Всякое разное :

Кочевники восточной Европы V-XIII век

  автор: SHARIK  |  1-марта-2015  |  5650 просмотров  |  Пока нет комментариев
загрузка...
  Кочевники в V-VIII в. н.э. Гунны
 
Кочевое и полукочевое население в VII-XI вв. Хазары
 
Кочевники южнорусских степей в IX-XIII вв

Кочевники в V-VIII в. н.э. Гунны

В конце IV - начале V в. н.э. в степях Восточной Европы происходит резкая смена археологических культур, в значительной степени связанная с вторжением с востока на эти территории новых орд кочевников. С 376 г. римляне обращают внимание на пришедший воинственный народ — гуннов, только что разгромивших готское объединение (черняховскуюю культуру — «державу Германариха») и способствовавших распаду Боспорского царства. Значительная часть готов и связанных с ними племен подчинились пришельцам, многие — бежали на запад. В конце IV в. гунны совершили походы в Предкавказье, вторглись в Закавказье и дошли до Сирии. Тогда же они появились на Дунае. К 420-430-м гг. оформляется огромная держава гуннов с центром на Среднем Дунае, подчинившая многие народы от Центральной Европы до Поволжья и частично объединившая их в рамках некоей культурной общности. Образовавшийся союз состоял из разноэтничных племен и народов—самих гуннов (видимо, тюркоязычных), ираноязычных сарматов и алан, германских племен — готов, гепидов и др. Это пестрое образование во главе с гуннами просуществовало недолго. Распад державы произошел после смерти одного из самых известных вождей — Аттилы. Часть гуннов и верных им племен после поражения, понесенного от гепидов в середине V в. (453/454 гг.), оставались в степях Причерноморья и Поволжья до VI в., постепенно смешиваясь с новыми группами кочевников. Многие считают, что гунны, в частности, открыли тюркским племенам дорогу на запад. Эпоха гуннов датируется концом IV — началом VI в.

Гунны в Европе: а — примерные границы региона экспансии гуннов, б — районы концентрации гуннов, в — направления походов гуннов, г — ареал пшеворской культуры во II—IV вв., д — ареал черняховской культуры, е — территория Западной и Восточной Римских империй
Гунны в Европе:
а — примерные границы региона экспансии гуннов, б — районы концентрации гуннов, в — направления походов гуннов, г — ареал пшеворской культуры во II—IV вв., д— ареал черняховской культуры, е — территория Западной и Восточной Римских империй

Огромные богатства, сосредоточенные у гуннов и их союзников в первой половине V в., способствовали появлению так называемого «полихромного стиля гуннской эпохи» — яркого показателя начала эпохи великого переселения народов. Разнообразные украшения, бронзовая или серебряная основа которых покрывалась золотым листом, украшались зернью и филигранью (часто их имитировало теснение) и многочисленными вставками из полудрагоценных камней или цветного стекла. Композиции были, как правило, несложными, но эффект создавали мерцание золота и россыпь красных вставок. Выделяют несколько вариантов «гуннского» полихромного стиля, вещи производились в разных центрах: провинциально¬римских, центрально-азиатских, причерноморских.

Судя по всему, еще до завоеваний в Европе гуннские орды были неоднородны по своему составу. Это подтверждает разнообразие немногочисленных, к сожалению, погребальных памятников восточноевропейских кочевников конца IV — середины VI в. Преобладают отдельные погребения, но известны и несколько могильников с небольшим количеством захоронений. Практиковался как обряд трупоположения, так и сожжения.

Большинство погребений совершено в подкурганных ямах по обряду трупоположения, чаще они ориентированы на север или северо-восток. Встречаются также захоронения, совершенные в курганах, насыпанных в предшествующие эпохи. Иногда погребения сопровождала шкура с черепом и копытами или часть коня, мясная пища, остатки тризны и других обрядов. Примером одного из погребений гуннского времени является захоронение мальчика, раскопанное на Беляусе (Украина, Крым), на территории античного поселения. Мальчик был похоронен в грунтовой яме, вырытой в полу античного склепа, и ориентирован головой на север. В ногах погребенного на каменном перекрытии располагались части конского скелета — череп и нижние части ног с копытами. Кроме этого в погребении находились удила с псалиями, подпружные пряжки, наконечники стрел, наборный пояс.

Трупосожжения, совершенные как на месте размещения захоронения, так и на стороне, часто сопровождаются захоронением остатков погребального костра. Некоторые погребения перекрыты каменной кладкой. Известно и захоронение в пещере (Кызыл-Адыр в Оренбургской обл.).
Конское снаряжение кочевников гуннского круга представлено металлическими обкладками частей седла, двусоставными железными удилами (выразительны биметаллические — с бронзовыми или серебряными концами) с кольцевыми или Г-образными псалиями, костяными и железными подпружными пряжками, разнообразными накладками на ремни, выполненными в полихромном стиле. Нередко находят оружие. Сложные луки имели костяные накладки. Стрелы были черешковые, часто трёхлопастные, но наиболее показательны наконечники ромбической формы. Известны длинные мечи, иногда с перекрестьями. Навершия рукоятей мечей часто украшены халцедоном, вставками из цветного стекла или янтаря. Некоторые элементы оформления мечей имеют прототипы в материалах степей, Центральной Азии. Единичны находки кольчуг, кинжалов, есть наконечник копья.

Украшений немного — это серьги, гривны, браслеты. Поясные, обувные и другие ремни украшали накладками в полихромном стиле. К специфически женским украшениям относят диадемы, колты, украшавшиеся в том же стиле. В могилах встречаются зеркала, золотые обкладки фигурок животных, чаш и других вещей, импортные стеклянные сосуды, кованные бронзовые котелки, грубые лепные горшки.

Ярким показателем культуры кочевников гуннской эпохи являются литые котлы полуяйцевидной формы, очевидно, ритуальные. Некоторые из них имеют европейское происхождение, но истоки основной формы исследователи видят в Центральной Азии.

Стойбища кочевников V-VI вв. пока не найдены. Но такие центры концентрации разнородного оседлого населения, в том числе ремесленников, как Танаис (низовья Дона) или поселение Замятнино (верхний Дон), вероятно, были ставками — местами пребывания воинской верхушки кочевников. На Западе такую функцию играли некоторые вновь частично населенные римские города.

По ряду деталей погребального обряда древности гуннской эпохи делятся на две хронологическе группы. Первая включает в себя памятники конца IV - первой половины V в., выявленные на территории Северного Причерноморья, Крыма, Ставрополья, Нижнего Поволжья, в Казахстане и на Алтае. В этой группе преобладают женские погребения с украшениями в полихромном стиле; в мужских погребениях часто встречаются железные удила с серебряными наконечниками псалий и уздечки с накладками в том же стиле. Вторая группа состоит из небольшого числа погребений второй половины V — начала VI в., исследованных в Заволжье и Южном Приуралье. Для этих погребений характерны сбруйные бляхи, украшенные изображениями мужских личин.

Серьезные изменения в восточноевропейской степи происходят в середине VI в., когда вспыхивает война между основными кочевническими объединениями — кутригурами и утригурами, разгромленными пришедшими из Азии аварами, спасавшимися от тюрок и вскоре ушедшими на Средний Дунай. Следовавшие по пятам тюрки раздвинули границу своего недолговечного, но могущественного Каганата до Дона и Северного Кавказа (от Южной Сибири, Монголии, Центральной и Средней Азии). В VII в. начинается возвышение хазар, подчинивших в 660-680-е гг. основные группы восточноевропейских кочевников и ряд их оседлых соседей.

Кочевое и полукочевое население в VII-XI вв. Хазары

На обширных пространствах степи и лесостепи от Волги до Приазовья и Крыма, от верховьев Северского Донца и Дона до предгорий Кавказа в последней четверти I тыс. н.э. сформировалось и расцвело одно из первых раннесредневековых государственных образований Восточной Европы — Хазарский каганат. Наиболее ранние упоминания о хазарах, одном из тюркских объединений, игравшем активную роль в истории Тюркского каганата, относятся к VI в. После развала Тюркского каганата в 30-х гг. VII в. на его территории возникли два новых государственных образования во главе с представителями знатных тюркских семей: Великая Болгария и Хазарский каганат. В состав первого вошли племена, обитавшие на Тамани и в Приазовье, в состав второго — тюркские и аланские племена прикаспийских степей и предгорий Дагестана. Постепенно хазарский союз кочевых племен расширил свое влияние и вытеснил часть болгар из Приазовья. Вытесненные орды болгар откочевали на запад, на Дунай и образовали там новое государство — Дунайскую Болгарию. Оставшаяся же в Приазовье часть болгар подчинилась хазарам и вошла в их объединение. В первой трети VIII в. территория Хазарского каганата уже охватывала не только степи и предгорья Дагестана и Приазовье, но и Прикубанье, часть причерноморских степей и Крыма. В этот период происходят неоднократные столкновения с арабами, стремившимися закрепиться в Восточном Закавказье и степном Дагестане. Натиск арабов вызвал движение части аланских племен, обитавших в предгорьях Кавказа, — часть их переселяется на северные территории, осваивая участки лесостепи и степи в бассейне рек Северский Донец и Дон.

В 737 г. арабы наносят страшное поражение хазарам и разоряют хазарские города и поселения в Восточном Предкавказье. Однако Хазарский каганат не был уничтожен Создав крепкую экономическую базу на новых территориях и обязав многие соседние с ним народы платить дань, каганат существовал еще более 200 лет, вплоть до разгрома его русскими дружинами, взявшими и разорившими хазарскую столицу Итиль в низовьях Волги и торгово-ремесленный центр Саркел на Нижнем Дону.

В период расцвета Хазарского государства на большей части его территории сформировалась салтово-маяцкая археологическая культура (конец VIII - первая половина X в.), культура племен ираноязычных алан, тюркоязычных болгар, собственно хазар и других народов, живших на территории каганата.

Неоднородность этнического состава населения Хазарского каганата и разнообразие хозяйственных укладов нашло отражение в разнообразии видов археологических памятников, деталях погребального обряда, в наборе и форме бытовых предметов или оружия. Выделены несколько локальных вариантов культуры, памятники которой объединяются в две основные группы: памятники лесостепи и памятники степи.

Памятники лесостепного варианта распространены в бассейне Северского Донца, и Среднего Дона. Для этой территории характерны городища с остатками белокаменных или сырцовых стен, связанные с ними селища и катакомбные могильники. Таковы, например, Верхне-Салтовский, Дмитриевский, Ютановский и Маяцкий комплексы. Население лесостепи было преимущественно аланским, хотя ряд погребальных памятников свидетельствует о присутствии здесь и тюрок-болгар.

Памятники степного варианта распространены в Приазовье, бассейне Нижнего и Среднего Дона, на Кубани. Основными памятниками этого варианта являются городища с земляными укреплениями и сопровождающие их селища, стационарные и сезонные кочевья, грунтовые могильники с ямными захоронениями, характерными для болгар.

Следует отметить, что памятники собственно хазар долгое время оставались неизвестными. Многие современные исследователи склонны считать хазарскими так называемые курганы с ровиками. Подобные курганы обнаружены на Дону, в Нижнем Поволжье, на территории междуречья Волги и Дона, в калмыцких степях. Время их сооружения — VIII - первая половина X в. Погребения, раскопанные под этими курганами, располагаются в грунтовых ямах с подбоем на четырехугольной или круглой площадке, которую ограничивает ровик-канавка. В его заполнении обнаруживаются остатки жертвоприношений в виде костей мелкого и крупного рогатого скота. Подбойные могилы содержат остатки вытянутых трупоположений. Погребения сопровождались захоронениями коней или их чучелами (найдены черепа и кости конечностей), напутственной пищей, глиняной посудой, предметами вооружения (сабли, луки, кистени), богатыми поясными и сбруйными наборами и нередко — золотыми византийскими монетами. Подобные погребения раскопаны в урочище Кривая Лука в Поволжье и Веселовском могильнике на Нижнем Дону (Россия).

Выделяются памятники хазар второй половины VII-VIII вв., расположенные на территории между Каспием и Кавказским горным хребтом, в степях и предгорьях от р. Терек до Дербента (Дагестан), т.е. там, где формировалось ядро Хазарского каганата. Здесь выявлен ряд крупных городищ (площадью от 30 до 120 га) с сырцово-глинобитными или каменно-глинобитными стенами, башнями, рвами и выделенными цитаделями. Вблизи городищ открыты небольшие селища и грунтовые могильники с катакомбными, ямными, изредка подбойными захоронениями и подкурганными погребениями, также совершенными в ямах или катакомбах.

Одно из этих городищ (Чир-юрт) предположительно связывают с Беленджером, первой столицей Хазарии, известной по арабским источникам. Оборонительная стена городища сооружена из камня и сырцового кирпича, переложенных слоями камыша (антисейсмический прием), и усилена башнями. На городище и примыкающем к нему селище найдены остатки глинобитных жилищ, поставленных на каменные цоколи, выложенные в «елочку» — этот антисейсмический способ кладки прослежен и на некоторых поселениях степного варианта культуры более позднего времени. Особый интерес представляют курганы, относящиеся к этому поселению.

Более 160 насыпей образовывали несколько скоплений, состоящих из больших курганов в окружении малых. Курганные насыпи перекрывали дромосы, ведущие к катакомбным погребальным камерам с индивидуальными захоронениями на слое угля и камышовых подстилках; в нескольких камерах останки помещались в гробах из туго сплетенных камышовых жгутов. Несмотря на то что многие погребения были разграблены еще в древности, очевидно, что они содержали разнообразный и богатый инвентарь. Погребенные в подкурганных катакомбах сопровождались саблями, копьями, луками и стрелами, седлами, сбруйными и поясными наборами, различными украшениями. Найдено несколько золотых византийских монет, использовавшихся в качестве подвесок к ожерельям. Вероятно, чир-юртовские курганы принадлежат собственно хазарам-язычникам.

Поселения салтово-маяцкой культуры представлены селищами, городищами и кочевьями. Отдельную группу составляют города, существовавшие на месте предшествовавших античных поселений.

Все поселения расположены по коренным берегам рек или на первых надпойменных террасах. Селища занимают, как правило, наиболее удобные и давно обжитые участки надпойменных террас. Иногда поселки оказываются расположенными на участках берега, защищенных самой природой — оврагами, выходящими в пойму. Городища в большинстве случаев расположены на мысах высокого коренного берега. Отмечены случаи, когда салтовцы селились на заброшенных городищах раннего железного века, используя еще сохранявшиеся валы и рвы. Собственно салтовские укрепленные поселения делятся на городища с земляными укреплениями (вал и ров) и городища с каменными и сырцовыми стенами. Во многих случаях отмечается стремление использовать рельеф местности. Городища с каменными и сырцовыми стенами могли быть замками и сторожевыми или опорными крепостями. Часть из этих городищ возникла в IX в. и в большинстве своем располагалась в северо-западных, пограничных со славянами районах каганата. Отличительными чертами таких городищ являются правильная, обычно прямоугольная (иногда, подчиняясь условиям местности, треугольная) форма плана крепости и возведение стен без фундамента непосредственно на древней поверхности или на материковом грунте. Иногда внутри выделяется цитадель. К таким городищам относятся Маяцкое, Дмитриевское, Верхне-Салтовское и др. Для оборонительных сооружений обычно применение панцирной техники возведения стен. В этом случае стена формировалась из внешнего и внутреннего каменного панциря, сложенного насухо, без раствора, а внутреннее пространство заполнялось забутовкой из мелких камней. При возведении кирпичной стены или стены из сырцовых блоков в качестве связующего раствора использовалась жидкая глина. Правильная форма крепостей и некоторые строительные детали (такие как, например, использование известкового связующего раствора), имеющие аналогии в византийской фортификационной архитектуре, позволяют предполагать участие иноземных специалистов в их сооружении.

Хазарский каганат и салтово-маяцкая культура: 1 — граница каганата; 2 — граница домена кагана; 3 — ареалы болгарских вариантов салтово-маяцкой культуры; 4 — ареалы аланских вариантов салтово-маяцкой культуры; 5 — ареалы хазарского варианта Строительная техника салтово-маяцкой культуры: 1 — план крепости Саркел; 2 — кладка стен без фундамента; 3 — разрез рва и вала с оборонительной стеной в традиционной технике забутовки внутреннего пространства
Хазарский каганат и салтово-маяцкая культура:
1 — граница каганата; 2 — граница домена кагана; 3 — ареалы болгарских вариантов салтово- маяцкой культуры; 4 — ареалы аланских вариантов салтово-маяцкой культуры; 5 — ареалы хазарского варианта
Строительная техника салтово-маяцкой культуры:
1 — план крепости Саркел; 2 — кладка стен без фундамента; 3 — разрез рва и вала с оборонительной стеной в традиционной технике забутовки внутреннего пространства

Арабские и византийские источники называют несколько хазарских городов: Итиль, Семендер, Беленджер, Саркел. Но только один из них, Саркел, хорошо исследован археологически.

Из сообщений византийских авторов известно, что в 833 г. каганом для строительства Саркела были приглашены византийские инженеры. Это один из немногих памятников, который всеми исследователями безоговорочно связывается с хазарами и их правителем.

Археологически Саркелу соответствует Левобережное Цимлянское городище, ушедшее под воду Цимлянского водохранилища. Крепость, известная древнерусской летописи как Белая Вежа, стояла на левом берегу р. Дон, на перекрестке торговых путей, что в значительной мере и определяло ее характер. Как считают, первоначально Саркел должен был обслуживать торговые караваны и служить местом сбора торговой пошлины.

Прямоугольная в плане крепость, ориентированная углами по сторонам света, поставлена как бы на искусственном острове, ограниченном руслом реки и проточным рвом. По углам и вдоль стен располагались массивные квадратные башни. Две из них были воротными. Перед главными воротами внутри крепости был сооружен колодец, облицованный белым камнем вторые ворота выходили к реке. Юго-восточную часть крепости занимала цитадель, не имевшая выходов за пределы крепости и отделенная от остальной территории дополнительной стеной. Внешние и внутренняя стены, а также все постройки внутри крепости сооружены из обожженного кирпича и без фундамента, т.е. поставлены на подчищенную, выровненную поверхность материка. Бесфундаментное строительство совершенно несвойственно византийской практике, но в то же время хорошо известно хазарским и аланским строителям, обитавшим в сейсмических зонах предгорий Кавказа. К местным особенностям можно отнести, видимо, и использование эпизодически вместо известкового раствора жидкой глины. Площадь крепости составляла около 21 га. В истории поселения выделены 3 периода: два первых относятся к хазарскому времени, т.е. к IХ-Х вв., последний — к древнерусскому.

К первому строительному периоду относятся два караван-сарая, построенных внутри основной части крепости. Один из них состоял из нескольких жилых комнат для гостей, длинного помещения для скота и широкого, закрытого со всех сторон двора. В углах некоторых комнат в ямках были найдены так называемые закладные жертвы: черепа и кости ног коня; угли, кости животных, рыбья чешуя и обломки лощеных сосудов; разрозненные кости женского скелета и череп ребенка. Кроме караван-сараев найдены остатки пяти полуземлянок с каркасными стенами из жердей. Две из них были жилыми — в центре располагались открытые очаги. Две полуземлянки служили производственными помещениями: в них найдены запасы гончарной глины и остатки гончарных кругов. Одна постройка оказалась кузницей: на дне котлована и в заполнении этой постройки найдены остатки горна, огромное количество шлака, криц, сломанных и целых железных поделок. Со вторым караван-сараем связаны три жилые полуземлянки такой же конструкции. Ко времени строительства крепости относится несколько построек, раскопанных с внешней стороны крепостной стены, между нею и рвом. Кроме жилищ-полуземлянок и хозяйственных ям здесь найдены гончарная мастерская и гончарная печь, несколько железоплавильных горнов.

Второй строительный период относится уже к X в. В это время происходит кардинальное изменение характера застройки. На территории крепости возникает значительное количество небольших жилых построек: полуземлянок с открытыми очагами в центре, наземных с глинобитными полами и дощатыми стенами, обмазанными глиной, сочетающими открытые очаги в центре пола и печи в одном из углов. Часть кирпичных построек раннего периода была разобрана и из этого кирпича отстроены новые. Помещения караван-сараев переделаны в жилые. Некоторые жилые дома пристроены вплотную к внутренней стороне крепостной стены.

Изменения в системе застройки связаны с изменением характера поселка — Саркел стал небольшим городком-крепостью.

Разрушенный и сожженный войсками князя Святослава в 965 г., он продолжал существовать вплоть до середины XII в. С этим периодом истории крепости связаны остатки полуземляночных и наземных построек, привозной (из Крыма и Византии) тарной и столовой поливной керамики, прежней (хазарского периода) круговой посуды, лепной, богато орнаментированной печенежской посуды, а также типичных древнерусских горшков с линейно-волнистым орнаментом. Разнообразие этого материала свидетельствует о деятельности в Белой Веже не только местных гончаров но и мастеров, пришедших из южнорусских городов. Кроме гончарного здесь процветали и другие ремесла — от ювелирного и косторезного до кузнечного и железоплавильного. Материалы обширного могильника древнерусского времени, расположенного вокруг городка, позволяют говорить о разноэтничном составе его населения.

В состав хазарского каганата VIII — начала X в. входили некоторые города Крымского и Таманского полуострова. Салтово-маяцкая керамика, следы характерной бесфундаментной строительной техники с кладкой «в елочку» и некоторые другие элементы отмечены в материалах Керчи (Самкерца), Тамани (Таматархи), Фанагории, Судака (Сугдеи), Мангупа и др.

Кочевья — это сезонные стойбища населения, ведущего кочевой и полукочевой образ жизни. Обычно кочевья расположены на надпойменной террасе; они бедны находками, территория поселения определяется по распространению отдельных костей домашних животных и редких черепков глиняной посуды. Большинство кочевий зафиксировано на Нижнем Дону и в Приазовье. Застройка, как правило, хаотичная, иногда прослеживается планировка типа «курень» — большая юрта в окружении нескольких сооружений меньшей площади.

Жилища салтово-маяцкой культуры можно разделить на временные и стационарные. Временные жилища — юрты, следами от которых являются округлые или четырехугольные слегка углубленные в грунт площадки с ямками от кольев каркаса по периметру и прокаленным пятном от очага в центре. Этот тип построек чаще всего встречается на степных памятниках. Стационарные жилища прямоугольные в плане, наземные и полуземлянки, с очагом в центре. Стены стационарных построек чаще всего из дерева, обложенные сырцовым кирпичом или пластами глины. В Приазовье и Крыму распространены дома, каменные стены которых возведены на каменном же цоколе.

Религия и погребальный обряд. По сообщениям письменных источников известно, что население Хазарии поклонялось огню, богу молнии, священным деревьям, особенно широко был распространен культ коня и т.д. Видимо, хазарское язычество представляло собой сложный сплав верований различных племен, входивших в состав каганата. Известно, что в 80-х гг. VII в. один из местных правителей Хазарии принял христианство, которое не получило там распространения. В начале IX в., судя по сообщениям арабских авторов, каган и его окружение перешли в иудаизм, однако из источников IX-X вв. следует, что часть населения исповедовала христианство, ислам, а большинство оставалось язычниками. Это подтверждается открытием христианской часовни VIII в. на территории курганного могильника Чир-Юрта и мусульманских погребений IX в. у городища Маяки на Северском Донце.

Катакомбы, характерные для аланского населения лесостепной зоны, могут быть одиночными, парными или коллективными и содержат до 10 погребений, т.е. являются семейными усыпальницами. Мужчин хоронили на спине, в вытянутом положении; женщин — в скорченной позе на боку.
Парные захоронения (мужчины и женщины) часто оказываются посыпанными углем. Как правило, в катакомбах находят глиняные сосуды, видимо, с напутственной пищей и питьем. Подавляющее большинство погребений имеет богатый и разнообразный инвентарь. Мужские погребения сопровождаются предметами вооружения: слабоизогнутыми саблями, боевыми топорами-чеканами и стрелами, иногда вместе с остатками лука и колчана. Воинские наборные пояса, украшенные серебряными или бронзовыми бляхами, отражают ранг погребенного — чем богаче набор, тем более славен воин. Кроме того, в мужских погребениях встречаются предметы снаряжения верхового коня: удила, уздечный набор, стремена, остатки седел.

Для женских погребений характерны ножницы, бронзовые зеркала в виде круглого диска с ручкой в центре обратной стороны, копоушки, ногтечистки, туалетные пинцеты и различные украшения: серебряные или бронзовые серьги, перстни со стеклянными вставками, бронзовые и железные браслеты, разноцветные стеклянные бусы и бусы из хрусталя, сердолика и др. Встречено несколько женских погребений, сопровождаемых оружием и воинскими поясами. И в мужских, и в женских погребениях оказываются ножи и небольшие железные прямоугольные втульчатые мотыжки. Разнообразен набор подвесок-амулетов. Для раннего периода культуры характерны так называемые солнечные амулеты в виде колесообразных фигур, подвески с изображением птичьих головок и вписанными в круг грифонами или фигурами всадников. Встречаются амулеты в виде фигурок птиц, лошадок, миниатюрные зеркала, подвески из когтей или косточек животных. Детские захоронения, как правило, вещей не содержат.

Салтово-маяцкая культура. Жилые постройки и погребения: 1 — план и разрез углубленной постройки с двумя хозяйственными ямами; 2 — план юрты; 3 — план индивидуального мужского погребения в катакомбе; 4 — план коллективного погребения в катакомбе; 5 — разрез входа в катакомбу; 6 — план женского индивидуального погребения в катакомбе и разрез входа; 7 — план мужского погребения в грунтовой яме Салтово-маяцкая культура. Предметы вооружения и снаряжения всадника: 1,2 — палаши; 3 — боевые топоры; 4, 5 — наконечники стрел; 6 — наконечник копья; 7 — пряжки; 8 — удила с псалиями; 9, 10 — стремена; 11 — колчан {реконструкция)
Салтово-маяцкая культура. Жилые постройки и погребения:
1 — план и разрез углубленной постройки с двумя хозяйственными ямами; 2 — план юрты; 3 — план индивидуального мужского погребения в катакомбе; 4 — план коллективного погребения в катакомбе; 5 — разрез входа в катакомбу; 6 — план женского индивидуального погребения в катакомбе и разрез входа; 7 — план мужского погребения в грунтовой яме
Салтово-маяцкая культура. Предметы вооружения и снаряжения всадника:
1,2 — палаши; 3 — боевые топоры; 4, 5 — наконечники стрел; 6 — наконечник копья; 7 — пряжки; 8 — удила с псалиями; 9, 10 — стремена; 11 — колчан {реконструкция)

Катакомбные погребения часто сопровождаются «поминальными» комплексами или тризнами. Остатки тризн в виде целых или разбитых сосудов (чаще всего кухонных) и костей домашних животных оставлялись в небольших округлых ямках рядом с дромосом — входной ямой в катакомбу. Жертвенными животными были коровы, козы и свиньи.

Иногда в дромосах помещались ритуальные захоронения коней — костяки лошадей с подогнутыми ногами расположены головой в сторону входа в погребальную камеру.

Ямные могильники, характерные для тюркских племен степной зоны, содержат погребения в обычных продолговатых и круглых ямах, в подбоях. В ямах вдоль длинных сторон оставлялись заплечики — уступы для опоры деревянного перекрытия. Дно могильных ям иногда посыпалось углем или выстилалось камышом. Все захоронения совершены в вытянутом положении, на спине. В целом для ямных могильников погребальный инвентарь не характерен. В мужских погребениях изредка встречается оружие, в женских и детских — серьги, браслеты, перстни. В ногах или головах погребенных ставили 1-2 сосуда и оставляли куски напутственной пищи — найдены кости коровы, барана, свиньи и очень редко лошади.

Погребальный обряд и антропологический материал катакомбных могильников салтово-маяцкой культуры имеет прямые аналогии в катакомбных могильниках Северного Кавказа. Материал ямных могильников культуры аналогичен материалам Волжской и Дунайской Болгарии этого же времени.
Особую группу погребений составляют трупосожжения, встреченные на территории Северского Донца. Остатки трупосожжений на стороне помещались на дне неглубоких грунтовых ям, иногда при этом использовалась урна. Рядом с некоторыми погребениями располагались своеобразные тай¬ники, в которых найдены грудой сложенные конская сбруя, предметы вооружения, украшения, железные котлы. Зачастую клинки сабель согнуты или специально сломаны. Аналоги таким погребениям известны в Среднем и Западном Предкавказье. Исследователи предполагают, что они принадлежат касогам, хорошо известным по различным письменным источникам.

Хозяйство салтово-маяцкого населения было земледельческо-скотоводческим, знакомо ему виноградарство и садоводство, добыча и обработка железа, гончарство, ювелирное дело и разнообразные промыслы. Для земледелия использовались в основном пойменные земли, распахивались и небольшие участки целины в степи, которые обрабатывались тяжелым плугом — на ряде поселений найдены слегка асимметричные лемехи и плужные ножи-чересла. Выращивали пшеницу, просо, ячмень. Для уборки урожая служили серпы. Зерно размалывали с помощью каменных жерновов, вытесанных из песчаника или известняка. В состав стада домашних животных входили крупный и мелкий рогатый скот, лошади, свиньи. Набор животных мог варьироваться в зависимости от типа скотоводческого хозяйства. Для лесостепной территории наиболее характерно придомное пастушеское скотоводство, для степной — полукочевое и кочевое. Встречаются находки костей осла и верблюда. Расположение поселений по берегам рек способствовало занятию рыболовством.

Салтово-маяцкая культура. Украшения: 1 — серьги; 2 — подвеска; 3-5 — солярные амулеты; 6,7 — перстни; 8 — подвеска-конек; 9 — детали наборного пояса; 10 — детали ременного набора; 11 — бронзовые зеркала Салтово-маяцкая культура. Глиняная фляга с надписью-граффити тюркскими рунами и ее прорись
Салтово-маяцкая культура. Украшения:
1 — серьги; 2 — подвеска; 3-5 — солярные амулеты; 6,7 — перстни; 8 — подвеска-конек; 9 — детали наборного пояса; 10 — детали ременного набора; 11 — бронзовые зеркала
Салтово-маяцкая культура. Глиняная фляга с надписью-граффити тюркскими рунами и ее прорись

Остатки железоплавильных горнов, сопровождаемые значительным количеством шлаков, криц, кусками руды, указывают на развитое железоделательное производство. В качестве сырья использовался бурый желез¬няк (в районах лесостепи) и железистые кварциты (в районах степи). Известны случаи выплавки железа из руды керченского месторождения — крицы, химический состав которых соответствует составу керченской руды, обнаружены в разрушенной кузнице на территории Саркела. Металлографический анализ железных изделий показал, что салтово-маяцкие кузнецы использовали кричное железо и сырцовую сталь, улучшая рабочие качества изделий с помощью таких приемов, как цементация, отпуск и закалка. Для кузнецов, работавших в лесостепных районах, характерно использование пакетного металла (т.е. заготовок из сваренных кузнечным способом нескольких полос железа и стали). Исследования значительных серий однотипных предметов (орудий труда, предметов вооружения и снаряжения коня, бытовых предметов) выявило намечающуюся тенденцию к стандартизации в изготовлении кузнечной продукции и появление в среде кузнецов профессионалов и высококвалифицированных ремесленников. На городище Маяки и Правобережном Цимлянском городище в слоях IX в. были найдены наборы кузнечных, слесарных, токарных и ювелирных инструментов, формы которых хорошо известны по более поздним древнерусским памятникам.
Для салтово-маяцкой культуры характерно развитое гончарное производство с использованием как простого ручного крута, так и ножного. Вся глиняная посуда подразделяется на столовую, кухонную и тарную. На всей территории культуры известна столовая посуда, изготовленная на ручном или ножном гончарном круге, поверхность которой покрыта характерным серым или черным лощением. Лощение покрывает всю поверхность сосуда или располагается полосами, образующими узор в виде сетки, треугольников, завитков. Формы столовой посуды весьма разнообразны: приземистые кувшины, горшочки, кружки, кубышки, шарообразные корчаги. Именно лощеная посуда, которая появляется в VIII в., чаще всего встреча¬ется в погребениях. Некоторые сосуды имеют на внешней стороне днища клеймо в виде круга, креста, креста в круге и т.д. Появление таких знаков на глиняной посуде указывает на то, что она изготавливалась не домашним способом, а в мастерской. Относительно тонкая, тщательно выделанная столовая посуда обжигалась в специальных горнах. Горшки, украшенные сплошным линейно-волнистым орнаментом, изготавливались на гончарном круге на всех более или менее оседлых поселениях и в городских центрах.

Кухонная посуда нередко лепилась вручную и отличается грубым тестом и отсутствием орнамента. Обжиг кухонной посуды мог происходить в очагах и печах. Примерно с середины IX в. в быту появились глиняные котлы с округлым дном, которые также иногда украшались линейным или линейно-волнистым орнаментом.

К тарной посуде относятся крупные сосуды: пифосы, пифосы-кувшины, круглодонные яйцевидные амфоры и красноглиняные кувшины. Часть этих сосудов (амфоры) изготавливались в мастерских Крыма, Приазовья и, вероятно, Саркела.

Важной особенностью культуры Хазарского каганата является распространение среди его населения письменности — надписи, выполненные тюркскими рунами, встречены на памятниках прикладного искусства, изделиях из кости, каменных блоках и т.д. Знаки этого алфавита не совпада¬ют с сибирскими рунами и пока не прочитаны. Интересны и многочисленные граффити — процарапанные на поверхности глиняных сосудов, кирпичей, каменных блоков изображения людей, животных, геометрические фигуры и т.п.

Кочевники южнорусских степей в IX-XIII вв.

В IX-XIII вв. в южно-русских степях кроме болгар обитали три основных тюркоязычных народа — печенеги, торки (гузы) и половцы, основу хозяйства которых составляло кочевое скотоводство. Археологически различить все эти кочевые народы очень трудно, поскольку вид хозяйства и образ жизни был у них практически одинаков. На основе письменных источников в истории южнорусских степей выделяются два периода: печенежский (X - начало XI в.) и половецкий (середина XI — первая половина XIII в.).
В IX в. союз кочевых племен лесостепной полосы между Волгой и Уралом возглавили печенеги. Наряду с тюрками в этот союз вошли и разноязычные потомки позднесарматских племен Заволжья. В это же время в степях Зауралья сформировался другой племенной союз во главе с гузами и половцами. Гузы представляли собой мощное объединение полукочевых племен, обитавших в Приаралье и по р. Сырдарье. В конце IX в. они начали вытеснять печенегов из-за Волги на запад. С этого времени начинается постепенное продвижение печенегов по территории Хазарии, частичное разорение ее поселений и столкновения печенегов с Русью. Печенеги кочевали в степях между Волгой и р. Прут до их разгрома дружинами Ярослава Мудрого в 1036 г. После этого часть печенегов отошла далее на запад в Подунавье, а оставшаяся часть смешалась с вторгшимися в первой половине XI в. из-за Волги родственными племенами гузов (именовавшихся в русской летописи торками) и половцев.

Культура средневековых кочевников изучена в основном по материалам погребений, поселения их почти неизвестны.

Все кочевнические погребения совершены по обряду трупоположения в подкурганных ямах. Как правило, курганы кочевников не образуют заметных скоплений, а разбросаны по степи, как бы отмечая маршруты кочевок.

Для печенежского периода характерно использование уже существующих, ранее сооруженных курганов. Собственно печенежские курганы насыпались редко. Погребение совершалось в продолговатой яме, головой на запад. С левой стороны от умершего размещались голова и ноги коня, разложенные в анатомическом порядке, вероятно, это остатки от чучела животного. Иногда чучело размещалось на специальном уступе вдоль боковой стенки могильной ямы. Женские погребения встречаются очень редко. Мужские захоронения сопровождаются наступательным оружием и снаряжением верхового коня: удилами и стременами. Из предметов вооружения чаще всего встречаются черешковые наконечники стрел разной формы, к числу редких находок относятся наконечники копий — втульчатые бронебойные, и сабли — короткие слабо искривленные клинки, очень похожие на салтово-маяцкие. Кроме того, в погребениях находят остатки берестяных или кожаных колчанов, окованных железными пластинами, костяные накладки седел, часто орнаментированные, и детали от сложных луков. Встречаются грубые лепные сосуды, пышно украшенные орнаментом в виде ямок, волны, насечек и др.

Половецкий период характеризуется сооружением курганов из земли и камня или обкладкой основания насыпи камнями. Человека, помещенного в могильную яму головой на восток, сопровождал конь, часто взнузданный, который располагался сбоку от него. В некоторых случаях коня погребали отдельно, в специально вырытой для него яме.

В погребениях этого периода появляется защитное вооружение: железные кольчуги, шлемы и даже наколенники. По-прежнему частой находкой являются черешковые стрелы, а копья встречаются редко. Сабли встречены примерно в половине мужских погребений. Происходит постепенное увеличение длины и кривизны клинка, конец которого затачивается с двух сторон. В половецкое время в погребениях появляются железные лицевые маски, которые, как полагают, передают индивидуальные черты умерших, и кистени — боевые гири. В погребениях обычной находкой являются предметы снаряжения верхового коня. К удилам и стременам добавляется плеть с металлическим или костяным набалдашником. Кроме предметов вооружения и конского снаряжения, в мужских погребениях находят кресала, ножи, гребенки.

В отличие от предшествующего периода, женские погребения достаточно многочисленны. Для них характерны витые браслеты и браслеты, украшенные на концах вставками из ляпис-лазури, перстни, бронзовые или серебряные серьги, украшенные полыми биконическими или шипастыми бусами, шейные гривны, круглые бронзовые зеркала, похожие на салтово-маяцкие, ножницы, глиняные и каменные пряслица. Встречаются серебряные бляшки-нашивки от головных уборов, сшитых из шелковых тканей и украшенных цепочками и бубенчиками.

Кроме глиняных лепных сосудов, в погребениях встречаются железные клепаные котлы цилиндрической формы.

Половецкий период. Вооружение: 1,2 — шлемы; 3 — железная лицевая маска; 4 — наконечники стрел; 5 — наконечники копий; 6 — костяные накладки от колчана; 7 — колчан {реконструкция); 8 — кольчуга; 9 — сабля Половецкий период. Снаряжение верхового коня: 1 — ременная распределительная бляха; 2 — ременные наконечники; 3 — налобная бляха; 4 — реконструкция конского оголовья; 5 — удила; 6, 7 — стремена
Половецкий период. Вооружение:
1,2 — шлемы; 3 — железная лицевая маска; 4 — наконечники стрел; 5 — наконечники копий; 6 — костяные накладки от колчана; 7 — колчан {реконструкция); 8 — кольчуга; 9 — сабля
Половецкий период. Снаряжение верхового коня:
1 — ременная распределительная бляха; 2 — ременные наконечники; 3 — налобная бляха; 4 — реконструкция конского оголовья; 5 — удила; 6, 7 — стремена

Печенеги, торки, половцы были язычниками — в погребениях довольно много находок различных амулетов.

С культом предков связаны так называемые половецкие «бабы» — каменные изваяния мужчин и женщин, большинство которых относится к концу XI — началу XIII в. Ранние изваяния довольно примитивны и схематичны. Изваяния XII в. — это скульптурные изображения, передающие зачастую индивидуальные особенности костюма и лиц. Изображенные на каменных фигурах оружие, украшения, бытовые предметы имеют многочисленные аналоги в находках из кочевнических курганов этого времени.

Половецких «баб» находят от Среднего Поднепровья до междуречья Волги и Дона. Изваяния устанавливались в центре святилищ, сооруженных в степи на высоких местах. Святилища имели вид квадратных площадок, окруженных каменной оградкой. В центре площадок находятся остат¬ки жертвоприношений, совершенных у подножия изваяний. Жертвенными животными были лошади, быки, бараны, собаки.

Половецкий период. Украшения и бытовые предметы: 1,2— серьги; 3 — «шипастая» серьга; 4 — бубенчик; 5 — витой браслет; 6-8 — амулеты-подвески; 9 — шейная витая гривна; 10 — ножницы; 11 — зеркало; 12 — нож; 13 — кресало; 14 — пряслице Половецкие каменные изваяния: 1 — план святилища и схема расположения изваяний; 2, 3 — изображения воинов; 4 — изображение женщины
Половецкий период. Украшения и бытовые предметы:
1,2— серьги; 3 — «шипастая» серьга; 4 — бубенчик; 5 — витой браслет; 6-8 — амулеты-подвески; 9 — шейная витая гривна; 10 — ножницы; 11 — зеркало; 12 — нож; 13 — кресало; 14 — пряслице
Половецкие каменные изваяния:
1 — план святилища и схема расположения изваяний; 2, 3 — изображения воинов;
4 — изображение женщины

Как уже говорилось, поселения кочевников известны плохо. Часть из них представляла собой, видимо, зимовища — длительные ежегодные стоянки. Обычно зимовища не укреплялись, исключение составляли поселения, устроенные на местах разрушенных городов и крепостей, например в Белой Веже, взятой половцами в 1117 г. Остатки половецкого становища здесь представлены развалами глинобитных и турлучных построек, керамикой и редкими находками предметов вооружения, относящимися к первой половине XII в.

По сообщениям древнерусской летописи, половцы владели несколькими «городами», бывшими ранее хазарскими крепостями. Свои, очевидно, новые названия — Шарукан, Сугров, Балинони получили по именам владевших ими ханов.
Жилищем кочевников были юрты и двух- или четырехколесные кибитки, известные по запискам Плано Карпини и Вильгельма Рубрука (XIII в.). Следы юрт обнаружены в поздних слоях Саркела-Белой Вежи, относящихся ко второй половине X  -началу XI в.

Хозяйство было преимущественно кочевым. Стада состояли из лошадей, крупного и мелкого рогатого скота, верблюдов. Часть населения кроме скотоводства занималась земледелием, оседая на местах длительных ежегодных зимовищ по берегам рек. Выращивали просо, пшеницу. Видимо, ремесла имели сезонный характер и развивались в основном на зимовищах. Разнообразный перечень специальностей и связанных с ними предметов приведен в «Половецком словаре», памятнике XIII в. В нем упомянуты: сапожник, токарь, кузнец и соответствующие предметы — сапог, подошва, пила, циркуль, наковальня, железо, молот.

Источник

Т.А. Пушкина Археология: Учебник / Под редакцией академика РАН В.Л. Янина. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 2006. — 608 с.

загрузка...
  Голосов: 0
 

Вы просматриваете сайт Swordmaster как незаригистрированный пользователь. Поэтому скрытый текст скрыт. Комментарии будут вводится через капчу с предварительной модерацией. Если нашли ошибку — выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Для того чтобы пользоваться полным функционалом сайта, рекомендуем .


Добавление комментария
Ваше Имя:      Ваш E-Mail (по желанию):  
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера