Всякое разное :

Армия герцогов Бургундских (1363-1477). Феодальное ополчение

  автор: SHARIK  |  13-ноября-2013  |  6760 просмотров  |  Пока нет комментариев
загрузка...

Военные институты Бургундии были основаны на принципах вассальной присяги и феодального права. В случае войны объявлялась мобилизация феодального ополчения тех или иных провинций княжества, сбор городской милиции и наемных контингентов.

Феодальное ополчение ост (от ban de l’ost – право ополчения) могло состоять как из прямых вассалов сеньора, так и из вассалов «второй очереди», т.е. арьервассалов. Феодальное войско, включавшее в свой состав арьервассалов, именовалось арьербаном (arriere ban). Участие в арьербане первоначально рассматривалось в качестве «бесплатной» вассальной повинности, однако на протяжении всего Позднего Средневековья вассалы требовали (и, как правило, получали) денежное вознаграждение за свою службу.

В письме Клоду де Нефшателю, сеньору дю Фэ, губернатору Люксембурга, датированном 29 мая 1475 г., Карл Смелый обозначил условия несения службы, при которых арьербан не имел права рассчитывать на материальное вознаграждение:

«Что касается дворян, которых Вы собрали в малом количестве, и которые согласились встать гарнизонами в городах и вдоль границы для защиты страны при условии непременной оплаты, мы желаем, дабы Вы указали им, что оборона их собственных земель, поместий, жен и детей является их естественной обязанностью. Так как таковая служба более преследует их собственную выгоду, а не нашу, и, оставаясь в пределах своей территории, в городах и вдоль границы, они не должны требовать никакой оплаты или прочего пособия. Воистину, коль скоро мы желали бы привлечь их к кампании за пределами их земель или разместить гарнизонами на вражеской территории, тогда, конечно же, мы были бы обязаны заплатить им, как и всем остальным. Но при условии защиты их собственных земель они не должны ничего просить». (1)

К чести военного сословия Бургундии следует отметить, что среди его представителей встречалось немало и тех, кто служил не за страх, а за совесть и по первому требованию герцога был готов встать под его штандарты.

Так, мелкопоместный дворянин из герцогства Бургундия Жан де Риоле, оруженосец, свою первую кампанию «сломал» в возрасте 18 лет, в 1429 г., «когда была проведена война против Девственницы». В 1430 г. молодой оруженосец участвовал в походе принца Оранского в Дофине, где сумел уцелеть во время катастрофического разгрома бургундского войска под Антоном, а в 1431 г. сражался в победоносном для бургундского оружия сражении при Бюльньевилле. С 1433 по 1435 гг. Риоле принимал участие в пограничных стычках с французскими войсками, с 1436 г. периодически воевал против банд «живодеров-экорше», в 1443 г. отличился во время ночного штурма Люксембурга, когда во главе горстки солдат одним из первых ворвался на крепостную стену. В 1455 г. отважный воин изъявил желание принять участие в намеченном крестовом походе на Константинополь. И лишь отказ Филиппа Доброго от запланированной святой экспедиции удержал Жана де Риоле дома.

Церемония капитуляции Гента перед Филиппом Добрым, 1453 г.
Церемония капитуляции Гента перед Филиппом Добрым, 1453 г.
Миниатюра из «Статута и привилегий Гента во Фландрии», 1454 г. Национальная библиотека Австрии, Вена.
∗∗∗

Бургундская диспозиция в разные годы включала в свой состав тяжелых кавалеристов жандармов (gens d’armes, в ед. числе home d’armes), легких кавалеристов валетов или кутилье (valete, coustilliers), конных лучников арше (archers a cheval), конных арбалетчиков кранекинье (cranequiniers a cheval), а также пехотинцев (a pied): пикинеров (piquenaires), вужье (vougiers), лучников и арбалетчиков арбалетрье (arbaletriers), а также стрелков из ручных кулеврин кулевринье (couleuvriniers). Помимо бойцов-комбатантов (combatants) в состав армии входила прислуга (non combatants): пажи (pages) и слуги-конюхи.

Низшей административной единицей бургундской армии являлось копье (lance), хотя иногда употреблялось более архаичное название воинских единиц – шлемы, точнее, басинэ, иногда – конные басинэ (bassinets de cheval). Копья феодального ополчения могли быть «о четырех лошадях» (бургундские копья), «о трех лошадях» (пикардийские копья) и «о двух лошадях». Известны также полукопья (demi-lances), состоявшие только из 1 кавалериста-жандарма. Копье «о четырех лошадях», согласно Гаагскому плану от 19 января 1456 г., включало в свой состав жандарма, конного кранекинье, слугу-валета (фактически, кутилье), вооруженного «воловьим языком» и корсетом-бригандиной, и пажа. Копье «о трех лошадях», как самая распространенная административная единица, первоначально состояло из жандарма, валета и пажа.

В 1460-х гг. (возможно, под влиянием Французского похода 1465 г.) название вооруженного слуги жандарма – «валет» – в массовом порядке было заменено на «кутилье», что отметил в своих мемуарах бургундский рыцарь Жан д’Энен, принимавший непосредственное участие во многих событиях Бургундских войн: «с жандармами,… коих было около шестидесяти, и с сопровождающими их кутилье». (2)

Ордонанс на Французскую кампанию 1468 г. также подтверждает данные Энена: «У жандарма, получающего жалование, должны быть три лошади, одна из которых принадлежит кутилье, имеющему дротик». (3) Копье «о двух лошадях», вероятно, состояло из жандарма и пажа либо из жандарма и кутилье.

Командир копья, шефделанс (chef de lance), обладающий определенными финансовыми возможностями, мог повысить численность своего контингента за счет компаньонов (compagnons) из числа кавалеристов и пехотинцев. Согласно Гаагскому плану каждое пикардийское копье «о трех лошадях» сопровождалось 10 лучниками. Жан д’Энен, принявший участие в походе бургундского арьербана во Францию в 1465 г., командовал отрядом из 15 человек:

«Жан д’Энен, сеньор де Лувинье, жандарм и рыцарь, Коллар де Венденье /сводный брат Энена/, другой жандарм и оруженосец, Югоне Сандрар, Югоне Карлье, Филиппо Реми, Жан Вида, Жан Тордрио, Югоне де Комон, Жан Дюгардьен, паж, Жакемар Потон, лучник, Эверар Маникруа, лучник, Виллемон ле Кофр, Жак Тьебо, Лоро Урон, Анен Косье». (4)

В 1466 г., во время похода в Льежскую область и осады Динана, отряд Энена насчитывал 12 человек, в том числе 11 комбатантов, из которых двое (сам Энен и его сводный брат) были жандармами. В 1467 г. в ходе очередной Льежской кампании отряд Энена уже состоял из 3 жандармов и 13 компаньонов. В 1471 г. Энен вывел в свой последний военный поход отряд из 13 человек:

«Жан д’Энен, жандарм, Пьер дю Лоруа, кутилье, Джамо Морис, кутилье, Анен Косье, кутилье, Шарло де Лессен, паж, Анен Приор, лучник, Жан де Маре, лучник, Жан ле Ло, лучник, Эверар Маникруа, лучник, Жакемар Потон, лучник, Тьерри Мартен, лучник, Жан Жаспар, лучник, Пьер ле Фламен, извозчик».

Из списков военного контингента Жана д’Энена следует, что как минимум 3 его компаньона, ветерана сражения при Монлери (1465 г.), пережили вместе со своим командиром злоключения семи наполненных походами и боями лет. Коллар де Венденье, сводный брат Энена, к сожалению пропал без вести во время вылазки льежцев 27 октября 1468 г. и был признан судейскими чиновниками погибшим лишь в 1475 г., т.е. его семья в течение почти 7 лет платила налоги за «мертвую душу».

Отряды, состоящие из нескольких копий (например, от 4 до 6), обычно именовались шамбр (chambrе – камера или комната), т.к. на постое воины проживали в одной комнате. Несколько камер объединялись в дизани (dixains – десятки). Дизани входили в более крупные воинские контингенты, которые источники XV в. называли баннерами и штандартами, подчеркивая тем самым статус их командиров, но чаще – ротами-компанье (compagnies). Например, контингент Жана де Вержи, маршала Бургундии, в 1407 г. состоял из 1 рыцаря-баннерэ, 4 рыцарей-башелье (бакалавров), 143 оруженосцев, 15 лучников и 3 арбалетчиков. Контингент мессира Жака д’Эйи в это же время состоял из 1 рыцаря-баннерэ, 11 рыцарей-башелье, 130 оруженосцев, 9 арбалетчиков и 137 лучников.

Но вернемся к Энену и его отряду. С 1465 по 1471 гг. мессир Жан вместе со своими людьми состоял на службе в роте оруженосца-баннерэ, а с 1467 г. рыцаря-баннерэ Жака де Люксембурга, сеньора де Фьенна. В кампании 1465 г., например, вместе с Эненом и его сводным братом Венденье, в роте Жака де Фьенна служило 29 дворян, которые являлись командирами низовых подразделений. Энен, обладавший завидной памятью, поименно перечислил их в своих мемуарах:

«В роте сира де Фьенна, которая входила в авангард: сеньор Антуан д’Алевен, сир де Ла Капель; сир д’Ордр; сеньор Расс де Юи; сир де Бриа; сир Жан д‘Энен, рыцарь, как и все предыдущие; Бодуэн де Ланнуа, Юг д’Эмери; Коллар де Венденье; Жан и Валеран д‘Этанбур; Жене д‘Этанбур; Траме де Ла Трамери; Колен де Фукесолль; Гийом де Фукесолль; Лионель де Диксенн; Бень д’Аллентюн; Гийом де Ла Шосси; Жан д’Отаннь; Жан д’Одемон; Мишель де Варизо; Ватель; Коллен Торейлон; Жак де Тиан; Жене де Ла Узьерре; Бонн Броке; Бастьен де Ла Тьели; Гийом д’Оллебескю; Жене де Ла Мотт; Жисслен». (5)

Перечисленные люди (а среди них встречаются имена представителей известнейших бургундских родов) были жандармами, которых сопровождали компаньоны из числа конных и пеших стрелков, доводившие общую численность роты до нескольких сотен человек. В 1467 г., согласно воспоминаниям Энена, численный состав роты Жака де Люксембурга вырос почти вдвое и составил 60 жандармов, 60 кутилье, 400-500 конных лучников и 300-400 пехотинцев, т.е. «всех бойцов набралось не более девятисот». В кампании 1468 г. численный состав роты де Фьенна был приблизительно таким же, т.к. количество денежных выплат в указанном году составило 376 против 375 за 1467 г.

Части, подобные описанной роте Жака де Фьенна, входили в состав более крупных соединений, корпусов-баталий (batailles), которых в полевой армии насчитывалось обычно 3 – авангард, главные силы и арьергард. (6)

В ходе Французской кампании 1465 г. баталия Людовика де Люксембурга, графа де Сен-Поля, включала в свой состав воинские контингенты 39 сеньоров, в т.ч. роту де Фьенна. Более 17 контингентов входили в состав баталии Адольфа де Клеве, сеньора де Равенштейна, и более 9 – в состав баталии Антуана, Великого бастарда Бургундского.

Во время сражения при Брюстеме авангардная баталия, руководимая Равенштейном, состояла из 12 рот (Энен называл их «штандартами»), главная баталия Карла Смелого – из 9 рот и арьергардная баталия бастарда Антуана (перед боем она объединилась с центром) – из 3 рот и нескольких более мелких подразделений.

Армия Филиппа Доброго вступает в Гент.
Миниатюра из «Хроник царствования Карла VII» Жана Шартье, 1479 г. Национальная библиотека Франции, Париж.
∗∗∗

Численность феодального ополчения Бургундского государств в течение XIV-XV вв. росла, что обуславливалось ростом экономического благосостояния государства, территориальными приращениями и усовершенствованием механизма призыва и учета ополчения.

Так, численность бургундских войск, собранных в 1364 г. маршалом Ги де Понтайе составляла 60 комбатантов: 40 жандармов (из них 7 рыцарей), 11 конных оруженосцев, 8 пеших оруженосцев и 1 пеший лучник. В 1384 г. Филиппа Храброго, вступившего в сеньориальное право и совершавшего объезд Фландрии, сопровождали 9 рыцарей-баннерэ, 76 рыцарей-башелье, 216 оруженосцев, 2 конных лучника и 46 генуэзских арбалетчиков.

В августе-сентябре 1405 г. Жан Бесстрашный сосредоточил в Париже около 3 500 солдат. В 1408 г. корпус бургундского герцога перед сражением при Оте насчитывал 2 097 жандармов с вооруженными слугами, 1 078 лучников, 10 трубачей и 10 менестрелей.

В ходе кампании в Пикардии в 1411 г. Жану Бесстрашному удалось собрать под свои знамена свыше 10 000 воинов, большую часть которых, правда, составляли фламандские ополченцы. В январе 1414 г. бургундский герцог подошел к Парижу с 3 500 своих сторонников. В 1417 г. арьербан Жана Бесстрашного, собранный для очередного похода на Париж, насчитывал около 10 500 человек под командой 32 капитанов, из которых к высшему дворянству принадлежали 22 человека (20 рыцарей-баннерэ и 2 оруженосца-баннерэ), а к мелкопоместному дворянству –10 человек (5 рыцарей-башелье и 5 оруженосцев).

Весной 1421 г. армия Филиппа Доброго, набранная в северных провинциях, согласно рассчетам Юга де Ланнуа, должна была включать в свой состав контингенты 39 сеньоров из Фландрии (109 жандармов), Артуа (342 жандарма), Эно (20 жандармов), Ретеля (20 жандармов) и герцогского отеля (50 жандармов). Тяжелых кавалеристов сопровождали вооруженные слуги, 200 лучников и 245 арбалетчиков.

В 1430 г. для осады Компьена Филипп Добрый сосредоточил армию численностью до 4 000 человек, которой командовали 17 капитанов (9 рыцарей-баннерэ, 1 оруженосец-баннерэ, 4 рыцаря-башелье и 3 оруженосца). В этом же году корпус Людовика де Шалона, принца Оранского, который воевал в Дофине, насчитывал 1 500 жандармов с вооруженными слугами, 1 000 лучников, 600 арбалетчиков и 1 200 пехотинцев под командой 17 капитанов.

В 1435 г. для осады Кале было набрано около 3 000 жандармов феодального ополчения из Бургундии, Фландрии, Голландии, Пикардии и Эно. При этом, рыцарь-баннерэ получал 4 денежные выплаты в месяц, рыцарь-башелье – 2 выплаты, рядовой жандарм – 1 выплату.

В 1449 г. бургундский корпус, отправленный для поддержки французских войск в Нормандии, насчитывал 300 копий и 1 500 лучников, т.е. всего не более 2 500 бойцов, руководимых графами д’Э, де Сен-Полем, сеньорами де Савезом, де Руа, де Марни и де Рамбуре.

В 1452 г., во время Гентской войны, корпус графа д’Этампа, согласно данным Жака дю Клерка, насчитывал 3 000 кавалеристов. В это же время силы графа де Сен-Поля и сеньора де Круа по сведениям Оливье де Ла Марша состояли из 2 500 бойцов из Эно и Намюра, а корпус бургундского бастарда Корнеля – из 1 000 жандармов, оруженосцев и лучников.

Бургундский флаг-паннон
Бургундский флаг-паннон.
Акварель П.Мартена из «Сен-Галленской книги флагов».

В 1456 г. для предстоящего крестового похода, согласно Гаагскому плану, бургундское командование собиралось задействовать следующие силы:

«Во-первых, из Пикардии приблизительно 400 копий по три лошади в копье, которое состоит из жандарма и его слуги, вооруженного корсетом или бригандиной и «воловьим языком» либо другим соответствующим оружием, а также крепкого пажа. /При оплате/ в пятнадцать крон в месяц /общая сумма составит/ 6 000 крон. Затем 4 000 пеших лучников о трех патарах в день, что составит 15 000 крон в месяц <…>.

Далее 300 бургундских копий, как от страны, так и от двора /герцога/ и прочих о четырех лошадях в копье, каждое из которых включает жандарма, его пажа, слугу, вооруженного, как сказано выше, и кранекинье о 20 кронах за копье, что составляет 6 000 крон.

Следует отметить, что бургундцам платят двадцать крон за копье о четырех лошадях, в то время, как пикардийцы получают пятнадцать крон за копье о трех лошадях, так как, если пикардийцы могут нанять лучников, так что в каждом копье будет по десять лучников, то бургундцам это сделать сложней, ибо они не смогут так легко найти лучников и капитанов для них <…>.

Общее количество двух армий из Пикардии и Бургундии составит 700 копий; 400 из Пикардии, дающих 800 комбатантов, и 300 из Бургундии, дающих 900 комбатантов, к ним надлежит прибавить 4 000 лучников и 600 кулевринье, саперов, рабочих и прочих, дающих 4 600 комбатантов, а всех вместе 6 300 комбатантов». (7)

В 1464 г. бургундскими чиновниками была проведена перепись обладателей сеньориального права (городов, аббатств и нобилитета), которая выявила следующее количество «служилых дворян», обязанных в случае войны выставлять в поле отряды различной численности:

графство Артуа ……………….. 39 (33 рыцаря и 6 оруженосцев);

 шателленство Лилль ………….. 26 (из них «четверо на турнире»);

бальяж Гент …………………… 81;

графство Эно ………………….. 41;

графство Намюр ………………. 62;

графство Булонь ………………. 24 (из них 10 рыцарей);

герцогство Брабант …………… 39 (27 рыцарей и 12 оруженосцев). (8)

В 1465 г., накануне Французской кампании, бургундская армия, по мнению Филиппа де Коммина и Жака дю Клерка, насчитывала до 1 400 копий и 8-9 тысяч лучников, т.е. около 12 000 комбатантов. В 1466 г., после разорения Динана, по свидетельству Коммина, бургундская армия состояла из 3 000 копий и 12-13 тысяч лучников, т.е. около 16 000 комбатантов.

В ноябре 1467 г. бургундское финансовое ведомство произвело 9 830 месячных выплат воинским контингентам более чем 53 сеньоров и капитанов, принявших участие в Льежской кампании, на общую сумму 157 069 франков. При этом соблюдался определенный ценз:

рыцарь-баннерэ ……………………………… 4 выплаты по 15 франков в месяц;

 рыцарь-башелье ……………………………... 2 выплаты по 15 франков в месяц;

оруженосец-баннерэ …………………………. 2 выплаты по 15 франков в месяц;

жандарм о трех лошадях …………………….. 1 выплата по 15 франков в месяц;

жандарм о двух лошадях …………………….. 12 франков в месяц;

кутилье и кранекинье …………………… 1 выплата по 15 франков в месяц для 2 лошадей; пешие кранекинье, кулевринье и пикинер ….. 5 франков в месяц;

полукопье …………………………………….. 6 франков в месяц. (9)

Рота сеньора де Фьенна, о чем было сказано выше, получила 375 выплат неизвестного достоинства. Принимая численность роты в «не более» 900 комбатантов, о чем писал Энен, и, учитывая понесенные ротой в октябре потери, получим среднее количество бойцов, приходящихся на 1 выплату, равное 2. Используя данную пропорцию для всех сил феодального ополчения, можно определить его численность примерно в 20 000 комбатантов. Коммин, который сам находился в рядах этой армии, отметил в мемуарах выдающиеся размеры бургундского воинства:

«У него /т.е. Карла Смелого/ была огромная армия, так как к нему из Бургундии съехались все, кто только мог. Я никогда еще не видел вблизи столь великого сборища».

 Еще один участник кампании, Энен, так же свидетельствовал о резко возросшем количестве бургундских воинов: «Наиболее красивая и наиболее многочисленная армия, собранная с незапамятных времен, самая большая из всех, бывших когда-либо».

Коммин писал о 2 000 бургундских копий, принявших участие в центральном событии этой кампании, сражении при Брюстеме. Горожанин из Ипра Людвиг ван ден Рив оценил бургундскую кавалерию при Брюстеме в 2 350 копий. (10)

В 1468 г. бургундское казначейство произвело 12 403 выплаты воинским контингентам 64 сеньоров и капитанов, принявших участие в разгроме Льежа. Энен указал на 2 200 копий феодального ополчения, собравшихся в Перонне накануне Льежского похода, Жан де Ворен писал о 1 300-1 400 копьях. Бельгийский военный историк Шарль Брютан, используя свой метод подсчета бойцов, на основании ведомостей 1467-1468 гг. определил количество оплаченных бургундских комбатантов, соответственно, в 18 000 и 22 000. (11)

В 1468-1470 гг. Карл Смелый организовал учет и регистрацию феодальных владений своих подданных и разработал цензовые нормативы для различных слоев дворянства, позволявших полевую службу заменять финансовыми вкладами, т.н. «щитовыми деньгами» (ecutage). Вот как выглядел, например, военный ценз для графства Эно:

«Каждый владелец лена с годовым доходом свыше 360 ливров должен поставить одного жандарма вместе с кутилье и пажом и 6 пеших лучников. Каждый владелец лена с 240 ливрами дохода &ndash; одного жандарма вместе с кутилье и пажом. Владелец со 120 ливрами дохода &ndash; 3 пеших (лучник, арбалетчик и пикинер)». (12)

Физические данные дворян-призывников были дифференцированы по пяти категориям: «люди сильные и ловкие», «люди хорошего телосложения», «люди среднего телосложения», «люди малой полноты» (т.е. худые) и «люди болезненные и старые». Герцог лично вникал во все детали проводимой регистрации и вносил коррективы. Так, он освободил от военной службы одного из сотников по состоянию здоровья; еще один сеньор, в возрасте 90 лет, был так же признан негодным к строевым экзерцициям, равно как и некий дворянин из Люксембурга, поразивший проверяющих «необыкновенной тучностью».

В мае-июне 1470 г. чиновники Карла Смелого провели смотр рот феодального призыва Двух Бургундий, собранных для очередной Французской кампании. Разброс численности рот был весьма значительным &ndash; от нескольких десятков бойцов до нескольких сотен.

Так, бальяж Дижон выставил одну роту под командой капитана Гийома де Понтайе, сеньора де Тальме. Во время смотра роты, который прошел 23 мая, бургундские чиновники зафиксировали 21 копье «о трех лошадях» (в т.ч. копья самого Тальме, 2 шефдешамбров и 1 квартеронье), 6 конных кранекинье, 5 конных кутилье и 8 полукопий «об одной лошади».

Бальяж Шалон выставил 2 роты, бальяж Осонн – 4 роты очень неравномерной численности. Например, в роте №2 под командой капитана Бернара де Шалона во время смотра (6 июня) было зафиксировано 5 копий «о трех лошадях», 7 конных лучников и 2 кутилье, т.е. всего 24 человека, включая нестроевых. В то же время в состав роты №4 под командой капитана Клода де Монтегю, сеньора де Куше, входили 86 копий «о трех лошадях» (в т.ч. копья капитана, 17 шефдешамбров и 16 квартеронье), которые делились на 2 группы-камеры по 6 копий, 12 групп по 5 копий и 3 группы по 4 копья, управляемые шефдешамбрами и их заместителями квартеронье. Кроме того, в роту де Куше входили 27 конных стрелков, 16 кутилье и 24 полукопья. Общее количество и состав всего дворянского ополчения Двух Бургундий приведены в Таблице 8.

В 1472 г. Две Бургундии выставили феодальное ополчение общим числом 2 609 человек, из них 2 234 комбатанта: 375 жандармов, 1 471 кутилье (включая 375 из состава копий), 48 конных лучников, 112 полукопий и 228 пехотинцев.

Бургундские архивные материалы позволяют проследить «судьбу» тех или иных вооруженных формирований в течение нескольких лет. В качестве примера воспользуемся данными о численности и составе роты №3 бургундского арьербана (бальяж Аваль), которую до своей героической гибели под Грансоном возглавлял капитан Людовик де Шалон, сеньор де Шатогийон. Так, во время строевого смотра, устроенного феодальному ополчению в Авале 25 мая 1470 г., рота Шатогийона включала в свой состав 60 жандармов (1 лейтенант, сеньор де Мон-Сен-Сорлен, 12 шефдешамбров, 12 их заместителей квартеронье и 35 рядовых жандармов), распределенных по 12 камерам, 43 лучника и арбалетчика и 11 кутилье.

Во время строевого смотра в Боне (23 июня 1472 г.) рота насчитывала 72 жандарма «о трех лошадях», 7 полукопий, 189 кутилье, не входивших в состав жандармских копий, и 67 пехотинцев.

На смотре в Маконе (1 сентября 1472 г.), проведенном накануне Французской кампании, рота №3 повысила свою численность: 84 жандарма «о трех лошадях», 15 конных лучников, 7 полукопий, 199 кутилье и 87 пехотинцев.

15 сентября того же года часть роты в составе 12 жандармов, 14 конных лучников, 85 кутилье и 12 пехотинцев встала гарнизоном в Осерре, на границе с Францией. В дальнейшем рота Шатогийона приняла участие в захвате Лотарингии (1475 г.) и в походе под Грансон (1476 г.), где потеряла своего капитана.

∗∗∗

В архивах французского департамента Норд сохранился массив документов, посвященных сбору фламандского арьербана, в т.ч. ополчения из Валлонской Фландрии (города и шателленства Лилль, Дуэ и Орш). Процитирую фрагмент одного из документов, относящихся к 1475 г., в котором в алфавитном порядке (я произвольно выбрал букву «Ж») перечислены все дворяне указанных областей, которые в той или иной степени были обязаны нести воинскую повинность:

«Жиль Жеслен, фьеф 11 ливров, состоит на службе у монсеньора графа де Шиме;

Жак Ренье, оруженосец, 211 /ливров/, его сын служит жандармом в ордонансе монсеньора /герцога Бургундского/;

Жан д’Эрбоме, 78 /ливров/, дворянин. Женне и Жерарден, его дети, постоянно на службе монсеньора /герцога Бургундского/ в роли жандармов;

Жорж де Розимбо, фьеф около 70 ливров, служит капитаном лучников монсеньора /герцога Бургундского/;

Жак Врегело, 37 /ливров/, дворянин;

мессир Шаллен дю Шен, 60 /ливров/, служит;

дамуазель Жанна дю Гарден, 82 /ливра/. Оная дамуазель снарядила на службу 5 пехотинцев, о чем выдан сертификат за подписью Фредерика д’Орна, сеньора де Монтени». (13)

В 1475-1476 гг. дворяне Валлонской Фландрии выставили арьербан для ведения боевых действий в Лотарингии, а также для насыщения гарнизонных частей в Пикардии. В документе присутствует следующая запись:

«Сеньор де Ваврен, старый рыцарь, желая послужить монсеньору /герцогу/, направил в Лотарингию своего бастарда в сопровождении трех жандармов и шести конных лучников; из них шесть лучников направлены в Сен-Кантен в ордонанс под началом монсеньора де Равенштейна». (14)

Вероятно, речь идет об ордонансовой роте №6, командир которой, Бернар де Равенштейн, усиливал состав своих стрелков за счет феодального ополчения. Часть арьербана указанного призыва была направлена в гарнизоны. Например:

«Сеньор де Шесуан, имеющий юного ребенка, снарядил трех жандармов и четырех конных лучников, направленных в гарнизон Ама в роту монсеньора д’Эмери, Великого бальи Эно, о чем имеется сертификат, подписанный его собственной рукой». (15)

Некоторые дворяне, подходящие по возрасту и физическим критериям для военной службы, по тем или иным причинам старались ее избежать. Например:

Филипп Понрервар, буржуа из Лилля, служит жандармом вместо Жака де Пуке» (16)

Другой документ того же периода посвящен набору лучников для феодальной роты сеньора де Розимбо, которая, как и рота Равенштейна, входила в гарнизон Сен-Кантена. На средства 82 сеньоров, зажиточных горожан и священников из Лилля, Дуэ и Орша были снаряжены около 200 лучников, сведенных в подразделения (в документе эти подразделения отмечены «С»: кварты? камеры?) из 12 копий по 4 лучника в копье.

Таким образом, следует сделать вывод о том, что даже после военной реформы 1471 г., в результате которой Карл Смелый получил в свое распоряжение постоянные ордонансовые роты, воинские контингенты феодального призыва продолжали играть заметную роль в военных кампаниях герцога. Отряды федального ополчения принимали активное участие во время осады Нейса (1474-1475 гг.), в ходе Лотарингской кампании (1475 г.), при Грансоне, Муртене (1476 г.) и Нанси (1476-1477 гг.), а также несли гарнизонную службу в пограничных бургундских крепостях.

 

 

Куркин А.В. Армия герцогов Бургундских (1363-1477). Феодальное ополчение.

загрузка...
  Голосов: 0
 

Вы просматриваете сайт Swordmaster как незаригистрированный пользователь. Поэтому скрытый текст скрыт. Комментарии будут вводится через капчу с предварительной модерацией. Если нашли ошибку — выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Для того чтобы пользоваться полным функционалом сайта, рекомендуем .


Добавление комментария
Ваше Имя:      Ваш E-Mail (по желанию):  
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера