Оружие и Доспехи :

Типы бронзовых наконечников ножен мечей в 11-13 веках и их распространение в Курземе

  автор: SHARIK  |  8-апреля-2012  |  13119 просмотров  |  Пока нет комментариев
загрузка...

Обоюдоострые мечи – один из наиболее значимых видов оружия, который был завезён на территорию Латвии в позднем железном веке, и, несмотря на свою дороговизну, использовались они достаточно широко. Так как на землях бывших заселенными древними куршами количество находок таких мечей (найдено более 120 экземпляров) превышает количество аналогичных находок в любом другом месте восточной Балтии, то к их анализу уже с 20х - 30х годов приступали многие исследователи (1); в то же время меньшее внимание уделялось подробному анализу другой группы находок из Курсы, тесно связанной с этой категорией оружия - бронзовым наконечникам ножен мечей.

 Наконечники ножен из северной Европы привлекали внимание исследователей еще с начала ХХ века. Первый широкий анализ этой группы находок сделал шведский археолог Т. И. Арне (2). В основном он рассмотрел наконечники, найденные в Швеции, но упомянул также отдельные известные находки на территории Балтии, отмечая, что они были импортированы из Швеции или изготовлялись на месте по завезённым образцам (3).

Более широко проанализировал бронзовые наконечники ножен мечей, найденные на территории Скандинавии и в том числе и Латвии, шведский археолог Б. Нерман в своей монографии, изданной в 1929 году, которая была посвящена связи Скандинавии и Балтии в позднем железном веке (4). Б. Нейерман разделил наконечники на группы по форме и орнаменту:
1)    Украшенные птицей с распростёртыми крыльями.
2)    Украшенные плетеным орнаментом в стиле рунических камней,
3)    С украшением в виде птиц стоящих друг напротив друга.
4)    Короткие V-образные наконечники с крестом.
5)    Короткие V-образные наконечники с пальметтой (орнамент, напоминающий пальмовые листья).

 Основываясь на материалах опубликованных Т. Й. Арне (5), Б. Нейерман упоминает также и шестой тип наконечников, который не рассматривает более подробно, но добавляет, что он, очевидно, появился на месте, в Курземе(6). Находки остальных ранее упомянутых типов в Балтии Б. Нерман считает импортированными из Швеции, хотя не исключает, что отдельные экземпляры, например, найденный в Кандавском районе наконечник с двумя фигурами стоящих друг напротив друга птиц, изготовлялись на месте по завезённым образцам (7).

Самую значительную систематизацию наконечников ножен, найденных в Западной и Восточной Европе провел немецкий исследователь П. Паульсен в изданной в 1953 году монографии, посвященной исключительно этому вопросу (8). В общем, признавая типологию, разработанную Т.Й. Арне и Б. Нерманом, дополнив ее и расширив, П. Паульсен перечислил все известные ему на то время места обнаружения наконечников в рассматриваемом регионе. Он также подробнее проанализировал ранее только упоминавшиеся в работах предыдущих исследователей наконечники т.н. Курземско-Восточнопрусской группы (9). В общем П. Паульсен упомянул 40 экземпляров, найденных на территории Латвии, в том числе и 20 из Курземе. Несмотря на отдельные неточности (некоторые наконечники включены в несоответствующие типологические группы, встречаются ошибки в указаниях инвентарных номеров), которые, очевидно, появились вследствие того, что автор не видел всех упомянутых им предметов, монография П. Паульсена считается самой обширной в этой области и свое значение не потеряла и в наши дни.

Основываясь на типологии, разработанной П. Паульсеном, подробно проанализированы наконечники ножен в землях района Гауи, заселенных ливами и древними прусами, а так же в Литве. Наконечники, найденные в Латвии, преимущественно импортированные, несколько подробнее были рассмотрены Э. Мугуревичем (13), а общий обзор главных групп наконечников встречаемых в Латвии дан в монографии "Археология Латвийской ССР" (14).

Так как все предыдущие публикации, посвященные бронзовым наконечникам ножен (Т.Й.Арне, Б.Нерман, П.Паульсен) высказывают предположение, что некоторые их типы могли быть изготовлены в Курземе, стоит внимательнее рассмотреть находки, сделанные в этом культурно-историческом регионе Латвии.

В данной статье анализируются 57 литых бронзовых наконечников ножен из 22 мест находок. Большая часть наконечников получены во время археологических раскопок в местах куршских трупосожжений – по большей части в могильнике Либагу Сарайи (15), в Валкмуижском озере в Талси (7) и в могильнике Дурбес Дири (5). В целях наглядности все места находок были картографированы, к статье прилагается таблица с более детальной информацией (место обнаружения, обстоятельства, размеры и т.п.) о каждом найденном в Курземе наконечнике (15), обсуждаемом в работе.

Анализируя наконечники, найденные в Курземе, по внешним признакам, можно выделить шесть основных типов, причем второй и третий тип имеют от одного до трех вариантов. Такая типология разработана, основываясь на типологическом разделении наконечников ножен, рассмотренном в предыдущих работах, посвященных этой теме. Эта типология была несколько видоизменена и приспособлена специфике экземпляров, найденных в Курземе. Поэтому разделение по типам не соответствует в точности типологии, выделенной в предыдущих работах.

старинный наконечник ножен наконечник ножен
Рис. 1 Рис. 2

1. тип. Для наконечников этого типа характерен плетеный орнамент, форма наконечников с короткими боковыми сторонами (sanu malas) (42-45 мм) и более длинным (52-53 мм), относительно узким трехдольным выступом посередине. В Курземе нам известны три экземпляра этого типа - из Казданги (KPM 1664), из 2-го погребения Каздангас Апарини (V 7601: 11), и из 7-го погребения Равас Струнгас (LM 15889). Орнамент – переплетение двух параллельных лент в виде вертикальной восьмерки с круглыми углубленными посередине – лучше всего сохранился на экземпляре, найденном во 2-ом погребении Каздангас Апарини (рис. 1). Очевидно, что аналогичный орнамент украшал и остальные два экземпляра, однако он сохранился фрагментарно и о его виде, в основном, позволяет судить только расположение углубленных точек.

П. Паульсен наконечники такого типа относит к одному типу (waraegisch-batltische Gruppe) вместе с найденными в бассейне Гауи и в окрестностях Киева длинными серебряными наконечниками с ориентальной пальметтой и плетением. Экземпляры, найденные в Казданге, он датирует серединой XI века (16). Хотя в орнаменте действительно видны похожие мотивы, однако форма наконечников и способ выполнения орнамента позволяет найденные в Курсе наконечники считать самостоятельным типом наконечников, изготовленных на месте, который, судя по находкам в могильных инвентарях, относится к сер. XI - нач. XII в.в.

Отметим, что наконечник из Ранькя Капениеки (17), который Паульсен так же отнес к этому типу, принадлежит к другому – третьему - типу.

2. тип. Характерной приметой наконечников этого типа является орнаментальное изображение двух противостоящих птиц. В Курземе известно восемь относящихся к этому типу наконечников.

Во-первых, это экземпляр из могильника Грамздас Дарзниеки, полученный как самостоятельная находка (рис. 2) и который расположением птиц (обе противостоящие птицы отделены одна от другой лентами, переплетенными в виде горизонтальной восьмерки, таким образом, каждая птица находится в обрамлении) отличается от остальных наконечников этого типа. Часть наконечника под птицами заполняют витки лент выгнутых полукругом. Наконечник оканчивается профилированным, в сечении круглым выступом. Боковые стороны немного длиннее выступа посередине, который выполнен в виде стилизованной звериной головы, с выделенными глазами.

Принимая во внимание то, что аналогов этому наконечнику не известно, а так же исполнение серединного выступа и, несмотря на отдельные скандинавские элементы орнамента (плетение), нужно согласиться с П. Паульсеном, который считал, что этот красивый экземпляр изготовлен в Курземе (18).

 Остальные найденные в Курземе наконечники этого типа объединяют стилистически схожие изображения противостоящих птиц. Хронологически самыми ранними считаются наконечники 1-го варианта. Их представляют наконечники, полученные как самостоятельные находки в могильнике Руцавас Леяс (рис. 3) Кандавской волости и в могильнике Либагу Сарайи, боковые стороны которых несколько короче (52-57 мм) серединного выступа (57-64 мм), который выполнен в виде стилизованной звериной головы, с глазами, обозначенными углубленными кружочками. Противостоящие птицы заключены в медальон круглой формы. Птицы довольно стилизованы, однако выделяются их крылья, ноги и глаза. Ближайшей аналогией наконечникам этого варианта, как по форме так и по орнаменту, является наконечник, найденный в Микельсе, в общине Хаблингбо на острове Готланд.

древний наконечник ножен наконечник ножен
Рис. 3 Рис. 4

Второй вариант этого типа представлен двумя наконечниками из 2-го захоронение с Дурбес Диру и, возможно, экземпляром из Медзес Страутыни. По изображению птиц и своей форме (с относительно короткими боковыми сторонами – 47-64 мм) они аналогичны предыдущим, за исключением того, что серединный выступ наконечников этого варианта вместо стилизованной звериной головы заканчивается трехдольной пальметтой, часто встречающейся на наконечниках других типов, верхняя часть которой иногда дополнена двумя небольшими выступами (рис. 4).

 Аналогичные этому виду наконечники по одному экземпляру были найдены на островах Готланд, Эланд и Сааремаа, а так же несколько экземпляров в бывш. Восточной Пруссии. В могильнике Прушу Ирзекапнинис два фрагментарных наконечника этого типа были найдены в 33-ем и 68-ом погребениях, и, по мнению автора раскопок, датируются второй половиной XI века (21).

Хронологически поздним кажется наконечник 3-го варианта, найденный в 34-ом погребении могильника Либагу Сарайи (рис. 5). Его боковые стороны значительно длиннее (93 мм) серединного выступа (50 мм), который заканчивается пальметтой. Птицы на этом экземпляре изображены весьма стилизованно и уже не заключены в медальон.

наконечник ножен наконечники ножен
Рис. 5 Рис. 6

 Мотив противостоящих птиц довольно часто констатируется на разных украшениях, найденных в России (22), и их происхождение связывается с Византией (23) (этот мотив считают символом, оберегающим от зла (24)), однако, судя по распространенности упомянутого наконечника, можно предположить, что с XI века они изготовлялись на территориях, заселенных куршами, откуда проникли как на острова Балтийского моря, так и на территорию бывш. Восточной Пруссии. Малое количество находок упомянутого типа на территориях, заселенных древними пруссами, не позволяет согласиться с мнением В. Кулакова, который местом возникновения наконечников этого типа считает бывш. Восточную Пруссию (25). На территории Литвы известны только три наконечника этого типа – два из Гинталишке (район Плуньгес) и один из могильника Грабупью (район Шилутес) (26). Хронологически поздние экземпляры этого типа, судя по находкам в 34-ом погребении Сараю, очевидно, использовались на протяжении всего XII века.

3-ий тип. Наконечники этого типа объединяет орнамент – изображение креста (или ромба) в центре и витки по краям. По форме и небольшим отличиям в орнаменте можно выделить три варианта этого типа.

1-ый вариант по форме напоминает 2-ой вариант 2-го типа с короткими боковыми сторонами (46-53 мм) и более длинным серединным выступом (53-59 мм), выполненным в виде трехдольной пальметты с двумя небольшими выступами в верхней части. В центре орнамента расположен стилизованный крест со скругленными концами и точкообразным углублением посередине, под крестом вертикально одна под другой расположены две шпорообразные фигуры. Этот мотив по обеим боковым сторонам наконечника обрамляет цепочка из S-образных изгибов, попарно расположенных друг поверх друга (27).

В Курземе наконечников этого вида точно известно девять: по два из могильников Дурбес Дири и Либагу Сарайи (рис. 6: 1) и по одному экземпляру из 1-го погребения Медзес Страутини, 24-го погребения Ранькю Капниеки (рис.6: 2), Ужавас Силмациемса, Турлавас Бирзмали и Дурбе. В других местах Латвии ближайшие параллели этим наконечникам были найдены в 1-ом и 25-ом кургане Турайдас Путели и в 10-ом погребении могильника Лиелвардской переправы.

Наконечники такого типа П. Паульсен по форме датирует XI веком (28), однако, судя по их обнаружению в комплексах захоронений как в Курземе (44-ое погребение Либагу Сарайи, 24-ое погребение Ранькю Капниеки, 1-ое погребение Медзес Страутини), так и в других местах Латвии (могильник Турайдас Путели, который, в основном, датируют концом XI - началом XII в.в. (29)), скорее всего изготовление наконечников этого вида началось в самом конце XI века, а широкое распространение они получили в XII веке, хотя и допустимо, что отдельные экземпляры использовались даже в начале XIII века (3-е захоронение с трупосожжением Дурбес Дири).

2-ой вариант в отношении орнамента аналогичен наконечникам 1-го варианта, однако они несколько отличаются по форме. Так же как и у наконечников первого варианта, серединный выступ (51-59 мм) заканчивается трехдольной пальметтой разных форм (в некоторых случаях с двумя небольшими выступами в верхней части), однако боковые стороны гораздо длиннее (68-91 мм) серединного выступа (рис.7: 1, 2).

наконечник ножен наконечник ножен
Рис. 7 Рис. 8

 В Курземе наконечники такого типа известны, по меньшей мере, в 16 экземплярах: пять из Либагу Сарайи, по два из могильников Ранькю Капениеки, Равас Струнги и 2-го места находки около озера Дурбес, по одному из Алсунгас Калныни, Медзес Капседе, Дурбес Пурмали, Ташу Крастини и Валгальской волости. В других местах Латвии похожие наконечники были найдены в слое конца XII - начала XIII в.в. в Риге, на углу улиц Пелду и Уденсвада, в Ерсике (А 10330: 1159) и в Кокнесес Мукукалнс.

Судя по удлиненным боковым сторонам, наконечники этого варианта, как это уже отметил П. Паульсен (31), в сравнении с 1-ым вариантом, считаются несколько более поздними, однако, судя по находкам в могильниках Либагу Сарайи и Ранькю Капениеки, период их наибольшего использования – XII век и, возможно, начало XIII века, так что довольно продолжительное время они существовали одновременно с наконечниками 1-го варианта.

Хронологически позднее появились, однако в основном также были распространены в XII-XIII в.в., наконечники 3-го варианта этого типа с длинными боковыми сторонами (78-94 мм), трехдольной стилизованной пальметтой на серединном выступе (55-61 мм) (32) и орнаментом, аналогичным предыдущим вариантам, чьим единственным отличием является размещенный посередине крест, трансформировавшийся в ромб, и ромбовидная форма углубления в его центре (рис. 8 и 9). В Курземе известно 11 экземпляров этого варианта: четыре из Талсинского озера Вилкумуижас, три из могильника Либагу Сарайи по одному из Ранькю Капениеки, Пилтенес Пасилциемса, Пузес и Кандавской волости. Именно последний экземпляр, судя по его небрежной обработке и стилизации орнамента кажется хронологически поздним, и может быть отнесен к концу XIII или даже к началу XIV века.

Хотя нет прямых доказательств (например, находок отливочных форм) тому, что наконечники 3-го типа изготовлялись на месте в Курземе, и в мотивах орнамента наблюдаются как византийские (33) так и скандинавские (34) черты, однако, принимая во внимание большое количество находок наконечников этого типа в землях, заселенных куршами, и многообразие их форм (35), можно смело присоединиться к мнению, высказанному Б. Нерманом и П. Паульсеном, о том, что центром изготовления наконечников этого типа считается Курземе (36). Это косвенно подтверждает найденный в 39-ом погребении Либагу Сарайи неоконченный или неудачно изготовленный наконечник (рис.9).

наконечник ножен накечник ножен
Рис. 9 Рис. 10

4. тип. Характерный признак наконечников этого типа - орнамент в виде стилизованной пальметты. В Курземе известно два экземпляра 4-го типа - один без конкретного места нахождения (V 3952) и другой из Талсинского озера Вилкумуижа (А 8571: 855). Оба этих наконечника изготовлены с длинными боковыми сторонами (72-84 мм) и более коротким (48-53 мм) серединным выступом в виде трехдольной пальметты. Орнамент первого наконечника образует ромбовидная пальметта, которую с каждой стороны обрамляют S-образные спирали, в изгибах которых расположены углубленные точки. На экземпляре из Талсинского озера Вилкумуижа в центре верхней части орнамента находится углублкние в виде ромба, под которым расположены два противолежащих петлеобразных изгиба, с точечными углублениями в центре петель и каплеобразным углублением в нижней части (рис.10 : 1). В связи с этим можно упомянуть интересный фрагментарный наконечник, найденный в 35-ом захоронении Либагу Сараю, у которого орнамент на одной стороне почти аналогичен орнаменту наконечника из озера Вилкумуижа (только у экземпляра Сараю под петлями сформирована сердцеобразная фигура), а на другой стороне - орнаменту 3-го варианта 3-го типа (рис. 10 : 2).

 Аналогичные мотивы орнамента, но не такие стилизованные, встречаются на трех наконечниках (37), найденных в бассейне Гауи (в Турайде и Кримулде), которые относятся к рубежу XI/XII в.в.

Ближайшие аналогии наконечникам 4-го типа найдены во многих местах бывш. Восточной Пруссии, поэтому П. Паульсен этот тип наконечников назвал "Курземско-Восточнопрусской группой А" и, основываясь на его орнаменте и форме, датировал XII веком (39). Наконечник из 35-го погребения Сараю, одна сторона которого представляет поздний вариант 3-го типа, позволяет считать, что наконечники этого типа, также как и отдельные находки на территориях, заселенных древнепрусскими племенами, использовались еще и в XIII веке. Например, наконечник такого типа был найден так же в Полоцке, в слое 30-х годов XIII века (40).

5-ый тип. Этот тип представлен U-образными наконечниками с короткими (44-46 мм) боковыми сторонами и еще более коротким серединным выступом, выполненным в виде креста.

В Курземе известны два экземпляра 5-го типа: из 25-ой могилы Либагу Сарайи и 1-ой могилы Медзес Страутыни (рис. 11). На остальной территории Латвии наконечники этого типа найдены в Вецсаулес Чапани (KPM 1301), 41-ом погребении Икшкилес Кабели (RDM I 2234a) и Терветском городище (VI 24: 184/58).

наконечники ножен наконечник ножен
Рис. 11 Рис. 12

Наконечники этого типа, которые в большем количестве были найдены на острове Готланд, П. Паульсен датирует концом XI - XII века (14). Отдельные экземпляры были найдены на островах Сааремаа и Муху (42), а один на древней территории карелов, в могильнике недалеко от города Микели. Все эти находки датируются 1050-1100 годами (43).

Хотя в Терветском городище наконечник этого типа был найден в слое конца XII века, в связи с чем весь инвентарь 1-го погребения Медзес Страутини был датирован этим временем (44), однако, судя по анализу всего погребального инвентаря, содержавшего наконечники этого типа, возможно, что Курземские экземпляры относятся к первой половине XII века, а позднее, при посредничестве куршей или готландцев распространились по остальной территории Латвии.

6-ой тип. Этот тип представляют наконечники в форме короткой U с орнаментами в виде пальметты в нижней части. В Курземе известны два экземпляра этого типа из Пилтенес Пасилциемса (рис. 12) (45) и 3-го трупосожжения Дурбес Дири. В большем количестве и более тщательно изготовленные наконечники этого типа найдены на острове Готланд и его, очевидно, стоит считать местом изготовления наконечников этого типа (46).

П. Паульсен допускает, что эти наконечники появились несколько позже наконечников в форме короткой U с крестообразным выступом посередине (5-ый тип) и, хотя они сформировались в XI веке, преимущественно относятся к XII-XIII в.в., каковым периодом датированы и Курземские экземпляры.

 Кроме рассмотренных типичных курземских наконечников, найдены и отдельные оригинальные экземпляры, аналоги которым неизвестны и поэтому они не выделены как отдельные типы. Во-первых, здесь можно упомянуть о наконечнике, найденном в 39-ом погребении Либагу Сарайи, который по форме, в общем, соответствует 1-ому варианту 2-го типа, однако орнаментирован относительно хаотично расположенными солнышками. Не исключается возможность, что изначальный орнамент этого наконечника стерся и был в таком виде "обновлен". В озере Вилкумуижа был найден наконечник (А 8571: 854), который по форме несколько напоминает наконечники 5-го типа (однако, без крестообразного серединного выступа), но немного массивнее и орнаментирован параллельными насечками в виде продольных линий, которые по внешнему краю наконечника вогнуты и образуют елочку. Оба этих наконечника датируются концом XII - началом XIII века.

Кроме литых бронзовых наконечников, на ножнах куршских мечей были и простые наконечники, изготовленных из листовой бронзы в виде боковых оковок. К примеру, подобные наконечники были найдены в 26-ом погребении Ранькю Капениеки и как самостоятельные находки в 6-ом раскопе могильника Либагу Сарайи.

В заключении хотелось бы еще раз подчеркнуть, что из рассмотренных шести типов наконечников, найденных в Курземе, наконечники как минимум трех первых типов считаются изготовленными на месте, а наконечники 5-го и 6-го типов, напротив, импортированы их Скандинавии (очевидно с острова Готланд). Возможно, что наконечники 4-го типа изначально изготовлялись на территориях, заселенных прусскими племенами, однако Курземские экземпляры могли появиться и на месте.

В настоящее время неполным исследованием могильников Курсы X-XI в.в. объясняется и то, что до сих пор на этой территории, имевшей тесные экономические и военные контакты со Скандинавией, не известны (48), например, типично скандинавские умеренно длинные ажурные наконечники ножен мечей с украшением в виде птиц с распростертыми крыльями, которые в относительно большом количестве (около 40) были найдены как в бывш. Восточной Пруссии (49), так и в Литве (50).

Места находок наконечников ножен мечей на территории Курземе

Рис. 13. Места находок наконечников ножен мечей на территории Курземе

Дополнительные иллюстрации:
находка наконечника ножен наконечник ножен нак. ножен
Наконечник типа 3 из музея Даугавы на о. Доле. Наконечник ножен 3 типа из Рижского музея истории и мореходства  Тип 3 из музея на городище Тервете
Таблица 1. Наконечники ножен мечей найденные на территории Курземе.

Использованные сокращения:

A, KPM, V, VVM - шифры археологического отдела Музея истории Латвии,
LM - Лиепайский музей истории и искусства,
VI - Латвийский исторический институт,
TNM - Талсинский краевой музей.

Примечания

1.    Sturms E. Kursu zobeni // SM. - 1936 - Nr. 4. - 106.-116. lpp.; Volkaite-Kulikauskiene R. IX-XII amziu kalavijai Lietuvoje // Is Lietuviu kulturos istorijos. - Vilnius, 1964. - T. 4. - P. 197-266; Мугуревич Э. Восточная Латвия и соседние земли в X - XIII вв. - Рига, 1965. - С. 49-53; Кирпичников А.Н. Мечи куршей // Древности Белоруссии. Материалы конф. По археологии Белоруссии и смежных территорий (1966 г.). - Минск, 1066. - С. 299-300; Anteins A. Melnais metals Latvija. - R., 1976. - 44.-55. lpp.
2.    Arne T.J. Einige Schwertortbaender aus der Wikingzeit // Opuscula archaeologica Oscari Montelio septuagenario dicata. - Stockholm, 1913. - S. 375 - 390
3.    Там же - С. 385
4.    Nerman B. Die Verbindungen zwischen Skandinavien und Ostbaltikum in der juengeren Eisenzeit. - Stockholm, 1929. - S. 95-103
5.    Arne T. J. Einige Schwertortbaender... - S. 387, Fig. 34-37.
6.    Nerman B. Die Verbindungen zwischen... - S. 100.
7.    там же - 97- 98 стр.
8.    Paulsen P. Schwertortbaender der Wikingerzeit. Ein Beitrag zur Fruehgeschichte Osteuropas. - Stuttgart, 1953. - 196 S.
9.    там же - 107-125 стр.
10.    Tonisson E. Die Gauja-Liven und ihre materielle Kultur (11. Jh. - Anfang 13. Jhs.). - Tallinn, 1974. - S. 99-104.
11.    Кулаков В.И. Древности пруссов, VI-XIII вв. // САИ. - М., 1990. - Вып. Г-I-9 - С. 31.
12.    Kazakevicius V. Scandinavian Bindings of the Tips of Sword Shenths from Lithuania // Austrumbaltijas un Skandinavijas kontakti agrajos viduslaikos: Starpt. Konf. (Riga, 1990. 23.-25. X) ref. tezes. - R., 1990. - 27.-29. lpp.
13.    Мугуревич Э. Восточная Латвия.. - С. 50-54.
14.    LA. - 242. lpp.
15.    Так как во время написания статьи у автора не было возможности увидеть наконечники ножен мечей, которые хранятся вне Латвии, в таблицу, к сожалению, не включены 11 наконечников из раскопок В. Сизова в 1895 г. В Пилтенес Пасилциемсе и один из Ужавас Силмациемса, а так же некоторые наконечники из Пасилциемса из раскопок Н. Барнденбурга в 1897 году, которые хранятся в ГИМе в Москве и Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге.
16.    Paulsen P. Schwertortbaender der Wikingerzeit... - S. 73.
17.    там же - стр. 71, №9.
18.    там же - стр. 101
19.    там же стр. 99, рис. 128.
20.    там же - стр. 101, № 2, 3, 6-8
21.    Кулаков В.И. Древности пруссов... - С. 75, 78
22.    Paulsen P. Schwertortbaender der Wikingerzeit... - S. 101.
23.    Кулаков В.И. Древности пруссов... - С. 31. Стилистически похожие птицы, только повернутые друг к другу спиной, изображены, например, на Византийской стеклянной посуде, которая была найдена в Новогрудке, в слое второй половины XII- начала XIII века. (Гуревич Ф.Д. Древний Новогрудок. - Л., 1981. - С. 78, рис. 61 : 1).
24.    Даркевич В. П. Светское искусство Византии. - М., 1975. - С. 203.
25.    Кулаков В.И. Древности пруссов... - С. 31.
26.    Kazakevicius V. Scandinavian Bindings... - Р. 28.
27.    У Паульсена "emporsteigende Ranken"
28.    Paulsen P. Schwertortbaender der Wikingerzeit... - S. 116
29.    Tonisson E. Die Gauja-Liven... - S. 159.
30.    Caune A. 1974. gada izrakumi Vecriga // Mat. 1974. - R., 1975. - 3. att.: 13.
31.    Paulsen P. Schwertortbaender der Wikingerzeit... - S. 118
32.    В отдельных случаях - у наконечников из Пузе (КРМ 975) и 39-го захоронения Либагу Сарайи - серединный выступ уже больше похож на крест.
33.    Paulsen P. Schwertortbaender der Wikingerzeit... - S. 111
34.    Кулаков В.И. Древности пруссов... - С. 31.
35.    В Литве, больше всего в западной части, по Kazakevicius V. Scandinavian Bindings... - Р. 28, известно 45 наконечников третьего типа.
36.    Nerman B. Die Verbindungen zwischen Skandinavien... - S. 100; Paulsen P. Schwertortbaender der Wikingerzeit... - S. 125
37.    Tonisson E. Die Gauja-Liven... - S. 102, Abb. 22: 4.
38.    Paulsen P. Schwertortbaender der Wikingerzeit... - S. 107, 111; Кулаков В.И. Древности пруссов... - С. 31.
39.    Paulsen P. Schwertortbaender der Wikingerzeit... - S. 111
40.    Штыхов Г. В. Древний Полоцк. - Минск, 1975. - С. 68, рис. 33: 17.
41.    Paulsen P. Schwertortbaender der Wikingerzeit... - S. 136
42.    там же, стр. 105, № 3, 4.
43.    Кочкуркина С. И. Древняя корелаю - Л, 1982. - С. 137.
44.    Atgazis M. Dzelzs iedzitna skepu gali ar atkarpem Latvija // AE. - R., 1974. - 11. laid. - 161. lpp.
45.    Рисунок опубликован по Paulsen P. Schwertortbaender der Wikingerzeit... - abb. 193.
46.    Paulsen P. Schwertortbaender der Wikingerzeit... - S. 132.
47.    Там же. - стр. 131. Б. Нерман и эти, и наконечники пятого типа считал их ранними и датировал XI веком. (см.: Nerman B. Die Verbindungen zwischen Skandinavien... - S. 100).
48.    За исключением некоего нерассмотренного в этой статье экземпляра этого типа из коллекции Пилтенес Пасилциема.
49.    Kulakow W. Kultussymbole und Kriegerembleme aus dem Baltikum, aus Skandinavien und Osteuropa im 10. und 11. Jarhundert // Ztschr. Fuer Archaeologie des Mittelalters. - Bonn, 1985. - Jg 13. - S. 54.
50.    Kazakevicius V. Scandinavian Bindings... - Р. 27.

Я. Асарис. Археология и этнография - Рига, 1994, - 17 выпуск. Перевод: BlackBodhi, Керя
загрузка...
  Голосов: 0
 

Подборка фотографий наконечников ножен на форуме

Вы просматриваете сайт Swordmaster как незаригистрированный пользователь. Поэтому скрытый текст скрыт. Комментарии будут вводится через капчу с предварительной модерацией. Если нашли ошибку — выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Для того чтобы пользоваться полным функционалом сайта, рекомендуем .


Добавление комментария
Ваше Имя:      Ваш E-Mail (по желанию):  
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера