Оружие и Доспехи :

Панцирные пластины тюркского доспеха

  автор: SHARIK  |  26-июня-2013  |  11593 просмотра  |  Пока нет комментариев
загрузка...

 

Изучение военного дела тюрок имеет большое значение для понимания, как стремительного политического взлета этого этноса на исторической сцене и его авангардной роли в тюркизации евразийских степей, так и для выявления закономерностей эволюции военного искусства кочевников. Различные аспекты военной истории тюрок неоднократно рассматривались в научной литературе. Наиболее полное исследование по этой теме принадлежит Ю.С. Худякову (1986, с.137-169). За время прошедшее после публикации его книги количество источников по тюркскому вооружению значительно выросло. Прежде всего, за счет вещественных и изобразительных материалов. Поэтому на сегодняшний день актуальной представляется дальнейшая систематизация всех имеющихся сведений по вооружению тюрок, с перспективой их последующего обобщения.

Цель нашей статьи классификация и типология вещественных находок тюркских панцирей. Сохранность и состав данного вида доспеха различны: чаще всего в археологических памятниках находят панцирные пластины или их фрагменты и гораздо реже отдельные части панцирей. Судить о таком важном признаке панциря как его покрой по материальным остаткам крайне сложно. Здесь желательно привлечение иконографических источников и такая работа по тюркскому доспеху уже проводилась (Новгородова Э.А., Горелик М.В., 1980; Горбунов В.В., 1998). Между тем панцирным пластинам, как элементам, из которых набирается конструкция панциря, присущи самостоятельные закономерности изменения во времени и пространстве, не зависимые от покроя панциря. Здесь особенно информативны такие признаки как система расположения отверстий в пластинах, параметры и форма пластин. Поэтому исследование панцирных пластин не менее перспективно, чем изучение самих панцирей.

Нами собраны сведения о находках доспехов из 20 памятников тюркской культуры. К этой культуре мы относим поминальные объекты из оградок и более сложных сооружений, погребения человека с конем и кенотафы, с определенными инвентарными наборами, составляющими устойчивый материальный комплекс, который с наибольшей вероятностью может быть отождествлен с собственно тюрками. Доспехи обнаружены в следующих памятниках тюрок:

Каталог находок тюркских ламеллярных доспехов

наверх

Горный Алтай:
1. Кызыл-Таш, оградка c2. В яме, внутри оградки, найдены фрагменты от панцирных пластин (Соёнов В.И., Эбель А.В., 1996, с.117, рис.3 - 5-12). Реставрация этих предметов позволила установить, что пластин было не менее 10 экз. и они набирались в горизонтальную полосу длиной 14,3 см. По составу инвентаря объект датируется 2 пол. V - 1 пол. VI вв. н.э.
2. Мендур-Соккон-I, оградка c1. В каменном ящике, внутри оградки обнаружен фрагмент шлема с бармицей (Соёнов В.И., Эбель А.В., 1997, с.104, рис.3 - 2). По конструктивным особенностям и инвентарю объект датируется 2 пол. V - 1 пол. VI вв. н.э.
3. Кок-Паш, курган c2. В ритуальном кургане найдена полоса из пяти панцирных пластин (Илюшин А.М., 1990, с.119, рис.1 - 8). По составу инвентаря в аналогичном кургане c1 объект датируется 2 пол. V - 1 пол. VI вв. н.э.
4. Кудыргэ, оградка cXIII. В каменном ящике, внутри оградки зафиксирована полоса из пяти пластин и две отдельные пластины (Гаврилова А.А., 1965, с.16, табл.V - 1). Ознакомление с этими предметами (ГЭ, кол.2280/48-1-7) показало, что пластины относятся к двум разновидностям и первоначально, видимо, входили в разные полосы. Конструктивные особенности и инвентарь позволяют датировать объект 2 пол. V - 1 пол. VI вв. н.э.
5. Кудыргэ, курган c22. В погребении-кенотафе с двумя конями найден фрагмент кольчуги (Гаврилова А.А., 1965, с.27, табл.XXIV - 1). По инвентарю могила датируется 2 пол. VI - 1 пол. VII вв. н.э.
6. Боротал, курган c6. В погребении-кенотафе с тремя конями обнаружено две панцирные пластины (Кубарев В.Д., 1985, с.138, рис.2; Кубарев Г.В., 2002, с.98). Сами изделия не опубликованы. По инвентарю могила датируется 2 пол. VII - 1 пол. VIII вв. н.э.
7. Катанда-3, курган c21. В погребении-кенотафе с конем зафиксирована одна панцирная пластина (Мамадаков Ю.Т., Горбунов В.В., 1997, с.117, рис.8 - 14). По инвентарю могила датируется 2 пол. VII - 1 пол. VIII вв. н.э.
8. Балык-Соок-I, курган c11. В погребении человека с четырьмя конями найдены остатки доспеха представленного панцирем и шлемом с кольчужной бармицей (Кубарев Г.В., 2002, с.88-98, рис.6 - 11). Ознакомление с материалами позволяет нам судить о том, что здесь было найдено не менее 286 пластин от панциря шести разновидностей. По инвентарю могила датируется VIII - 1 пол. IX вв. н.э.
9. Урочище Балчикова-3, курган c7. В погребении-кенотафе с двумя конями обнаружена полоса из 36 панцирных пластин трех разновидностей длиной 64,4 см. Размер полосы позволяет предполагать ее принадлежность к конской попоне (Шульга П.И., Горбунов В.В., 2002, с.118-129, рис.3 - 12). По инвентарю соседних объектов и аналогиям могила датируется VIII - 1 пол. IX вв. н.э.
10. Узунтал-I, курган c2. В погребении-кенотафе с двумя конями найден фрагмент доспеха (Савинов Д.Г., 1982, с.107, рис.2 - 5, 8; 1987, с.83, рис.3). Судя по плану данный фрагмент, имел размеры 18х12 см. Рисунок и фотография говорят о наличии в нем 36 пластин составляющих две соединенных полосы и фрагмент третьей, положенной под них. Средние размеры целых пластин 8х1,2 см, форма овальнопрямоугольная, отверстия не выявляются. По инвентарю могила датируется 2 пол. IX - 1 пол. X вв. н.э.
11. Малый Дуган, поселение. В верхнем культурном слое обнаружена панцирная пластина (Степанова Н.Ф., Горбунов В.В., 1994, с.83, рис.1 - 2). По узко датирующим предметам слой относится ко 2 пол. X - 1 пол. XI вв. н.э.

Панцирные пластины из памятника Кудыргэ в Горном Алтае. Панцирные пластины из тюркских памятников Горного Алтая: 1-7 - Кызыл-Таш; 8 - Малый Дуган; 9 - Катанда-3. Панцирные пластины из тюркских памятников Горного Алтая: 1-3 - Урочище Балчикова-3; 4-9 - Балык-Соок-I.
Рис.1.Панцирные пластины из памятника Кудыргэ в Горном Алтае. Рис.2. Панцирные пластины из тюркских памятников Горного Алтая: 1-7 - Кызыл-Таш; 8 - Малый Дуган; 9 - Катанда-3. Рис.3. Панцирные пластины из тюркских памятников Горного Алтая: 1-3 - Урочище Балчикова-3; 4-9 - Балык-Соок-I.
Панцирные пластины из тюркских памятников Горного Алтая: 1 - Кок-Паш; 2 - Узунтал-I. Панцирные пластины из тюркских памятников Тувы и Монгольского Алтая: 1 - Сарыг-Булун; 2- 6,8,9 - Монгун-Тайга; 7 - Шурмак-Тей; 10-12 - Загал; 13,14 - Даг-Аразы-II. Панцирные пластины из тюркских памятников Южного Казахстана: 1-4 - Алатау; 5-9 - Иссык.
Рис.4. Панцирные пластины из тюркских памятников Горного Алтая: 1 - Кок-Паш; 2 - Узунтал-I. Рис.5. Панцирные пластины из тюркских памятников Тувы и Монгольского Алтая: 1 - Сарыг-Булун; 2-6,8,9 - Монгун-Тайга; 7 - Шурмак-Тей; 10-12 - Загал; 13,14 - Даг-Аразы-II. Рис.6. Панцирные пластины из тюркских памятников Южного Казахстана: 1-4 - Алатау; 5-9 - Иссык.

Монгольский Алтай:
12. Загал, могила. В погребении человека с двумя конями зафиксированы обломки трех панцирных пластин (Худяков Ю.С., Лхагвасурэн Х., 2002, с.97-98, рис.3 - 8, 9, 10). Судя по рисунку пластины двух разновидностей. Инвентарь могилы позволяет датировать ее 2 пол. VII - 1 пол. VIII вв. н.э.

Тува:
13. Шурмак-Тей, оградка c2. В яме, внутри оградки, найден фрагмент панцирной пластины (Кызласов Л.Р., 1979, с.122, рис.85 - 4). По инвентарю объект можно датировать 2 пол. VI - 1 пол. VII вв. н.э.
14. Сарыг-Булун, “юрта-храм”. Внутри юрты, на одном из бревен, обнаружен обломок панцирной пластины (Кызласов Л.Р., 1979, с.131, рис.85 - 2). По находкам, статуям людей и львов этот памятник датируется 1 пол. VIII в. н.э. (Войтов В.Е., 1996, с.105).
15. Даг-Аразы-II, курган c6. В погребении человека с конем зафиксирована часть попоны представленная накрупником длиной около 70 см, шириной 30-35 см (Овчинникова Б.Б., 1990, с.84, рис.39 - 5). Судя по рисунку, в наборе накрупника сохранилось не менее 240 пластин. По инвентарю могила датируется 2 пол. VII - 1 пол. VIII вв. н.э.
16. Даг-Аразы-V, курган c1. В погребении человека с конем найдено две панцирных пластины плохой сохранности и круглый деревянный щит диаметром 78 см (Овчинникова Б.Б., 1990, с.83-84, рис.39 - 1). Пластины не опубликованы. По инвентарю могила датируется VIII - 1 пол. IX вв. н.э.
17. Монгун-Тайга-58, курган cIV(14). В погребении-кенотафе с конем обнаружено семь панцирных пластин трех разновидностей (Грач А.Д., 1960, с.130, рис.77). По составу инвентаря могила датируется VIII - 1 пол. IX вв. н.э.

Южный Казахстан:
18. Алатау, могила. В погребении человека с конем зафиксированы обломки панцирных пластин (Курманкулов Ж., 1980, с.195-196, рис.4 - 3, 4, 5). Судя по публикации пластин было не менее 11 экземпляров. По инвентарю могила датируется 2 пол. VI - 1 пол. VII вв. н.э.
19. Иссык, оградка c5. В яме, внутри оградки, найдены панцирные пластины (Загородний А.С., Григорьев Ф.П., 1998, с.118,122, рис.3 - 1-21). Опубликованная иллюстрация позволяет предполагать наличие не четырех, а не менее 15 вертикальных пластин. По инвентарю объект может быть датирован 2 пол. VI - 1 пол. VII вв. н.э.
20. Ак-Терек, оградка. О нахождении части доспеха, в яме, внутри оградки, сообщается в публикации А.С. Загороднего и Ф.П. Григорьева (1998, с.121). Сами материалы не опубликованы.

Всего в памятниках тюрок встречены остатки 17 воинских панцирей (16 пластинчатых и 1 кольчатый), 2 шлемов, 1 щита и 2 конских попон. Имеются сведения о 628 панцирных пластинах от 17 панцирей (в том числе 2 попоны). С территории Горного Алтая происходит 348 пластин от 9 панцирей, Монгольского Алтая - 3 пластины от 1 панциря, Тувы - 251 пластина от 5 панцирей, Южного Казахстана - 26 пластин от 2 панцирей. Для классификации могут быть использованы 588 панцирных пластин от 14 панцирей. Сохранность части пластин позволяет лишь условно отнести их к определенным типам, учитывая размеры и расположение уцелевших отверстий. Такие пластины реконструировались на основе сопоставления с целыми экземплярами.

Отдельные признаки панцирных пластин: толщина, форма поперечного и продольного сечения, диаметр отверстий в классификации не рассматривались ввиду их малой значимости для типологического анализа. Отметим, что средняя толщина пластин 1,5 мм. В поперечном и продольном сечении пластины прямые, или слегка выгнуты, либо выгнуто-вогнуты – “S”-видной формы. На ряде пластин нами замечена такая деталь как отогнутые в разные стороны бока (рис.1; 3 - 1-3). Диаметр сквозных отверстий в пластинах варьирует от 1 до 4 мм. У некоторых пластин углы нижнего прямого края косо срезаны (рис.3 - 1, 3; 5 - 8, 9).

Для системного описания панцирных пластин их признаки разбиты на шесть уровней: группа - разряд - раздел - отдел - тип - вариант. Группа выделяется по материалу изготовления, разряд определяется по структуре набора пластин в составе панциря, раздел выявляет направление длинных (боковых) сторон пластин, отдел характеризует систему расположения крепежных отверстий в пластине и их назначение, тип определяется формой пластины и ее пропорциями (длиной и шириной), вариант уточняет количество отверстий в пластине и их взаиморасположение (рис.7).

Типология тюркских пластинчатых доспехов

наверх

Группа I. Железные. Все пластины изготовлены из железа.

Разряд I. Ламеллярные. Пластины соединяются между собой через систему сквозных отверстий при помощи кожаных ремешков.

 Раздел I. Вертикальные. Пластины длинной стороной направлены по вертикали и набраны в горизонтальные полосы.

Отдел I. С боковыми отверстиями. Отверстия в пластинах расположены вдоль длинных (боковых) сторон и служат, как для соединения пластин в полосу, так и для соединения полос.

Тип 1. Овальнопрямоугольные укороченных пропорций. Верхний край пластины закруглен, боковые стороны параллельны, а нижний край прямой. Длина пластины менее 7 см. Вариант а) - с 4 отверстиями (рис.2 - 8). Отверстия образуют две пары, по одной с каждой боковой стороны. Размеры пластины 3,1х2,2 см. Всего 1 экз. от 1 панциря (Малый Дуган).

Тип 2. Прямоугольные укороченных пропорций. Пластина имеет форму прямоугольника. Вариант а) - с 4 отверстиями (рис.5-13,14). Расположение отверстий как у типа 1а. Размеры пластин 5-6х2,5-3. Всего 240 экз. от 1 попоны (Даг-Аразы-II).

Отдел II. С боковыми, срединными (верхними и центральными) и окантовочными (нижними) отверстиями. Боковые отверстия пластин этого отдела служат только для горизонтального крепления в полосу, а вертикальное крепление между полосами осуществляется через отверстия расположенные по середине пластин у верхнего края и в центре. Для крепления канта имеются специальные отверстия по нижнему краю.

Тип 3. Овальнопрямоугольные средних пропорций. Длина пластин от 7 до 12 см. Вариант а) - с 13 отверстиями (рис.1 - 1, 3, 5, 7; 3 - 6; 5 - 1-3, 7, 10, 11). Боковых отверстий четыре пары, срединных - три (пара верхних и одно центральное), окантовочных - два. Размеры пластин 7,9-10х2-3,7 см. Всего 50 экз. от 6 панцирей (Кудыргэ: 4 экз.; Балык-Соок-I: 40 экз.; Сарыг-Булун: 1 экз.; Шурмак-Тей: 1 экз.; Монгун-Тайга: 2 экз.; Загал: 2 экз.). Вариант б) - с 14 отверстиями (рис.3 - 5). От предыдущего варианта отличается числом окантовочных отверстий - три в одну линию. Размеры пластин 9,5-10х2,4-3,1 см. Всего 40 экз. (Балык-Соок-I). Вариант в) - с 14 отверстиями (рис.5 - 4-6). От предыдущего варианта отличается расположением окантовочных отверстий - три в виде треугольника. Размеры пластин 7,8-8,8х1,9-2,2 см. Всего 3 экз. от 1 панциря (Монгун-Тайга). Вариант г) - с 14 отверстиями (рис.5 - 12). От варианта а) отличается числом центральных срединных отверстий - два в вертикальной паре. Размеры пластины 8(?)х2,2 см. Всего 1 экз. от 1 панциря (Загал).

Тип 4. Овальнопрямоугольные средних пропорций с “умбоном”. В центральной части пластины находится полусферический выступ округлой формы, диаметром 0,9-1,2 см, высотой 0,1-0,2 см. Вариант а) - с 13 отверстиями (рис.3 - 1). Расположение отверстий аналогично типу 3а. Размеры пластин 8,7-10х2,3-2,9 см. Всего 32 экз. от 1 попоны (Урочище Балчикова-3). Вариант б) - с 12 отверстиями (рис.3 - 2, 4). Отличие от предыдущего варианта в числе окантовочных отверстий - одно по центру нижнего края. Размеры пластин 7,3-9,4х2,2-2,8 см. Всего 34 экз. от 1 панциря и 3 экз. от 1 попоны (Балык-Соок-I; Урочище Балчикова-3). Вариант в) - с 14 отверстиями (рис.3 - 3). Расположение отверстий аналогично типу 3г. Размеры пластины 9,9х2,8 см. Всего 1 экз. от 1 попоны (Урочище Балчикова-3).

Тип 5. Прямоугольные средних пропорций. Вариант а) - с 9 отверстиями (рис.6 - 1-4). Боковых отверстий две пары, срединные и окантовочные как у типа 3а. Размеры пластин 7,6х2,5-3,4 см. Всего 11 экз. от 1 панциря (Алатау). Вариант б) - с 10 отверстиями (рис.6 - 5-9). От предыдущего варианта отличается числом окантовочных отверстий - три в виде треугольника. Размеры пластин 10,6х2,3-3 см. Всего 15 экз. от 1 панциря (Иссык). Вариант в) - с 13 отверстиями (рис.5 - 8, 9). Расположение отверстий аналогично типу 3а. Размеры пластин 8,8х2,4-2,5 см. Всего 2 экз. от 1 панциря (Монгун-Тайга). Вариант г) - с 17 отверстиями (рис.2 - 1-7; 4 - 1). Боковых отверстий шесть пар, по три с каждой стороны; срединных и окантовочных как у типа 3а. У одной пластины 18 отверстий (рис.2 - 1), но в данном случае лишнее боковое отверстие могло быть пробито в результате починки изделия и не выделяется нами в отдельный вариант. Размеры пластин 7,5-8,2х1,9-3,5 см. Всего 15 экз. от 2 панцирей (Кызыл-Таш: 10 экз., Кок-Паш: 5 экз.

Тип 6. Овальные средних пропорций. Верхний и нижний края пластин закруглены, боковые стороны параллельны. Вариант а) - с 13 отверстиями (рис.1 - 2, 4, 6). Расположение отверстий аналогично типу 3а. Размеры пластин 8,6-8,8х3,3-3,5 см. Всего 3 экз. от 1 панциря (Кудыргэ).

Отдел III. С боковыми, срединными (верхними) и окантовочными (нижними) отверстиями. Отличие от предыдущего отдела в отсутствии центральных срединных отверстий.

Тип 7. Овальнопрямоугольные средних пропорций. Вариант а) - с 8 отверстиями (рис.2-9). Боковых отверстий две пары, срединных и окантовочных по одной паре. Размеры пластины 7,9(?)х1,9 см. Всего 1 экз. от 1 панциря (Катанда-3).

Отдел IV. С боковыми и срединными (верхними и центральными) отверстиями. Данный отдел не имеет специальных отверстий для канта.

Тип 8. Овальнопрямоугольные узкие. Ширина пластин менее 1,5 см. Вариант а) - с 15 отверстиями (рис.3 - 7). Расположение боковых и срединных отверстий как у типа 5г. Размеры пластин 6,9х0,9 см. Всего 2 экз. от 1 панциря (Балык-Соок-I). Возможно, к этому типу относятся 36 пластин от панциря из памятника Узунтал-I (рис.4 - 2).

Тип 9. Пятиугольные узкие. Вариант а) - с 15 отверстиями (рис.3 - 8). Расположение отверстий как у типа 8а. Размеры пластин 6,8-7х0,8-1 см. Всего 120 экз. от 1 панциря (Балык-Соок-I).

Отдел V. С боковыми и срединными (верхними) отверстиями. Отличие от предыдущего отдела в отсутствии центрального срединного отверстия.

Тип 10. Пятиугольные узкие. Вариант а) - с 14 отверстиями (рис.3-9). Боковых отверстий шесть пар, срединных - одна пара. Размеры пластин 6,8-7х0,8-1 см. Всего 50 экз. от 1 панциря (Балык-Соок-I).

Классификационная схема тюркских панцирных пластин. Типолого-хронологическая схема тюркских панцирных пластин.
Рис.7. Классификационная схема тюркских панцирных пластин. Рис.8. Типолого-хронологическая схема тюркских панцирных пластин.

Особенности распространения датировки и сборки тюркской ламеллярной брони

наверх

Рассмотрение развития тюркских панцирных пластин целесообразно начать с наиболее значимого признака – материала изготовления. Железные панцирные пластины /группа I/ впервые появляются в Передней Азии. Самые ранние их находки фиксируются в Ассирии с VIII в. до н.э. (Горелик М.В., 1993б, с.124). В дальнейшем они применяются урартами, скифами, а также персами и другими народами в границах Ахеменидской державы (Хазанов А.М., 1971, с.56; Горелик М.В., 1993б, с.96, 106, 108). В IV в. до н.э. железо начинает использоваться для изготовления панцирных пластин у саков Средней Азии, а с III в. до н.э. населением Центральной Азии, Китая и Дальнего Востока (Деревянко А.П., 1976, с.120-121; Горелик М.В., 1987а, с.119-120; 1993б, с.113-114, 128; Давыдова А.В., 1995, с.33-34; Рец К.И., Юй Су-Хуа, 1999, с.44-48).

Вторым наиболее важным признаком панцирных пластин является структура их набора в составе панциря. Все тюркские пластины относятся к ламеллярной структуре бронирования /разряд I/, т.е. крепятся непосредственно между собой. Крепление производилось через систему сквозных отверстий, пробитых в пластине, при помощи кожаных ремешков или иного материала. Пластины ламеллярной структуры имеют два центра происхождения. Одним из них является Ближний Восток (Палестина), где в XVIII в. до н.э. ламеллярное бронирование изобрели гиксосы. Это новшество в Западной Азии активно использовалось при изготовлении панцирей до середины I тыс. до н.э., пока не было вытеснено доспехом с чешуйчатой структурой бронирования (Горелик М.В., 1993б, с.116-124).

Другой, более древний, центр изобретения ламеллярных пластин – Китай. Здесь эти пластины появляются в середине III тыс. до н.э. и используются до XIX в. н.э. включительно (Горелик М.В., 1993б, с.125). Из Северного Китая ламеллярный доспех во II тыс. до н.э. проникает на Дальний Восток и в Сибирь (Деревянко А.П., 1976, с.123; Матющенко В.И., Синицына Г.В., 1988, рис.9, 10, 61-66). В I тыс. до н.э. он уже известен на многих территориях Восточной Азии (Горбунов В.В., 1999, с.52). Начиная с эпохи “великого переселения народов” пластины ламеллярного доспеха вновь появляются в Западной Азии, на этот раз в качестве заимствований с Востока и проникают в Европу (Медведев А.Ф., 1959, рис.1 - 7-12, 2 - 1; Хазанов А.М., 1971, табл.XXIX - 6, XXX - 3-7; Горелик М.В., 1995, с.416-418). Во II тыс. н.э. ламеллярный доспех был существенно потеснен новыми типами брони: пластинчато-кольчатой и пластинчато-нашивной с изнанки мягкой основы, но на отдельных территориях продолжал применяться до XIX - начала XX вв. (Горелик М.В., 1983, с.247-255; 1987б, с.165-186).

Следующий по значимости признак панцирных пластин – направление. Тюркские пластины направлены длинной стороной по вертикали /раздел I/. Такие экземпляры появились одновременно с ламеллярной структурой бронирования и были характерны для многих панцирей гетерогенного состава: чешуйчатых, пластинчато-нашивных. Они абсолютно господствовали на всем Востоке, начиная с бронзового века и до Нового времени (Медведев А.Ф., 1959, рис.1, 2; Хазанов А.М., 1971, табл.XXVIII-XXXIII; Горелик М.В., 1987а, рис.5; 1987б, рис.1, 3; 1993а, рис.1, 12; 1993б, табл.XLVIII-LVI; Деревянко Е.И., 1987, табл.VI-VIII, XV, XXV; Худяков Ю.С., Соловьев А.И., 1987, рис.1 - 6).

Пластины, снабженные боковыми отверстиями /отдел I/, составляющими вертикальные пары по каждой стороне, крепились подвижным способом. Под этим способом понимается жесткое соединение по горизонтали (в полосу) и гибкое по вертикали (между полос). В полосе пластины плотно связывались отдельными ремешками через каждые две пары отверстий соседних пластин. Между полосами крепление производилось через те же отверстия, но более длинными ремешками, благодаря которым полосы из пластин могли складываться в своеобразную “гармошку”. Аналогичная система отверстий впервые появляется у хуннов Монголии в III в. до н.э. (Хазанов А.М., 1971, табл.XXVIII - 16; Рец К.И., Юй Су-Хуа, 1999, рис.3 - 3(21)). Из Центральной Азии, в эпоху “великого переселения народов”, она распространяется на восток до Японии и на запад до Северного Казахстана (Горелик М.В., 1993а, рис.1 - 8,12). В эпохи раннего и развитого средневековья такой способ крепления встречается у населения Дальнего Востока, Южной Сибири, Средней Азии и Восточной Европы (Горелик М.В., 1987б, рис.3 - 15; Худяков Ю.С., Соловьев А.И., 1987, рис.2 - 13, 19; Шавкунов В.Э., 1993, рис.44 - 3, 5-7; Белорыбкин Г.Н., 2001, рис.80 - 2; Руденко К.А., 2002, рис.2 - 1, 2). Тюркские пластины I отдела представлены двумя типами и вариантами (рис.7).

Тип 1 имеет овальнопрямоугольную форму. Пластины этой формы впервые появились в составе ламеллярных панцирей с XVIII в. до н.э. (Палестина), а с XV в. до н.э. (Египет) известны в составе чешуйчатого доспеха (Горелик М.В., 1993б, табл.L-LVI). Они широко применялись в качестве бронирующего материала на западе Азии, а в восточную ее часть попадают не ранее середины I тыс. до н.э. Распространение овальнопрямоугольных пластин могло идти двумя путями: от скифов через сарматов в Западную Сибирь и от персов через саков в Центральную Азию, а затем до Дальнего Востока. Сначала овальнопрямоугольные пластины перенимались как элементы чешуйчатого доспеха. Населением Дальнего Востока в III в. до н.э. данная форма пластин была применена для изготовления ламеллярной брони (Горбунов В.В., 1999, с.53) и отсюда распространилась на всю Восточную Азию и потом на запад в новом (восточноазиатском) исполнении. Овальнопрямоугольные пластины укороченных пропорций, как у типа 1, известны с III в. до н.э. по XIV в. н.э. Они встречаются у хуннов, сяньбийцев, когуресцев, японцев, согдийцев, самодийцев, кыргызов, чжурчжэней, волжских булгар, кыпчаков, тангутов и монголов. (Грач А.Д., 1966, рис.29 - 1; Деревянко А.П., 1976, табл.XII - 9, XV - 5, 6, XVIII - 2; Распопова В.И., 1980, рис.53 - 5-7; Худяков Ю.С., 1980, табл.XLII - 2, 3, XL - 2; 1991, рис.32 - 1-3; Горелик М.В., 1987б, рис.3 - 7, 9, 10, 12; 1993а, рис.1 - 10, 11; 1995, табл.50 - 1, 2; Кожомбердиев И.К., Худяков Ю.С., 1987, рис.9 - 1-7, 9-11, 13, 14, 10 - 2-4, 6, 8-11; Соловьев А.И., 1987, табл.XIII - 1,3; Худяков Ю.С., Соловьев А.И., 1987, рис.4 - 17; Овсянников В.В., 1990, рис.1 - 4; Давыдова А.В., 1995, табл.39 - 2, 95 - 5, 6, 10, 19, 104 - 1, 2, 144 - 12; Железные панцирные пластины..., 1996, рис.1 - 8-13, 2 - 3, 4, 5-8, 11-13, 10 - 8; Краткий отчет..., 1997, рис.12 - 10; Рец К.И., Юй Су-Хуа, 1999, рис.2 - 2, 3, 3 - 2, 3(8-29), 4, 5, 4 - 5-9; Руденко К.А., 2002, рис.2 - 1, 2). По нашему мнению изначальное распространение таких пластин следует связывать с влиянием хуннской военной традиции, т.к. именно хунны обладали для этого наибольшими политическими возможностями. На уровне варианта типу 1а имеются аналогии среди пластин хуннов III в. до н.э. - I в. н.э., кенкольской культуры Семиречья IV-V вв. н.э., волжских булгар XI в. н.э. (Кожомбердиев И.К., Худяков Ю.С., 1987, рис.9 - 1; Рец К.И., Юй Су-Хуа, 1999, рис.3 - 3(21); Руденко К.А., 2002, рис.2 - 1, 2). У тюрок пластина типа 1 встречена в памятнике 2 пол. X-XI вв. н.э. (рис.5). Происхождение типа 1 связано с хуннской традицией. Время его существования, учитывая взаимовстречаемость приведенных датировок по всем признакам, определяется III в. до н.э. - XI в. н.э.

Тип 2 имеет прямоугольную форму. Пластины такой формы являются самым древним элементом бронепокрытия. Они известны на востоке Азии, в Китае с III тыс. до н.э. и господствуют здесь все II тыс. до н.э. и большую часть I тыс. до н.э., изготовляясь первоначально из кости, кожи, реже бронзы, а с III в. до н.э. из железа и, применяясь исключительно в ламеллярном доспехе (Горелик М.В., 1987а, рис.4 - 2, 3, 5 - 7-9; 1993б, табл.XLVIII - 18, LVI - 13, 14, 15, 28). В Западной Азии прямоугольные пластины были вторым по степени применения элементом бронепокрытия после овальнопрямоугольных. В ламеллярных панцирях их активно использовали на протяжении XV-VI вв. до н.э. (Горелик М.В., 1993б, табл.LIV - 5, 8, 26, LV - 14, 17, 18, LVI - 1, 2, 8, 9, 10, 11). В конце I тыс. до н.э. - I тыс. н.э. прямоугольные пластины были также отодвинуты на второе место овальнопрямоугольными и на востоке Азии. Однако уже во II тыс. н.э., с распространением пластинчато-кольчатого и пластинчато-нашивного доспехов, прямоугольные пластины становятся ведущей формой бронепокрытия по всей Евразии (Медведев А.Ф., 1959, рис.4 - 1, 5, 5 - 2-4, 7, 13; Горелик М.В., 1983, табл.I - 4, III, IV; 1987б, рис.3 - 18, 20, 23; Худяков Ю.С., Соловьев А.И., 1987, рис.5 - 7). Пластины аналогичные типу 2 по пропорциям применяются на протяжении III в. до н.э. - XIV в. н.э. Они есть у хуннов, населения саргатской культуры, сяньбийцев, населения Восточного Туркестана, киданей, кыпчаков, монголов и тунгусов (Хазанов А.М., 1971, табл.XXVIII - 16; Соловьев А.И., 1987, табл.X - 6; Овсянников В.В., 1990, рис.1 - 4; Худяков Ю.С., 1991, рис.41 - 1, 14, 15, 42 - 1; 1997, рис.65 - 3-17; Горелик М.В., 1995, табл.50 - 7; Давыдова А.В., 1995, табл.24 - 7, 39 - 1, 56 - 11, 95 - 11, 107 - 5-7; Железные панцирные пластины..., 1996, рис.5 - 4, 9 - 8, 9, 10 - 5, 7; Краткий отчет..., 1997, рис.11 - 1-3; Погодин Л.И., 1998, рис.7, 9). У тюрок данный тип известен из памятника 2 пол. VII - 1 пол. VIII вв. н.э. (рис.8). На уровне варианта тип 2а совпадает с типом 1а. Его происхождение связано с двумя традициями: китайской (форма) и хуннской (пропорции и система отверстий). Тип 2 предварительно можно датировать III в. до н.э. - VIII в. н.э.

Панцирные пластины с системой боковых, срединных (верхние и центральные) и окантовочных (нижние) отверстий /отдел II/ крепятся наиболее рациональным подвижным способом. В полосу они набираются короткими ремешками через пары боковых отверстий. Между полосами крепление производится более длинными ремешками через срединные отверстия. Такие полосы могут накладываться одна на другую подобно “гармошке”. Все пластины отдела II имели по нижнему краю обязательную окантовку, которая крепилась парными, реже одиночными или тройными отверстиями. Система отверстий, присущая отделу II, формируется у сяньбийцев в начале IV в. н.э. и широко представлена на их пластинах из памятников IV-VI вв. н.э. (Краткий отчет..., 1997, рис.11 - 3-5, 12 - 1, 2, 5-8, 11, 13 - 1, 2; Железные панцирные пластины..., 1996, рис.1 - 1-4, 8-13, 2 - 1, 3, 5-10, 5 - 1, 4, 5, 7, 10-15, 18, 9 - 8, 10, 11, 10 - 1, 3, 5, 7). От сяньбийцев, в эпоху “великого переселения народов” данная система распространяется на север до Южной Сибири, на восток до Кореи и на запад до степей Северного Казахстана (Грач А.Д., 1966, рис.29 - 1; Горелик М.В., 1993а, рис.1 - 8, 10). В эпохи раннего и развитого средневековья система крепления отдела II является господствующей и известна практически везде, где применялась ламеллярная броня (Распопова В.И., 1980, рис.53 - 1, 2, 4; Худяков Ю.С., 1980, табл.XLII - 1, 4; 1991, рис.32 - 1-3, 40, 42; 1997, рис.75 - 5, 6; Горелик М.В., 1987б, рис.3 - 6, 8-10; 1993а, рис.12 - 9, 11; 1995, табл.50 - 3-6; Деревянко Е.И., 1987, табл.XV - 1, 2, 9; Соловьев А.И., 1987, табл.X - 4, XI - 1, 2, XIII - 1). Тюркские пластины II отдела представлены четырьмя типами и двенадцатью вариантами (рис.7).

Тип 3 имеет форму как у типа 1, но средние пропорции. Такие пластины появляются у сяньбийцев в начале IV в. н.э. (Краткий отчет..., 1997, рис.11 - 4, 5, 12 - 2, 13 - 1). На протяжении IV-XIV вв. н.э. они широко используются для набора брони в Китае, на Дальнем Востоке, в Центральной и Средней Азии, Сибири и Восточной Европе (Худяков Ю.С., 1980, табл.XL - 3, 11, XLII - 1, 4; 1991, рис.40 - 2-13, 42 - 9; 1997, рис.75 - 6; Горелик М.В., 1987б, рис.3 - 2, 6, 15; 1993а, рис.1 - 8, 10, 12, 13, 12 - 9, 11; 1995, табл.50 - 3-5; Худяков Ю.С., Соловьев А.И., 1987, рис.4 - 11, 16; Овсянников В.В., 1990, рис.1 - 2, 3; Шавкунов В.Э., 1993, рис.44 - 1, 2; Железные панцирные пластины..., 1996, рис.1 - 1-7, 2 - 5-9, 5 - 1, 2, 7, 10, 14-17). На уровне варианта тип 3а находит аналогии среди элементов брони IV-XIV вв. н.э. у сяньбийцев, когуресцев, самодийцев, китайцев, мохэ, чжурчжэней, волжских булгар и монголов (Деревянко Е.И., 1987, табл.XV - 1, 2; Соловьев А.И., 1987, табл.X - 4, XI - 1; Овсянников В.В., 1990, рис.1 - 3; Горелик М.В., 1993а, рис.1 - 10, 12 - 11; 1995, табл.50 - 3; Шавкунов В.Э., 1993, рис.44 - 1, 2; Краткий отчет..., 1997, рис.11 - 3-5, 12 - 1, 2, 5, 6, 11; Белорыбкин Г.Н., 2001, рис.81 - 1). Тип 3б по числу и взаиморасположению отверстий аналогичен пластинам сяньбийцев IV-VI вв. н.э. и волжских булгар XI в. н.э. (Худяков Ю.С., 1991, рис.32 - 1-3; Краткий отчет..., 1997, рис.12 - 7; Руденко К.А., 2002, рис.2 - 3-8). У тюрок пластины типа 3 найдены в памятниках 2 пол. V - 1 пол. IX вв. н.э. (рис.8). Их происхождение связано с сяньбийской традицией. Время существования типа 3 - IV-XIV вв. н.э.

Тип 4 по форме и пропорциям совпадает с типом 3, но отличается от него полусферическим выступом в центральной части пластины. Оформление типа 4 “умбоном” находит аналогии на элементах брони у кушан во II-IV вв. н.э., населения кенкольской культуры Семиречья в IV-V вв. н.э., у кыпчаков Западного Казахстана, в Волжской Булгарии и на Руси в XI-XIII вв. н.э. (Медведев А.Ф., 1959, рис.2 - 1, 2; Кожомбердиев И.К., Худяков Ю.С., 1987, рис.8; Белорыбкин Г.Н., 2001, рис.80 - 19; Литвинский Б.А., 2001, табл.87 - 3; Руденко К.А., 2002, рис.2 - 3-8). На уровне варианта тип 4а повторяет тип 3а, а тип 4в - тип 3г. Тип 4б известен у самодийцев в VI-VII вв. н.э., населения Восточного Туркестана и мохэ в VII-IX вв. н.э., у тангутов в XI-XII вв. н.э. и волжских булгар в XII-XIII вв. н.э. (Деревянко Е.И., 1987, табл.XV - 9; Горелик М.В., 1987б, рис.3 - 8; 1995, табл.50 - 6; Соловьев А.И., 1987, табл.XI - 2; Белорыбкин Г.Н., 2001, рис.81 - 2). У тюрок пластины типа 4 найдены в памятниках VIII - 1 пол. IX вв. н.э. (рис.8). Традиция декорирования пластин “умбоном” могла быть заимствована тюрками из Средней Азии, а затем через кыпчаков распространилась до Восточной Европы. Датировка типа 4 определяется IV-XIII вв. н.э.

Тип 5 имеет форму как у типа 2, но отличается средними пропорциями. Аналогичные пластины бытовали в III в. до н.э. - XIII в. н.э. Они известны у китайцев, хуннов, кушан, парфян, сяньбийцев, аваров, кыргызов, чжурчжэней (Худяков Ю.С., 1980, табл.XL - 9, 10; Кожомбердиев И.К., Худяков Ю.С., 1987, рис.11 - 1-6; Худяков Ю.С., Соловьев А.И., 1987, рис.4 - 3, 4; Горелик М.В., 1993а, рис.1 - 4, 8, 12 - 4; Шавкунов В.Э., 1993, рис.43 - 1, 3-6; Краткий отчет..., 1997, рис.12 - 7, 8, 11; Рец К.И., Юй Су-Хуа, 1999, рис.2 - 5, 3 - 3(5-7); Литвинский Б.А., 2001, табл.85 - 1, 2, 98 - 18). На уровне варианта тип 5а находит аналогии среди пластин IV-XII вв. н.э. у населения Тувы, когуресцев, сяньбийцев, угро-самодийцев, кыргызов, населения Восточного Туркестана и у тангутов (Грач А.Д., 1966, рис.29 - 1; Худяков Ю.С., 1980, табл.XL - 3; Горелик М.В., 1987б, рис.3 - 6, 9, 10; 1993а, рис.1 - 10; 1995, табл.50 - 5; Соловьев А.И., 1987, табл.XIII - 1,2; Худяков Ю.С., Соловьев А.И., 1987, рис.4 - 11; Железные панцирные пластины..., 1996, рис.1 - 13, 2 - 1, 3, 6, 5 - 1, 5, 10, 18). Тип 5в совпадает с типами 3а, 4а. У тюрок пластины типа 5 встречены в памятниках 2 пол. V - 1 пол. IX вв. н.э. (рис.8). Своим происхождением тип 5 связан с сяньбийской традицией. Он бытовал на протяжении IV-XIII вв. н.э.

Тип 6 имеет овальную форму. Такая форма довольно редка для элементов брони и появляется вместе с овальнопрямоугольными пластинами в составе ламеллярных панцирей с XVIII в. до н.э. (Палестина), встречается в XIII в. до н.э. (Элам) и VIII в. до н.э. (Урарту) (Горелик М.В., 1993б, табл.LIV - 1,30, LVI - 3). У скифов в VI-V вв. до н.э. овальные пластины использовались в чешуйчатом доспехе (Горелик М.В., 1993б, табл.LI - 6, 12). В Восточную Азию эти пластины проникают, видимо, теми же путями, что и овальнопрямоугольные. Они известны на юге Западной Сибири уже с V в. до н.э. (Горбунов В.В., 1999, рис.1 - 6, 7). Есть такие пластины у населения Приамурья в III в. до н.э., хуннов в III в. до н.э. - I в. н.э., сяньбийцев в V-VI вв. н.э., мохэ и угро-самодийцев в VII-IX вв. н.э. (Деревянко А.П., 1976, табл.XVIII - 3; Конников Б.А., 1980, рис.2 - 23, 24; Деревянко Е.И., 1987, табл.XV - 6, 8; Давыдова А.В., 1995, табл.95 - 4, 125 - 11; Железные панцирные пластины..., 1996, рис.9 - 10, 11, 10 - 1-4). Пластины аналогичные типу 6 по пропорциям применялись во II-XIV вв. н.э. Они были известны кушанам, населению Восточного Туркестана, сросткинской культуры, кимакам и кыпчакам (Археологические памятники..., 1987, рис.64 - 31, 32; Горелик М.В. 1995, табл.50 - 6; Худяков Ю.С., 1997, рис.75 - 5; Адамов А.А., 2000, рис.43 - 1; Литвинский Б.А., 2001, табл.87 - 1, 2). На уровне варианта тип 6а соответствует типам 3а, 4а, 5в. У тюрок пластины типа 6 найдены в памятнике 2 пол. V - 1 пол. VI вв. н.э. (рис.8). Его происхождение связано с сяньбийской традицией, а датировка определяется IV-XIV вв. н.э.

Панцирные пластины с боковыми, срединными (верхними) и окантовочными (нижними) отверстиями /отдел III/ появляются у китайцев и хуннов с III в. до н.э. и заимствуются от них сяньбийцами и когуресцами (Горелик М.В., 1993а, рис.1 - 10а; Железные панцирные пластины..., 1996, рис.1 - 5-7, 2 - 2, 4, 5 - 2, 3, 6, 9, 9 - 9, 10 - 2, 4, 8; Краткий отчет..., 1997, рис.11 - 1,2, 12 - 10; Рец К.И., Юй Су-Хуа, 1999, рис.3 - 3(5, 14), 5 - 2, 3). Первоначально пластины III отдела могли набираться жестким способом, при котором нижние отверстия служили для соединения между полос. Начиная с IV в. н.э., когда распространяется сяньбийская система отверстий (отдел II), эти пластины могли использоваться в подвижном способе для набора последней (нижней) полосы доспеха. Тюркские пластины III отдела представлены одним типом и вариантом (рис.7).

Тип 7 по форме и пропорциям аналогичен типам 3, 4. По числу и взаиморасположению отверстий тип 7а идентичен элементам брони, встречающимся у хуннов в III в. до н.э. - I в. н.э., сяньбийцев во II-VI вв. н.э. и кыпчаков в XI-XII вв. н.э. (Железные панцирные пластины..., 1996, рис.2 - 4, 5 - 6,9, 10-2; Краткий отчет..., 1997, рис.11 - 2, 12 - 10; Бородовский А.П., Троицкая Т.Н., 1998, рис.2 - 9; Рец К.И., Юй Су-Хуа, 1999, рис.3 - 3(14), 5 - 2, 3). Аналогии по всем признакам известны у сяньбийцев в V-VI вв. н.э. (Железные панцирные пластины..., 1996, рис.1 - 6, 2 - 2, 5 - 2). Изделия этого типа обнаружены в тюркских памятниках 2 пол. VII - 1 пол. VIII вв. н.э. (рис.8). Его происхождение связано с сочетанием сяньбийской (пропорции) и хуннской (система отверстий, форма) традиций. Датировка типа 7 определяется V-X вв. н.э.

Панцирные пластины с боковыми и срединными (верхними и центральными) отверстиями /отдел IV/ относятся к подвижному способу крепления. Их соединение в полосы и между полос аналогично отделу II. Разница в отсутствии специальных отверстий для канта. В данном случае кант крепился шнуровкой пластин и полос благодаря расположению части боковых и срединных верхних отверстий близко к краям пластин. Эта система является упрощенной модификацией отдела II. Она фиксируется у населения кенкольской культуры Семиречья в IV-V вв. н.э. и у сяньбийцев в V-VI вв. н.э. (Кожомбердиев И.К., Худяков Ю.С., 1987, рис.11 - 2; Железные панцирные пластины..., 1996, рис.5 - 8). Тюркские пластины IV отдела представлены двумя типами и вариантами (рис.7).

Тип 8 имеет форму как у типов 1, 3, 4, 7, но узких пропорций. Такие узкие пластины есть у китайцев в VII-IX вв. н.э. и чжурчжэней в IX-XI вв. н.э., а более короткие у волжских булгар в XII-XIII вв. н.э. (Горелик М.В., 1987б, рис.3 - 13; 1993а, рис.12 - 11; Белорыбкин Г.Н., 2001, рис.80 - 15). У тюрок пластины типа 8 обнаружены в памятнике VIII - 1 пол. IX вв. н.э. (рис.8). Данный тип мог быть изобретен в империи Тан и оттуда попал к тюркам, но не исключена и обратная связь. Время существования типа 8 предварительно определяется VII-IX вв. н.э.

Тип 9 состоит из пластин пятиугольной формы узких пропорций. По пропорциональному соотношению точных аналогий пока не встречено. Но пластины пятиугольной формы (в основном укороченных и средних пропорций) имеют давнюю историю развития. Они фиксируются в бронзовых ламеллярных панцирях XVIII-VI вв. до н.э. Палестины, Месопотамии, Египта, Закавказья, Сирии; в бронзовых и железных чешуйчатых панцирях XIII-XII вв. до н.э. Сирии, V-IV вв. до н.э. у скифов и сарматов (Горелик М.В., 1993б, табл.L - 15, LI - 10, LII - 16, LIII - 11, LIV - 1, 2, 3, 5, 6, 18, 21, 26, 34, LVI - 6). Ламеллярные пятиугольные пластины из железа известны в Семиречье и Тохаристане IV-V вв. н.э., Согдиане VI-VIII вв. н.э. и Минусе VI-IX вв. н.э., (Распопова В.И., 1980, рис.53 - 3; Худяков Ю.С., 1980, табл.XL - 12, 13; Кожомбердиев И.К., Худяков Ю.С., 1987, рис.8; Седов А.В., 1987, табл.I - 6). У тюрок пластины типа 9 обнаружены в памятнике VIII - 1 пол. IX вв. н.э. (рис.8). Их форма, скорее всего, была получена тюрками из Средней Азии, а остальные признаки по происхождению как у типа 8. Датировка типа 9, по имеющимся данным, определяется VII-IX вв. н.э.

Панцирные пластины с боковыми и срединными (верхними) отверстиями /отдел V/ крепились подвижным способом. Соединение между полосами производилось через срединные верхние отверстия. Впервые эта система появляется у населения Приамурья и хуннов с III в. до н.э. (Деревянко Е.И., 1987, табл.VII - 8, VIII - 1-3; Давыдова А.В., 1995, табл.95 - 10, 104 - 1, 2, 144 - 12; Рец К.И., Юй Су-Хуа, 1999, рис.2 - 2, 3, 3 - 3(10, 11, 15, 22, 23)). В эпоху “великого переселения народов” она сохраняется в Семиречье, а в раннем средневековье изредка применяется населением Китая, Дальнего Востока, Западной Сибири и Восточной Европы (Горелик М.В., 1987б, рис.3 - 12; 1993а, рис.12 - 11; Кожомбердиев И.К., Худяков Ю.С., 1987, рис.11 - 1, 3-6; Худяков Ю.С., Соловьев А.И., 1987, рис.4 - 17; Белорыбкин Г.Н., 2001, рис.80 - 15) в основном для набора последней (нижней) полосы доспеха. Тюркские пластины V отдела представлены одним типом и вариантом (рис.8).

Тип 10 по форме и пропорциям совпадает с типом 9. На уровне варианта тип 10а схож с находками из Китая VII-IX вв. н.э. (Горелик М.В., 1993а, рис.12 - 11). У тюрок пластины типа 10 найдены в памятнике VIII - 1 пол. IX вв. н.э. (рис.8). Его происхождение аналогично типу 9, а датировка определяется VII-IX вв. н.э.

В заключение типологического анализа тюркских панцирных пластин следует остановиться на такой детали их оформления как отогнутые бока /типы 3,4,6/ (рис.1, 3 - 1-3). У тюрок эта деталь встречена на пластинах из памятников 2 пол. V - 1 пол. IX вв. н.э. (рис.8). Зафиксирована она на элементах брони у чжурчжэней и волжских булгар в XII-XIII вв. н.э. (Шавкунов В.Э., 1993, рис.44-8; Белорыбкин Г.Н., 2001, рис.80-25).

Изучение аналогий показало, что происхождение тюркских панцирных пластин связано в первую очередь с центрально-азиатским регионом. В его основе лежат две традиции изготовления элементов брони: хуннская и сяньбийская. Для хуннской традиции характерны системы отверстий I, III, V отделов и укороченные пропорции пластин. Особенностями сяньбийской традиции являются системы отверстий II, IV отделов и средние пропорции пластин. Среди тюркских пластин типы 1, 2, 7, 10 имеют хуннское происхождение, типы 3, 4, 5, 6, 8, 9 - сяньбийское. Помимо этого в тюркских пластинах можно выявить среднеазиатские элементы - пятиугольная форма /типы 9, 10/, декорирование пластин “умбонами” /тип 4/. В целом типовой набор тюркских пластин выглядит достаточно стандартизировано (рис.8). Его ядро составляют типы 3, 4, 5, которые встречаются наиболее массово (от двух до шести памятников). Каждый из остальных типов встречен пока только на одном памятнике. Наиболее характерными признаками присущими тюркской традиции изготовления панцирных пластин можно считать: систему отверстий II отдела, овальнопрямоугольную форму /типы 1, 3, 4, 7, 8/, средние пропорции /типы 3-7/, расположение боковых отверстий четырьмя /типы 3, 4, 5в, 6/ и шестью /типы 5г, 8-10/ парами, три срединных отверстия (верхние - вертикальная пара, центральное - одиночное) /типы 3а,б,в, 4,а,б, 5, 6, 8, 9/, два окантовочных отверстия /типы 3а,г, 4,а,в, 5а,в,г, 6, 7/ и, возможно, наличие умбона /тип 4/ и отогнутых боков /типы 3а, 4, 6/. В области производства оборонительного вооружения тюрки являлись прежде всего преемниками сяньбийцев и это наглядно демонстрируют рассмотренные панцирные пластины. В свою очередь, тюркские элементы пластинчатого бронепокрытия широко распространились в степях Евразии, сохраняя свое ведущее значение вплоть до монгольского времени.

 

Литература

наверх

Автор: Горбунов В.В. (г.Барнаул) Древности Алтая № 12 Межвузовский сборник научных трудов. - Горно-Алтайск: Изд. ГАГУ, 2004. 

загрузка...
  Голосов: 0
 

Вы просматриваете сайт Swordmaster как незаригистрированный пользователь. Поэтому скрытый текст скрыт. Комментарии будут вводится через капчу с предварительной модерацией. Если нашли ошибку — выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Для того чтобы пользоваться полным функционалом сайта, рекомендуем .


Добавление комментария
Ваше Имя:      Ваш E-Mail (по желанию):  
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера