Исторический костюм :

Монгольское влияние на одежду жителей Золотой Орды

  автор: SHARIK  |  10-апреля-2010  |  29862 просмотра  |  Пока нет комментариев
загрузка...

одежда из кургана Джухта-2 Костюмы эпохи сложения и расцвета Золотой Орды. XIII - первая половина XIV в.

Костюмы периода распада Золотой Орды. Вторая половина XIV — XV век

Варианты графической реконструкции костюмов

 

Костюмы эпохи сложения и расцвета Золотой Орды. XIII - первая половина XIV века

В XIII-XV вв, на этнической карте Северного Кавказа появились современные названия. Согласно сообщению архиепископа Иоанна де Галонифонтибуса. «страна, называемая Зикией ной Черкесией, расположена у подножия гор на побережье Черного моря" [Галонифонтибус. 1980, с 16] Территорию предгорий центральной части Северного Кавказа в начале XIV к заселяли кабардинцы,  XIII-XIV вв. карачаевцы и балкарцы как единая народность населяй высокогорную и предгорную зоны Центрального Предкавказья. Расселившихся в горах Кавказа осетин грузинский хронограф называет овсами, а их страну — Овсети или Осетией.

Названия "чеченцы" и "ингуши" в письменных источниках ХШ-ХIV все еще не встречаются Так, патриарх Грузии Ефрем называет "народами нахче" предков чеченцев и ингушей (История народов Северного Кавказа. 1988, с 239). передавая таким образом самоназвание обоих народов.

Период XIII-XIV вв. на Кавказе Проходил под знаком Золотой Орды Яркими и разнообразными были костюмы этого времени. На Северном Кавказе, входившей в западные владения улуса Джучи (Белая Орда), жили адыги, махи, аланы, половцы. монголы, купцы из разных стран, приезжавшие с товарами в крупные города Орды.

В 1271 г. монгольский хан Хубилай покорил южную империю Сун и монголы замяли Центральную равнину Китая Завоевав Китай, монголы подчинились ему в культурном отношении, и китайские художественные представленій и символы докатились до Кавказа эхом красивой сказки.

Вместе с монголо-татарами на Северный Кавказ хлынули роскошные восточные ткани, захваченные с другой добычей во время бесчисленных набегов, Часто ка тканях, выполненных а китайских мастерских, цветочный ромб, пионы. хризантемы или рассеянные букеты цветов чередуются с иэображениями драконов, попугаев, соколов и соловьев Мотивы китайского искусства впечатлены на серебряной посуде, бронзовых бляхах поясов, обнаруженных  кочевнических погребениях Северного Кавказа.

Монгольский узор

Фрагмент ткани нижнего мужского бешмета. Могильник Джухта-2. Находка А. Б. Белинского

Правый запах монгольского платья является четким этническим признаком. Этот обычай монголы, очевидно, переняли у китайцев. Однако в предкавказких степях не обнаружено типичных признаков монгольского костюма — правого запаха и бокки (характерного головного убора монгольских женщин). Эти признаки известны нам не только по изобразительными источникам и из сведений иностранных путешественников, но и по археологическим материалам, оставленным монголами в памятниках нижнего течения Волги.

Наиболее яркими являются костюмы монголок из мавзолея Увей, раскопанного А. Кротховым в 1913 г. Поскольку описание находок характеризуй одежду знатных монголок, в том числе и живших на территории Северном Каюта, приведем его полностью:

"Если облечь в плоть и кровь те кости, что покоились в первой могиле, одеть их в найденную здесь одежду и головной убор со всеми украшениями, то перед нами предстанет знатная монголка XIV века, или улу-хатунь, как их в то время величали Она средних лет, не особенно полна, несколько шоке среднего роста. Лицо ее несколько широкое, скуластое, с узким прорезом глаз, тонкими черными бровями, окрашено белилами. Черные волосы на голове, заплетенные в мелкие косички, собраны на макушке в особый вслосяной длинный и узкий столбик, на который надета тончайшего плетения шелковая сетка. Голова этой женщины покрыта особого рода мягкой шапочкой из красной шелковой, затканной в узор золотыми нитями (гладь) материи. Шапочка эта, плотно облетая голову, на лоб спускается широким полукруглым фестоном, а сзади, разрезанная от верхушки надвое, в виде узкой косынки, идет до конца лопаток. На макушке шапочю вытянута несколько в виде усеченного конуса с отверстием в 4 см. а по бокам, над ушами, имеет придатки из той же материи, в виде двух узких крылышек птицы (кречета?), обращенных концами назад. Сзади, по разрезу, шапочка стягивается на голове целым рядом шелковых ленточек, завязанных в батики. Близ верхнего отверстия шапочки и на затылке — два банта из более широких и прочных шелковых лент. В верхнее отверстие шапочки пропускался волосяной столбик из кос хатуни. Вокрут него из отверстия же поднимался тростниковый пустотелый стержень в 4 см диаметром и 21 см длиною. Он-то вверху шапочки для устойчивости охватывался широкою лентою, завязанною на макушке, позади стержня, в широкий бант. От верхнего конца стержня под прямым углом вел вперед искусно приделанный, плоский сверху и полуовальный снизу, особый придаток в 19 см длины, напоминающий своею формой утиный нос, но перевернутый низом вверх. Все это сооружение — и стержень и придаток — оклеены красным. гладким шелком, а стержень кругом убран серебряными ажурными бляшками в виде полулуний, сердечек и тп. со вставленными глазками из жемчуга и камешков. По верху носика, почти во всю его длину, до центра тростникового стержня, лежала из золоченого дерева пластинка, задний конец которой оканчивался деревянной выпуклой розеткой. Из центра этой розетки на 9см вверх поднимался из золоченого дерева еще стержень в карандаш толщиной, усаженный четырьмя парами попеременно сидящих листочков из серебреной проволоки, обвитой зеленый шелком. Этим же шелком, надо полагать, заткано было в узор и поле листиков. От концов верхней пары листиков к корешкам нижней спускались на шелковых или конских волосках нити жемчуга, зерна которого были не крупнее конопляного семечка. Верх украшен павлиньими перьями. Красоте и знатности этого головного убора, который некоторые авторы называют "бокка", другие "бохтаг", а ниые "гу-гу", не совсем соответствовало своей простотой и примитивностью одеяние улу-хатуни.

Непосредственно на её тело был надет зеленый тонкого тканья, узорчатый шелковый халатик из зенденя. Он имел вид длинной, расширяющейся книзу кофты, с длинными, узкими и мелкосборчатыми к концу рукавами. Халатик спускался до колен, имел спереди во всю длину разрез, усаженный в виде мочки с горизонтальными ветвями, пуговками и петлями из черного шелкового четырехгранного плетеного шнурка. Пуговки были величиною с мелкую горошинку и представляли хитро завязанный узелок. Рукава халатика были не вшивные, как это кроится у нас, а скроены вместе со спинкою, концы же рукавов, где сборки, нашивные.

Сверху неполного халатика, служившего, по-видимому, вместо рубашки, на ней был налет очень широкий и длинный, доходивший до пят. с широкими же колоколовидными рукавами, другой халат из тяжелой шелковой материи серовато-дымчатого цвета серебряного тканья разводами и цветами (парча). Халат без воротника, лишь оторочен тесьмой На груди имеет полукругло-скошенные полы. Ни пуговиц, ни завязок на халате не заметно По-видимому, халатик лишь запахивался Во время ходьбы он. наверное, поддерживался девушками-камеристками, как это описано у Ибн Баттуты в его путешествии а Золотую Орду.

Руки этой женщины были украшены серебряными тонкими изящными браслетами На ногах же были надеты оранжевого цвета мягкие, шелковой материи особого тканья, сапожки. Верхний край голенищ их был вышит а мелкий крестик темно-коричневым или черным шелком, узор городчатый, зубцами вверх; вдоль голенища спереди нашиты в несколько рядов разноцветные шелковые шнурки.

Вложив в руки нашей хатуші принадлежности ее туалета — тонкорезанный из дерева с украшениями булгаре кого типа гребень и металлическое, круглое, с серебристою поливой, зеркало, — мы будем иметь почти законченный портрет ее" [Кротков. 1915.С 127-129].

монгольский узор
Фрагмент ткани нижнего мужского бешмета. Могильник Джухта-2. Нахдка А. б. Белинского

Из описанных А. Кротковым вещей в наше распоряжение попал фрагмент нижнего кафтанчика. Его ткань — зеленый шелк с желто-коричневым орнаментом, образованным жаккардовым однослойным переплетением нитей утка и основы. Фон ткани выполнен тафтяным переплетением, а орнамент саржевым (1:3). Основную роль в рисунке играют нити основы, первоначально зеленого цвета, нити утка были окрашены розовым (красным?) пигментом. Толщина ткани 0.14-0,17 мм. плотность (на 10 мм) по основе — 20, по утку — 78 нитей. Основные нити толщиной 0,05 мм практически не имеют крутки Утки очень тонкие — 0,02 мм, направление крутки — правостороннее (Z). Нити основы и утка — в одно сложение.

Исследуя костюм монголки. Кротков отмечает не просто ее знатное происхождение, он ставит эту женщину очень близко к ханскому двору и видит в ней одну из жен хана Токтогула. Это предположение автор основывает на наличии в погребати бокки — головного убора законных жен монгольских владетелей, и его интерпретации в описаниях арабского путешественника Ибн Баттуты, посетившего Орду хана Узбека в XIV в.

Подтверждением предположения Кроткова служат сообщения Джованни дель Плано Каршши (XIII в) об одежде монгольских замужних женщин «Замужние же женщины носят один кафтан очень широкий и разрезанный спереди до земли На голове же они носят нечто круглое, сделанное из прутьев или из коры, длиною в один локоть и заканчивающееся наверху четырехугольником, и снизу доверху этот убор имеет один длинный и тонкий прутик из золота, серебра или дерева или даже перо, и этот (убор) нашит на шапочку, которая простирается до плеч. И как шапочка, так и вышеупомянутый убор закрыты букарэном, или пурпуром, или балдахином. Без этого убора они никогда не появляются на глаза людям, и по нему узнают их другие женщины. Девушек же и молодых женщин с большим трудом можно отличить от мужчин, тах как оне одеваются во всем так, как мужчины» (цит. по (Сычев, 1973. с 440).

Несколько иной фасон костюма найден в женском захоронении, обнаруженном Д. В. Васильевым в другом мавзолее Поволжья золотоордынского времени «На дне гроба расчищен костяк женщины, лежащей на спине. Головой на восток, лицом вверх. Погребенная была одета в два халата — нижний и верхний. Верхний халат -накидха застегивался встык, не запахиваясь, пуговицами из тесьмы, связанной в узелки По левой полке халата, по вороту и груди располагается девять пуговиц с интервалами около 4 см. По правой полке — девять петель, расположенные аналогично. Отсюда видно, что халат застегивался лишь на груди, снизу же был распахнут свободно. Цвет халата — темно-коричневый с остатками штампованного золотой краской орнамента. Длина халата от ворота до полола — 101 см. Передняя часть халата состоит из дпух полок — левой и правой, выкроенных каждая из цельного куска ткани. Спинка собрана из двух аналогичных половинок со швом посередине между ними. Швы между передними и задними частями халата проходят по бокам и плечам до краев манжет на рукавах. На боках халата имеются разрезы (несшитые швы) длиной 53 см. Выше разрезов на 14 см ткань передних и задних деталей выкройки собрана в три передних и три задних сборки-защипа, образующих высокую подгрудную талию. ІІлечи халата от манжеты ло манжеты на рукавах образуют прямую линию. Ворот вшивался встык в вырез горловины. Глубина ворота — 6 см. Рукам имели длину от ворота до края манжет 36 см и проем по краю манжет 22 см Ширина манжет — 6см. Ширина всего халата по подолу — 132 см, подол слетка закруглен. К коричневой парче верха халата изнутри пришивалась светло-желтая шелковая подкладка. Нижний халат имел длинные рукава и был сшит из парчи красного цвета с глубоко проштампованным, хорошо сохранившимся орнаментом, нанесенным золотой краской. Длина халата — 122 см, ширина по подолу — 71 см. От края до края манжет по рукавам и плечам — 201 см. Столь длинные рукава могли носиться только собранными в сборки либо с напуском на кисти рук. Передняя левая полка собрана из четырех частей: из двух частей груди и двух частей полки. Ширина левой полки по талин —55 см до бокового шва. Длина полы халата от талии до полола — 75см. По талии через каждые 5 см ткань полы сшита в 11 двойных сборок. Еще одна располагается на левом боковом шве. Ворот шириной 6 см из ткани темно-коричневого цвета пришивался к выкройке груди встык. По правому краю полки через 5 см располагаются три сшитые из темно-красной тесьмы завязки длиной 22 см и шириной 1 см. Высота груди от талии до шва по плечу — 52 см. Длина плечевого шва от ворота до первого кругового шва на рукаве — 54 см. Часть рукава, таким образом, является цельнокроеной с палочкой. Однако, судя по оставшейся длине рукава (53 см), он собран из трех сужающихся к манжете деталей, сшитых между собой поперечными круговыми швами и одним продольным. Плечевой шов по рукаву не прослеживается. Аналогичным образом сшит правый рукав. Ширина манжеты — 6 см, проем — 12 см. Манжета имела темно-коричневый цвет. Правая внутренняя полка халата отличалась шириной. По подолу она составила 36 см, по талии — 32 см. На правом боковом шве располагались тесемки длиной по 22 см Ясно, что халат носился с правым запахом и завязывался на правом боку на три тесемки.

монгольский узор
Ткань верхнего халата знатного воина, выполнена жаккардовым полутораслойным переплетением шелковых нитей  основы и утка. Могильник Джухта-2 (находка А. Б. Белинского.

К правой части выкройки груди, от талии до ворота, была пришита манишка шириной 13 см. На левом краю манишки зафиксирована тесемка из желтой ткани длиной 20 см. Судя по всему, она должна была утягивать правую полку, чтобы та не выбивалась из-под ворота при движении. Однако нигде внутри халата не обнаружено парной ей тесемки. Спина скроена из четырех частей из двух равных верхней части спины и двух равных частей полы. По спине проходят два основных шва — продольный (от ворота до полола) длиной 122 см и по талии длиной 61 см. Подкладкой халату служит также желтая тонкая шелковая ткань.

Справа от погребенной располагались остатки берестяной бокки, обтянутой тонкой шелковой тканью с золотой штамповкой. К вершине берестяного "сапожка" крепился деревянный султанчик длиной около 27 см. Основанием султанчика служил шестилепестковый плоский деревяшкой цветок, пришитый на матерчатую основу бокки. Рядом с левой и правой височными костями погребенной были обнаружены золотые серьги в форме знака вопроса.

На костях ног обнаружены остатки кожаных сапог с матерчатой аппликацией в верхней части оленищ. (Васильев, 1998, с 103-106).

Приведенное Д. В. Васильевым описание весьма ценно, так как даст полное представление не только о внешнем облике данного костюма, но и о пропорциях кроя, что весьма важно для реконструкции аналогичных находок одежды, которые не сохранились полностью. Васильев предлагает свои варианты реконструкции халатов, орнамента ткани и головного убора. Однако из описания нижнего халата вовсе не следует, что его подпоясывали, как это показано на реконструкции автора. Более того атрибуция данного костюма как половецкого, предложенная Васильевым является ошибочной. Ведь по существу автор указал все устойчивые признаки, характерные для монгольского наряда и в более поздние времена правый запах, бокка, отсутствие пояса. Вот как описывал костюм монгольских женщин монах Иакинф в начале XIX в. «Воротник прямой, а иметь левую полу наверху и по бокам разрезной есть самое древнее их обыкновение. Женщины редко употребляют мужское одеяние, а носят кафтаны несколько отличного покроя без пояса, сверху же надевают телогрею, наподобие фуфайки без рукавов. [Иакинф 1828, С 174-176].

О смене девичьего костюма и прически после свадьбы рассказывает Рубрук: "Платье девушек не отличается от платья мужчин, за исключением того что оно несколько длиннее. Но на следующий день после свадьбы она бреет себе череп с середины головы в направлении ко лбу.

Она носит рубашку такой ширины (как куколь монахини), но, в общем, более широкую и длинную и спереди разрезанную, которую они завязывают на правом боку.

Кроме того, они носят украшение на голове, именуемое "бокка", из древесной коры или другого материала. И это украшение круглое и большое, насколько можно охватить его двумя руками, длинное оно в локоть и более, а вверху четырехугольное, как капитель колонны Эту „бокку" они покрывают шелковой тканью, над упомянутым четырехугольником они ставят прутик, этот прутик украшают сверху павлиньими перьями и тп. а также драгоценными камнями.

Богатые госпожи полагают это украшение поверх головы, крепко стягивая его меховой шапкой, имеющей в верхушке приспособленное для того отверстие Сюда они прячут свои волосы, которые собирают сзади к верху головы как бы в один узел и потом крепко завязывают под подбородком» [Рубрук. 1957. с 99].

Исследователи отмечают, что археологически бокка фиксируется только в погребениях женщин зрелого и старческого возраста, а девушки до 20 лет носили шапки без навершия [Мыськов, 1995. с 42].

Таким образом, в монгольском женском костюме как знаковой системе можно выделить, этнические и социальные признаки. Правый запах надежно определяет монгольскую этническую принадлежность, в отличие от половцев и алан, запахивавших одежду налево Бокка и отсутствие пояса — знаки замужней  женщины и в то же время  показатели этнической принадлежности так как женщины других народов подобных голодных уборов не носили. а пояс являлся в их костюме важной конструкпішюй деталью.

Описанные археологические находки были обнаружены исследователями в памятниках, оставленных монголами, кочевавшими п низовьях Водги и зимовавшими в поволжских городах Золотой Орды. Собственно в степях Предкавказья «подобные памятники практически не известны, за небольшим исключением. В  карьере у города Новопавлоска Ставропольского края был обнаружен склеп с богатыми захоронениями. Уцелевший жєнский костом состоят из халата, мягких кожаных сапог и головного убора. Все предметы сохранились фрагментарно.

.

шапка раскоп
Головной убор из мужского захоронеия в Могильнике Джухта-2 (находка А. Б. Белинского.

К сожалению, восстановить полный крой халата уже не представляется возможным. Очевидно только то, что это распашная одежда, имевшая поперечный шов ниже линии талии. Халат внутри завязывался и шелковые тесемки и был посажен на подкладку из шелка полотняного переплетения, наподобие китайской тафты. На какую сторону запахивался халат, установить не удалось. Сверху он был перетянут шелковой зеленой тканый свернутой в виде пояса. Рукава имели прямую широкую пройму и были свободны в области запястья.

Шелк халата первоначально был красного цвета с растительным орнаментом. Основная ткань выполнена шелковыми нитями утка и основы одинаковой толщины — 0,6 мм. Сложный рельефный тканый узор образуется комбинированием основного саржевого и уточного саржевого переплетения, в то время как фон выполнен полотняным переплетением. Толщина ткани — 0,24 мм. Средняя плотность ее на 10 мм по основе — 21.по утку — 51 нить. Уточная нить без крутки, в два сложения. Основная нить в одно сложение скручена влево (S). На ткани сохранились следы  золотого декора, причем в одних случаях ало пряденое золото, а в других — золотая набойка поверх тканого узора. Раппорт состоит из цветов и листьев пиона. Интересно, что похожий орнамент обнаружен на образце китайского шелка в коллекции древних и средневековых тканей музее в Киото. Там хранится "ширма для чайника", принадлежавшая японскому императору, в которой использован фрагмент ткани с аналогичным узором. Каталог свидетельствует о том, что эта ткань была изготовлена в ткацких мастерских Китая эпохи Мин (1369-1644) (Катамура. 1986. № 16).

Ткань верхнего пояса изготовлена из шелкових шлей основы толщиной около (0,07 мм. утка — 0,03 мм (толщина ткани 0,22 мм), со вставками ажурного перевитого переплетения (толщина ткани 0,17 мм). Внутренний пояс состоит из двух фрагментов тканей разных типов. Ткань одного выполнена полотняным переплетением из шелковых нитей основы и утка одинаковой толщины — 0.04 мм. Толщина ткани — 0,21 мм. На ней заметны следы позолоты. Ткань второго фрагмента изготовлена перевитым ажурным переплетением из шелковых нитей основы и утка одинаковой толщины (0,04 мм). Химический анализ состава частей металла на первом фрагменте показал, что это сплав золота. серебра и меди.

От головного убора сохранились фрагменты бересты и сужающийся кверху берестяной каркас, обтянутый шелком. На шелк нашиты четырехлепестковые серебряные бляшки с позолотой. В гнездах этих бляшек был вставлен мелкий речной жемчуг. Совершенно очевидно, что к головному убору относились и обнаруженные в склепе золотые ромбические украшения с жемчужными вставками.

тряпичная кукла
Кукла, торс которой сделан из гусиного пера, а голова из  холста, на который намотан тюрбан из синей ткани

Нa основании сохранившихся фрагментов трудно с достоверностью реконструировать головной убор. Но гипотетически это можно сделать, поскольку ромбические золотые украшения аналогичны тем, что встречаются на лентах бокк монгольских императриц династии Юань (XIII в).

Вероятно, найденный близ Новопавловска головной убор является разновидностью бокки, но не расширяющейся, а сужающейся кверху. Аналогию такой форме можно найти в культуре кочевников Казахстана и Средней Азии XIII-XIV вв. Так, известен высокий конический убор, изготовленный из двух листов тонкого серебра «По нижнему краю головного убора, а также спереди и сзади по вертикали имелся тисненый орнамент в виде двух рядов плетений („косички"). На полях были сделаны отверстия диаметром до 1 мм дм пришивания серебряных листов к мягкой подкладке или шапочке» (Степи Евразии, рис 72, №71).

Головной убор га Новопавловского склепа обтянут шелком, полотняного переплетения с узором в виде участков перевитого ажурного переплетения, расположенных в шахматном порядке Кроме того, на ткани виден печатный орнамент из стилизованных цветов, выполненных красителем белого цвета, а также остатки позолоты На шелк нашиты четырехлепестковые серебряные с позолотой украшения Головной убор укрепляли на голове с помощью широких лап-, которые проходили под подбородком и завязывались сзади в большой бант. Сверху на эти ленты были нашиты ромбические золотые украшения.

Среди тканей этого костюма были обнаружены фрагменты кружев очень тонкой работы, представляющих собой не тесьму, а полотно. В соответствии со свидетельством китайского автора XIII в Чаю» Чуня о том что монгольские «замужние женщины надевают на голову бересту фута в два вышины и покрываются сверху черной фатой, а богатые женщины красною сырцовою фатой» (цит. по [Сычев, 1973. с45]), в нашей реконструкции в качестве этого элемента головного убора использовано кружевное полотно.

Погребенная была обута в длинные мягкие кожаные сапоги с мысом, закрывавшим колена У сапог не было ни подметок ни каблуков.

Среди найденных украшений — отдельные бусины, золотые серьги в форме знака вопроса и сердоликовый перстень. Дополнением костюма являлись мешочки-амулетницы, заполненные травой и разнообразные подвески из янтаря, а также железный нож, железные ножницы и бронзовое зеркала, которые в жизни могли носить на поясе, амулеты же располагались на груди. Кожаные амулетницы, которые в склепе находились в районе головы погребенной, по известным аналогиям монгольского костюма, располагались на перевязи. Такие мешочки-обереги из материи или кожи, заполненные, как и в данном варианте, травами и семенами, у таджиков служили для изгнания "злых духов". Набор амулетов на лапе через плечо — типичный элемент этнографического костюма казанских татар. Неясно, существовала ли у тюрок собственная традиция носить подобные амулеты или это аланское влияние, относящееся к иранской культурной традиции.

Из-за неясности некоторых деталей данный костюмный комплекс сложно рассматривать как стройную знаковую систему. Неопределенный запах и наличие пояса на верхнем платье не позволяют уверенно атрибутировать его как монгольский. К тому же головной убор отличается от классических монгольских бокк описанных современниками и обнаруженных в надежно атрибутированных монгольских памятниках.

alt
Конусовидный головной убор из могильника Карт-Джурт (находка X. Х. Быджиева).

Среди украшений костюма из Новопавловска были обнаружены полоска золотой фольги, лунный серп и диск — видимо, нашивки на рукава халата. Данные украшения зафиксированы не были. Перед нами стоит задача расположить их в реконструкции на правом и левом рукавах халата.

Вопрос об определении места лунницы и солярного диска неизбежно подводит к проблеме осмысления кочевниками окружающего пространства. Известно, что в Китае был распространен культ Юга, культ Полуденного солнца. Исследователи отмечают, что у тюркских народов ориентация могла быть различной. Часть тюрок ориентировалась на Восходящее солнце, те восток означал «вперед», запад — «назад», юг — «направо», север — «налево» [Кононов, 1978, с 76-77]. Другие, в той числе и ногайцы, предпочитали Полуденное солнце, поэтому впереди у них был юг, сзади — север, справа — запад, слева — восток [там же, с 79-81].

Монголы ориентировались на Полуденное солнце, те на юг. На юг всегда обращен вход монгольской юрты «Слова "юг" и "перед", так же как и "север" и „задний", являются синонимами Понятия „западный" и "правый" обозначаются одним словом — баруун. "восточный" и "левый" -словом "зуун" [Жуковская, 1988, с 157].

Вероятно, монголы переняли культ Юга у Китая. При Чингисхане этот культ становится официальным для всей зависимой от монголов степи Правда, у многих тюркских и монгольских народностей до сих пор сохраняется культ Востока [Кононов, 1978, с 78].

Интересно отметить, что с приходом монголов изменилась ориентация кочевнических погребений. Как уже отмечалось, монгольская пространственная ориентация была на юг, тогда как у тюрок — на восток. Исследователи отмечают, что под влиянием монголов у кочевников появляются погребения, где покойник расположен головой на север так, чтобы он смотрел на юг, хотя ранее погребали головой на запад, гак что его взгляд был обращен на восток [Федоров-Давидов, 1966, с 159]. Отсюда очевидно, что солярный диск, связанный с востоком, следует разместить на левом рукаве халата, а лунницу — на правом. Однако определение местоположения украшений не исчерпывает вопроса об их знаковой содержании. Высокий имущественный статус погребенной, а следовательно, и ее привилегированное социальное положение предполагают в рассмотренных символах не просто обозначение сторон света.

Известно, что на территориях, которыми владел улус Джучи, существовало два государственных образования, в правом западном крыле — Белая Орда, а в левом восточном — Синяя Орда [Жуковская. 1988, с 155].

Так какая же информация заключена в символах небесных светил, размещенных на левой и правой руках погребенной в Новопавловском склепе женщины? Оставим этот вопрос без ответа, ибо пока можно только строить предположения.

В XIII-XIV вв основным населением Кавказского улуса Золотой Орты, как и раньше в Дешт и Кипчаке, оставались половцы. В связи с тем, что территория, на которой проживали половцы, археологически пока мало исследована, находок тюркских захоронений ордынского времени здесь не много. Тем более интересны находки в могильнике Джухта-2, исследованном на северо-востоке Ставропольского края.

Во втором кургане в двух погребениях, совершенных по половецкому обряду в ямах с заплечиками, сохранились комплексы мужского и женского костюмов. В результате расшифровки их как знаковой системы была получена следующая информация. Погребенный в кургане мужчина был одет в костюм удобный для всадника. Его одежда состояла из приталенного бешмета, расклешенного и с распахивающимися полами. Подобный костюм носили аланы, монголы, адыги и нахи. До пояса бешмет застегивался на часто пришитые мелкие матерчатые пуговки. Поверх бешмета был надет распашной хала г, запахнутый налево и перехваченный поясом с железными бляшками. Стоячий воротник и застежка бешмета были видны в разрезе халата. Длинные узкие рукава бешмета спускались до кисти из-под коротких и широких рукавов халата.

И халат и бешмет сшиты из красного, затканного золотыми цветами шелка. Бешмет выполнен из ткани со сложным узором, образованным жаккардовым полутораслойным переплетением шелковых нитей утка и основы. Параллельно нитям основы расположены нити, оплетенные растянутой спиралью, образованной напоминающим золото веществом желтого цвета на черной клеевой основе. Плотность ткани на участках полотняного переплетения (на 10 мм) по основе — 28.По утку — 28 нитей, на участках, образующих узор по основе — 28. по Утку — 12 нитей. Нити основы в одно сложение, утка — в два. Крутка нитей утка и нитей, перевитых золотом, правосторонняя (Z), у нитей основы она практическии отсутствует. Толщина нитей с золотой оплеткой — 0.07 мм. шлей основы — 0.03 мм. сдвоенных нитей утка — 0,01 мм.

тюбитейка
Рисунок мужского головного убора - тюбетейки. Основная ткань шапочки первоначально была зелено-коричневого цвета с золотыми нитями. Макушка была украшена кисточкой. Радиальные швы и шов выполнены в виде косички. Могильник Зарагиж (находка Б.Х. Атибиева).

На узорной ткани бешмета, среди асимметрично расположенных растительных мотивов, изображены фигуры драконов и летящих гусей. Драконы выполнены в характерной китайской манере, сочетающей в фигуре фантастического существа части различных животных: голова льва с развевающееся гривой, змеиное туловище, покрытое рыбьей чешуей, на изогнутых лапах — орлиные когти. С этим своеобразным чудовищем китайской фантастики связано понятие о благодати, ниспосылаемой людям. Вначале оно олицетворяло собою плодоносную воду, облака, горные вершины, небо и тп. Впоследствии, приобретая значение могущества и совершенства, оно становитсяя символом императорской власти (со времени династии Хань) [Соболев, 1934. с 175].

Гусь изображен с раскрытыми крыльями и длинной изогнутой шеей. На его голове — "корона" в виде распустившегося цветка. Весьма реалистично передашь опершие, лапы, глаз, анатомическое строение тела птицы.

По характеру художественного исполнения к дракону на этой ткани наиболее близки изображения фантастических. причудливо изогнутых животных на алой китайской парче XIV в из музея в Штральзунде (Германия) (см. [Соболев, 1934. с 181, рис 108]). Драконы в обеих композициях изображены "в сильном и бурном движении, с напряженной мускулатурой, оскаленными ртами, развевающимися гривами и выпущенными когтями, свирепые и полные ярости" (Там же. с 1821 Законы и птицы вытканы на кинкадзанс — шитом золотом бархате эпохи Мин из музея в Киото [Катамура. 1986, ст. 20].

Ткань верхнего халата выполнена аналогичным способом: жаккардовым полутораслойным переплетением шелковыми нитями основы и утка, а так же параллельными основе нитями, оплетенными растянутой спиралью из вещества желтого цвета, предположительно золота, на черной клеевой основе. У ткани следующие технологические параметры толщина — 0.28 мм, плотность на участках с полотняным переплетением (на 10 мм) по основе 18. по утку — 22 нити на yчастках, образующих узор, по основе — 18, по утку — 5 нитей. Нити основы в одно сложение, утка — в два. Крутка нитей утка и оплетенной золотом нити — правосторонняя (Z), в нитях основы крутка отсутствует. Толщина нитей с золотой оплеткой — 0,04 мм, шлей основы — 0,03 мм. сдвоенной нити утка — 0,01 мм.

Среди расплывчатых мотивов орнамента в шахматном порядке расположены изображения фениксов, по одной линии раппорта развернутых вправо, по другой — влево. Фениксы изображены с раскрытыми крыльями и тремя развевающимися хвостами. Симметрия в композиции отсутствует. Сходная по художественной орнаментации ткань, на которой птицы, напоминающие фениксов с развевающимися хвостами, изображены на фоне растительных мотивов, датируется эпохой Мин и хранится в музее искусств Фудзито [Там же, № 2].

Растительные мотивы, животный и фантастический мир китайской орнаментики в продолжение целого ряда столетий не сходят с шелковых тканей и служат западным центрам текстильного производства образцом для подражания. Исследователь древнего текстиля Н.Н. Соболев отмстил "До конца XIII в Западная Европа не имела в своих коллекциях никаких китайских шелковых тканей. Во всех наиболее известных собраниях тканей, как Санс, Рим, Аахен, Кёльн, Трир и Зигбург, где имеются антинойские, сасанидские и византийские образцы, нет ни одного клочка китайской ткани. Зато начиная с 1300г они встречаются в изобилии в виде отдельных кусков и в виде целых далматиков и других облачений в ризницах Перуджи, Берна и целого ряда германских городов. Этот наплыв в Европу китайских тканей объясняется основанием Ильханидского царства при преемниках Чингисхана, когда монгольские завоевания, объединив всю Азию под своим владычеством, стерли границы отдельных государств и организовали оживленный товарообмен между Востоком и Западом" [Соболев, 1934, с 179].

рукавичка без пальцев
Холщовая рукавичка без пальчиков. Могильник Дзивгис (находка В.Х. Тменова)

Китайский текстиль, хлынувший в Западную Европу, оказал влияние на орнаментику европейских тканей Сначала Венеция, а затем Генуя стали копировать восточные образцы.

В Кельнском музее имеется фрагмент генуэзской парчи XIV в, декор которой схож с рисунком рассматриваемого шелка с фениксами из Джухтинского кургана. В композиции декора парчи также отсутствует симметрия и мотивы рисунка расположены в шахматном порядке. Фон между птицами заткан цветами, отличающимися от китайских растительных мотивов и, очевидно, приближенными к местной флоре [Там же. с 254. рис 159]. Генуэзские ткани особенно славились в ХIV-ХV вв., что в нижней границе совпадает с периодом бытования нашего образца.

Ткани мужского костюма несомненно китайского производства. о чем свидетельствуют их орнаментика и технологические особенности Во-первых, фон данных образцов выполнен полотняным переплетением, что было характерно для китайских шелков, в отличие от центрально-азиатских, где доминировало саржевое переплетение. Во-вторых, орнамент в рассматриваемых образцах выполнен нитями основы, а нити утка лишь скрепляют ткань, в то время как на Западе узорообразующим являлся уток. К этому же кругу китайских тканей относится и шелк из Увека. По цвету кафтанов было ясно, что погребенный — женатый воин. Красный кафтан тюрки надевали при вступлении в брак. До свадьбы мужчины носили белые кафтаны. Красный цвет считался необходимым элементом свадебной символики и для жениха и для невесты. Этот факт отмечен в героическом эпосе тюркских племен средневековья «Бейрек надел {его} товарищам это не понравилось, они огорчились Бейрек говорит: "Чем вы огорчены"? Они сказали "Как нам не огорчаться? Ты носишь красный кафтан, мы носим белые кафтаны". Примирение произошло только в результате совместного свадебного обряда всей дружины [Намазов, 1988, с 86-87]. В данном случае трактовка цвета не может быть однозначной. Известно, что в Монгольской империи красный и белый являлись праздничными цветами Чингнсидов династии Юань. В то же время у мусульман Востока это были траурные цвета.

На одежде не было карманов, а потому костюм мужчины дополняли две кожаные сумочки. Одна — с вышитым растительным орнаментом — была прикреплена к портупейному ремню Другую, побольше, расшитую шелковыми нитями, вони носил на поясе Ее украшала лиги застежка из бронзы.

Погребенный был обут в высокие сапоги из мягкой кожи без каблуков и подметок.

Его шапка из красного бархата была похожа на классический тюрко-монгольский колпак. Она состояла из четырех клиньев и двух раскашивающих деталей, благодаря которым достигалось расширение нижней части головного убора. Поля были опущенными, но не разрезными Возможно, воин носил головной убор по типу казахской султанской шапки ХVIII-XIX вв. которую можно видеть на многочисленных гравюрах и фотографиях казахской знати.

На всех четырех клиньях головного убора, сверкавшего на солнце золотыми нитями, в черных шелковых медальонах вышиты гепарды. Они словно идут друг за другом, переставляя лапы, в обрамлении растительною орнамента. Поля шапки украшают цветочные мотивы. Вышивка выношена шелковыми нитями, обернутыми серебряной позолоченной фольгой.

Вооружение воина составляли железный кинжал в деревянных ножнах и лук, оклеенный полосками тонкой бересты внахлест В берестяном колчане находились стрелы с железными наконечниками.

Погребенный воин был одет так, как описано в калмыцком героическом эпосе "Джангар":

 

Обул он мягкие красные сапоги.
Их голенища
Десять тысяч девиц сшили.
Их задники Сто девиц выстрочили.
Кто увидит след от тех (сапог).
Готов отдать тысячу (монет)
Кто увидит его самого.
Десять тысяч отдать готов.
Нарядную эрвенг он надел.
Три драгоценных бешмета надел.
Трое ратных лат надел. Железным поясом Луданг
Ценой в семьдесят коней, опоясался
(Джангар. 1990 с. 213-214)

Эрвенг - рубаха свободного покроя, обычно из мягкого шелка
Луданг - шелковый, здесь очевидно, слово луданг употреблено в значении "блестящий"
Монгольские женщины подпоясывали платье только во время работы связанной с ходьбой (сбор ягод, кореньев и т. п. езды на лошади и в зимнее время.
 

В мужском и женском захоронениях Джухтинского кургана били обнаружены одинаковые серебряные чаши с фризом растительного орнамента по бортику и лотосом на дне, выполненными в технике-чеканки, гравировки и золочения. Этот факт позволил предположить родственные отношения погребенных.

Стратиграфия кургана показывает, что женское захоронение — центральное. Женщина была погребена раньше, и именно над ее захоронением был насыпан курган в июле, когда созревала в этих краях степная вишня. Косточка этого плода обнаружена в конском захоронении, сопровождавшем умершую. На ней был надет парчовый халат красного цвета, сшитый так же, как и у мужчины. Женщина была всадницей, и её одежда должна была быть удобной для верховой езды. Обычно длинные рукава закатывали, чтобы они не мешали работе. У погребенной рукава были опущены и закрывали пальцы рук. Как известно, половчанки, в отличие от монголок, подпоясывали свое платье, так как. судя по каменным изваяниям, пояс у них служил для подвешивания зеркала, гребня и прочих дамских аксессуаров. Пояс, обнаруженный в Джухтинском кургане, застегивался на маленькую серебряную пряжку. Халат был запахнут налево.

рукавичка из кургана
Холщовая детская рукавица, пришитая к рукаву верхнего платья. Могильник Дзивглис, находка В. Х. Тменова 

Ткань халата выполнена из шелковых нитей полотняным переплетением. На поверхность шелка веществом желтого цвета, похожим на золото, на черной клеевой основе в технике набойки нанесен орнамент из стилизованных растительных мотивов. Рисунок в виде полосок шириной 0.3 мм, толщиной 0.1 мм нанесен вдоль нитей основы. Толщина ткани - 0.35 мм. Нити основы и утка в одно сложение с правосторонней круткой (Z), крутка нитей основы очень слабая. Плотность ткани (на 10 мм) но основе — 18, по утку — 66 нитей. Толщина нитей основы — 0,06 мм. утка — 0,02 мм.

Мягкие кожаные сапожки, в которых похоронена женщина, расшиты речным жемчугом, у них нет подошв, а в щиколотке они перехвачены тонким ремешком.

На шее половчанки, нанизанные на нитку, висели несколько разноцветных бусинок стекла и сердолика, маленькая золотая бляшка в виде цветочной розетки и две веточки коралла. К поясу был подвешен костяной игольник с железными иглами.

В этом же кургане обнаружено захоронение ребенка. Он был похоронен по другому погребальному обряду — в яме с подбоем. В eго ногах стоял глиняный закопченный горшок Другого инвентаря, в том числе и деталей костюма, в погребении не было. Это и не удивительно. Умершему ребенку было всего пять или шесть лет — молочные зубы уже начали выпадать, а коренные еще не выдвинулись из челюсти. Кочевники не считали детей полноценными людьми, поэтому даже не одевали их «Зимою они прячутся как сурки в родительские шубы, и во что попало, а в остальное время бегают, резвятся без церемоний, и много, если прикрыла каким-либо лоскутом», — писал в XIX в о детях калмыков И Бентковский (цит. по [Сычев. I973.C 76]).

Особых погребальных церемоний ребенку не оказывали а уж тем более не соблюдали традиции и тайны погребения, как при захоронении взрослых монгольских воинов. Для последнего приюта малышу сочли пригодным чужой сюаребалыаай памятник.

Антропологическое исследование, проведай юс М. М. Герасимовой и Д. В. Пежемским, позволило установить некоторые особенности внешнего облика погребенных. Мужчина был уже в зрелом возрасте (45-55 лет), ниже среднего роста (161-162 см), с длинным торсом и короткими ногами, крепкого  телосложения. Интересна характерная особенность, отмеченная исследователями один из зубов верхней челюсти имеет штифтовидную форму в результате обточки и зеленоватый цвет, что косвенно может свидетельствовать о том, что на нем была надета коронка из материала, содержащего медь. Возможно, мужчина был ранен в грудь, но к моменту смерти рана, вероятно, уже зажила. Мужчина и женщина внешне были очень похожи между собой. Это сходство определялось не только их принадлежностью к одному антропологическому типу,  но и деталями строения лица, которые свидетельствуют о принадлежности их к одной племенной группе. Однако анализ дискретно варьирующих признаков не дал оснований говорить об их кровнородственных отношениях, что не исключает брачного союза между ними.

В результате проведенного палеоантропологисческого анализа выносилось, что погребенные в Джухлтнском кургане мужчина и женщина относятся к центрально азиатской монголоидной расе, причем "их антропологический тип существенно отличается от "зливкинского" антропологического типа, который характерен для кочевнического населения южнорусских степей, в том числе — половцев (брахикранные европеоиды с примесью монголоидных особенностей)" [Герасимова, в печати]. Однако из этого не следует, что погребенные по этнической принадлежности обязателыю были монголами, они вполне могли быть центральноазиатскими тюрками, на что указывают характер погребального обряда и особенности костюмов.

Необходимо, однако, помнить, что погребальный обряд как этнический маркер очевиден только для исследователей-археологов. Для самого  субъекта культуры погребальный обряд не является этническим знаком - с этим устойчивым элементом культурной принадлежности человек встречается только после смерти. При жизни эту функцию выполняют определенные элементы костюма, устойчиво сохранявшиеся в общем комплекте золотоордынского имперского ансамбля. Костюмы погребенных в северокавказских могильниках укладываются в рамки кочевнических комплексов золотоордынского времени в памятниках Поволжья. Это подтверждает то, что в ХIII-ХIV вв. костюм кочевников складывался в рамках имперской культуры. В мужских и женских платьях использовались красные, затканные золотом шелка, несомненно изготовленные в юаньских ткацких мастерских по монгольскому заказу, так как это были предпочитаемые имперской знатью цвета.

Головной убор погребенного в Джухте воина представлял собой классический монгольский колпак Бокка, принадлежащий женщине из новопавловского захоронения, хотя и не относится к разряду классических, но зафиксирована в кочевнических древностях золотоордынского времени, а ее ромбические украшения имеют прямые аналогии на изображениях головных уборов монгольских императриц династии Юань. И потому не следует рассматривать однозначно известное утверждение арабского писателя XIII в. ал-Омари о том. что "кипчаки сделались их (монголов) подданными. Потом они смешались и породнились с ними, и земля одержала верх над природными и расовыми качествами их, и все они стали точно кипчаки, как будто они одного (с ними) рода, оттого, что монголы поселились на земле кипчакской, вступили в брак с ними и остались жить на земле их" (Тизенгаузен. 1884, с 235).

Костюмы периода распада Золотой Орды. Вторая половина XIV — XV век

наверх
монгольский орнамент
Отделка разреза нижнего шелкового платья вышивкой серебряной нитью с позолотой. Застежка встык на мелкие серебряные пуговки. Могильник Зарагиж (находка Б.Х. Атабиева). 

О костюме коренных жителей Северного Кавказа можно судить по находкам в средневековых погребальных памятниках, которые локализуются на территориях современных Карачаево-Черкесии, Осетии, Кабардино-Балкарии. Различий в базовых формах костюма, его убранстве и аксессуарах не выявлено, что указывает на единство формирования костюма для всех народов, населяющих эту территорию.

В XIII-XV вж прослеживается генетическая связь костюмов населения Предкавказья с описанной одеждой предшествующих периодов.

В трех пещерных склепах Дзивгиса XIII-XV вв. зафиксированы комплексы мужской, женской и детской одежды. Костюм мужчины и женщины, независимо от возраста, состоял из плечевой одежды типа бешмета и нательной рубахи. Поясной одеждой служили штаны, а также чулки и ноговицы. Обувь носили кожаную. Головные уборы представлены многослойными колпаками

Нижняя рубаха была не распашной, а с осевым разрезом и округлил горловиной, оформленной бейкой или стоячим воротником. В качестве отделки использовалась цветная ткань или кожа. Застежка состояла из матерчатых пуговиц или металлических бубенчиков и воздушных петель. В двух случаях отмечены рубахи с косым воротом. При этом застежка-бубенчик сходилась с левой стороны. Стоячий воротник и планка выполнялись из цветной ткани. Длина рубах не зафиксирована.

Верхняя одежда, сшитая главным образом из холста, имела распашной покрой, была отрезной и собранной по линии талии в мелкую сборку. Часто эту линию подчеркивали пришитой к ней орнаментированной тканью или тканью другого цвета. На более ранних образцах в Змейском могильнике Х-ХIII вв эта лиши отмечена бубенчиками, а на кафтане из Подорванной Балки VII-IX вв — холщовым шнуром.

В X—XII вв ворот у мужских кафтанов, как правило,  был отложной и только один раз отмечен стоячий. Все женские кафтаны имели стоячий воротник. Для VII-IX м характерна одежда без воротников с треугольным вырезом, отделанным металлическими заклепками в два ряда. Такой вырез в 1879 г. зафиксирован в Подорванной Балке В. Б. Антоновичем края треугольного выреза были отделаны ремешком с пришитыми к нему металлическими пуговицами (Уварова. 1900, с 172). Рукава кафтанов длинные, вшивные в прямую пройму. В одном случае в мужском погребении зафиксирована длина рукава, закрывающая кисти рук.

Верхняя одежда обычно застегивалась до пояса. Для её декора использовались бубенчики.

Начиная с половецкого времени благодаря отрезному характеру одежды женское платье на Северном Кавказе носили с поясом. В Х-ХП вв поясами служили ленты, шнурки, холщовая ткань, свернутая в виде пояса, иногда в качестве дополнения использовали металлические пряжки

В XIII—XV ва продолжают бытовать женские пояса из шелковой ленты, но они уже украшены металлическим  наборам. Тогда же встречаются полностью металлические пояса [Левашева. 1953, с 194]. Кафтаны того времени подпоясывали тесьмой, плетенным шнуром, полоской холста завязанной бантом, или матерчатым ремешком с пряжкой. Воротники, манжеты и низ одежды отделывались кожей.

монгольские пуговицы
Пуговицы верхнего платья. Платье застегивалось на восемь серебряных пуговиц, семь из которых были овальной формы филигранной работы из темного камня и бронзы. Утерянная восьмая заменена пуговицей шаровидной формы с витыми полосками. Могильник Зарагиж (находка Б.Х Атабиева).

Несколько видов плечевой одежды XIII-XV вв было пайдено исключюельно в женских захоронениях. Короткая безрукавка из белого холста застегивалась на бубенчики. По плечам и планке вставляй цветная ткань. Низ безрукавки отделан золоченой кожей. Подобный вид одежды, встреченный в Змейском могильнике Х-ХII вв. как отмечалось выше, возможно, выполнял функции корсета.

Оригинальный вид одежды был найден в Дзивгисском могильнике. Это длинная верхняя плечевая одежда без воротника и рукавов, сшитая из холста, окрашенного в синий цвет. Перед до низа отделан кожей, спинка, сшитая из отдельных полос, имеет кокетку. Подкладка этой одежды сделана из светлого холста. Без фотографии и чертежей сложно представить себе, имела ли она пройму или представляла собой рад накидок. Подобное одеяние было на обнаруженной в этом же могильнике куколке, прикрепленной к поясу девочки, одетой в белую безрукавку. Торс куклы сделан из гусиного пера, а голова — из холста, на который намотан тюрбан из синей ткани. Такие головные уборы зафиксированы и во взрослых погребениях. Одежда куклы — нерасшитая холщовая рубаха, полочка и спинка которой отлетаны вшитыми я основную ткань прямоугольными вставками синего цвета со швом по центру. Подол рубахи оторочен шелком. На плечи куколки наброшена накидка из отдельных полос неокрашенного холста, по покрою напоминающая бурку. Судя по характеру расположения нитей, а также по сохранившийся швам между холстом и кожаной отделкой, первоначально эти полосы были сшиты в единое целое. Ворот сзади напоминает кокетку и переходит на полочках в кожаную отделку, спускающуюся до низа Т.Б. Мамукаев отметил на погребенных в Даргавских склепах XVII-XIX вв «шелковую накидку типа пыльника» но, судя по его реконструкции, она имела короткие рукава [Мамукаев, 1980. с 108]. Данный вид одежды в этнографическом материале не фиксируется.

  Верхнюю плечевую одежду XIII-XV вв, реконструировала Е. С. Видонова по материалам Белореченских курганов. Это два вида кафтанов Первый — короткий до колен, приталлено-расклешенного силуэта с перекидными плечами и осевым разрезом. Он имеет застежку из пуговиц и воздушных петель, изготовленных из плетеных шнуров и галунов, выполняющих декоративную функцию. Пройма прямая, широкая, рукав не зафиксирован В. Л. Плетнева находит аналогии этому виду одежды в мужском бешмете адыго-черкссов ХІХ-ХХ вв. В Белореченских курганах такой покрой встречается как в мужских, так и в женских захоронениях. Второй вид кафтана обнаружен в женских захоронениях. Он длиной до пят, прямого силуэта, в бока вставлены клинья широкой частью вверх. Плечи сшивные. Рукава с широкой проймой, соответствующей ширине ткани (56 см. с кромками 58 см), книзу сужались и значительно превышали длину руки. Рукав имел разрез, который застегивался, как и осевой разрез халата на серебрянные пуговицы и воздушные петли из плетеного шнура, последний использовался и в качестве декоративных нашивок ниже талии.

Кафтаны найденные в Белореченских курганах, выполнены из импортных шелковых и парчовых тканей на шелковой основе, а женский халат сшит из дорогого аксамитого бархата итальянского производства. В. П. Левашева связывавает этот халат с адыгейским этнографическим материалом, который "дает разрезные рукава на старинной верхней одежде" [Левашева. 1955, с 187-191]. Однако разрезные рукава, встречающиеся в кавказском этнографическом материале, иного характера. В них разрез делался с противоположной — внутренней стороны по осевой линии. В данном же случае речь идет скорее всего о влиянии монгольской моды. Разрезные рукава широко бытовали в костюме монголов в конце ХШ — начале XIV в. Подобный прием изображен художником Лю Гуантао в сцене охоты хана Ху6илая (Smith. Van Goveng, 1979. р 196-197].

В качестве поясной одежды в этот период бытуют штаны с ромбовидной вставкой между штанинами и верхним рубцом, в который продет шнурок. Длина штанов различна, от длинных до коротких (65 см). К штанинам в области колена пришивались подвязки из холста или кожи для фиксации ноговиц. Этт прием сохраняется одинаковым для мужских и женских штанов начиная с VII в. когда он был археологически засвидетельствован в Предкавказье, и вплоть до этнографического костюма XIX — начала XX в.

В Дзивгисском могильнике зафиксирована следующая обувь: мягкие сапожки, ноговицы и чувяки, аналогичные по покрою тем, которые носили в VII-IX вв, а также обувь с острыми длинными носами, аналогичная образцам Х-ХIІ вв из Змейского катакомбного могильника.

монгольский пояс
Шелковый пояс с накладными бронзовыми прорезными бляшками. Могильник Зарагиж (находка Б.Х Атабиева).

В одном мужском погребении из Дзивгиса обнаружен кожаный сапог явно импортного происхождения. У него кожаная подметка и высокий на-борный каблук из кожаных пластин, подбитый железными шипами. Носок загнут кверху и подбит маленькими железными гвоздиками, такими же гвоздиками украшен и задник сапога. Голенище богато орнаментировано растительными мотивами, выполненными в технике тиснения, инкрукстации кожей и вышивки зелеными и желтыми шипами. Сапог имел войлочную подкладку. Этот экземпляр, вероятно, имеет смысл связывать с татарами XV-XVI вв. Близкий по стилю орнамент на обуви фиксируется у башкирских татар. Аналогичный прием декоративного оформлении носка и задника сапога мелкими гвоздиками был распространен на Руси в XVI в. В русских сказаниях эти сапоги описаны так - "Носы — шило, а пята востра", "пяты, хоть яйцо кати" [Гиляровская. 1954. с 88. ил 193]. Видимо, и на Русь такая мода пришла от татар, но несколько позже.

На погребенных в Дзивгисском могильнике надето по нескольку головных уборов одновременно, причем каждый из них выполнен из нескольких слоев ткани, между которыми прослеживается прокладка из войлока, шерсти или соломы. Форму головных уборов можно определить как колпакообразную в виде конуса, встречались также чепцы, выполненные из кожи. Поскольку эти материалы хранятся в Северо-Осетинском республиканском краеведческом музее во Владикавказе и недоступны для подробного исследования, нельзя с уверенностью идентифицировать их с теми, которые найдены в Змейском могильнике.

В женском захоронении из могильника XV-XVII вв у аула Карт-Джург обнаружен интересный женский головной убор конусообразной формы с серебряным подтреугольным навершием, оканчивающимся полым шариком. Украшением убора служит металлическая лента, два раза перекрещивающаяся на лицевой стороне. Надо лбом укреплена серебряная орнаментированная пластина в виде миниатюрной диадемы. По бокам — крупные височные подвески. Головной убор реконструирован Х. Х. Биджиевым, руководителем раскопок 1969г.

монгольские поясные сумки
Кожанные сумочки  с вышивкой, которые подвешиваются на пояс женского платья,могильник Зарагиж  (находка Б. Х. Ахтабиева)

Остроконечные верхушки и диадемообразные пластинки на женских головных уборах зафиксированы в могильнике XIV-ХVI вв. Курнаят близ селения Верхняя Балкария (см [Миэнев, 1968. с. 126]). Такие высокие конусообразные шапочки бытуют в этнографическом костюме кабардинок, носят их также абазинки и балкарки. Однако в этнографических экземплярах используются другие приемы декора. Чеканное украшение, по форме сходное с украшениями шапочки из Карт-Джуртскюго могильника, было обнаружено к одном из захоронений города Мертвых (см [Мамукаев, 1980, с. 106]). Неудобные шапочки, отделанные перекрещенной лентой, с нашитыми на нее бронзовыми бляшками, фиксируются с Х-ХII вв в Змейском катакомбном могильнике (см. [Кузнецов, 1958]). Войлочную конусообразную шапочку у селении Архон в Осетии обнаружила Е. Г. Пчелкина (см. [Кузнецов» 1959, с. 56]). Конусообразные шапочки с металлическими навершиями научены в Белореченских курганах (см [Левашева, 1953. С 56]) и в могильнике Зарагиж в Балкарии.

Головные уборы и форме чепцов обнаружила П.С Уварова у Махчсека. Их форма "малороссийского очипка из толстой войлочной материи, надвигавщегося весьма низко на лоб, в виде прямоугольного куска с выемками на висках, с толстым подбором на затылке" [Уварова, 1900 с 261], видимо, повторяет форму головных уборов из станицы Змейской. Об их диетической связи свидетельствует декор круглые выпуклые медные бляхи, позолоченные серебрянные прямоугольные или квадрапгые пластины, бубашы, очерчивающие лоб, а также форма украшения, которая появилась в Змейском городище под влиянием кочевников шитье золотым плетеным шнуром П.С. Уварова отмечает, что поверх этих чепцов надевали "фату с тисненым бортом, нисходящую до середины груди". Головной убор из Дзивгисских склепов был обернут шарфом и представлял собой своего рода тюрбан, подобный тому, что был на голове описанной выше куколки из того же могильника.

Население, оставившее Дзинвгисский могильник, использовало в качестве украшения головных уборов булавки и височные кольца в полтора оборота, что также указывает на генетическую связь с костюмом периодла бытования Змейского могильника.

загрузка...
  Голосов: 0
 

Вы просматриваете сайт Swordmaster как незаригистрированный пользователь. Поэтому скрытый текст скрыт. Комментарии будут вводится через капчу с предварительной модерацией. Если нашли ошибку — выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Для того чтобы пользоваться полным функционалом сайта, рекомендуем .


Добавление комментария
Ваше Имя:      Ваш E-Mail (по желанию):  
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера