Всякое разное :

Украинцы в татарском плену и в турецкой неволе

  автор: SHARIK  |  31-мая-2013  |  12067 просмотров  |  Пока нет комментариев
загрузка...

Александр Галенко, кандидат исторических наук, тюрколог. Родился в Днепродзержинске Днепропетровской области. Руководитель сектора исследования цивилизаций Причерноморья Института истории НАН Украины, доцент кафедры истории Национального университета "Киево Могилянская академия", интервью ведет корреспондент Ольга Скороход для еженедельного журнала Країна. Перевод с украинского swordmaster.org.

Насколько острой является проблема разного видения прошлого у украинцев и крымских татар?

Для Украины – это один из серьезных вызовов, потому что мы имеем государство, которое не является одно национальными. Более того, в Украине, как и в Америке работорговцы живут на одной территории с бывшим "товаром". Только роли у нас абсолютно противоположные – крымские татары, бывшие работорговцы, являются, так сказать, потенциальными кандидатами на интеграцию в украинское общество. Украинцы, как будто протягивают им дружескую руку. Зато в Америке бывшие рабовладельцы протянули руку своему бывшему товару, афроамериканцам.

У нас эта тема не стоит так остро, но, тем не менее, мы осознаем необходимость налаживания отношений и интеграции крымских татар в украинское общество. Но проблема существует и она начинается в школе, когда ученикам нужно изучать украинский фольклор и историю. Ко мне учителя с такими вопросами обращаются. Говорить, что крымские татары не занимались работорговлей и набегами – значит лгать. Однако, для крымских татар эта часть истории не столь приятна. С другой стороны, эту историю нельзя забыть и выбросить, ибо треть украинских дум посвящена именно этому сюжету. А каким образом пробудить интерес и уважение к одним и тем же сюжетам из прошлого и у одних, и у других? Это не простой рецепт, но он может быть. На эти темы надо начинать говорить и изучать историю юга Украины саму по себе.

Каким было отношение к бывшим невольникам, которые возвращались на Украину?

Если бывший христианин, обращенный в ислам, попадал в плен к своим прежним одноверцам и выяснялось, что он был обращен, то по правилам тогдашнего общества изменение веры считалась тяжелым грехом. Если речь идет о Европе 17 века, то такими грехами занималась инквизиция. Сохранились архивы с показаниями бывших русинов (украинцев), поляков, которые сделали хорошую карьеру в исламском мире и не хотели возвращаться в христианство.

Они попадали в плен на корабле. Венецианские, габсбургские корсары допрашивали и так выясняли, что среди этих мусульман случались такие люди. Но в Украине существовали более мягкие условия для тех, кто возвращался. Можем представить, что эти случаи были единичны. Мы знаем, что существовали церковные карательные епитимии для различных проступков верующих. И, в том числе, существовала норма для очищения и наказания тех, кто возвращался из мусульманской неволи. Канон Петра Могилы имеет такое положение, что если кто-то не помнит своего крещения и выдвигается одна причина – из-за плена или другого недоразумения, он должен креститься по такому-то правилу. Процедура была сравнительно простой. Инквизиция, которой не было в Украине, таким не занималась, конечно. Тогда существовала определенная граница требований к тем, кто возвращался из исламского мира.

украинский ученый-историк Александр Галенко худ. Михаил Дерегус - Маруся Богуславка
Существующие сегодня мифы и предубеждения, связанные с татарскими набегами на Украину, являются крепкими, потому что замешаны на фольклоре, считает историк Александр Галенко. худ. Михаил Дерегус - Маруся Богуславка

Каким образом бывшие пленники приживались заново на родине?

Меня интересовало как украинский фольклор относился к невольникам, потому что это была довольно актуальная проблема. Из украинских дум треть посвящена невольническим сюжетам. Поэтому в украинском обществе существовал ответ на этот вопрос, причем, голосом народа, который мы вообще мало слышим в истории. Фольклор говорит, что украинцы стремились предусмотреть скорое возвращение невольника на Украину. Украинский фольклор, по сути, был эдаким инструктажем для потенциального раба – что раб должен делать в неволе полезного с точки зрения украинского общества. Через фольклор общество выработало определенные правила. В частности, для девушек, если они остаются невинными, у них есть хороший шанс вернуться к своему окружению. Что делать с лишившимися девственности? Здесь фольклор мало что говорит. Есть только один пример – Маруся Богуславка. Мы знаем, что у нее есть хозяин. Он не является ее мужем, потому что дума называет его господином. Она имеет для выбора только одну вещь – должна помочь мужчинам-соотечественникам, попавшим в плен. Но сама она неволи не бросает, потому что понятно, что в ее статусе женщины какого-то мужчины у нее было немного шансов прижиться дома.

Известно ли насколько массовыми были случаи возврата из неволи?

Существование правовых норм о возвращении бывших невольников на родину, как показывает Канон Петра Могилы, свидетельствует о готовности украинского общества принимать назад потерянных когда-то людей и это можно рассматривать как признак распространения такого явления. Однако обобщающие данные не следует искать – такая статистика никому не была нужна.

Впрочем, вряд ли следует ожидать, что это явление могло быть массовым. Не надо забывать, что османское общество было высокоразвитым, с высокими стандартами жизни по меркам 16-17 века и, очевидно, что невольники не считали конец жизни попадания в плен. Они пытались реализовать свои шансы, оказавшись в неволе.

Мы не знаем о массовых восстаниях украинских казаков в неволе, потому что они были рассредоточены по разным углам Османской империи. Мы не знаем о массовых восстаниях украинцев на галерах. Они участвовали в бунтах галерников, это так. Но не они там правили бал. Ведь мы знаем, что у галерников судьба действительно была не сладкая и они имели одну перспективу – раньше или позже погибнуть. Поэтому при таких условиях восставали все.

Поэтому специального стремление к возвращению на родину у русинов я не заметил. Конечно, украинский фольклор на невольническую тему пронизан мотивами тоски по родной земле, но не забываем, что это песни тех, кто не попал в плен, и поэтому их нельзя рассматривать как свидетельство непременного стремления вернуться на родину.

Как бы кто не был разочарован, русины становились мусульманами-турками, девушки могли стать армянками, гречанками, иудейками и раствориться в той многонациональной и многорелигиозной массе османских подданных. И только в турецких семьях могла сохраниться какая-то память о бабушках или дедушках, или уцепиться украинское слово. Одна моя турецкая коллега по имени Туба рассказала мне, что ее бабушка называла ее... Тубашенко. Но трудно представить, чтобы кто-то мог взяться за сбор такого материала.

продажа невольницы картина женщина у кадия
Продажа невольницы – картина бельгийского художника и ориенталиста Жана­Франсуа Портеля (Jean Francois Portaels 1818-1895)   Женщина у кадия - Амедео Прециози (Amadeo Preziosi) 1859 год. Больше всего известный зарисовками повседневной жизни в Османской империи

В одной старой украинской азбуке под буквой Я подано слово "ясырь". И идет такое поясние:

"Ясир – се так неволю звали,

Колись давно ще за татар,

В ясир жінок, дітей зганяли,

Щоби з них мати яничар".

В украинском историческом сознании прочно засело, что захваченных в время татарских набегов украинских мальчиков прежде отдавали в невольнические войска Османской империи. Исторические данные это подтверждают?

– Такие данные мне неизвестны. Не знаю, откуда начался миф, что украинцы служили в янычарском корпусе. – На самом деле это был старый и распространенный институт – когда иностранных мальчиков отрывали от семей для службы в невольничьем войске. Первые свидетельства о янычарский корпус относятся к 1360-1389 лет – при правлении султана Мурада I. Изначально брали туда прежде ребят из балканских славян – боснийцев, сербов и хорватов - это была основная масса для янычар корпуса. Такой она и осталась на протяжении всего его существования.

Зато украинские пленные – их называли "рус" – массово попадать на территорию Османской империи, на османский рынок, начали в конце XV века. И их уже принимали преимущественно для физической работы. Поскольку такой был спрос в то время в османском обществе: оно было уже зажиточное и могло себе позволить роскошь – невольническую труд, а также люкс – девушек. Последние оказывались в семьях, где их использовали как наложниц и домработниц. Парни обычно также работали в хозяйстве своих владельцев. Кстати: еще до того, как татары начали предлагать свой ясырь османцам, они 200 лет продавали его христианам и будущим членам Евросоюза – генуэзцам: эти вывозили ясырь в Египет и Западную Европу. Поэтому история украинцев в работорговле началась задолго до янычар и османцев.

Конечно, попасть в плен было страшной трагедией и тяжелым личным опытом, потому что татары с невольниками не церемонились: и голод, и тяжелый дальний переход под солнцем, жажда. Но все-таки эти люди не считали рабство концом жизни и искали себе возможности устроиться в османском обществе.

Чем объяснить то, что украинских пленников не принимали в янычарское войско?

Османское общество относится к традиционным, где прецедент имеет большое значение. Для того, чтобы ввести прецедент использования украинцев в армии, надо, чтобы что-то произошло. С боснийцами, хорватами и остальными балканцами ситуация проста. Там есть легенда, что визири из рода Чандарлы подали такую ​​идею султану Мураду ІІ. Так или иначе, она апеллирует к какому-то важному прецеденту. Об украинцах среди янычар таких свидетельств не сохранилось.

Украинцы не служили в янычарском армии. Это не значит, что их не использовали вообще на военной службе. В 18 веке была Задунайская Сечь. Казакам разрешили там селиться и они служили пограничной стражей. Украинцы, не захотевшие возвращаться на территорию Российской империи с Задунавья, остались там служить в османском войске, но не как янычары. В то время, 18-19 века, янычарство уже потеряло свою военную эффективность. Более того, израильский исследователь Авигдор Леви даже нашел османские документы о украинских полках, которые служившили в османском войске после уничтожения янычарского корпуса и таким образом помогли Османской империи реформировать войско на европейский лад.

Кроме того, украинские пленники могли проявлять себя на военной службе иначе. Если обращаться к случаю, описанному в летописи Самийла Величко, Иван Сирко уничтожил три тысячи отуреченных украинцев (тумов), которых вывел из Крыма, чтобы они не "плодились между басурмане на наши казацкие головы". Он ясно имел в виду, что украинцы исламизировались, попав в плен, и набегали на Украину вместе с татарами, как и обычные татары.

Эта ситуация не была уникальной – уничтожение бывших турецких невольников?

Других свидетельств, кроме этого рассказа у Величка я не знаю. В данном случае, это также, возможно, легенда. Впрочем, она хорошо соответствует тем знаниям про османское общество, как достаточно открытое для новообращенных мусульман. Недостача свидетельств заставляет выдвинуть предположение, что такие расправы над бывшими соотечественниками не были массовыми. Собственно, это противоречило бы готовности украинцев принимать обратно своих бывших членов, о чем мы говорили.

Конечно, другое дело – освобождение из неволи собратьев. Однако я менее склонен думать, что казаки специально ездили за море или в Крым освобождать невольников. Если так случалось когда-то – вот и слава Богу. Но я не думаю, что это было одной из главных целей казацких походов. Это был, скорее, лозунг, который церковь вложила в головы казакам в конце 16 века – что они с оружием защищают христиан-собратьев. Это очень выгодный идеальный образ самих себя, которым казаки пользовались, в первую очередь, для притязаний на шляхетские права в Речи Посполитой. Но мы имеем только 1-2 подобных свидетельств о том, что казаки напали на турок и освободили пленников. Это были эпизоды военных кампаний.

Зато мы знаем другие случаи, что казаки сами брали в плен татарчат и татарок. Могли подарить начальнику своему татарчука – они назывались казачками. А женщину – известно как использовали. Жили в глухих хуторах и зимовках эти татарские пленницы, и растили детишек и хлопотали по хозяйству.

В каких источниках это отражено?

У нас есть свидетельства и отчеты османских историков и военачальников о том, как османы выкуривали казаков из днепровских плавней и мелей. Они отчитывались о том, что они отбирали у казаков. Там не раз встречаются девушки и парни. Я не думаю, что это была месть со стороны казаков – хватать ясырь у турок с татарами. Проще было поквитаться с ними на месте, чем тащить с собой этот груз морем, Днепром, еще и пробиваться через турецкие преграды. Это были настоящие казацкие трофеи, которые ценились.

Константин Богаевский. Каффа (Старая Феодосия). 1927 Каффа: Генуэзская Крепость, фотография конца 19 века
  Константин Богаевский. Каффа (Старая Феодосия). 1927 Каффа: Генуэзская Крепость, фотография конца 19 века

Есть свидетельства о том, что при взятии Каффы казаки освободили три тысячи невольников. Это также было случайное событие?

Со взятием Каффы есть много неопределенностей. Оно не отражено ни в коем османском источнике. Мы не можем подвергать сомнению этот факт. По свидетельству московских источников мы знаем, что Сагайдачный хитростью захватил Каффу, но мы ничего не знаем об этом событии из османских документов. А оно должно было быть грандиозным. Мы, например, знаем даже из османских летописей, что двумя годами ранее казаки захватили Синоп. Но Синоп, по сравнению с Каффой, был городом второстепенным. Каффа 17 века. – один из шести крупнейших городов Османской империи. Почему мы не имеем свидетельств? Ну, наверное, есть какие-то лакуны в османских источниках.

Свидетельство о казаках как о грозе Черного моря, держащей в страхе османцев, достоверны?

Источники нам массово об этом сообщают, причем, как летописи, так и другие свидетельства. Казаки действительно заслужили себе грозную славу и они превратились в обычную опасность на Черном море, особенно в первой половине 17 века. Если мы встречаем упоминание у турецкого путешественника Эвлия Челеми, мол, в этом месте можно погибнуть от казаков, его следует воспринимать как практическую оговорку. Казачество превратилось в постоянную угрозу на Черном море. Причем, от казаков страдали не только турки, но и все без разбора. Имеем свидетельство итальянского миссионера Эмидио Портелли д'Асколи, который вспоминал, что казаки дергают всех подряд. Да и московские послы интересовались у архимандрита Каффы Нектария, не было ли ему, случайно, вреда от казаков Сагайдачного?

Каким было отражение казацких походов в османском обществе?

Турки, конечно, хотели держаться самоуверенно, однако они не скрывали казацкую угрозу. Более того – они не считали унижением описывать расправы над казаками со стороны правящего султана Османа II, который пошел на Хотин. Летописцы сообщают о том каким образом османы боролись с казаками, защищая переправы через Дунай. Они отчитывались перед султаном казацкими головами, а тот устраивал показательные наказания для казаков перед целым войском. Около 200 казаков он подвергал различным пыткам. Среди прочего, их топтали слоны. Поэтому когда султан выдает очень картинно свою ярость, он демонстрирует не свое упорство, а в соответствии со стандартами исламской справедливости, он жестоко наказывает людей, нарушающих порядок. Все, чего касается султана, имеет огромное значение для османского общества. Поэтому если султан лично принимает участие в охоте на казаков, это означает высшую санкцию к этой проблеме. Другое дело, что не все начальники хотели отчитываться о своих проблемах с казаками. Но страха казаки на Черное море нагнали.

И это было одной из причин, почему османское правительство пошло на отношения с Богданом Хмельницким и другими гетманами. Благодаря казачьим походам, у османцев еще до Хмельницкого образовалось устойчивое представление о том, что казаки являются отдельным народом. Они в османской воображении выступали как отдельная сила. Они постоянно вели переговоры о казаках с польскими послами. Поэтому проблем с ними имели не мало. Каждая нация имеет определенное героическое прошлое. В данном случае, хорошо, что казаки и украинцы его имеют. Хотя, не надо думать, что османы относились к казакам иначе, чем к разбойникам. Нет, казаки для них – однозначно разбойники. Но когда в 1648 году послы от Хмельницкого приехали просить помощи, то османы с готовностью признали казаков народом.

Амедео Прециози - 'В турецкой кофейне' картина Амедео Прециози. Стамбульские лодки
 Мальтийский художник Амедео Прециози (1816 - 1882) акварель "В турецкой кофейне"  1858 год Амедео Прециози. Стамбульские лодки

Какие были шансы освободиться турецкой или татарской неволи? как она выглядела?

– Османское общество было очень пестрое, поэтому и условия невольники были далеко не одинаковы. Возьмем ногайцев – это чистые кочевники из степей. У них были свои правила поведения с невольниками. Например, если ногайца посетил гость, то не «угостить» его девушкой из собственной свиты было неучтивостью. Как украинская пленница могла там чувствовать? Идем дальше: Крымский полуостров – простые татарские семьи – там в невольника уже совсем другие перспективы. Конечно, могут быть издевательства, но есть возможность отработать срок в неволе, получить свободу и вписаться в это общество. А лучше было попасть в плен к какому-то паше, где не много работы. Но надо было обратиться в другую веру и стараться на службе.

Между хозяином и рабом существовали свои человеческие отношения. Последний по исламскому праву, причислялся к членам семьи. Не надо представлять себе, что это был совершенно жестокий, бездуховной мир, когда людей притесняли и им было некуда деваться. Хотя и такое случалось. Так, убегали от плохого обращения, побоев и издевательств. Вспыхивали и бунты галерников. У них судьба действительно была несладкая, имели одну перспективу – рано или поздно погибнуть.

Однако надо иметь в виду и другие отношения. Благодаря тому, что хорошо сохранились судебные книги с первой османской столицы – Бурсы – известно украинских невольников активно использовали в шелкоткачества. Оно требовало изнурительной внимательности, точности и длительного труда. Чтобы раб имел стимул к такой сложной и очень скучной работе, владелец регистрировал в суде контракт с ним об увольнении после выполнения определенного ее объема за определенное время. Обычно пять-сем-десять лет. Далее можно было получить свободу. Сохранились сотни таких контрактов, заверенных в суде.

Среди этих контрактов также сделки, в которых бывшие невольники русского происхождения имеют те или иные хозяйственные дела с мещанами. Были еще и контракты другого типа – на освобождение после смерти хозяина.

Диапазон возможностей был достаточно широк. Вот пример другого выхода: один украинском, попав в плен вместе с татарами, свидетельствовал российским военным, что его парнем захватили ногайцы. И вот 20 лет спустя службы хозяин послал его в набег вместо себя с условием, что тот привезет невольника, а еще лучше невольницу, в обмен на освобождение. Это также контракт "свобода в обмен на отработку".

Какие возможности для освобождения имели девушки и женщины?

– Есть полно свидетельств рабынь, которые также имели со своим хозяином контрактные отношения. Распространенный случай: хозяин признавал рабыни матерью своего ребенка, что придавало женщине право на свободу после его смерти. Свидетельство о таких контрактных отношения сохранились в Бурсе, Кафе (современная Феодосия), служившая главным вывозной портом в Турции.

Украинки поняли, что в Османской империи действует другая система – там признавали детей, рожденных как в браке, так и вне его. Как они узнали об этом в системе другой цивилизации, где говорят на других языках? Во-первых – нужно было иметь фантастическое стремление к освобождению. Во-вторых – ум. Ну, и третья вещь – это поручительство, взаимопомощь между рабынями. Они встречались на рынках, в банях. Могли, например, сопровождать своих дам в тех же бани, и пока те разговаривали, девушки общались между собой. Передавали новости, делились, как решить различные дела, сетовали на хозяев.

В какой-то момент так передалась и информация о том, что можно подать в местный суд и доказать свой ​​статус матери ребенка хозяина. Такую женщину продавать считали совершенно аморальным. Поэтому по соответствующему решению кадия – судьи – женщина после смерти хозяина автоматически получала свободу, даже если не было специального завещания на ее освобождение. Копии судебного постановления требовалась, чтобы ее случайно, после смерти хозяина и отца ее ребенка не занесли в список имущества, распределяли между наследниками.

Были ли массовыми были такие увольнения в Османской империи?

– Вот есть одна интересная история из Кафы. Там в переписи населения 1542 в налоговый реестр под названием "раб" записано 68 женщин. Половина из них – русинки. Этническую принадлежность указывали, потому что это была одна из стандартных тогда примет: волосы, цвет глаз, рост, а после того этническая принадлежность. Фотографий не существовало, поэтому в суде, когда записывали дела свидетелей, указывали именно эти параметры.

Но в налоговый реестр заносили лишь лиц, имеющих собственные источники дохода. Что получается? С одной стороны, эти девушки записаны как рабы – в следующей графе даже указаны имена их хозяев. Но с другой – уже имели собственные источники дохода, отдельно от так называемых мужчин – какие-то дела бизнеса. Итак, были или в статусе женщин, родивших детей своим хозяевам, или заключили с ними контракт – например, на выполнение каких-то хозяйственных работ. Так или иначе, они уже не были рабынями в полном смысле этого слова – иначе их бы не заносили в реестр как налогоплательщиков, в частности подушной.

Как заключали свою жизнь недавние невольницы после получения свободы? Далее были на содержании мужчины?

– Не обязательно. Они часто имели собственное дело. Наконец, могли выйти замуж. И, наверное, пользовались этим правом. Ведь не всякому осману было по карману позволить себе молодую девственницу – то купить на рынке, или по закону просить турка выдать за него свою дочь за калым. Это все очень недешевое дело, поэтому могли жениться на вдове – бывшей рабыне.

Не надо забывать также, что османское общество было многонациональное. То есть, если говорим о османах, то это не обязательно турки. Те 68 рабынь из Кафы принадлежали также и местным армянам, евреям и грекам. Такие семейные коллизии: грек-християнин обзавелся наложницей при живой жене – это же серьезный скандал. А девушка невольница могла этой ситуацией воспользоваться. И обращалась к мусульманскому судье для решения своих дел с мужем немусульманином. Девушка попадала в семью, где общаются на другом языке – армянском, греческом, идиш – и при этом еще и обращалась к кадием, вевшего дела турецком, сильно приправленным арабским. Так что она учила языки, попав в плен.

Мужчинам было проще – широкие возможности для обустройства на новой родине им давало принятие ислама. И это было очень часто, потому что по уровню жизненных стандартов Украина в XV-XVI веках от Османской империи отличалась так, как нынешняя – от Соединенных Штатов. Случаи обращения бывших невольников в мусульман были массовыми. Это все равно, что сейчас получить гринкарту. Один английский капитан описывает, как в Стамбуле на празднике обрезания наследников султана проводили массовые обращения инородцев. Среди них он отметил двух русинов, которые бежали на обрезание, устроенное по случаю этого мероприятия.

Сохранились какие-то свидетельства о бывших невольниках из Украины, которые влились в османское общество и достигли там высокого статуса или просто стали успешными в новой жизни?

– Нет, весь смысл обращения в ислам состоял в том, чтобы сделаться таким же, как остальные мусульмане. Это общество перемалывало невольников различного происхождения. Они часто хорошо устраивались в жизни, но мы не можем уверенно сказать, кто из них родом с Украины. Память о национальной принадлежности сохранялась в течение одного поколения, так как очень быстро "побусурменювалися", если цитировать «Маруся Богуславка». Сегодня из источников мы не можем выделить бывших украинского от врожденных османцев. Они сами становились ими, получали исламские или турецкие имена. Это очень хорошо объясняет одну загадку – почему нет украинской диаспоры в бывшей Османской империи. Миллионы украинцев вывозили, а где украинская диаспора? Русины обращались в ислам, девушки могли стать турчанками, армянками, гречанками, иудейками и также раствориться в той многонациональной и много религиозной массе.

Как турки оценивали украинцев в XVI-XVII веках?

– Многие об этом не написано. Хотя, как и теперь, для каждой национальности существовали определенные стереотипы. Относительно русинов есть разные показания. Скажем, большой османский интеллектуал, Гелиболулу Алипаша, хорват по происхождению, был очень негативного мнения о украинцах – что о мужчинах, о женщинах. Писал что-то вроде: не спрашивайте у русинов двух вещей – чтобы казак был храбр, а девушка – целомудренной. Другой османский историк и литератор Кинализаде писал: русинки – ласковые, но умеют заставить своего хозяина делать так, как они хотят.

загрузка...
  Голосов: 1
 

Вы просматриваете сайт Swordmaster как незаригистрированный пользователь. Поэтому скрытый текст скрыт. Комментарии будут вводится через капчу с предварительной модерацией. Если нашли ошибку — выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Для того чтобы пользоваться полным функционалом сайта, рекомендуем .


Добавление комментария
Ваше Имя:      Ваш E-Mail (по желанию):  
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера