Оружие и Доспехи :

Оружие XIV-XVI вв. из раскопок крепости Орешек

  автор: SHARIK  |  20-мая-2012  |  18666 просмотров  |  Пока нет комментариев
загрузка...

Крепость Орешек, основанная новгородцами в 1323 г. на острове у истоков р. Невы из Ладожского озера в течении почти четырех веков была местом ожесточенной борьбы между русскими и шведами. Она контролировала важный торговый путь из Ладожского озера по р. Неве в Балтийское море и была первым русским городом на невских берегах. С 1612 по 1702 гг. крепость находилась в руках шведов и была названа Нотебургом. В 1702 г после осады и кровопролитного штурма она была освобождена войсками Петра I и переименована в Шлиссельбург.

Раскопки крепости Орешек проводились в 1968-1970-х гг. отрядом Ленинградской археологической экспедиции ЛОИА АН СССР под руководством А.Н. Кирпичникова и были продолжены в 1971-75 гг. автором этой статьи1. На территории острова исследовано около 2000 кв. м. культурного слоя. В результате раскопок были открыты остатки новгородской каменной крепости 1352 г. обнаружены и частично исследованы остатки посадской стены 1410 г., уточнена дата строительства крепости московской поры  —  начало XVI в. (Кирпичников 1980: 11-33; 1984: 92-118; Кильдюшевский 1976: 17).

 1. Благодарю А.Н. Кирпичникова за предоставленную возможность использовать материалы из раскопок 1968-70 гг.

Стратиграфия культурных напластований делится на две части. На территории крепости 1352 г., которая занимала часть острова, обнаружены четыре строительных горизонта с остатками построек н мостовых. Два нижних горизонта погибли во время пожаров и перекрыты нивелировочными прослойками песка. На основании дендрохронологии (Колчин, Черных 1977: 109-110; Черных 1996: 100-104), письменных источников и стратиграфии, они датируются следующим образом. Нижний горизонт – 1323-1348 гг., погиб во время событий 1348 г. (ПСРЛ 1848, т. 4: 59). Средний –  1352-1386 г., когда во время пожара город сгорел, а сама крепость была повреждена (ПСРЛ 1848, т. 4: 93). Верхний слой новгородской крепости можно датировать концом XIV-XV вв., когда в начале XVI в. старая крепость была разобрана и началось сооружение новых оборонительных укреплений. Четвертый – началом XVI XVII Вв. На территории посада, окруженного в 1410 г. каменной стеной, культурные напластования датируются I пол. XV в. и II пол. XV в. (Кирпичников 1980: 35). После строительных и нивелировочных работ в начале XVI в., на всей площади острова выявлен слой XVI-XVII вв., сильно поврежденный во время событий XVIII-XX вв. Результаты раскопок опубликованы в ряде монографий и статей (Кирпичников, Савков 1972, 1979; Кирпичников 1979, 1980, 1984; Кильдюшевский 1972, 1973, 1981, 1986; Кильдюшевский, Курбатов 1997 и других работах).

Среди материала собранного во время раскопок выделяются предметы вооружения, а также снаряжения коня и всадника — свыше 350 находок (табл. 1-3)1. В их число не входят предметы XVI-XVIII вв., относящиеся к огнестрельному оружию, которых в коллекции насчитывается несколько десятков. Основную часть предметов вооружения составляют наконечники стрел (247 экз.), которые можно разделить на две группы: наконечники стрел от лука (16 экз.) и втульчатые от арбалета (231 экз.). По количеству это сопоставимо с новгородской коллекцией (245 экз. за 50 лет раскопок, и несколько меньше, чем в замке Отепя в Эстонии, где были найдены 292 наконечника арбалетных стрел (Колчин, Янин 1982: 77; Мaesaly 1991: 180-181).

Классификация наконечников стрел была разработана А.Ф. Медведевым и уточнена А.Н. Кирпичниковым (Медведев 1959: 153-172, рис, 13-15; Медведев 1966; Кирпичников 1976: 68-71, рис. 30). Коллекция из Отeпя подробно рассмотрена А. Мяэсалу (Мaesaly 1991: 163-181, joon 1, taf XXIII-XXIV). Среди втульчатых наконечников арбалетных стрел из Орешка можно выделить 4 типа, которые распределяются по слоям следующим образом2:

Таблица 1
Типы Крепость Посад Итого
вт. чет, XIVв. вт. пол, XIVв кон. XIV- XV в. XVI в. всего п. пол XV в, вт. пол XV в. XVI-XVII в. всего
III 2 4 3 1 10 _     _ 10/4%
IV 23 14 18 1 56 - 1 - 1 57/25%
V 15 39 44 7 105 5 1 - 6 111/48%
VI 2 13 11 4 30 3 2 2 7 37/16%
неоп­редел. б 3 5 1 15 - - 1 1 16/7%
всего 48 73 81 14 216 8 4 3 15 231
1 Находки хранятся в археологических фондах Государственного музея истории С.-Петербурга.
2 Использована типология, разработанная А.Н. Кирпичниковым н А. Мяэсалу.

Тип III (4%). Наконечники стрел с вытянутым шиловидным острием, квадратным в сечении. Диаметр втулки как правило больше ширины боевой головки (рис. 1: 1). Они напоминают бронебойные черешковые наконечники стрел от лука и были приспособлены для пробивания брони.

Тип IV (25%). Отличающийся утолщенной массивной боевой головкой с короткими режущими гранями, квадратной или ромбической в сеченин.

наконечники болтов Крепость орешек наконечники копий, сулиц, втоки
Рис. 1. Наконечники стрел ХІV-ХVІ вв. Рис. 2. Наконечники копий, пик, сулиц. Втоки 

Диаметр втулки 1,2 1,5 см, несколько меньше боевой головки (рис. 1: 2-3). Самый массопый тип в слое Н-й четверти XIV в. (50%).

Тип V (48%). Наконечники лавролистной формы, с расширением боевой головки выше середины, с удлиненной шейкой, ромбические в сечении. Они более массивны, увеличивается их длина (8-9 см) и вес, и рассчитаны на расщепление пластинчатого доспеха (рис. 1: 4). Широкое распространение этот тип наконечников получил со II половины XIV в. - но XV в. (более 50%).

Тип VI (16%). Отличается более массивной приземистой боевой головкой с расширением в верхней части. Увеличивается толщина шейки и диаметр втулки. Рассчитан не только на пробивание доспеха, но и на усиление удара. Наиболее характерен для слоев конца ХIV-ХV вв., в том числе и на территории посада (рис. 1: 5-6).

В Орешке, в слоях II пол. XIV-XV вв., и в крепости, и на посаде, найдены 10 наконечников от коловоротного самострела, из них 5 сломаны. Это массивные наконечники длиной 13-13,5 см, с шириной боевой головки 2,5-3,0 см, весом от 400 гр. Диаметр втулки – 2,5-3 см. Два из них можно отнести к V типу, остальные к VI-ому (рис. 1: 7, 9). 

Древнейшие известия об арбалете в Европе относятся к четвертому столетию. В X—XI вв. это уже было обычным оружием и использовалось в первых крестовых походах. В XIII в. арбалет получил дальнейшее развитие и широко использовался в военном деле Европы вплоть до конца XV в. Так, в сражениях при Висбу (1361 г.) и в Грюнвальдской битве (1410 г.) противоборствующие стороны выпустили тысячи стрел из арбалетов (Ekdahl 1992: 17-20). Особенно часто арбалет использовался при осадах и штурмах укреплений. Арбалеты былн широко распространены на Северо-Западе Европы: в Швеции, Прибалтике, Новгородской и Псковской землях (Тюленев 1995: 73, рис. 8; Шноре 1961: 46, табл. X: 1-5; Труммал 1971: 268, рис. 8; Артемьев 1978: 67-71). Но в отличии от находок на городищах Прибалтики, в городах Псковской земли, в Орешке полностью отсутствуют черешковые наконечники арбалетных стрел. Так, в городах Псковской земли из 79 наконечников – только 36 втульчатые (Артемьев 1998: 103-105). В Отепя среди наконечников стрел II половины XIV в – почти 50% – черешковые (Мassaly и 1991: 181, рис. 2). Практически отсутствуют черешковые наконечники и среди находок в Выборге (Тюленев 1995: 7-8). По мнению Э.Д. Шноре. черешковые арбалетные стрелы были характерны для немецких крестоносцев и их много на городищах Латвии (Шноре 1961: 46, табл. X).

На Руси первые арбалеты появились в XII в. и получили широкое применение со II половины XIII в. вплоть до конца XV в. – начала XVI в., когда были вытеснены огнестрельным оружием (Кирпичников 1976: 67-71). В описях Оружейной палаты Кремля упоминаются самострелы московского и псковского дела. Среди них есть и большие крепостные коловоротные самострелы с шестерёнками (Рабинович 1947:92).

Самым ранним типом наконечников арбалетных стрел в Орешке является тип III (4%). В основном он характерен для слоя XIV в. (табл. 1). В Прибалтике появляется с начала XIII в. вместе с крестоносцами, и бытует до середины  в. В Новгороде (тип 2 по А.Ф. Медведеву) они не встречаются позднее середины XIV в. (Мassaly 1991: 180-181; табл. XXIII, 1-2; XXV, 1-3; рис. 1: 1-4; Медведев 1959: рис. 13: 5; рис. 15; 17). Аналогичная картина, с некоторым запаздыванием, наблюдается и в Орешке. Если большая часть находок III-IV типов обнаружена в слое XIV в., то наконечники V-го и VI-го типов характерны для слоев II половины XIV-XV вв., где они составляют более 50% находок, а также для слоев XV в. на посаде (табл. 1).

Наличие такого количества арбалетных, стрел в Орешке, среди которых 20% составляют обломки, их концентрация в слое XIV в. крепости 1352 г., несомненно связаны с событиями 1348 г. В 1348 г. шведы после недолгой осады захватили крепость. В течение 7,5 месяцев новгородцы осаждали крепость и штурмом овладели ею (ПСРЛ 1848, т. 4: 59). Эти события нашли своё отражение в археологическом материале: следы пожара и обилие предметов вооружения в нижнем строительном горизонте (1323-1348 гг.). Можно предположить, что значительная часть наконечников стрел попала в слой во время этих событий (типы III-IV м частично V), или были перемещены в верхние слои во время планировочных работ. В то же время большое количество наконечников стрел поздних типов (V-VI) в слое конца ХIV-ХV вв., находки стрел (до 10 экз.) при расчистке некоторых комплексов, свидетельствует о наличии арбалетов у самих жителей крепости. Судя по набору предметов вооружения, среди них находились и профессиональные воины. Часть наконечников стрел могла попасть в слой и во время более поздних военных столкновений у стен крепости.

Вторую группу находок составляют наконечники стрел от лука (16 экз.). Лук на Руси широко применялся как в военном деле, так и в промысловой охоте и использовался значительно чаще, чем арбалет. Об этом свидетельствуют десятки тысяч наконечников стрел, найденных при раскопках могильников и поселений. Но в пограничных городах-крепостях Северо-Запада Руси среди находок большую часть составляют арбалетные наконечники стрел. Это можно объяснить как характером военных столкновений (осада и штурм), так и вооружением их противников – немцев и шведов. Так в городах Псковской земли из 124 наконечников стрел – 64% составляют арбалетные (Артемьев 1998: 101). В то же время в Новгороде у стен которого не было крупных военных операций, арбалетных наконечников найдено значительно меньше, чем наконечников стрел от лука. (Медведев 1966: 93, табл. 31: 8-9).

По способу насадки их можно разделить на 2 группы: втульчатые и черешковые. К первой группе относятся всего 2 наконечника бронебойный ромбической формы с расширением в верхней часта (рис. 1: 16), и костяной томар биконической формы, использовавшийся для охоты на пушного зверя (рис. 1: 8). Остальные наконечники стрел (14 экз.) — черешковые, бронебойные, за исключением одного срезня. По форме боевой головки их можно разделить на 5 типов (табл.  2).

Таблица 2
типы  Крепость  Посад Итого
вт. чет, XIVв. вт. пол, XIV в. кон. XIV- XV в. XVI в.  всего п. пол XV в, вт. пол XV в. XVI-XVII в. всего
I     2   2     1 1 3
II 1 1 2   4   1   1 5
III     2   2         2
IV   1     1         1
V     1   1         1
всего 2 7   7   1 1 2 12

Тип I (3 экз.). Наконечники с пером остролистной формы, с шейкой и упором, ромбические в сечении (рис. 1: 11). По мнению АФ. Медведева они распространились в XIII-XIV вв. после монгольского нашествия (Медведев 1959: рис. 13: 39), Обнаружены в слоях XV-XVI вв.

Тип II (5 экз.). Ромбические, с расширением в средней части боевой головки, с круглой шейкой и упором. В сечении - квадратные или ромбические (рис. 1; 12). Появляются в XII в. и особенно характерны для XIV в. (Медведев 1966: табл. 28: 6-7, 17).

Тип III (2 экз.). Отличаются от предшествующего типа тем, что имеют расширение в верхней части боевой головки (рис. 1: 13-14).

Тип IV (I экз.). Наконечник шиловидной формы, квадратный в сечении, с упором. Нижняя часть его украшена насечками (рис. 1: 15).

Тип V (I экз.). Срезень в виде узкой вытянутой лопаточки с дугообразным остриём (рис. 1: 10). Найден при расчистке комплекса XV в. На Руси подобные наконечники появились вместе с монголами.

В Орешке найден также обломок детской деревянной стрелы с ромбическим наконечником (Кильдюшевский 1972: 86, рис. 29: 17) и 2 обломка костяных черешковых наконечников (рис. 2: 14).  Кроме наконечников стрел, в Орешке представлены и другие виды оружия и снаряжения (табл. 3).

Довольно редкой для средневекового русского города XIV-XV вв. явилась находка 4-х обломков мечей. Так в Новгороде за 50 лет раскопок найдено 10 фрагментов мечей (Колчин, Янин 1982: 76). В постройке I половины XIV в. обнаружено массивное дисковидное навершие рукояти меча с косым срезом по краю (рис. 4: 1) – тип VI по А. Н. Кирпичникову. По его мнению мечи с подобным навершием появились в Европе в начале XII в. и просуществовали |вплоть до начала XV в. Начиная с XIII в. этот тип мечей становится самым распространенным на Руси (Кирпичников 1966: 55-56, табл. XXVII: 1-2). Они встречены в курганных древностях, в Новгороде (Медведев 1959: 13, рис. 4, 11-13). В Финляндии найдено 20 мечей c подобными навершиями, самые ранние датируются концом XI в. (Kivikoski 1951: 39, taf 139: 1088-1089).

Таблица 3
типы Крепость Посад Итого
вт. чет XIV в. вт.  пол XIVв. кон. XIV-XVв. XVI в. всего п. пол. XVв. вт. пол. XVв. XVI-XVII в. всего
Обломки мечей 2 2     4         4
Копья 3   1   4   1 1 2 6
Сулицы 2 3   5           5
Пики   1           1 1 2
Втоки 1   3 1 5   1 6 7 12
Булавы 1       1         1
Топоры 5 2 3 1 11   1 4 5 16
Кинжалы 1       1 1       2
Наконеч. ножен кинжалов, мечей   2 1   3         3
Кольчужная ткань 3 3 1   7         7
Панцирные пластины 5   2   7         7
Шпосы 1(?)     2 3     1 1 4
Стремена   1 1         7 2 4
Удила 2 3 2 5 12   1 4 5 17
Конские подковы 1 1   1 3     1 7 10
Чесноки 1 1   1 3         3
Ледоходные шипы 3 4 6   13     4 4 17
всего                   120

В слое I половины XIV в. найдено еще одно навершие – линзовидное, треугольное в сечении (рис. 4: 2). Подобные навершия на Руси встречены в комплексах XII-XIII вв. (Кирпичников 1966: 54-55, рис. 10). В этом же слое, в одной из построек обнаружен обломок лезвия меча длиной 15 см, шириной 4 см, толщиной 0,3-0,4 см. С неглубоким долом занимающим 1/3 ширины клинка (рис. 4: 7). Найдено также и длинное (16,5 см) прямое перекрестие меча, квадратное в сечении, с небольшим утолщением в центральной части (рис. 4; 14), что характерно для мечей начиная с середины XIII в. (Кирпичников 1966: 55). Аналогичное перекрестие найдено в Новгороде в слое рубежа ХII-ХIII вв. (Медведев 1959: 122, рис. 1: 9).

Копья (6 экз.). Четыре из них найдены на территории новгородской крепости (3 – в слое 1 половины XIV в., одно – в слое XV в.). Целиком сохранилось лишь одно из них (рис. 2: 1). Это рогатина лавролистной формы длиной 42 см, диаметром втулки 3,6 см. Сечение пера – тонкое, ромбовидное, шириной 4 см.

Два других втульчатых копья, сохранившихся в обломках, значительно менших размеров, а диаметр их втулок 2,2 и 2,7 см. Одно из них (XV в.) со скошенными плечиками, пером шириной 4 см, удлиненно-треугольной формы, в сечении ромбическое, с заметной на лезвии гранью. На втулке – следы лужения оловом. Аналогичное копьё найдено в Изборске в слое II четверти XIV в. (Артемьев 1998: табл. 7, 8: 3). Другое (II четверть XIV в.), сохранившееся в обломках, – с пером листовидной формы и скругленными плечиками, имело небольшие размеры (рис. 2: 4). По классификации А.Н. Кирпичникова – это копья III-IV типов, характерные для Руси в ХI-ХIII вв. (Кирпичников 1966: 13, табл. VII: 9,11; табл. VIII: 1-4) Четвертое копье – черешковое (рис. 2: 2). Сохранилась лишь нижняя часть копья с черешком квадратным в сечении и перевитьем в нижней части. Длина черешка – 11 см. Лезвие узкое, ланцетовидной формы, ромбическое в ссчснии, Длина всего копья вероятно превышала 30 см. Близкий по форме экземпляр найден в Сязнеге (Кирпичников 1966: табл. X: 1). Еще два фрагмента копий обнаружен во время раскопок на посаде, в слоях II половины XV в и в слое XVI в.

Пики (2 экз.). Обломок пики найден па раскопе 1 (посад) в слое XV в. Длина сохранившейся части 12,5 см. Втулка круглая, диаметром до 3 см, длиной 7-8 см, оканчивается яблоком яйцевидной формы диаметром 1,3 см. Перо – квадратное в сечении, толщиной 0,7 см, верх обломан. Подобные пики использовались для пробивания доспехов. Они появляются не позднее XV в. и хорошо известны в ХVI-ХVII вв. по находкам в Москве (Кирпичников 1976: 20, табл. III), в Новгороде, где найдены в слоях XIV в. (Медведев 1959: 130, рис. 4: 4-5).

Вероятно, к пикам относится и обломок узкого лезвия, ромбического в сечении, длиной 10,5 см, шириной 1,0 см. Найден в слое нивелировочного песка конца XIV-начала XV вв. (рис. 2: 10).

Сулицы (5 экз.). Из них 2 – мелкие обломки, по которым невозможно установить тип и размеры. Длина сулиц 15-17 см, а лезвие составляет 7-8 см. Ширина – 2,5-3 см. Все они черешковые. Две – плоские в сечении, 3 ромбические. Одна сулица – удлиненно треугольной формы (рнс. 2: 6), 2 – лавролистной формы (рис, 2; 5, 7). А.Н. Кирпичников относит их к III и IV типам (Кирпичников 1966: 23, табл. X: 12-13). Они использовались пешими воинами не только для метания, но и в рукопашном бою. Все – из слоя XIV в., в основном при расчистке построек или около них.

топоры пики мечи боевые ножи
Рис. 3. Топоры Рис. 4. Предметы вооружения и снаряжения 

Втоки (12 экз.). Железные втульчатые наконечники для нижнего конца древка копий и сулиц. Длина их, как правило, 8-12 см, диаметр - 2-2,5 см. Часть из них имеет отверстая для гвоздя, с помощью которого они крепились к древку (рис. 2: 11-13). Все они найдены в слоях ХV-ХVI вв., и лишь один (рис. 2: 9) – в слое I половины XIV в. В отличие от остальных он имеет гранёное острие и напоминает наконечник короткой пики. Аналогичный экземпляр происходит из раскопок в Пскове на ул. Гоголя (Сергина 1983; 88, рис. 7: 1-3). Два втока из слоя XV в. имеют медную обкладку (рис. 2: 11-12).

Топоры (16 экз.). В основном найдены в обломках, ие позволяющих восстановить их форму. Среди них – 5 целых и один фрагмент, поддающийся реконструкции. Непосредственно к боевым типам можно отнести лишь два топора.

Один из них – широк о лезвийный топор с боевыми щековицами (рис. 3: 1), типичный для Северной Руси и Прибалтики с XII в. (Кирпичников 1966: 39, рис. 6). Он найден в постройке (II половины XIV в., пристроенной с внутренней стороны крепости XIV в., у ворот (караульное помещение воротника?). В этой же постройке был найден и обломок наконечника сулицы. Второй топор с клиновидным лезвием, украшенным геометрическим орнаментом со следами лужения, обнаружен на посаде, в слое XVI в. (Кирпичников 1976: 22, табл. II: 5).

Остальные топоры более массивные, длиной 16-17 см, шириной 8-11 см, с узким клиновидным лезвием. По типу – это рабочие топоры, но в случае необходимости они могли использоваться и в военных целях. Об этом свидетельствует наличие у двух т них остатков обкладки древка рукояти железной оковкой (рис. 3: 2-3). В слое середины XV в., в хозяйственной постройке был обнаружен топор этого типа с сохранившейся круглой деревянной рукоятью длиной 80 см (Кирпичников 1972: 23, рис. на стр. 24).

В слое XVI-XVII вв. найден топор утяжеленной формы, с удлиненным плоским обухом и бородкой (рис. 3: 4). На его обухе выбиты буквы "DZ”. Скорее всего он относится к шведскому периоду. А.В. Никитин относит их к тенорам III-го типа, появившихся в Новгороде в XV в, и бытовавших в ХVI-ХVII вв. (Никитин 1971: 38-39, табл. 2,3). По мнению Р.Л. Розенфельда, бородки на таких топорах появились в середине XVII в. (Розенфельд 1971: 254-256, рис. 1, 10-12).

Булава (1 экз.). В постройке II четверти XIV в. найдено навершие булавы в виде куба со срезанными углами, выполняющими роль шипов (рис. 4: 3). В нижней части — отверстие для рукояти круглое, а в верхней - квадратное. Сохранились остатки деревянной рукояти с железным клином. По классификации А.Н. Кирпичникова - это II-й тип, появившийся на Руси в XII-ХШ вв, (Кирпичников 1966: 48, рис. 10: 2). Булавы этого типа были оружием рядовых воинов, и встречены в слоях многих русских городов, в том числе в Новгороде (Медведев 1959: 137, рис. 7: 3) в слое I пол. XV в. На Райковецком городище найдено 26 булав такого типа (Гончаров 1950: 95, табл. ХII: 13-14).

Кинжалы (2 экз.) В слое I пол. XIV в. найден узкий кинжал с клиновидным лезвием шириной 1,7 см, с пазом шириной 2 мм у спинки. Общая длина кинжала – 26,5 см, лезвия – 20 см. На одной из сторон лезвия, у рукояти — клеймо из 3-х ямок (рис. 4: 11). В слое I половины XV в., э одной из построек на посаде найден большой нож длиной около 30 см (конец обломан). Ширина лезвия – 3 см, длина – свыше 20 см (рис. 4: 12). В Новгороде найдена значительная группа больших ножей, которые могли применяться как боевые (Колчнн, Янин 1982: 76).

В крепости, в слое II пол. XIV в. обнаружены обломки 2-х наконечников ножен кинжала (рис. 4: 5), а в слое XV в. – наконечник ножен меча (?) (рис. 4: 4). Они изготовлены из железа с, бронзовой обкладкой. Аналогичный наконечник ножен кинжала был обнаружен нри раскопках в Висбю (Thordeman 1939, t. I: fig. 145).

Защитная одежда в Орешке представлена как небольшими обрывками кольчужной ткани, так и фрагментами "досщатой брони”. На территории крепости найдены 7 мелких фрагментов ткани (рис. 5: 3-4). Сохранность фрагментов очень плохая, но удалось определить, что диаметр колец 6-7 мм, сечение проволоки круглое 1,0-1,2 мм. Способ крепления колец определить не удалось. Кроме фрагментов кольчуги найдена также фрагменты доспехов: 5 – в слое II четверти XIV в., 2 – в слое XV в. (табл. 3).

Прежде всего отметим фрагмент пластинчатого доспеха из 39 пластин (рис. 5: 1). Это узкие слегка изогнутые пластины шириною 0,8-0,9 см и длиною 8,2 см. По краям по два отверстия. С внутренней стороны, в верхней части – остатки 2-х прямоугольных пряжек, шириною 4-5 см. Вместе с этим фрагментом найдены и обломки более крупных пластин с отверстиями по краям (рис. 5: 2). К пластинчатому доспеху принадлежит обломок крупной пластины с закругленной стороной и многочисленными отверстиями по краю (рис. 5: 6). По мнению А.Ф. Медведева эта пластина – оторочка доспеха (Медведев 1959: 131, рис.  5,6). Обломки еще 2 пластин различных по форме и размерам найдены в слое II четверти XIV в. (рис. 5: 5) и в слое XV в. (рис. 5: 9). Удалось выявить также фрагменты двух железных пластик от чешуйчатых доспехов и бригантин. С помощью заклепок они крепились к одежде с внутренней стороны. Одна из них найдена в слое II четверти XIV в. (рис. 5: 7), вторая – в слое XV в. (рис. 5: 8). Защитное вооружение было широко распространено в Западной и Восточной Европе, постоянно совершенствуясь. Особенно большие изменения происходят с XIII по XIV вв., когда на смену кольчугам приходят пластинчатые доспехи.

Так, – в Висбю, на Готланде, на месте сражения датчан и шведов в 1361 г. в захоронениях было найдено большое количество оружия, в том числе и различные виды доспехов: кольчуги, панцири и бригантины с пластинами, аналогичными найденным в Орешке (Thorderman 1939: 123: 116, 407: 393). В Новгороде, слоях Х-ХІV ев. найдено 28 фрагментов кольчуг, 30 остатков пластинчатых доспехов (Колчин, Медведев 1982: 77-78).

В Пскове, во время раскопок В.Д. Белецкого в Довмонтовом городе был найден целый пластинчатый доспех из 120 деталей (Кирпичников 1976: 35), Часто эти доспехи были комбинированными и включали кольчужное плетение и пластины. Обрывки такого доспеха найдены в Изборской крепости в слое 1330-1369 г. (Артемьев 1985: 134). Неожиданная находка была сделана в 1974 г. На территории новгородской крепости в слое XV в. у одной из построек была обнаружена войлочная шапка диаметром 19-20 см и высотой 14 см. Для уменьшения диаметра сзади бьл вырезан клин и края разреза сшиты (рис. 6). При реставрации шапки в лаборатории Гос. Эрмитажа на ней были обнаружены остатки небольших медных заклепок и многочисленные следы окиси от медных пластин покрывавших шапку. Рядом также были обнаружены следы медной окиси и оплавленной бронзы. Скорее всего это остатки защитного головного убора покрытого металлическими пластинами. Он был вырезан из войлочной шапки, подобно той, что была найдена в хозяйственной постройке 1438 г. на посаде (Кирпичников 1980: 51, рис. 18: 1).

Наличие в крепости Орешек профессиональных военных подтверждает присутствие среди находок деталей снаряжения всадника. Отметим, что большая часть их была сделана в слоях ХV-ХVII вв. (табл. 3).

Шпоры (3 экз.) Все они происходят из слоя XVI-XVII вв. и относятся к типу шпор с колесиком (тип 5 по А.Ф. Медведеву). Одна из них имеет держатель, круглый в сечении, длиной 10 см и колесико с длинными шипами. По своему облику она сходна с рыцарскими шпорами и пригодна для воина в сплошном доспехе (рис. 4: 12).

В Новгороде они появляются со II половины XV в. (Кирпичников 1976: 49-50, рис. 20, табл. 21: 4, 6). Вторая шпора – с коротким, слегка изогнутым держателем (2,5 см) и небольшим колесиком (рие. 4. 117), На краях дужки заклепки. Вероятно она крепилась к саногу или металлической оковке сапога. Фрагмент подобного типа, обнаруженный в слой II четверти XIV в., из-за его плохой сохранности можно лишь предположительно отнести к шпорам.

Из других предметов снаряжения всадника отметим стремена (4 экз.). На посаде, в одной из построек конца ХV-ХVI вв. найдены 2 стремени. Одно из них имеет килевидную дужку, второе прямоугольную (Кирпичников 1980: 93, рис. 28: 1).  Еще 2 обломка стремян с килевидной дужкой обнаружены на территории новгородской крепости в слоях II половины ХIV в. и XV в. (табл. 3, рис. 4: 8).

Стремена таких типов с широкой подножкой появляются на Руси в ХІІ-ХІІI вв. и связаны с увеличением нагрузки и использованием обуви с жесткой подошвой, а также ведением боя с копьем (Медведев, Кирпичников 1985: 318, табл. 146: 16, 19).

Удила (15 экз.). Основная масса находок происходит из слоев ХV-ХVI вв. Лишь 5 экземпляров найдены в слое XIV в. (табл. 3). В большинстве случаев удила имеют круглые кольца, но найден и фрагмент 8-гранного кольца (рис. 4: 9, 14-15). Все они относятся к IV типу удил и были широко распространены на Руси (Медведев, Кирпичников 1985: 318, табл. 145: 7,8).

Подковы (10 экз.). Присутствуют оба типа: однотипные и подковы с двумя концевыми шипами (рис. 5: 10, 14), По сравнению с материалами других средневековых городов, в Орешке их немного, что можно объяснить оcтровным положением крепости.

Ледоходные шипы (17 экз.). Равномерно распределены по всем строительным горизонтам (табл. 3, рис. 5: 12). Большая их часть использовалась для лошадей, хотя некоторые из них могли крепиться и на обувь. Учитывая ширину протоков Невы, замерзающих зимой, наличие их в слое вполне закономерно. Они вполне могли заменять подковы, особенно у легковооруженных всадников (Медведев, Кирпичников 1985: 319, табл. 148: 26-29). К снаряжению всадника относятся и подпружные пряжки разнообразной формы (рис. 5: 12).

Для борьбы с вражеской конницей и пехотой использовались шипы с 4-мя остриями, получившие в литературе название "чеснок”, Их разбрасывали по дорогам и перед укреплениями, для создания дополнительных препятствий. В Орешке, на территории новгородской крепости, в слоях XIV к XVI вв. было найдено всего 3 фрагмента (рис. 5: 13).

доспех из крепости орешек войлочня шапка
Рис. 5. Защитное вооружение и снаряжение Рис. 6. Шапка войлочная 

В слоях ХVI-ХVIII вв., найдено большое количество предметов, связанных с огнестрельным оружием: фрагменты пищалей, детали мушкетов, шомполы, пулелейка, свинцовые и железные пули, ядра, cотни фрагментов мортирных бомб, в том числе две целые. В основном эти предметы связаны с событиями XVII-начала XVIII вв.

Важное стратегическое положение крепости Орешек, расположенной на границе новгородских земель и охранявшей оживленный торговый путь, бурные военные события XIV в. и последующих столетий нашли свое полное отражение в археологическом материале. Слои XIV в. насыщены разнообразными предметами вооружения и снаряжения. Туг и оружие профессионального воина – мечи, копья, доспехи, снаряжение коня. А с другой стороны – оружие простого ратника – сулицы, пики, топоры, боевые ножи, луки, арбалеты. Даже среди детских игрушек найден бронзовый кистень, деревянная стрела (Кирпичников 1976: 27, рис. 6: 3). Наличие в гарнизоне крепости профессиональных воинов подтверждается и письменными источниками. Так до середины XV в. Орешек часто передавался в "кормление" литовским князьям Гедеминовичам или другим русским князьям в обмен на несение пограничной службы. В крепости находился наместник князя с воинами (НПЛ 1950: 349). После строительства в начале XVI в. новой крепости, ее военное значение значительно усилилось, а также увеличилось количество жителей, занимавшихся военным делом. Так в 1545 г. для похода на Казань ореховцы должны были выставить 29 всадников и 17 пищальников (Кирпичников 1980).

Рассмотрев коллекцию оружия из раскопок Орешка, можно констатировать наличие в ней практически всех видов оружия и снаряжение ХIV-ХV вв., которое использовалось в это время на Северо-Западе Руси. Отметим, что предметы вооружения собранные во время раскопок имели общеевропейский характер и свидетельствуют о высоком уровж военного дела в крепости Орешек.

 

 

Автор: В.И. Кильдюшевкий. Раннесредневековые древности Северной Руси и её соседей. Санкт-Петербург. РАН. 1999

загрузка...
  Голосов: 0
 

Вы просматриваете сайт Swordmaster как незаригистрированный пользователь. Поэтому скрытый текст скрыт. Комментарии будут вводится через капчу с предварительной модерацией. Если нашли ошибку — выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Для того чтобы пользоваться полным функционалом сайта, рекомендуем .


Добавление комментария
Ваше Имя:      Ваш E-Mail (по желанию):  
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера