Оружие и Доспехи :

Шлемы кочевников центральной азии в эпоху позднего средневековья

  автор: SHARIK  |  6-июня-2012  |  15021 просмотр  |  Пока нет комментариев
загрузка...

 

Защитное вооружение центральноазиатских кочевников в эпоху позднего средневековья остается недостаточно изученным, поскольку памятники этого периода длительное время находились вне поля зрения археологов. Однако без изучения защитных средств, применявшихся номадами Центральной Азии в XV-XVII вв., невозможно выявить закономерности в развитии военного дела в кочевом мире и объяснить причины военных успехов и неудач войск кочевых государств.

В течение 2-й пол. XVII - 1-й пол. XVIII вв. значительную военную активность проявляла «последняя кочевая империя» в Центральной Азии – Джунгарское ханство. Джунгария вела ожесточенные войны за господство в Центральной Азии с государством Алтын-ханов, маньчжурской империей Цин, казахскими жузами и Россией. Вопреки сложившимся стереотипам защитное вооружение в кочевом мире в этот период, несмотря на появление огнестрельного оружия, не регрессирует, а продолжает развиваться и в начальный период нового времени (Бехайм В., 1995, с. 127).

Предметы защитного вооружения, относящиеся к периоду позднего средневековья, хранятся в коллекциях музеев Москвы, Санкт-Петербурга, многих городов Сибири и Монголии. Встречаются среди материалов позднего средневековья железные шлемы и кольчужные наголовья. Однако большая часть этих материалов до настоящего времени не введена в научный оборот или при публикации получила неточную атрибуцию из-за слабой исследованности защитного вооружения эпохи позднего средневековья и отсутствия точно датированных аналогий. Между тем для анализа этих материалов имеется возможность привлечь аналогии с сопредельных регионов, письменные, изобразительные и фольклорные источники.

Первые находки деталей защитного доспеха в памятниках, относящихся к XVII в., были сделаны в ходе раскопок В.В. Радлова (1989) на Чулыме в середине XIX в. Исследователь смог точно определить датировку памятника по находке русских медных монет. С образованием в сибирских городах музеев, в коллекциях находок появились предметы защитного вооружения, относящиеся к периоду позднего средневековья. Это были, преимущественно, случайные находки. Отдельные предметы передавались в музеи потомками кыргызских или татарских князей, в семьях которых эти доспехи хранились в течение жизни нескольких поколений. Среди таких находок имеются кольчуги и шлемы. При издании каталога предметов из собрания Минусинского музея в 1886 г. Д. А. Клеменц описал несколько кольчуг и панцирных пластин (1886, с. 165-166). При этом он указал, что одна из кольчуг «сохранилась в семействе Д.К. Доможакова от предков киргизского происхождения» (Клеменц Д.А., 1886, с. 165-166). В собрании Тобольского историкоархитектурного музея-заповедника имеется железный шлем, переданный музею в XIX в. потомками княжеского рода Кульмаметьевых. Хорошо сохранившиеся, богато оформлены шлемы и панцири халха-монголов и ойратов XVI-XVIII вв. хранятся в Оружейной палате Московского кремля и Государственном Эрмитаже (Опись..., 1884, с. 6, 36-39, 165-166; Ленц Э., 1980, с. 154155). По данным М.В. Горелика (1979), эти доспехи были преподнесены в качестве дипломатических подарков российским царям или захвачены в качестве трофеев. Художественно оформленные предметы вооружения и воинского снаряжения, относящиеся к ХVII-ХIX вв., хранятся в Бурятском объединенном музее в г. Улан-Удэ, в Центральном государственном музее Монголии, Музее изобразительных искусств и музее-резиденции Богдо-хана в г. Улан-Баторе (Цултэм Н., 1987, ил. 9-10, 14, 16-17, 129).

В научной литературе о позднесредневековых шлемах кочевников Центральной Азии и народов с сопредельных регионов упоминается сравнительно редко. Г.Ц. Цыбиков (1919, с. 210-212) привел описание и фото «старинных» тибетских панциря и шлема, а также тибетского воина в шлеме и панцире. Тибетские шлемы имеют сфероконический купол с накладными полосами, плоское навершие с трубочкой для султана или плюмажа, небольшой козырек, боковые клапаны-науши и задний клапан-назатыльник. По основным элементам своей конструкции тибетские шлемы схожи со шлемами центральноазиатских кочевников эпохи позднего средневековья.

Совершенно иную конструкцию имел маньчжурский шлем, обнаруженный у нивхов Амура и опубликованный Л.И. Шренком (1899, с. 258-259, табл. XNV.-2). Купол шлема состоял из узких, слабоизогнутых пластин, сшитых кожаными ремешками, перетянутых ремешком вокруг навершия и прошитых по составному обручу, к которому крепилась подвесная ламеллярная бармица.

С.И. Вайнштейн (1961, с. 16, рис. 8) опубликовал находку позднесредневекового шлема из долины р. Ий в Тодже.

Л.Р. Кызласов в 1964 г. издал схематичный рисунок шлема из Дзун-Хемчинского района Тувы (Кызласов Л.Р., 1964, табл. 1.-33). По его мнению, подобные «железные шлемы-шишаки, склепанные из четырех или шести прогнутых треугольных пластин, с накладками, козырьками и трубочками для султанов» были широко распространены в XVI-XVII вв. в Южной и Восточной Сибири (Кызласов Л.Р., 1964, с. 85). Л.Р. Кызласов ошибочно отнес к числу аналогичных находку шлема из разграбленного кургана в устье р. Могой у с. Уюк, который был приобретен в 1929 г. С.А. Теплоуховым и в настоящее время хранится в Государственном Эрмитаже (Кызласов Л.Р., 1964). Судя по имеющимся аналогиям, могойский шлем должен относиться к монгольскому времени (Худяков Ю.С., 1997, с. 53).

Я.И. Сунчугашев (1977, с. 134-136; 1979, с. 133-134) попытался отнести сначала к монгольскому, а затем и к позднесредневековому времени находку шлема из Абазы и обломки шлема из Белого Яра в Минусинской котловине. Подобная хронология основана на датировке чугунных котлов, вместе с которыми были найдены шлемы и панцири. По мнению Я.И. Сунчугашева, эти котлы «типологически хорошо датируются» XIII-XIV вв. или XIII-XV вв. Однако подобные котлы бытовали у кочевников Центральной Азии вплоть до этнографической современности и основанием для датировки шлемов монгольским временем быть не могут (Вайнштейн С.И., 1991, с. 103). Больше оснований относить абазинский шлем к эпохе развитого средневековья, поскольку он найден вместе с панцирем, пластины которого отличаются от типологически более поздних, обнаруженных в Монголии и относящихся к XIII-XIV вв. (Худяков Ю.С., 1980, с. 129; 1992). В работе М.В. Горелика (1979, с. 96-99) выделено несколько типов монгольских шлемов XVI-XVIII вв. В 1991 г. Ю.С. Худяковым (1991, с. 95) была опубликована находка кыргызского шлема из Минусинской котловины, обоснована его датировка эпохой позднего средневековья, проанализированы данные письменных, исторических и фольклорных источников о позднесредневековых кыргызских шлемах.

Среди шлемов, которые были осмотрены в музеях китайских провинций Ганьсу и Синьцзян, относящихся к периодам правления династий Мин и Цин, охватывающим эпохи позднего средневековья и нового времени, только один тип сфероконических шлемов находит аналогии среди боевых наголовий центральноазиатских кочевников (Худяков Ю.С., 1995, с. 39). Наиболее распространенные типы маньчжурских конических шлемов имеют существенные отличия от позднесредневековых шлемов номадов Центральной Азии.

В работах Л.А. Боброва (2000а, б) проанализированы письменные сведения о монгольских, ойратских и кыргызских шлемах и реконструирован внешний облик позднесредневековых воинов-кочевников, носивших шлемы разных типов. Для поиска аналогий центральноазиатских кочевнических шлемов, относящихся к эпохе позднего средневековья, важное значение имеют материалы по шлемам из сопредельных регионов Китая и Тибета, а также из Кореи и стран Переднего Востока, собранные в книге Х.Р. Робинсона (Robinson H.R., 1967, pl. I.-a; II.-a,b,c,d; IV.-a,b; XIV.-c,d; XXII.-a; XXV.-a,c; XXVI.-a,b).

В настоящей статье анализируются находки шлемов центральноазиатских кочевников из музеев Сибири и Монголии. По форме купола среди них выделяются несколько типов.

Тип. I. Сфероконические

наверх

К данному типу относится большинство находок шлемов из музейных собраний Сибири, Монголии и Восточного Туркестана. По составу пластин купола и наличию дополнительных деталей среди шлемов выделяется несколько вариантов.

Вариант 1.1. Шлемы с шестипластинчатым куполом, накладными полосами и козырьком.
Включает 1 экз. из Минусинской котловины. Хранится в Минусинском музее. Высота купола – 29,5 см, диаметр купола – 21 см. Купол шлема склепан из шести пластин, соединенных накладными фигурными полосами с валиком по продольной оси и заклепками на треугольных выступах. Спереди к куполу заклепками приклепан короткий, неширокий овальный козырек (рис. 1.-1) (Худяков Ю.С., 1991, с. 95).

Вероятно, шлем имел навершие, которое не сохранилось, и кольчужную бармицу, которая крепилась к куполу с помощью отверстий и заклепок.

Близкой аналогией данной находке является шлем из музея г. Куча в Синьцзяне (Худяков Ю.С., 1995, с. 35, рис. III.-3). У него сохранилось сферическое навершие, трубочка для плюмажа, фигурные полосы, обруч по нижнему краю и узкий треугольный козырек. В отличие от минусинского на кучинском шлеме накладные полосы более широкие и не имеют валика по продольной оси. Определенное сходство с минусинским и кучинским имеют некоторые юаньские и корейские шлемы, у которых несколько иная конструкция навершия и широкие накладные пластины (Дамдисурэм А., Robinson H.R., 1967, pl. XXV.a,c; fig. 85.-a,b).

шлемы из Минусинской долины
Рис. 1. Шлемы из Минусинской котловины и Тувы: 1-4 - тип I, варианты 1.1; 1.2; 1.3

По этим аналогиям данный вариант защитного наголовья можно уверенно датировать эпохой позднего средневековья и началом нового времени.

Вариант 1.2. Шлемы с шестипластинчатым куполом, накладными полосами и составным обручем.
Включает 1 экз. из долины р. Ий в Туве (Вайншейн С.И., 1961, рис. 8). Он был найден в районе электростанции колхоза «Первого мая» в Тоджинском районе. Хранится в Кызыльском музее им. Алдан Маадыр. Высота купола – 23 см, диаметр – 22 см. Купол склепан из шести пластин, соединенных фигурными накладными полосами с валиком по продольной оси и заклепками на выступах. Навершие не сохранилось. По нижнему краю купола приклепан составной обруч из отдельных, широких пластин с двумя рядами заклепок (рис. 1.-2). По своей форме данный шлем наиболее схож со шлемами кочевников Тувы в эпоху развитого средневековья и с кыргызскими шлемами этого периода (Худяков Ю.С., 1997, с. 53, рис. 32; 1980, с. 129, табл. XLIV). К эпохе позднего средневековья данный вариант шлемов может быть отнесен на основании формы накладных полос и обруча, отличающих его от защитных наголовий развитого средневековья.

Вариант 1.3. Шлемы с четырехпластинчатым куполом, накладными полосами, навершием и козырьком.
Включает 1 экз. из местности Чыргакы в Туве. Он был найден в 1964 г. Хомушку Сумбуу в Дзун-Хемчикском районе. По данным Л.Р. Кызласова (1964, табл. 1-33), он был найден в 1963 г. и хранился в кабинете Истории ТНИИЯЛИ. В дальнейшем был передан на хранение в Кызыльский музей имени Алдан Маадыр. Высота купола – 24 см, диаметр – 21 см. Купол склепан из четырех пластин, соединенных фигурными накладными полосами с валиком по продольной оси и заклепками на выступах. Шлем имеет коническое навершие с четырьмя лопастями, уплощенным верхом и короткой цилиндрической трубочкой для плюмажа с шарообразным расширением в центральной части и уплощенной шайбой наверху. Спереди к шлему приклепан треугольный козырек с фигурно вырезанным краем (рис. 1.-3, 4).

Наибольшее сходство данный вариант шлема имеет с киданьскими шлемами с четырехпластинчатыми куполами и четырехлепестковым навершием и короткой трубочкой для плюмажа (Худяков Ю.С., 1991, с. 86). Однако у киданьских шлемов накладные полосы шире, чем у чиргакинского шлема. У них имеются обручи и нет козырьков. Поэтому чиргакинский шлем, по аналогиям с минусинским и кучинским, необходимо отнести к эпохе позднего средневековья.

Подобные варианты сфероконического типа шлема для Центральной Азии являлись наиболее распространенной формой защитного наголовья в периоды развитого и позднего средневековья. Они были характерны в течение этих периодов и для кыргызов Енисея, и для кочевников Тувы, и для монголов. Вероятно, именно подобные шлемы в русских письменных источникам именуются шишаками (Михайлов В. А., 1993, с. 8; Бахрушин С.В., 1955, с. 182; Потапов Л.П., 1952, с. 53).

Вариант 1.4. Шлемы с шестипластинчатым куполом, навершием и боковыми петлями.
Включает 1 экз. из Убсу-Нурского аймака Монголии. Хранится в музее г. Улангома. Высота купола – 25 см, диаметр – 22 см. Купол склепан из шести пластин заклепками. Имеет коническое навершие и боковые петли, приклепанные к куполу заклепками (рис. 2.-3).

Данный вариант имеет определенное сходство со шлемами кочевников Тувы в монгольское время (Худяков Ю.С., 1997, с. 53). Для монголов в эпоху позднего средневековья он выглядит несколько архаично. Однако отнести его к развитому средневековью не позволяет находка железного наручья овальной формы, с которой он был обнаружен находчиками.

 

Тип II. Сферические с цилиндрической тульей

наверх

Шлемы данного типа относятся к двум вариантам.

Вариант II. 1. Шлемы с шестипластинчатым куполом, навершием, обручем и накладной пластиной.
Включает 1 экз. из Тобольского государственного историко-архитектурного музея-заповедника. Хранится в этом музее. Высота купола с тульей и султаном – 32 см, диаметр – 20 см. Купол склепан из шести пластин и переходит в высокую, цилиндрическую тулью, увенчанную плоским навершием с зубцами. На навершии укреплена высокая цилиндрическая трубочка с расширением и две небольших конических трубочки для плюмажей. Нижний край купола стянут широким обручем и приклепан заклепками. Спереди к нему крепится накладная пластина, выступающая за обруч. Сзади обруч прошит в отверстия кожаным ремнем (рис. 2.-1).

Вариант II.2. Шлемы с шестипластинчатым куполом, навершием, обручем, козырьком, наушами и назатыльником.
Включает 1 экз. из Тобольского государственного историко-архитектурного музея-заповедника. Был в XIX в. передан в музей потомками княжеского рода Кульмаметьевых. Хранится в этом музее. Высота купола с тульей, навершием и султанами – 27 см, диаметр купола – 20 см. Купол склепан из шести пластин заклепками и имеет высокую цилиндрическую тулью, с цилиндрическим навершием и тремя коническими трубочками для плюмажей. Нижний край купола стянут широким обручем, на поверхности которого чеканен растительный орнамент в виде побегов виноградной лозы с завитками. Спереди к куполу приклепан короткий, пятиугольный козырек. По бокам к куполу пришиты матерчатые науши с шестью декоративными бронзовыми розетками. Сзади к куполу пришит матерчатый назатыльник (рис. 2.-2).

шлема из Западной Сибири, Монголии, Кыргызстана
Рис. 2. Шлемы из Западной Сибири, Монголии и Кыргыстана: 1, 2 - тип II, варианты II, 1; II, 2; 3 - тип I, вариант 1, 4; 4 - тип «сферический» шлем из Ак-Келя

Подобные наголовья «вычурной формы» применялись монголами и ойратами в XVI-XVIII вв. (Горелик М.В., 1979, с. 99, рис. 4). Шлемы из Тобольского музея могут принадлежать либо ойратам, которые в XVII в. владели Прииртышьем, либо сибирским татарам, князья которых пытались опереться на помощь Джунгарского ханства. Вероятно, именно о подобных шлемах в хакасском фольклоре говорится как о «месяцеподобных, с тремя гребнями», под которыми можно понимать три султанчика из конского волоса на навершии (Бутанаев В.Я., 1981, с. 189). Хотя на Енисее подобных шлемов не найдено, местные знатные воины могли заимствовать их у ойратов.

В Чуйской области Кыргызстана, в высокогорной местности Ак-Кель был обнаружен шлем со сферическим куполом, накладными фигурными полосами, навершием с трубочкой для плюмажа, обручем и козырьком (Худяков Ю.С., Табалдиев К.Ш., Солтобаев О. А., 2001) (рис. 2.-4).

Находка этого шлема, так же, как и маньчжурских шлемов, в Восточном Туркестане и на Дальнем Востоке характеризует границы распространения традиций центральноазиатских шлемов, применявшихся монголами, ойратами и зависимыми от них кочевниками Саяно-Алтая. По мнению М.В. Горелика (1979, с. 99), монгольские шлемы лежат в основе развития традиции маньчжурских шлемов в империи Цин. Для Восточного Туркестана и Средней Азии было характерно преобладание иной, передневосточной, в основе своей персидской, традиции применения шлемов с цельнокованым сферическим куполом (Robinson H.R., 1967, pl. II.-а,b,с,d IV.-a,b). Центральноазиатские кочевники сохранили свои традиции в производстве боевых наголовий и формы шлемов до нового времени.

реконструкция воинов-кочевников
Рис. 3. Реконструкция шлемов воинов-кочевников Центральной Азии в эпоху позднего средневековья
наверх

Авторы: Ю.С. Худяков, Л.А. Бобров Институт археологии и этнографии СО РАН

загрузка...
  Голосов: 0
 

Вы просматриваете сайт Swordmaster как незаригистрированный пользователь. Поэтому скрытый текст скрыт. Комментарии будут вводится через капчу с предварительной модерацией. Если нашли ошибку — выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Для того чтобы пользоваться полным функционалом сайта, рекомендуем .


Добавление комментария
Ваше Имя:      Ваш E-Mail (по желанию):  
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера