покорено татарами, то «кыпчаки сделались их подданными», что привело в смене названия страны и ее кочевого населения. Считается, что одной из главных причин, способствовавших военной активности монголов в западном направлении было стремление подчинить своему владычеству кыпчаков. В предшествующий монгольскому завоеванию период развитого средневековья кыпчаки расселились по обширной территории степного пояса Евразии, в том числе освоили лесостепные и Степные районы Алтая и Западной Сибири, и включили в орбиту своего влияния многие другие тюркские и самодийские кочевые племена. Исследователи относят на данных территориях к кругу кыпчакских археологические памятники эпохи развитого средневековья, которые датируются началом II тыс. н.э. Среди них представлены захоронения по обряду ингумации в сопровождении шкуры коня и одиночной ингумации. На территории Восточного и Центрального Казахстана к числу кыпчакских памятников относятся погребения по обряду ингумации без коня и поминальные сооружения с каменными изваяниями. Памятники восточных кыпчаков расположены в центральных и восточных районах Казахстана. Судя по сведениям письменных источников и этнографическим данным, и по представлениям некоторых ученых, накануне монгольского завоевания кыпчаки, жившие на территории степей Казахстана, подразделялись на два крупных объединения. Представители кыпчак-ской знати, признавшие власть Чингизидов, продолжали играть заметную роль в военнополитической истории Монголии и Саяно-Алтая и после монгольского завоевания в XIII в. Ряд исследователей полагает, что в первой половине XIII в. кочевые племена, населявшие лесостепные районы Алтая, были подчинены монголами «относительно мирным путем», население осталось прежним, но восприняло монгольские традиции. В последующие десятилетия Алтай стал отдаленной периферией Золотой Орды, но именно в этот период на его территорию наряду с местными тюркскими, самодийскими и кыпчакскими группами населения, впервые расселились монгольские кочевники. Вопрос об этнической принадлежности кочевого населения степного Алтая в монгольское время нельзя считать решенным. Обращает на себя внимание отсутствие среди памятников этого времени захоронений в сопровождении коня, или одиночных ингумаций и поминальных комплексов с каменными изваяниями, которые были характерны для культуры кыпчаков на основной территории их расселения в степях Казахстана и Восточной Европы.

 Из сообщений письменных источников известно, что в XII в. на территории Алтая впервые фиксируются племена теленгутов, которые под давлением монгольских кочевников переселились в этот район из Восточной Монголии. Правда, выделенные Д.Г. Савиновым, средневековые элементы в культуре теленгутов, характерны для культуры енисейских кыргызов, а не для памятников населения Горного, или степного Алтая монгольского времени. Кроме того, после образования Золотой Орды горные районы Алтая вошли в состав не этого государства, а в Улус Великого хана. A.A. Тишкин, В.В. Горбунов и A.A. Казаков предложили выделить памятники монгольского времени в лесостепном Алтае в отдельную «кармацкую культуру», население которой они связывают с разными этническими группами. На данном этапе, по их мнению, в лесостепном Алтае, «помимо кыпчакских и тюрко-самодийских, появляются собственно монгольские погребальные памятники». Вероятно, в настоящее время население степных районов Алтая следует именовать «кочевниками северо-восточных районов Золотой Орды». В дальнейшем, с появлением новых данных этнический состав этого населения может быть уточнен.

Более определенно можно судить о хронологии изучаемых археологических комплексов. Археологические памятники, относящиеся к «монгольскому времени», или «эпохе Золотой Орды», в которых были обнаружены предметы вооружения, или фортификационные сооружения, на территории степного Алтая раскапывались разными исследователями. Обоснование их хронологии в пределах монгольского времени дано в работах М.П. Грязнова и A.A. Гавриловой. Опыты обобщения археологических находок предметов вооружения из этих памятников предложены в работах автора настоящей статьи и других исследователей.

Комплекс вооружения кочевников северо-восточных районов Золотой Орды включал средства ведения дистанционного, ближнего боя и защиты.

Луки и наконечники стрел

наверх

Вооружение дистанционного боя в памятниках кочевников северо-восточных районов Золотой Орды представлено деталями луков, стрел и колчанов. Золотоордынские воины, жившие в лесостепных и степных районах Алтая, имели на вооружении два типа луков: с концевыми и срединной фронтальной накладкой; со срединной фронтальной накладкой.

Наиболее распространенными среди них можно считать луки с одной срединной фронтальной роговой накладкой с расширяющимися концами (Рис. 1. 1, 2). В лесостепных и степных районах Алтая такие луки обнаружены в нескольких памятниках монгольского времени: Ближние Елбаны XIV, Рубцовский. Усть-Алейка Клуб, Телеутский Взвоз I. Подобные луки появились у отдельных групп номадов Центральной Азии еще в эпоху раннего средневековья, однако, наиболее широкое распространение они получили в эпоху монгольских завоеваний. В специальной литературе луки с такими накладками получили наименование «монгольских». или «луков монгольского типа». Такие луки продолжали применяться саяно-алтайскими номадами вплоть до этнографической современности. Лук со срединной фронтальной накладкой и концевыми вкладышами был обнаружен на памятнике Ближние Елбаны IX в Верхнем Приобье. Такие луки, по мнению A.A. Гавриловой, также получили распространение в кочевой среде в монгольское время. Как было уточнено Д.Г. Савиновым, подобные луки появились в начале II тыс. н. э. Они известны в памятниках предмонгольского времени в Верхнем Приобье. Изменения в конструкции лука, произошедшие в Центрально-Азиатском регионе на рубеже эпох раннего и развитого средневековья и включавшие уменьшение размеров кибити и сокращение количества накладок, были продиктованы стремлением повысить компактность и скорострельность этого вида оружия. Военные успехи монголов, широко применявших такие луки, способствовали тому, что все кочевые народы стремились их использовать31. Эти луки были для своего времени достаточно эффективным и скорострельным оружием, с помощью которого с дистанции полета стрелы велся массированный обстрел противника.

Наконечники стрел из памятников кочевников золотоордынской эпохи в лесостепном и степном Алтае делятся на два класса – железные и костяные. По сечению пера они подразделяются на несколько групп. Наиболее распространенными среди золотоордынских воинов были железные черешковые стрелы с плоскими наконечниками асимметрично-ромбической, удлиненно-ромбической, овально-крылатой, боеголовковой, секторной, полу овальной, вильчатой формы и наконечники с затупленным острием – томары (Рис. 1, 2-9). Такие наконечники стрел обнаружены на памятниках Ближние Елбаны VI, Ближние Елбаны IX, Ближние Елбаны XIV, Боровое-3, Сухие Гривы, Красноярское, Верхнее Озерное, Большая Речка, Кармацкий, Калантарь, Михайловка, Чемровка, Усть-Алейка Клуб, Старый Монастырь в Верхнем Приобье и степном Алтае. Среди плоских наконечников встречаются крупные стрелы с массивным широким пером, рассчитанные на нанесение широкой кровоточащей раны и небольшие стрелы аналогичных форм. У некоторых крупных наконечников стрел асимметрично-ромбической, удлиненно-ромбической и овально-крылатой форм на черешок надет костяной шарик-свистунка без отверстий, или с узким щелевидным отверстием. По дальности и точности полета они несколько уступали трехлопастным стрелам, но превосходили их в скорости, что соответствовало тактике массированного обстрела противника. Для пробивания панцирных и кольчатых доспехов золотоордынские стрелки применяли трехгранные в сечении наконечники с удлиненноромбическим и боеголовковым пером, шестигранные наконечники с вытянуто-пятиугольным пером, ромбические наконечники с удлиненноромбическим пером (Рис. 1. 10, 11). Такие наконечники найдены на памятниках Ближние Елбаны VI, Ближние Елбаны IX, Кармацкий, Михайловка, Страшный Яр в Верхнем Приобье и степном Алтае. С их помощью можно было пробивать панцирные пластины, рассекать, или раздвигать кольца кольчуги. Железных стрел не всегда хватало, поскольку для массированной стрельбы их требовалось очень много, поэтому в случае их нехватки золотоордынские воины иногда пользовались стрелами с костяными наконечниками с трехгранным, четырехгранным, пятигранным и шестигранным в сечении пером удлиненно-ромбической и асимметрично-ромбической формы (Рис. 1. 13, 14). Такие наконечники найдены на памятниках Ближние Елбаны IX, Ближние Елбаны XIV, БийскоеГородище, Красноярское в Верхнем Приобье.

Среди наконечников, ориентированных на поражение незащищенного панцирем противника, преобладают плоские, наиболее распространенных форм в монгольскую эпоху: асимметрично-ромбические, овально-крылатые, секторные, томары. Реже встречаются боего-ловковые, удлиненно-ромбические и вильчатые наконечники. В Верхнем Приобье, на северной периферии расселения местных кочевых племен в золотоордынское время иногда употреблялись и костяные наконечники. Стрелы универсального и бронебойного назначения в памятниках кочевников золотоордынской эпохи не многочисленны. Среди них представлены различные формы трехгранных, шестигранных и ромбических, с вытянутым острым острием. Подобные стрелы были рассчитаны на пробивание брони панцирного доспеха, рассечение и раздвижение колец кольчуги. В целом, комплекс железных наконечников стрел золотоордынских воинов из лесостепного и степного Алтая сопоставим с синхронным набором стрел монгольских воинов, хотя монгольский спектр форм более разнообразен. Это соответствует общей тенденции развития средств дистанционного боя в кочевом мире в эпоху развитого средневековья. В монгольское время воины из кочевых племен этого региона служили в войсках Золотой Орды, что способствовало процессу дальнейшей унификации вооружения.

Золотоордынские воины из Верхнего Приобья и степного Алтая хранили и носили стрелы в берестяных колчанах. Найденные в памятниках золотоордынского времени берестяные футляры для стрел относятся к одной группе – колчаны с цилиндрическим приемником. По форме приемника они относятся к двум типам: колчаны с горизонтально срезанным верхом и колчаны с карманом. Берестяные колчаны первого типа имеют расширяющийся к днищу приемник, сшитый из полотнищ специально обработанной бересты (Рис. 1. 12). Горловина и нижняя часть приемника дополнительно укреплялись слоями бересты. В Верхнем Приобье и степном Алтае такие колчаны найдены в памятниках Красноярское, Кармацкий и Телеутский Взвоз I. На лицевой поверхности некоторых колчанов имеются вертикальные полосы. На колчанах из памятника Телеутский Взвоз 1 по две таких вертикальных полосы имеется на лицевой и тыльной сторонах приемника. Исследователи считают их элементами орнамента. Стрелы в таких колчанах помещались оперением внутрь, наконечниками вверх .

Колчан второго типа с карманом, укрепленным деревянной рамкой, был обнаружен в памятнике Усть-Алейка Клуб в степном Алтае. Он имел расширяющийся к днищу берестяной приемник и зауженную горловину. Стрелы в таком колчане также помещались оперением внутрь, наконечниками вверх. Колчаны обоих типов носились воинами на портупейном ремне, или подвешивались к поясу с помощью петель, железного крюка и ремешков. В колчанах обоих типов, как правило, встречаются по несколько стрел с разнотипными наконечниками. Сложно сказать, какова была реальная вместимость приемников обоих типов колчанов. По мнению В.В. Горбунова, «полный футляр мог вместить до 15-20 стрел, но известны случаи, когда в обычном по размерам приемнике их было больше 30» . 

монгольский лук  окончание рога лука  окончание рога лука монгольский лук
монгольский составной лук  кибить лука кибить лука кончики рогов лука
лук монгольский Старинный 17-18-го века китайско-монгольский композитный военный лук. ДЕТАЛИ: композитный лук построен из рога, дерева, сухожилий, украшен окрашенной кожей и декоративными мотивами. Размеры лука.. 99 см (39 дюймов) на 47,5 см (18 3/4 дюйма),  аукцион

Копья кочевников

наверх

Предметы вооружения ближнего боя в памятниках кочевников северо-восточных районов Золотой Орды встречаются очень редко. Вполне вероятно, что они достаточно высоко ценились, поэтому лишь в исключительных случаях такие вещи клали в могилы в составе сопроводительного инвентаря умерших воинов.

Важным видом оружия, применявшимся золотоордынскими воинами из северо-восточных районов этого государства для поражения противника в ближнем бою, были копья.

В памятниках золотоордынской эпохи в Верхнем Приобье находки железных наконечников копий единичны. По способу насада они относятся к отделу втульчатых по сечению пера к группе ромбических. По форме пера эти наконечники относятся к типу удлиненноромбических (Рис. 1. 16, 17). Два таких наконечника с остроугольным острием, узким вытянутым пером, небольшими покатыми плечиками и коническими, длинной и короткой, втулками были обнаружены в процессе раскопок памятника Ближние Елбаны IX в Верхнем Приобье. Судя по конфигурации пера, найденные в этом районе наконечники использовались золотоордынскими воинами в ходе военных столкновений для атаки защищенных металли-ческими доспехами противников. В.В. Горбуновым эти наконечники копий отнесены к сросткинской культуре, с чем трудно согласиться. К кармацкой культуре эпохи развитого средневековья в лесостепном Алтае им отнесены наконечники копий с плоским и уплощенно-ромбовидным сечением пера, широким, или узким пером, короткой, или длинной втулкой. Среди них два массивных наконечника можно отнести к рогатинам. Этот исследователь предлагает выделить копья из состава вооружения ближнего боя в особый вид оружия таранного удара. С таким предложением трудно согласиться, поскольку в этом случае необходимо классифицировать и другие виды оружия по характеру наносимых ударов.

Сабли и боевые ножи

наверх

Среди других видов оружия, имевшихся на вооружении у кочевников северо-восточных районов Золотой Орды, были сабли. В памятниках золотоордынской эпохи в Верхнем Приобье и степном Алтае найдено две сабли. Одна из них обнаружена в могильнике Сухие Гривы, другая в могильнике Кармацкий . У первой из этих сабель был однолезвийный, слабоизогнутый клинок, с обоюдоострым острием. Перекрестье было прямое, напускное. Черен рукояти слегка изогнут в сторону лезвия. Сабля из Кармацкого могильника имеет плавно изогнутый в сторону лезвия клинок с трехгранным, обоюдоострым острием. При подходе к перекрестью клинок изогнут в сторону лезвия. На черене рукояти имеется небольшое кольцевое перекрестье. Черен прямой, однако вместе с перекрестьем и верхней частью клинка он образует изгиб в сторону лезвия. Клинок сабли вложен в берестяные, сильно истлевшие ножны (Рис. 1. 18). Подобная форма клинка с двойным изгибом в сторону лезвия для центрально-азиатских сабель достаточно необычна. Для сабель эпохи развитого и позднего средневековья в большей степени характерен плавный изгиб клинка и изогнутость рукояти в сторону лезвия. Возможно, что находка в Кармацком могильнике представляет собой образец работы местных оружейников, пытавшихся воспроизвести форму изогнутого клинка по привозным саблям.

Несмотря на большую редкость находок сабель в памятниках Верхнего Приобья и степного Алтая, клинковое рубяще-колющее оружие можно считать наиболее характерным видом оружия ближнего боя у золотоордынских кочевников, о чем свидетельствует их находки, обнаружение в синхронных кыпчакских погребениях степей Казахстана.

Вероятно, в условиях рукопашного боя золотоордынскими воинами Верхнего Приобья и степного Алтая использовались кинжалы. Находки кинжалов в памятниках кочевников этого периода в изучаемом районе не многочисленны. Они обнаружены на памятниках Бийск, Ближние Елбаны XIV, Сухие Гривы, Усть-Алейка-Кпуб, Телеутский Взвоз I. Они имели однолезгийный, трехгранный в сечении, прямой, или с вогнутой спинкой, клинок, с прямым черешком, без перекрестья (Рис. 1. 15). Рад исследователей предлагает именовать кинжалы с коротким однолезвийным клинком «боевыми ножами». В таком предложении имеется определенный резон, однако, надо иметь ввиду, что в традиционной культуре разных народов «кинжалами» нередко называются предметы колющего действия, применяемые в рукопашном бою, имеющие как прямой, так и изогнутый, как двулезвийный, так и однолезвийный клинок. В то же время «ножами» нередко именуются не только однолезвийные, но и двулезвийные клинки. Поэтому, термин «кинжал» можно применять и к оружию с коротким однолезвийным клинком.

Корпусные доспехи и шлема

наверх

Предметы защитного вооружения в памятниках кочевников встречаются очень редко.

В памятниках кочевников северо-восточных районов Золотой Орды обнаружены отдельные детали защитного доспеха (Рис. 1. 19, 20). В черте г. Бийска было исследовано разрушенное погребение золотоордынского времени, в составе сопроводительного инвентаря которого был обнаружен фрагмент прямоугольной железной панцирной пластины с двумя округлыми отверстиями. Еще один обломок панцирной пластины с закругленным краем и двумя отверстиями был обнаружен вне комплекса. Оба фрагмента можно отнести к пластинам прямоугольной формы и закругленным верхним, или нижним краем, которые входили в состав панцирей с ламеллярной системой бронирования. По форме пластин и способу их соединения панцири, к которым относились найденные фрагменты, могут быть отнесены к типу ламеллярных доспехов. В первоначальном, неповрежденном виде эти пластины должны были иметь прямоугольную форму с округлым краем и отверстия, через которые крепились ремешками в составе панцирного набора. Подобные панцири были весьма широко распространены в кочевом мире в период раннего и развитого средневековья, а в некоторых районах Центральной Азии продолжали бытовать вплоть до Нового времени. Близкие по форме пластины от ламеллярных панцирей известны у древних тюрков, енисейских кыргызов, кимаков, киданей, кыпчаков, монголов и других кочевых народов. Вполне вероятно, что кочевым воинам из северо-восточных районов Золотой Орды были известны и другие виды средств индивидуальной металлической защиты, такие как пластинчатые панцири и кольчуги, которые использовались для защиты кыргызскими и кыпчакскими воинами, жившими на соседних территориях Южной Сибири и Казахстана, однако в памятниках золотоордынского времени, изученных на территории Верхнего Приобья и степного Алтая, они пока не обнаружены.

Боевые защитные наголовья встречаются на территории северо-восточных районов Золотой Орды в единичных случаях. В окрестностях с. Шадрино в Верхнем Приобье в 1932 г. был случайно найден на пашне железный шлем. Навершие этого шлема коническое, с четырьмя фигурными выступами, приклепанными к тулье заклепками. Между этими выступами выделены вырезы в виде сердечек. Купол этого шлема состоит из двух пластин-сегментов, образующих сфероконическую тулью. Пластины скреплены между собой с помощью широких вертикально расположенных пластин-накладок. Прикрепленных к куполу с помощью двух рядов заклепок. В нижней части к куполу приклепан широкий обруч, составленный из двух полос и соединенный с правой и левой сторон шлема. На лицевой части обруча вырезаны неширокие, полуовальные надглазничные вырезы, между которыми расположен полуовальный выступ – наносник. Как наносник, так и надглазничные вырезы дополнительно укреплены узкой полоской с заклепками. С тыльной стороны обруча, вдоль его нижнего края, расположен выступающий, невысокий, горизонтальный валик. С левой стороны обруч снабжен штифтом, в который продето кольцо. Вдоль всего нижнего края обруча расположены отверстия для крепления кольчужной бармицы (Рис. 1. 21). Исследователи отнесли эту находку к монгольскому времени.

Вполне вероятно, что кочевники северо-восточных районов Золотой Орды использовали для защиты головы и другие типы железных сфероконических шлемов, подобных тем, что были известны у кочевников Центрально-Азиатского региона.

Реконструкция воина в целом

наверх

Материалы из раскопок археологических памятников, относящихся к периоду XIII-ХIV вв., позволяют реконструировать комплекс вооружения кочевых воинов, из которых формировались военные отряды в северо-восточных районах Золотой Орды.

Золотоордынские воины, несшие службу и обеспечивавшие власть ханов Кок Орды в Верхнем Приобье и степном Алтае, обладали обычным набором средств ведения дистанционного боя, характерным в монгольскую эпоху для кочевников всего степного пояса Евразии. На вооружении у золотоордынских лучников имелись сложносоставные луки разных типов, в числе которых были луки «монгольского типа» со срединными фронтальными накладками. Они располагали широким набором железных стрел для поражения незащищенного панцирем противника и для пробивания брони. Среди небронебойных стрел преобладали железные плоские наконечники асимметрично-ромбической, боеголовковой, овально-крылатой и некоторых других форм. По своему типологическому составу спектр форм стрел, применявшихся воинами северо-восточных районом Золотой Орды, в наибольшей степени был схож с набором стрел монгольских лучников. Не северной периферии расселения кочевых племен, входивших в состав Кок Орды, вероятно, из-за нехватки железных стрел, лучники иногда пользовались стрелами с костяными наконечниками. Стрелы хранились в берестяных колчанах с карманом, или с горизонтально срезанным верхом, иногда украшенных резным орнаментом. В ближнем бою кочевые воины северо-восточных районов Золотой Орды атаковали противника копьями с гранеными втульчатыми наконечниками и саблями со слабоизогнутым клинком. Вероятно, у них на вооружении имелись и другие виды колющего и рубящего оружия. В ходе рукопашных схваток они могли наносить противнику с близкого расстояния колющие удары кинжалами. Из набора защитных средств у кочевых воинов северо-восточных районов Золотой Орды были ламеллярные панцирные доспехи и сфероконические шлемы.

Cудя по составу находок предметов вооружения в памятниках золотоордынского времени, изученных на территории Верхнего Приобья и степного Алтая, кочевники северо-восточных районов Золотой Орды были вооружены, преимущественно, средствами ведения дистанционного боя и составляли отряды легковооруженной конницы. Вероятно, для охраны этих отдаленных периферийных районов Кок Орды не требовалось содержать на этой территории отряды хорошо вооруженной панцирной кавалерии, которые составляли основную ударную силу золотоордынских войск. Свои основные силы ханы Золотой Орды и Кок Орды со второй половины XIII в. должны были сосредоточивать в центральных и южных районах страны, соседствующих со Средней Азией и государствами Восточной Европы, где в течение периода существования этого государства периодически обострялась борьба за верховную власть и существовала реальная опасность внешней угрозы со стороны государств Ильханов и Тимуридов. Однако, в ХIII-ХIV вв. среди военных отрядов воинов, охранявших северо-восточные окраины Золотой Орды, имелись и тяжеловооруженные всадники, вооруженные копьями и саблями и защищенные ламеллярными панцирями и сфероконическими шлемами. Поскольку находки, предметов наступательного вооружения ближнего боя и средств защиты в памятниках золотоордынского времени в Верхнем Приобье и степном Алтае единичны, сложно судить о том, формировались ли из воинов, вооруженных таким оружием. Вероятнее всего, таким оружием могли быть вооружены отдельные профессиональные воины, составлявшие охрану военачальников.

оружие и прочее снаряжение
Рис. 1. Оружие н снаряжение золотоордынских воинов из Верхнего Приобья и степного Алтая:
1,2 — срединные фронтальные накладки лука; 3 - 9 - железные плоские наконечники стрел; 10 - железный трехгранный наконечник стрелы; 11 - железный ромбический наконечник стрелы; 12 - берестяной колчан; 13 - костяной трехгранный наконечник стрелы; !4 - костяной четырехгранный наконечник стрелы; 15 -железный однолезвийиыи кинжал; 16, 17 -железные четырехгранные наконечники копий’. 18 - железная сабля в ножнах; 19, 20- фрагменты железных панцирных пластин; 21 - железный шлем.

Вывод

наверх

Данных о структуре военной организации кочевников северо-восточных районов Золотой Орды в ХІІІ-ХIV вв. н. э. недостаточно. Вероятно, после подчинения местных кочевых племен монголами и включения их в состав Улуса Джучи, из их состава были сформированы военные подразделения по принципу «азиатской десятичной системы» деления войска и народа, при которой все взрослое мужское население было приписано к определенным военным формированиям. Надо полагать, что военные отряды, сформированные из воинов-кочевников Верхнего Приобья и степного Алтая, принимали участие в военных походах в составе войск Улуса Джучи в Среднюю Азию и Восточную Европу. В случае необходимости они могли привлекаться для крупных военных мероприятий общеимперского значения в составе военных подразделений Кок-Орды. В источниках нет сведений о том, что золотоордынские воины принимали участие в период военных столкновений между войсками монгольских улусов в Саяно-Алтае, когда армия, возглавлявшаяся кыпчакским полководцем Тутухой, воевавшая на стороне императора Хубилая, разгромила отряды южносибирских кочевых племен, поддержавших других претендентов на престол великого хана, Ариг-Бугу и Хайду. Видимо, правители Улуса Джучи предпочли сохранять нейтралитет и не вмешивались в этот конфликт. Подчиненные им вооруженные силы охраняли северо-восточные окраины своего государства, не давая отрядам противоборствующих сторон переносить военные действия на территорию Верхнего Приобья и степного Алтая.

Имеющиеся данные по вооружению и структуре военной организации кочевников северо-восточных районов Золотой Орды позволяют реконструировать особенности их военного искусства. Судя по имеющимся материалам, основные силы, которые формировались из кочевого населения Верхнего Приобья и степного Алтая, состояли из легковооруженных всадников. В источниках XIII в. в составе войск Монгольской империи упоминаются отряды «передовых застрельщиков», которые формировались из подвластных племен. Такие отряды должны были проникать на территории, занятые вражескими войсками, с целью проведения разведывательных действий, дезорганизации тыла, нанесения внезапных атакующих ударов из засад по войскам противника, внесения паники и деморализации в стан врагов.

Для отрядов золотоордынской легковооруженной конницы была характерна тактика рассыпного строя в конном бою, основанная на интенсивном обстреле построения противника с дистанции полета стрелы. Отряды конных стрелков должны были стремиться охватывать войска неприятеля с флангов и вести прицельный обстрел с целью заставить врага отступать, или могли провоцировать вражеское наступление притворным бегством. В то же время, наличие у них оружия ближнего боя и защиты свидетельствует об их возможности предпринимать атаку – лавой, о попытках решать исход сражения в рукопашной стадии конного боя. В ходе сражений монгольские полководцы, как правило, бросали в бой на уничтожение отряды вассальных племен, стремясь в то же время сохранить собственные силы.

Вероятно, определенную роль в их военном искусстве должна была иметь тактика отступления с целью заманивания противника на невыгодные для него позиции. В ходе военных действий на своей территории важное значение имела возможность использования хорошего знания местности и совершения внезапных нападений из засад.

Некоторые традиции военного искусства, характерные для кочевников Верхнего Приобья и степного Алтая, были использованы в период включения в состав Золотой Орды и Кок Орды.

Как показал анализ материалов по военному делу кочевых племен Верхнего Приобья и степного Алтая в период включения этих районов в состав Золотой Орды, несмотря на значительную территориальную удаленность этих районов от политических, военных и экономических центров этого государства, население его северо-восточной окраины в XIII-XIV вв. не оставалось в стороне от общих для всей империи тенденций в развитии военного дела. Воины, служившие в золотоордынских военных отрядах на этой территории, освоили типичные для своего времени образцы оружия дистанционного и ближнего боя и средств защиты, а также способы их применения в боевых условиях. Отличия от более развитых в военном отношении центров Золотой Орды наблюдаются, прежде всего, в типологическом разнообразии древкового колющего и клинкового рубяще-колющего наступательного оружия и средств индивидуальной металлической защиты воинов, что было характерно для периферийных территорий кочевого мира евразийских степей на протяжении всех периодов военной истории номадов.

 

Cписок источников и литературы

наверх

Автор: Ю. С. Худяков. Вооружение кочевого населения северо-восточных районов Золотой Орды // Золотоордынская цивилизация. Сборник статей. Выпуск 2. - Казань, 2009.

загрузка...
  Голосов: 1
 

Вы просматриваете сайт Swordmaster как незаригистрированный пользователь. Поэтому скрытый текст скрыт. Комментарии будут вводится через капчу с предварительной модерацией. Если нашли ошибку — выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Для того чтобы пользоваться полным функционалом сайта, рекомендуем .


Добавление комментария
Ваше Имя:      Ваш E-Mail (по желанию):  
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера