Металлические изделия Сидоровского городища, раскопки 2000 года

   |  Страница создана: 28-09-2017  |  Просмотров: 68
загрузка...
 
предыдущая страница первая страница

Металлические изделия

Среди металлических изделий, обнаруженных на данном памятнике, можно выделить две группы: изделия из цветных и черных металлов.

Изделий из цветных металлов найдено немного, и все они обнаружены вне археологических комплексов. Так, на поле, на месте, где в дальнейшем был разбит раскоп 2, в 1995 г. был найден колокольчик из белого металла (рис.36, 16), близкие аналоги которому имеются в венгерских материалах, а также на Царином городище (Михеев В.К., 1985, рис. 19, 15, 16). Из подъемного материала происходит треугольнорамчатая пряжка с узким овальным, заостренным в нижней части гладким щитком (рис.36, 13). Близким аналогом ей представляется пряжка из Барановки, датируемая солидом 751-754 гг. (Круглов Е.В., 1992, с.179, 182, рис.4, 5), и пряжка из катакомбы 21 Старого Салтова (Комар А.В., 1999, табл.2, 82). Из пахотного слоя Малого Городища происходят две идентичные бляшки (рис.36, 8, 9), имеющие близкие аналоги в крымских древностях салтово-маяцкой культуры (Комар А.В., 1999, табл.З, 9), фигурная пластина (рис.36,10) и фрагменты бронзовых предметов (рис.36, 11,12). На Большом Городище, снова же, в подъемном материале была найдена местными жителями золотая нашивка на головной убор (рис.36, 14) с тисненым изображением четырехконечной розетки, образованной стилизованными цветами лотоса, радиально расходящимися из центра. Крестообразное расположение стилизованных цветов лотоса имеется на сбруйной бляшке из Верхне-Салтовского могильника (ФоняковаН.А., 1986, рис.4, 14) и на щитке перстня из погребения в кургане 3 могильника Камыши 1 в Центральной Барабе (VIII-X вв.) (Молодин В.И., Мороз М.В., Гришин А.Е., Гаркуша Ю.Н., 2000, с.221, рис.1, 16). Среди находок обращает на себя внимание бронзовое биконическое грузило (рис.36,15). Еще одно, близкое по форме, грузило из бронзы было найдено в 7-8 км вниз по течению Северского Донца на поселении Осиянская Гора. Употребление цветного металла для изготовления указанных предметов не совсем понятно. Возможно, подобные грузила использовались как гирьки.

Железных изделий больше, однако, тоже немного по отношению к соседнему Царину городищу у с. Маяки, где железные предметы исчисляются сотнями.

Сидорово. Железные предметы Сидорово. Железные предметы
Рис. 38. Сидорово. Железные предметы. 1-4, 6-9 – подъемный материал; 5 – хоз. яма 9. Рис. 39. Сидорово. Железные предметы. З – верхний слой раскопа 3; 5 – хоз. яма 7; 4 – хоз. яма 1 (1998 г.); 1, 2, 6-9 – подъемный материал.
Сидорово. 1-2 — возможные варианты использования железной бляхи из хоз. ямы 9; 3 - татарский шлем XVII в. Сидорово. Ножи
Рис. 40. Сидорово. 1-2 – возможные варианты использования железной бляхи из хоз. ямы 9; 3 - татарский шлем XVII в. (Kovacs S., 1997, р.187, fig.5). Рис. 41. Сидорово. Ножи. 7 – пом. З (дно); 9 – раскоп 2, верхний слой; 1-6, 8 – подъемный материал.

Среди сидоровских находок выделяется небольшая группа предметов вооружения: наконечники стрел, кольчужная цепочка и выпуклая бляха (полусферический умбон от щита). Наконечников стрел найдено 8, один из которых обнаружен в заполнении хоз. ямы 7 р.2 (рис.39, 5). Второй идентичный наконечник был найден в верхнем слое р.3 (рис.39, 2). Еще один такой же наконечник в 1992 г. был подобран с поверхности распаханного поля в пределах линии укреплений Малого Городища (хранится в фондах Славяногорского историко-архитектурного заповедника). Все три описанных наконечника относятся к типу 13 (трехлопастный, по А.Ф.Медведеву). Они имеют широкий круг аналогий и верхнюю дату, не выходящую за пределы 1Хв. (Медведев А.Ф., 1966, с.59, табл.13,10). Еще один трехлопастный ступенчатый наконечник, (рис.39, 7) найденный в подъемном материале, близок наконечникам 20 типа, датировку которых А.Ф.Медведев определяет в границах V-IX вв. (Медведев А.Ф, 1966, с.60, табл.30, 20). Кроме описанных, в подъемном материале памятника были найдены еще три двухлопастных наконечника и один бронебойный. Последний (рис.39, 1) близок наконечникам стрел 95 типа (VIII-IX вв.) (Медведев А.Ф., 1966, с.84, 109, табл. 12, 45). Из двухлопастных – два (рис.39, 6, 8) имеют сходство с типом 52, вид 2 (VIII-XIII вв.) (Медведев А.Ф., 1966, с.69, табл.12, 38), а один (рис.39, 2) – с наконечниками стрел 43 типа (IX-X вв.) (Медведев А.Ф., 1966, с.66, табл.16, 2). Кольчужная цепочка сделана из крупных плоских колец диаметром 1,6 см (рис.39, 9).

Особо интересен полусферический умбон, найденный в заполнении хоз. ямы 9 р.2. Он представляет собой круглую выпуклую бляху с отогнутым под прямым углом узким полем. Диаметр ее составляет 15,6 см при высоте 4,6 см. На бляху сверху при помощи трех заклепок прикреплена железная фигурная пластина (круг с отверстием в центре с радиально отходящими от него тремя полосами). Скорее всего, она служила для крепления шипа (рис.38, 5). Судя по указанному предмету, технология его изготовления вряд ли отличалась от описанной у Б.А.Колчина (Колчин Б.А., 1953, с. 149). По своему виду, характеру оформления нижней части и, соответственно, способу крепления к основе щита сидоровский умбон имеет ближайшую параллель – умбон из культурного слоя Саркела-Белой Вежи (Сорокин С.С., 1959, с.189, рис.31, 6; 33), отличаясь от последнего большим диаметром и способом крепления шипа (у беловежского умбона он приклепан к корпусу бляхи). В работе, посвященной оружию Древней Руси, А.Н.Кирпичников приводит сводную таблицу находок остатков щитов в Восточной Европе. Согласно ей, видно, что география полусферических умбонов охватывает Приладожье, а также территорию современных Смоленщины, Киевщины, Черниговщины (исторического центра летописной “Русской земли”), где в большинстве своем они происходят из дружинных курганов (Кирпичников, 1971, Каталог находок; Седов В.В., 1982; Андрощук Ф.А., 1999, с. 106; Булкин В.А., Дубов И.В., Лебедев Г.С., 1978, с.32). Большинство умбонов, типичных для Руси и ряда североевропейских стран, сходны с находками из Скандинавии (Кирпичников А.Н., 1971, с.34). В связи с этим некоторые авторы считают эти предметы скандинавскими (Андрощук Ф.А., 1999, с. 106); другие же (Блифельд Д.И., 1954 и др.) не отличают их от круга восточнославянских древностей.

Датировка полусферических умбонов определяется А.Н.Кирпичниковым в рамках 2-й пол.Х в., и лишь саркельская находка относится им к XI в. (Кирпичников А.Н., 1971, с.35), правда, с определенной степенью сомнения (там же, каталог). Возможно, близость к саркельской и сидоровской имела близкая им по размерам полусферическая бляха из камеры 1 (1911 г.) Верхнесалтовского могильника (Бабенко В.А., 1914, с.449) (данная статья авторам осталась недоступной), которую Н.Я.Мерперт считал верхней частью шлема-мисхорки (Мерперт Н.Я., 1955, с.140, 143). Подобные шлемы имели распространение в степях Восточной Европы вплоть до нового времени (Kovacs S., 1997, р. 187, fig.5. Он же на рис.40 настоящей работы). Если это так, то и беловежская и сидоровская находки могут быть деталями таких шлемов. Именно этим могут объясняться некоторые характерные черты этих предметов. Так, от большинства полусферических умбонов описанные выше бляхи отличаются относительно малой высотой. В результате этого их поперечное сечение более напоминает сегмент, чем полусферу. Узкое поле без отверстий, отсутствие отверстия в центральной части заставляет задуматься о способе их крепления к основе щита. Возможно, это могло производиться при помощи накладной кольцеобразной пластины с отверстиями. 

Если описанные предметы не являются деталями шлемов, а все же представляют собой умбоны от щитов, то определенную типологическую близость к ним имеет умбон XII-XIII вв. из кургана 69 Яблоновского могильника в Поросье. Это – слабо выпуклая бляха, через центр которой проходят две взаимно пересекающиеся пластины. Полей у данного умбона уже нет, и крепился он к основе щита, судя по приведенному в статье рисунку, посредством шипа, находящегося в центре (Орлов Р.С., Моця А.П., Покас П.М., 1985, с.55, рис.13, 14). Если беловежская и сидоровская находки являются умбонами, то бляха из Ябло-новского могильника представляет собой дальнейшее развитие более ранних форм, представленных на Сидо-ровском городище, в культурном слое Саркела-Белой Вежи и, возможно, в могильнике Верхнего Салтова. Какой из последних двух предметов (сидоровский или саркельский) относится к более раннему времени, на основании имеющихся в распоряжении находок, сказать трудно. Скорее всего, они близки по времени.

Сидорово. Керамические (3, 6) и железные (1, 2, 4, 5) предметы с городища Сидорово. Железные предметы. Подъемный материал
Рис. 42. Сидорово. Керамические (3, 6) и железные (1, 2, 4, 5) предметы с городища: 1, 2, 4, 5 – подъемный материал; 3 – раскоп 3, верхний слой; 6 – раскоп 1, хоз. яма б. Рис. 43. Сидорово. Железные предметы. Подъемный материал.
Сидорово. Керамика (1, 3, 4) и железные предметы (2) из подъемного материала. Сидорово. Керамика
Рис. 44. Сидорове). Керамика (1, 3, 4) и железные предметы (2) из подъемного материала. Рис. 45. Сидорово. Керамика. 1,5 – верхний слой раскопа 3; 2 – хоз. яма 2э; 3, 4 – пом.3.
Фото. 1,2- Сидоровское Малое городище. Вид с востока. Фото. Сидорово. 3,4- помещение 3; горн 1.
Фото. 1,2 – Сидоровское Малое городище. Вид с востока. Фото. Сидорово. 3,4- помещение 3; горн 1.

К поздним предметам (XIV-XVI вв.), которые могут иметь общее назначение с данным кругом находок, относится полусферическая бляха из кургана 4 могильника у с. Ленчикай в Кабардино-Балкарии (Нагоев А.Х., 1987, с. 186, рис.22, 10). Предмет имеет меньшие размеры, однако, пропорции его близки рассматриваемым. Отношение бляхи к деталям щита ставится автором раскопок под сомнение (Нагоев А.Х., 1987, с.203) в связи с уникальностью этой находки для кабардинских курганов и отсутствием письменных свидетельств об использовании щитов позднесредневековыми кабардинцами (Нагоев А.Х., 1987, с.212-213). Возможно, повод к недоверию дало и расположение этого предмета в могиле (возле ступней ног), а также отсутствие в погребении других деталей щита.

Обращает на себя внимание география этих находок. Все три предмета тяготеют к степной части Восточной Европы и связаны либо с памятниками салтовского круга, либо с комплексами, несущими на себе влияние алано-ясской традиции. (Орлов Р.С., Моця А.П., Покас П.М., 1985, с.55). Что представляют собой рассматриваемые предметы: хронологически более позднюю разновидность умбонов типа I (по А.Н.Кирпичникову), отдельную, характерную для степных древностей алано-ясского круга, разновидность умбонов или являются деталями шлемов, до появления новых материалов сказать точно нельзя. Варианты использования сидоровской находки в том и другом качестве представлены на рис.40 настоящей работы. Так или иначе, датировка их укладывается в рамки ІХ-Х вв. (если это умбоны – 2-й пол.Х - нач.ХІ в.; если же детали шлемов, то, скорее всего, - X в.) (Мерперт Н.Я., 1955, с. 162).

Среди железных предметов хозяйственного назначения особенно многочисленны ножи, встречающиеся как в хозяйственных комплексах, так и в подъемном материале. Целые экземпляры имеют небольшие размеры (рис.41) и представлены обычными для салтовских памятников типами (Міхєєв В.К., Степанська Р.Б., Фомін Л.Д., 1973, с.90-99). Несколько отличен от них обоюдоострый предмет с черенком, напоминающий по форме наконечник стрелы или дротика (рис.27, 3). Листовидная форма лезвия, крупные для стрелы размеры, загнутый конец черешка, свидетельствующий, что на нем находилась ручка, говорит в пользу того, что данный предмет использовался в качестве ножа. Среди прочих железных предметов представлены гвозди (рис.34, 3, 6), фрагмент лезвия топора, пружинных ножниц, маленькое зубиль-це (рис.34, 1), головка молотка-гвоздодера. Последний, судя по сохранившейся части, имел железную ручку, ныне обломанную (рис.34, 2), и напоминал поздние гвоздодеры древнерусских городов (Новгород ХІ-ХІІІ вв.) (Колчин Б.А., 1985, с.258, табл.100, 16, 17). Из предметов конской сбруи найдены фрагменты верхней части стремени с выделенной петлей для путлища (рис.38, 3), звено двусоставных удил с прямыми псалиями (рис.38, 2) (типа I) (Кирпичников А.Н., 1973, табл. I, 1,4), а также двусоставные удила (рис.42, 5) (тип IV) (Кирпичников А.Н., 1973, с.14, 17, 18, рис.38, 6, 7).

Из прочих находок следует назвать прямоугольные рамки от пряжек (рис.38, 6, 7), детали замков (рис.38, 4), цепь с фрагментом замка (рис.38, 8), ключ с бородкой (рис.39, 4), близкий которому имеется в материалах Царина городища (Михеев В.К., 1985, рис.33, 12), железную гирьку (рис.34, 7), а также фрагмент двурогого наконечника с заточенным внутренним краем, имевшего втулку для крепления на деревянной рукоятке, ныне обломанную (рис.38, 1). Возможно, это - орудие, наряду с еще одним втульчатым предметом, напоминающим наконечник заступа (рис.42, 2), служило для обработки твердых меловых пород.

Из деталей одежды обнаружены две однотипные пластинчатые фибулы (рис.44, 2; 43, 4), находящие параллели на памятниках салтово-маяцкой культуры (в частности, на Царином городище) (Михеев В.К., 1985, рис.33, 5).

Среди коллекции железных орудий с Сидоров-ского городища выделяется группа тесел различного размера. Это - три тесла-мотыжки (рис.43, 1, 2, 3) и крупное тесло с проухом (рис.42, 1). Все эти предметы находят параллели на памятниках хазарского времени и более позднего периода.

Монеты

Все находки монет происходят из подъемного материала памятника. В исследуемых комплексах ни одной монеты встречено не было, что объясняется как поздней их датой, так и ранним характером нумизматического материала Сидоровского городища. Обращает на себя внимание и география находок. Все они были обнаружены на огражденной валами территории. Здесь, наряду с ними, встречены в подъемном материале фрагменты баклажек, неизвестные на других участках памятника. Авторы склонны относить их к ранней категории материала (Кравченко Э.Е., Шамрай А.В., 2000, с.80-81).

Обнаруженные на городище монеты представлены солидом Константина V (рис.35, 7). Идентичные монеты происходят из клада у ст.Анастасиевской (Semenov АЛ., 1994, р.83-85, fig.2) и плитовой могилы 14 на холме Тепсень (Кропоткин В.В., 1962, с.34 № 213, рис. 17, 6). Из серебряных монет найдены половинка драхмы испехбедов Табаристана (рис.35, 3), целый экземпляр (рис.35, 1) и шесть обломков (рис.35, 2, 4, 5, 6) аббасидских дирхемов, близких ранним (2-я пол.УШ - 1-я пол.К в.) типам, представленным в Ножай Юртовском кладе (Виноградов В.Б., Маммаев Х.М., Федоров-Давыдов Г.А., 1991, с.274-278). Кроме них, обнаружен небольшой обломок медной монеты (фельса). К вышесказанному можно добавить факт находки на городище половинки серебряного дирхема, о которой упоминается у В.К.Михеева (Михеев В.К., 1985, с.19).

Наличие среди находок солида, находящегося в прекрасном состоянии, учитывая “короткую” хронологию обращения этих монет (Семенов А.И., 1978, с.180-183; 1993, с.94-95; Semenov A.I., 1994, с.83-85), может свидетельствовать в пользу того, что во 2-й пол.VIII в. памятник уже существовал. Не противоречит указанному выводу и вся подборка монет, происходящих с данного памятника. В целом, комплекс монет Сидоровского городища очень близок находкам на других памятниках этой территории. Так, на соседнем Царином городище известно около двух десятков дирхемов, их обломков, а также половинка сасанидской драхмы. Последняя была продана автором находки частному коллекционеру, и нынешнее место нахождения ее не известно. Из найденных на Царином городище дирхемов (практически все находки были сделаны краеведом из Славянска А.И.Духиным и научным сотрудником Славянского краеведческого музея А.В.Шамраем), все относятся к чеканам Аббасидов (VIII-IX вв.). Анонимный омейядский дирхем, чеканенный в г.Васите, был найден А.В.Шамраем в разрушенном погребении у с.Пески Радьковские на юге Харьковской области. Из нумизматического материала, происходящего с Царина городища, только одна монета несет на себе имя саманидского правителя – Наср ибн Ахмада (Кравченко Э.Е., Гусев О.А., Давыденко В.В., 1998, с. 139). Еще один дирхем Наср ибн Ахмада происходит, якобы, из-под пос.Райгородок Славянского р-на Донецкой обл. Показательно, что данные о месте находки указанных монет были получены А.В.Шамраем у коллекционера (ныне проживающего в г.Новосибирске), который ему эти монеты продал. Учитывая это, мы не можем быть полностью уверенными не только в том, что обе описанные саманидские монеты были найдены на территории Славянского р-на Донецкой обл., но и в том, что они вообще происходят с европейской территории бывшего Советского Союза.

По всей видимости, отсутствие нумизматических находок на основной части площади памятника может объясняться тем, что значительная часть городища заселялась в то время, когда поток монет на эту территорию был ограничен, т.е. не ранее 2-й пол.ІХ в. Вне сомнений, этот вывод следует воспринимать как рабочую версию, которая в процессе дальнейших исследований указанного памятника будет либо уточнена, либо опровергнута.

Заключение

Вышеприведенные данные свидетельствуют, что общая датировка исследованных в 2000 г. археологических комплексов определяется в рамках 2-й пол. (если не конца) IX-X в. Этим же временем датируются и примыкающие к территории посада, синхронные ему, мусульманские кладбища (могильники 1 и 2). Вышесказанное не противоречит свидетельствам исторических источников, повествующих о распространении ислама в крупных населенных пунктах Хазарии именно в этот период ее истории. Вне сомнений, Сидоровское городище возникло задолго до этого, скорее всего, в сер.VIII в., о чем свидетельствуют находки ранних предметов и нумизматические материалы. Однако ранний памятник занимал далеко не всю территорию городища. Сложная система оборонительных коммуникаций, которая ныне представляется полностью неизученной, концентрация ранних находок (фрагментов баклажек, монет) на небольшой части площади памятника, ограниченной линией укреплений, свидетельствует в пользу того, что в различные периоды истории территория, занимаемая данным поселением, могла существенно меняться. Отсутствие находок монет за пределами линии укреплений Малого Городища не свидетельствует о том, что территория последнего была местом жизни элиты. Наличие в подъемном материале на Большом Городище эффектных находок, в частности, публикуемой бляшки, говорит о том, что какая-то часть имущего населения (возможно, торговцы) проживала на посадской территории памятника.

Подводя черту, можно сказать, что во 2-й пол. IX-X в. на Сидоровском городище, крупном пункте, стоящем на торговом пути (о последнем свидетельствует высокий процент на памятнике тарной керамики восточнокрымского и таманского производства и близость керамического комплекса данного поселения населенным пунктам Нижнего Дона и Тамани), проживала большая мусульманская община, одна из самых ранних в Восточной Европе. Проникновение и распространение здесь ислама, по всей видимости, было связано с расположением городища на торговой магистрали. Вне сомнений, кроме мусульманского населения, здесь жили и представители других конфессий, в частности, христиане. О наличии их среди жителей поселения может свидетельствовать факт находки на городище железного пластинчатого креста (Михеев В.К., 1971, с.13; 1985, рис.17, 14). Близкие кресты с территории Северного Кавказа имеют довольно широкие хронологические рамки. Часть их, несомненно, относится к золотоордынскому времени (Ложкин М.Н., Малахов С.Н., 1996, с.208), но это не значит, что их не было в предшествующий период.

Имеющиеся в распоряжении материалы свидетельствуют в пользу того, что жизнь на Сидоровском городище прекратилась в Х-ХІ вв. и вряд ли более возобновлялась. Отдельные находки XIII-XIV вв. (в основном, фрагменты керамики, которых известно до десятка) более говорят в пользу того, что в это время территория памятника спорадически посещалась населением, чем свидетельствуют о существовании здесь в это время какого-либо населенного пункта. Если же таковое поселение и было, то оно имело очень небольшие размеры.

В целом, имеющиеся в распоряжении материалы позволяют говорить о данном памятнике, как о городище VIII-X вв. Период расцвета его жизни, очевидно, падает на ІХ-Х вв. Входило ли данное поселение в систему торговых факторий, активно функционирующих во 2-й пол.IX-X в. на Хазарском торговом пути, и другие важнейшие вопросы истории данного памятника можно выяснить в процессе дальнейших его исследований.

 

Литература и архивные материалы
  • Авдусин Д.А., Тихомиров М.Н., 1950. Древнейшая русская надпись // ВАН СССР. № 4.
  • Андрощук Ф.А., 1999. Нормани і слов’яни у Подесенні. К.
  • Артамонов М.И., 1962. История хазар. Л.
  • Апареева Е.К., Красильников К.И., 2001. Славянские признаки у праболгар Среднедонечья //Актуальні проблеми вітчизняної і всесвітньої історії. Луганськ.
  • Атавин А.Г., 1986. Средневековые погребения из Фанагории // СА. № 1.
  • Афанасьев Г.Е., 1987. Население лесостепной зоны бассейна Среднего Дона в VIII-X вв. // Археологические открытия на новостройках. Вып.2. М.
  • Баранов И.А., 1990. Таврика в эпоху раннего средневековья. К.
  • Бліфельд Д.І., 1952. Дослідження у с.Шестовицях // Археологічні пам’ятки УРСР. Т.З. К.
  • Блифельд Д.И., 1954. К исторической оценке дружинных погребений в срубных гробницах Среднего Поднепровья ІХ-Х вв. // СА. Т.ХХ.
  • Булкин В.А., Дубов И.В., Лебедев Г.С., 1978. Археологические памятники Древней Руси ІХ-ХІ вв. Л.
  • Быков А.А., 1974. Из истории денежного обращения Хазарии в VIII и IX вв. // Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы. Вып.III. М.
  • Винников А.З., 1984. Жилища и хозяйственные постройки Маяцкого селища // Маяцкое городище. М.
  • Виноградов В.Б., Маммаев Х.М., Федоров-Давыдов Г.А., 1991. Клад куфических монет из Ножай Юрта (Чечено-Ингушетия) // РА. № 2.
  • Виноградов В.Б., Мамаев Л.М., 1979. Некоторые вопросы раннесредневековой истории и культуры населения Чечено-Ингушетии // Археология и вопросы этнической истории Северного Кавказа. Грозный.
  • Волков И.В., 1989. Охранные раскопки мусульманского могильника в г.Азове // Историко-археологические исследования в г. Азове и на Нижнем Дону в 1988 г. Азов.
  • Галкин Л.Л., 1975. Керамические горны золотоордынского Азака // СА. № 1.
  • Гарустович Г.Н., Иванов В.А., Кригер В.А., 1989. Курганные могильники ранних мусульман Южного Приуралья и Западного Казахстана // Проблемы археологического изучения Доно-Волжской лесостепи. Воронеж.
  • Герасимова М.М., Рудь Н.М., Яблонский Л.Т., 1987. Антропология античного и средневекового населения Восточной Европы. М.
  • Гончаров В.К., 1950. Райковецкое городище. К.
  • Горбов В.Н., Мимоход Р.А., 1999. Культовые комплексы на поселениях Северо-Восточного Приазовья // Древности Северо-Восточного Приазовья. Донецк.
  • Гудименко И.В., Перевозчиков В.И., 1989. Работы I Азовского отряда в 1988 т.1 // Историко-археологические исследования в г.Азове и на Нижнем Дону в 1988 г. Азов.
  • Довженок В.Й., Гончаров В.К., Юра Р.О., 1966. Древньоруське місто Воїнь. К.
  • Екимова В.В., 1959. Гончарное производство в Хивинском районе (по материалам поездки в Узбекистан в 1930 г.)// Керамика Хорезма. М.
  • Ефименко П.П., Третьяков П.Н., 1948. Древнерусские поселения на Дону // МИА. № 8.
  • Казаков Е.П., 1978. Памятники болгарского времени в восточных районах Татарии. М.
  • Кирпичников А.Н., 1971. Древнерусское оружие // САИ. Е 1-36. Вып.3.
  • Кирпичников А.Н., 1973. Снаряжение всадника и верхового коня на Руси ХІ-ХІІІ вв. // САИ. Вып. Е 1-36. читать
  • Колода В.В., Колода Т.А., 2000. Гончарное производство салтовского ремесленного центра в урочище Роганина // Археология и древняя архитектура Украины и смежных территорий. Донецк.
  • Колчин Б.А., 1953. Черная металлургия и металлообработка в Древней Руси // МИА. № 32.
  • Колчин Б. А., 1985. Ремесло// Древняя Русь. Город, замок, село. М.
  • Комар А.В., 1999. Предсалтовский и раннесалтовский горизонты Восточной Европы // Vita antiqua. № 2. К.
  • Копыл А.Г., Татаринов С.И., 1979. Охранные раскопки городища Маяки на Северском Донце // СА. № 1.
  • Копыл А.Г, Татаринов С.И., 1990. Мусульманские элементы в погребальном обряде протоболгар Среднедонечья // Ранние болгары и финно-угры в Восточной Европе. Казань.
  • Копыл А.Г., Шамрай А.В., Татаринов С.И., 1979. Раскопки раннесредневекового могильника у с.Маяки // АО 1978. М.
  • Кравченко Э.Е., 1989. Памятники золотоордынского времени в Донецкой области // Проблемы охраны и исследования памятников археологии в Донбассе. Тез. докл. Донецк.
  • Кравченко Э.Е., 1998. Отчет об археологических исследованиях в Славянском районе в 1998 г.
  • Кравченко Э.Е., 1998а. Ранние мусульмане Среднего Подонцовья // Проблемы археологии Юго-Восточной Европы. Тез. докл. VII Донской археологической конференции. Ростов-на-Дону.
  • Кравченко Э.Е., Гусев О.А., Давыденко В.В,, 1998. Ранние мусульмане в среднем течении Северского Донца // Археологический альманах. № 7. Донецк.
  • Кравченко Э.Е., Шамрай А.В., 1998. Сидоровское городище (к вопросу о датировке памятника) // Музей в XXI столетии. Донецк.
  • Кравченко Э.Е., Шамрай А.В., 2000. Погребальные комплексы хазарского времени с баклагами на территории Донецкой области// Донская археология. № 3-4. Ростов-на-Дону.
  • Кравченко Э.Е., Швецов МЛ., 1990. О могильниках золотоордынской эпохи Подонцовья // Проблемы археологии Северного Причерноморья. Тез. докл. Ч.З. Херсон.
  • Красильников К.И., 1976. Гончарная мастерская салтово-маяцкой культуры // СА. № 3.
  • Красильников К.И., 1980. Новые данные о гончарном производстве на Северском Донце // КСИА. Вып.160.
  • Красильніков К.І., 1999. Кухонна кераміка та керамічні вироби спеціального призначення салтово-маяцької культури Середньодонеччя // Vita antiqua. № 2. К.
  • Кропоткин В.В., 1962. Клады византийских монет на территории СССР // САИ. Вып.Е 4-4.
  • Круглов Е.В., 1992. Хазарские погребения в бассейне реки Иловли // РА. № 4.
  • Крыганов А.В., 1993. Нетайловский могильник // Археологічні дослідження на Україні 1992 року. К.
  • Кузнецов В.А., 1964. Глиняные котлы Северного Кавказа // КСИА. № 99.
  • Лавриненко И.В., 1990. О крымском керамическом импорте на Средней Кубани в эпоху раннего средневековья // Культурные связи народов Средней Азии и Кавказа. М.
  • Ложкин М.Н., Малахов С.Н., 1996. Железные кресты византийско-кавказского типа из Отрадненского музея // Историко-археологический альманах. Вып.2. Армавир; Москва.
  • Ляпушкин И.И., 1958. Памятники салтово-маяцкой культуры в бассейне реки Дона // МИА. № 62. Т.І.
  • Магомедов М.Г., 1983. Образование Хазарского каганата. М.
  • Мамонтов В.И., 1992. Курганный могильник Зубовка // Древности Волго-Донских степей. Волгоград.
  • Медведев А.Ф., 1966. Ручное метательное оружие. Лук и стрелы, самострел. XIII-XIV вв. //САИ. читать
  • Мерперт НЛ., 1955. Из истории оружия племен Восточной Европы // СА. XXIII.
  • Михеев В.К., 1971. Отчет о работе средневековой археологической экспедиции ХГУ в 1971 г. // НА ИА НАНУ, ф.э. №№ 6086-6087.
  • Михеев В.К., 1985. Подонье в составе Хазарского каганата. Харьков.
  • Михеев В.К., Копыл А.Г., 1989. Средневековые поселения и могильники Подонцовья // Проблемы охраны и исследования памятников археологии в Донбассе. Тез. докл. Донецк.
  • Міхеев В.К., Степанська Р.Б., Фомін Л.Д., 1973. Ножі салтівської культури та їх виробництво // Археологія. Вип.9. К.
  • Молодин В.И., Мороз М.В., Гришин А.Е., Гаркуша Ю.Н., 2000. Средневековый памятник Камыши І в Центральной Барабе // Сохранение и изучение культурного наследия Алтая. Вып.ХЕ Барнаул.
  • Нагоев А.Х., 1987. Итоги раскопок кабардинских курганов на новостройках Кабардино-Балкарии // Археологические исследования на новостройках Кабардино-Балкарии. Т.З. Нальчик.
  • Новосельцев А.П., 1990. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М.
  • Орлов Р.С., Моця А.П., Покас П.М., 1985. Исследования летописного Юрьева на Роси и его окрестностей // Земли Южной Руси в IX-XIV вв. К.
  • Паршина Е.А., 1991. Торжище в Партенитах // Византийская Таврика. К.
  • Перевозчиков В.И., 1990. Гончарный комплекс в раскопе по ул.Комсомольской // Историко-археологические исследования в г.Азове и на Нижнем Дону в 1989 г. Вып.9. Азов.
  • Перевозчиков В.И., 1993. Гончарный комплекс XIV в. в котловане под дом быта “Юбилейный” // Историкоархеологические исследования в г.Азове и на Нижнем Дону в 1991 г. Вып.11. Азов.
  • Плетнева С.А., 1959. Керамика Саркела-Белой Вежи// МИА. № 79.
  • Плетнева С.А., 1963. Средневековая керамика Таманского городища// Керамика и стекло Древней Тмутаракани. М.
  • Плетнева С.А., 1967. От кочевий к городам. М.
  • Плетнева С.А., 1981. Салтово-маяцкая культура // Степи Евразии в эпоху средневековья. М.
  • Плетнева С.А., 1989. На славяно-хазарском пограничье. М.
  • Плетнева С.А., 1996. Саркел и “Шелковый путь”. Воронеж.
  • Плетнева С.А., Николаенко А.Г., 1976. Волоконовский древнеболгарский могильник // СА. № 3.
  • Постикэ Г.И., 1985. Глиняные котлы на территории Молдавии в раннесредневековый период // СА. № 3.
  • Пошивайло О., 1993. Етнографія українського гончарства. К.
  • Пьянков А.В., 1990. Новый средневековый могильник у аула Казазово // Древние памятники Кубани. Краснодар.
  • Романчук А.Н., Сазанов А.В., Седикова Л.В., 1995. Амфоры из комплексов византийского Херсона. Екатеринбург.
  • Рыжов С.Г., Седикова Л.В., 1999. Комплексы X в. из раскопок квартала “Б” Северного района Херсонеса // Херсонесский сборник. Вып.Х. Севастополь.
  • Савченко Е.И., 1986. Крымский могильник // Археологические открытия на новостройках. Вып.1. М.
  • Седов В.В., 1982. Восточные славяне в VI-XIII вв. М.
  • Семенов А.И., 1978. Византийские монеты из погребений хазарского времени на Дону // Проблемы археологии. Вып.2. Л.
  • Семенов А.И., 1993. О датирующих способностях византийских солидов VII-VIII вв. // Вторая кубанская археологическая конференция. Тез.докл. Краснодар.
  • Семенов-Зусер С.А., 1952. Дослідження Салтівського могильника // Археологічні пам’ятки УРСР. Т.ІІІ. К.
  • Семыкин Ю.А., 1996. К вопросу о поселениях ранних болгар в Среднем Поволжье // Культуры Евразийских степей второй половины I тысячелетия н.э. Самара.
  • Сміленко А.Т., 1969. Осідле населення Степового Подніпров’я в раннє середньовіччя // Археологія. Вип.ХХІІ. К.
  • Смиленко А.Т., 1988. Керамическая мастерская IX в. на левобережье дельты Дуная // Древности славян и Руси. М.
  • Сорокин С.С., 1959. Железные изделия Саркела-Белой Вежи // МИА. № 79.
  • Сорокина Н.П., 1963. Позднеантичное и раннесредневековое стекло с Таманского городища // Керамика и стекло древней Тмутаракани. М.
  • Список памятников археологии Украины. Донецкая область, 1988/ Сост. Привалова О.Я., Привалов А.И. К.
  • Тарабанов В.А., 1997. Поселение салтово-маяцкой культуры на правобережье Кубани близ ст.Васюринской // Историко-археологический альманах. Вып.З. Армавир - Москва.
  • Флёров В.С., 1979. О клеймах салтово-маяцкой лощеной керамики // Археология и вопросы этнической истории Северного Кавказа. Грозный.
  • Флёров В.С., 2000. Коллоквиум “Хазары” (Иерусалим, 1999) и “Краткая еврейская энциклопедия” о хазарах // СА. № 3.
  • Фонякова Н.А., 1986. Лотос в растительном орнаменте металлических изделий салтово-маяцкой культуры VIII-X вв. // СА. № 3.
  • Фронджуло М.А., 1968. Раскопки средневекового поселения на окраине с.Планерское 1957-1959 гг. // Археологические исследования средневекового Крыма. К.
  • Халикова Е.А., 1976. Билярские некрополи // Исследования Великого города. М.
  • Хисматуллин А.А., Крюкова В.Ю., 1997. Смерть и похоронный обряд в исламе и зороастризме. СПб.
  • Хлебникова Т.А., 1984. Керамика памятников Волжской Болгарии. М.
  • Хлебникова Т.А., 1988. Неполивная керамика Болгара // Город Болгар. Очерки ремесленной деятельности. М.
  • Ходжайов Т.К., Швецов М.Л., 1992. Археолого-антропологическое исследование Маяк XIII-XIV вв. // Степи Восточной Европы во взаимосвязи Востока и Запада в средневековье. Донецк.
  • Чернигова Н.В., 1998. Материалы к характеристике Верхнесалтовского археологического комплекса // Вісник Харківського державного університету. Історія. Вип.30. Харків.
  • Чеченов И.М., 1987. Новые материалы и исследования по средневековой археологии Центрального Кавказа // Археологические исследования на новостройках Кабардино-Балкарии. Т.З. Нальчик.
  • Швецов М.Л., Кравченко Е.Є., 1995. Нові матеріали до історії ісламу в Україні // Історія релігії в Україні. Тези повідомлень. 4.5. Київ; Львів.
  • Шепко Л.Г., 1987. Позднесарматские курганы в Северном Приазовье // СА. № 4.
  • Шрамко Б.А., 1962. Древности Северского Донца. Харьков.
  • Яблонский Л.Т., 1975. Типы погребального обряда на мусульманских городских некрополях Золотой Орды // Вестник МГУ. Серия IX, историческая. № 2. М.
  • Яблонский Л.Т., 1987. Некрополи Болгара // Город Болгар. Очерки истории и культуры. М.
  • Якобсон АЛ., 1951. Средневековые амфоры Северного Причерноморья // СА. T.XV.
  • Якобсон АЛ., 1970. Раннесредневековые сельские поселения Юго-Западной Таврики. Л.
  • Якобсон АЛ., 1979. Керамика и керамическое производство средневековой Таврики. Л.
  • Якубовский А.Ю., 1948. К вопросу об исторической топографии Итиля и Болгар в IX и X веках // СА. Т.Х.
  • Яшаева Т.Ю., 1999. Раннесредневековые поселения в предместье Херсона на Гераклейском полуострове // Херсонесский сборник. Вып.Х. Севастополь.
  • Florov V.S., 1990. Einige arten der polierten keramik der saltovo-majaki kultur // Die Keramik der Saltovo-Majaki Kultur und ihrer Varianten (Hg. Cs. Balint). Varia Arhaeologika. III.
  • Kovacs S., 1997. Tibor. Kemeni Janos Erdelyi fejdelem tatar buzoganya (17. Szazadi tatar fegyverek a magyar nemzeti muzeumban)// Folia archaeologica. XLVI. Budapest.
  • Semenov A.I., 1994. New evidence on the Slaviansk (Anastasiyevka) hoard of the 8th century ad byzantina and arab hold coins// New archeological discoveries in Asiatic Russia and Central Asia. Sankt-Petersburg.

 

Кравченко Э.Е., Давыденко В.В. (Донецк, Славянск) Сидоровское городище. Степи Европы в эпоху средневековья. Т.2. Хазарское время // Гл. ред. Евглевский А.В.; Ин-т археологии НАН Украины; Донецкий нац. ун-т. - Т.2. - Донецк: Изд-во ДонНУ, 2001. - 454 с. - (Тр. по археологии).

 


 
загрузка...