Глава 3. Наконечники стрел

   |  Страница создана: 07-06-2015  |  Просмотров: 1512
 

 

В погребениях балтских племен железного века лук и стрелы не встречаются. Не было обычая это оружие класть умершим в погребения. Исключением являются наконечники стрел, найденные в могильнике Плинкайгалис, в погребениях середины V в. Они не относятся к погребальному инвентарю, лишь свидетельствуют о насильственной смерти погребенных. Поэтому при исследовании этого вида оружия приходится ссылаться только на наконечники стрел, обнаруживаемые в культурном слое городищ и селищ.

С 30-х гг. XIX в. по настоящее время в Литве было исследовано около 100 городищ и селищ разных хронологических периодов (65, с. 17). В культурном слое обнаружены предметы быта разного назначения, в том числе и оружие — наконечники копий и наконечники стрел. Если наконечники копий в городищах встречаются редко (97, с. 37), то наконечники стрел преобладают. На неукрепленных селищах у подножья городищ железные наконечники стрел встречаются реже, чем на городищах.

3.1. Источники

В литовском археологическом материале известно около 1800 железных наконечников стрел. Из них только около 50 датируются II-VIII вв. Остальные, т. е. около 1750, найдены в культурном слое городищ и селищ X-XV вв. Так как этот поздний период не входит в хронологические рамки данной работы, наконечники стрел данного периода мы не будем рассматривать.  

Культурный слой первых веков н. э. обнаружен на большинстве исследованных городищ, но наконечников стрел в нем найдено очень мало. В большинстве случаев только отдельные экземпляры. Вообще в культурном слое первой половины I тысячелетия н. э. мало металлических изделий и другого назначения. Чаще всего обнаруживаются только фрагменты разных вещей или мелкие изделия (121, с. 21). Наконечники стрел обнаружены на городище Кунигишкяй-Паявонис (Вилкавишкский р-н), датируемом II-IV вв. (ПО, с. 58), и в нижнем горизонте культурного слоя первых веков н. э. городища Аукштадва-рис (Тракайский р-н). В культурном слое первой половины I тысячелетия на остальных городищах наконечники стрел не найдены.

С середины I тысячелетия постоянное заселение городищ прекращается и они становятся городищами-убежищами. В это время значительно увеличивается число оборонительных валов, рвов и деревянных сооружений. Культурный слой V-IX вв. на площадках городищ очень незначителен и стратиграфически не выделяется. Ярким примером этого может служить Аукштадварисское городище, которое заселялось примерно со II в. до н. э. до середины I тысячелетия. Затем жители покинули его и поселились у подножья, в неукрепленном селище. Здесь вскрыт мощный культурный слой IV-V — VIII-IX вв. (63, с. 44). Раскопки показали, что в V-IX вв. на городище был сооружен высокий оборонительный вал. В нем найдено около 40 наконечников стрел. Это самое большое число наконечников, обнаруженных в культурном слое V-IX вв. одного городища на территории Литвы. На селище у подножья этого городища обнаружен только один наконечник стрелы. В культурном слое V-VIII вв. других городищ наконечников стрел найдено очень мало. Две стрелы, датируемые серединой и второй половиной I тысячелетия, обнаружены во рву у подножья городища Даубаряй (Мажейкский р-н) (64, с. 25). По одному найдено в окрестностях уже упомянутого городища Кунигишкяй-Паявонис и в г. Вильнюсе на Замковой горе Гядиминаса (81, с. 676). Наконечники стрел, датируемые VIII-X вв., видимо, были обнаружены и при раскопках городищ Апуоле и Ипильтис (Скуодасский р-н). Но из-за отсутствия данных о том, в каких именно горизонтах культурного слоя они найдены, более точная их датировка невозможна.

3.2. Классификация наконечников стрел

По способу насадки на древко наконечники стрел можно разделить на две группы: I – черешковые, которые составляют абсолютное большинство (42 экз.), и II — втульчатые (5 экз.). На типы они разделяются по форме пера и его поперечному сечению: а) с пером листообразной формы, б) с пером ромбовидной формы, в) с коротким пирамидальным пером, г) с трехлопастным пером, д) с шипами. Черешковые наконечники бывают четырех типов — а, б, в, г; втульчатые — трех: а, б, д (рис. 25).

Рис. 26. Наконечники стрел:
1, 6-8, II. Куннгншкяй-Паяпонис; 2-3. 10, 12-29. Аукштадварис; 4-5. Даубаряй; 9. Плинкайгалис. погр. № 162

Черешковые наконечники

Тип а — с пером листообразной формы (I экз.) (рис. 25: 1).
Обнаружен на городище Кунигишкяй-Паявонис. Его длина 70 мм, ширина пера 17 мм. Поперечное сечение пеpa плоское. Соотношение черешка и пера 1:1. Датируется первой половиной I тысячелетия н. э.

Похожие наконечники стрел в Восточной Европе появились в начале н. э. и были в обиходе до позднего средневековья (20, с. 74). На территории Литвы такой наконечник найден в позднем горизонте культурного слоя городища Каукай (Алитусский р-н) (ИЭМ, АР 100:44). В Латвии обнаружен на городище Гробиня (Лиепайский р-н) и датируется VIII в. (151, с. 168, табл. 58:410). На городище Селпилс (Екабпилсский р-н) такой наконечник был найден вместе с вещами XII-XIII вв. (182, с. 39, рис. 35:1). В Северной Европе наконечники данного типа встречаются в археологических памятниках разных периодов, особенно на территории финно-угорских племен (101, табл. 19: 157, 158, 37 : 314, 64 : 565, 100 : 868; табл. XVII: 7). В Швеции они известны из памятников VIII в. (151, с. 168). По классификации А. Ф. Медведева, это 63-й тип наконечников стрел с пером лавролистообразной формы без опоры для древка (20, с. 74-75, табл. 14 :9, 21 : 11).

Могильник Плннкайгалис, погр. № 162
Рис. 26. Могильник Плннкайгалис, погр. № 162

Тип б — с пером ромбовидной формы (4 экз.) (рис. 25:2-5).

Наконечники с опорой для древка и без нее. Наконечники с опорой для древка найдены в нижнем горизонте культурного слоя Аукштадварисского городища (2 экз.) (рис. 25:2-3). Их длина 59 и 73 мм, ширина перьев 18 и 20 мм. Поперечное сечение перьев — вытянутый ромб. Соотношение черешка и пера 1:1,5. Датируются первой половиной I тысячелетия. Аналогичные стрелы на соседних территориях не обнаружены. Видимо, это очень редкая форма наконечников. Наконечники без опоры для древка найдены во рве Даубаряйского городища (2 экз.) (рис. 25:4-5). Они в очень плохой сохранности. Первоначально их длина достигала примерно 130 мм, ширина перьев — 40 мм. Перья в поперечном сечении плоские. Соотношение черешка и пера примерно 1:1. Более точная датировка этих наконечников невозможна, потому что во рве, где они найдены, обнаружен только бронзовый спиральный перстень. Считается, что ров был выкопан в середине I тысячелетия или немного позже (64, с. 25). Близкой аналогией является наконечник стрелы из погребения № 2 могильника Оши (ГИМЛ, инв. № 3122). Он найден вместе с булавками — железной с посоховидной головкой и бронзовой с длинной профилированной головкой — и другим инвентарем, датируемым серединой I тысячелетия. Похожий, только с более узким пером наконечник стрелы обнаружен в культурном слое, датируемом серединой и второй половиной I тысячелетия, на городище Кенте (Огрский р-н, Латвийская ССР) (117, с. 57, табл. VI : 20; 119, табл. 39:9). Несколько экземпляров известно из Березниковского городища в верхнем Поволжье, из культурного слоя V-VI вв. (27, рис. 2:2-4), из городища Хо-темля VIII—IX вв. (17, с. 91, рис. 34: 1) и из других мест. Разные варианты наконечников стрел с перьями ромбовидной формы широко распространены на всей территории Восточной Европы (20, с. 64-70). Самыми близкими к обнаруженным на территории Литвы являются наконечники 47-го типа VIII-XIV вв., по классификации А. Ф. Медведева (20, с. 68, табл. 13:38, 18:19, 26:13, 30:43).

Тип в — с коротким пером пирамидальной формы (2 экз.) (рис. 25 : 12-13).

Наконечники стрел обнаружены на Аукштадварисском городище. Общая длина наконечников 85 и 71 мм, длина перьев 15 мм, длина шеек 40 и 26 мм, длина черешка 30 мм. Черешок одного наконечника отломан. Поперечное сечение перьев — равнобедренный треугольник. Соотношение черешка и пера 1:4,5.

В горизонте культурного слоя, где найдены эти наконечники, обнаружена бронзовая арбалетовидная фибула с треугольной ножкой, два глиняных пряслица цилиндрической формы с боковыми гранями. В этом горизонте преобладала керамика с шероховатой поверхностью. Меньше было лепной штрихованной керамики. Изделия и керамика дают возможность этот горизонт культурного слоя и найденные в нем наконечники стрел датировать серединой I тысячелетия н. э., примерно V-VI вв.

На соседних с Литвой территориях подобных наконечников не обнаружено. Аналогичный наконечник встречен в погребении IV-V вв. Беляусского могильника, открытого в Черноморском р-не (Крымская обл.), где умерший был с искусственно деформированным черепом (3, с. 98, рис. 5: 12; 7, с. 60, рис. 2: 17).

Трехлопастнын наконечник стрелы
Рис. 27. Трехлопастнын наконечник стрелы in situ

Тип г — с трехлопастным пером (36 экз.) (рис. 25 : 9, 14-29).

Наконечники имеют широкое и узкое перо. Наконечники с широким пером (28 экз.) (рис. 25:9, 16-17, 25-29) найдены на городище Аукштадварис и по одному в окрестностях городища Кунигишкяй-Паявонис, в Вильнюсе на Замковой горе Гядиминаса и в могильнике Плинкайгалнс, в погребениях середины V в. № 162 и 336 (рис. 26). Длина наконечников от 55 до 75 мм, ширина перьев 10-22 мм. Перья ромбовидной формы составлены из трех лопастей, в поперечном сечении имеют форму треугольной звездочки. Соотношение черешка н пера 1 :2. Наконечники с узкими трехлопастными перьями найдены на городище Аукштадварис (8 экз.) (рис. 25:11-15, 18-24). Длина целых наконечников до 81 мм, ширина перьев от 8 до 12 мм. Соотношение черешка и пера 1:1,5. Перья наконечников стрел этого типа с черешком образуют прямой угол — упор для древка.

План тройного погр. 336 могильника Плинкайгалис
Рис. 28. План тройного погр. 336 могильника Плинкайгалис

При исследовании городища Аукштадварис больше всего наконечников стрел с трехлопастными перьями обнаружено на глубине 100-180 см, т. е. в культурном слое, датируемом серединой I тысячелетия. В нем преобладала лепная керамика с шероховатой поверхностью. Меньше обнаружено штрихованной и черной лощеной керамики. Здесь найдены и металлические вещи: бронзовая арбале-товндная фибула с треугольной ножкой, бронзовое височное кольцо, фрагмент железной арбалетовидной фибулы и др. Опираясь на эти находки, можно утверждать, что трехлопастные наконечники стрел в Аукштадварисское городище должны были попасть с IV по VI вв. и скорее всего в одно время. Нужно обратить внимание и на 2 наконечника стрел с трехлопастным пером, обнаруженных в горизонте культурного слоя этого городища, датируемом последними веками до н. э. — первыми веками и. э. В этом горизонте преобладала штрихованная керамика. Керамики с шероховатой поверхностью было гораздо меньше. Обнаружено и несколько других вещей: фрагмент обгоревшего проушного каменного топора, пряслица, изготовленное из рога оленя или лося, железный нож с прямой спинкой, шило и др. Датировать эти наконечники последними веками до н. э. или первыми веками н. э. вряд ли было бы верно. Большая часть наконечников типа г найдена в культурном слое середины I тысячелетия. Кроме того, ранний горизонт культурного слоя очень тонкий и сильно разрушен (63, с. 44). Поэтому они могли сюда попасть случайно, позднее, во время земляных работ. Такой же случайностью следует считать и 4 трехлопастных наконечника стрел, попавших в верхний горизонт культурного слоя, датируемый XII-XIV вв. В Аукштадварисе они найдены на глубине 66-90 см, где преобладала гончарная керамика, орнаментированная волнистыми или параллельными линиями, или зарубками. Керамики с шероховатой поверхностью было очень мало. Она вместе с черной лощеной керамикой попала сюда скорее всего случайно, во время разных перестроек. То же самое можно сказать и о трехлопастном наконечнике стрелы из культурного слоя конца XV в., обнаруженном в Вильнюсе на Замковой горе Гядимннаса. Он ничем не отличается от обнаруженных на Аукштадварисском городище.

Два наконечника стрел с трехлопастнымн перьями найдены автором настоящей работы в погребениях Плинкайгальского могильника. В погребении № 162, на глубине 0,7 м от поверхности земли вскрыты 4 костяка — двух взрослых и двух детей. Взрослые — мужчина старше 55 лет и женщина 25-30 лет лежали в середине погребальной ямы. По сторонам дети — 3,5 и 8-9 лет. Погребальный инвентарь бедный: у правой бедренной кости женщины найден фрагмент железного серпа, на правой руке младшего ребенка был бронзовый ленточный браслет, а одежда другого ребенка застегнута железной булавкой с посоховидной головкой. Погребального инвентаря у мужского скелета не было. Трехлопастный наконечник стрелы найден глубоко вонзившимся в бедренную кость левой ноги женщины у бедра (рис. 27). Это указывает на то, что погребенные умерли насильственной смертью. В погребении № 336 на глубине 0,4 м выявились контуры дощатого гроба длиной 2 м и шириной 0,5 м. На глубине 0,6 м были вскрыты 3 скелета: мужчины 45-50 лет, девочки 10-11 лет и женщины 40-45 лет. Мужчина лежал в вытянутом положении на спине, головой обращен на запад. Руки согнуты и сложены на груди и животе. Ноги выпрямлены. Девочка положена головой в противоположную сторону, т. е. на восток, на левом боку, с согнутыми и сложенными на груди руками и согнутыми ногами. Рядом с ними лежал скелет женщины (рис. 28). Прогребальный инвентарь мужчины составляли: серебряная шейная гривна, 2 арбалетовидные фибулы — серебряная и бронзовая с треугольными ножками, втульча-тый топор, нож и железная поясная пряжка. Инвентарь девочки составляли: ожерелья из 14 пар бронзовых спиралей и 2 бронзовых спиральных браслета. Женщина погребального инвентаря не имела.

Трехлопастный наконечник стрелы найден застрявшим среди позвоночных костей мужского скелета в области живота (рис. 28).

По погребальному инвентарю оба погребения датируются серединой V в. (рис. 29).

Инвентарь погр. № 336 Плинкайгальского могильника
Рис. 29. Инвентарь погр. № 336 Плинкайгальского могильника:
1 — бронзовые спиральные браслеты. 2 — ожерелья из бронзовых спиралей, 3 — втульчатый топор. 4 — нож, 5 — серебряная шейная гривна, 6 — железная пряжка. 7, 9 – серебряная и бронзовая арбалетовндиые фибулы с треугольными ножками. 8 — трсхлопастный наконечник стрелы

Трехлопастные наконечники стрел не характерны для литовских и других балтских племен. Они не обнаружены на территории Латвии, не найдены в ареале древнепрус-скнх племен на территории нынешней Калининградской обл. и в северо-западной части Польской Народной Республики. Мало подобных наконечников попадалось в балт-ской среде междуречья Днепра и Немана, здесь собрано около 20 таких наконечников (25, с. 50). Например, на городище Барсучья Горка, находящемся у г. Могилева (Белорусская ССР), трехлопастный наконечник стрелы обнаружен в культурном слое III-IV вв. (29, с. 105). На городище Демидовка (Смоленская обл., РСФСР) такие наконечники найдены в культурном слое середины I тысячелетия (35, с. 202, рис. 13:7-9). Железные трехлопастные наконечники стрел появились в вооружении разных племен еще в I тысячелетии до и. э. и были в обиходе до X в. н. э. (20, с. 18) Обнаруженные на территории Литвы наконечники близки к 19-му типу наконечников стрел по классификации А. Ф. Медведева. Такие наконечники распространены особенно в южных частях Восточной Европы и встречаются на археологических памятниках от Сибири до Венгрии с середины I тысячелетия Н. э. по IX в. включительно (20, с. 60, табл. 12:17, 18, 15: 18, 30: 19). Исследователи считают их типичными для вооружения кочевых племен (3, с. 15-16, рис. 5: 13).

Втульчатые наконечники стрел

Тип а — с пером листообразной формы (1 экз.) (рис. 25: 11).

Такой наконечник обнаружен на городище Кунигиш-кяй-Паявонис. Острие обломано. Длина уцелевшей части 65 мм, ширина пера 13 мм. Поперечное сечение пера линзовидное. Диаметр втулки 6,6 мм. Соотношение втулки и пера 1:1. Датируется II-IV вв.

Похожие наконечники с начала III в. широко распространяются на территории германских племен (84, с. 87, рис. 94; 169, рис. 57 : м, табл. 60 : с-д, 61 : ф; 170; 171; 152, табл. 63:590—598, 64), встречаются в вооружении носителей пшеворской культуры (68, с. 93, табл. Ill: 1, 159, табл. XI : 11), ими пользовались и угро-финские племена; у реки Камы такие наконечники появились в I тысячелетии до н. э. и были известны до XI в. н. э. (20, с. 57). По А. Ф. Медведеву, они причислены к 4-му и 5-му типам (20, с. 57, табл. 30 : 4, 5).

Тип б – с пером ромбовидной формы (1 экз.) (рис. 25: 10).

Наконечник обнаружен на селище Аукштадварис. Острие обломано. Длина уцелевшей части 67 мм, ширина пера 32 мм. Поперечное сечение пера — вытянутый ромб. Соотношение втулки и пера 1:1. Датируется IV-VI вв.

Аналогичные наконечники стрел на территории Литвы чаще встречаются в культурном слое городищ конца I-начала II тысячелетия. Например, в Апуоле (КГИМ, инв. № 455:7), Возгеляй (Зарасайский р-н) (КГИМ, инв. № 978: 15), Каукай (ИЭМ, АР 500:357, 400). Такой же наконечник найден на городище Селпилс (Латвийская ССР) в нижнем горизонте культурного слоя, датируемом V-VII вв. (182, с. 39, рис. 35:3). Однако для вооружения жителей территории Литвы, Латвии и других балтских земель такие наконечники стрел не характерны. Больше их обнаруживают на территории германских племен, например, в Швеции—на острове Готланд они встречаются на археологических памятниках второй половины VI в. и более поздних (152, табл. 63 : 588, 141:1231—1235, 209: 1704-1705, 257:2072, 303:2370-2373). В западной части территории финно-угорских племен они очень редки (101, с. 80, табл. 64:560), на севере шире распространились с I тысячелетня до н. э., например, у Камы, и использовались до XI в. (20, с. 56, табл. 30:3). Это 3-й тип наконечников стрел по классификации А. Ф. Медведева (20, с. 56, 57, табл. 30:3).

Тип д — с шипами (3 экз.) (рис. 25: 6-8).

Наконечники этого типа обнаружены на городище Ку-ннгишкяй-Паявонис. Длина наконечников 60-82 мм, ширина перьев 23-30 мм. Поперечное сечение перьев — вытянутый ромб и плоское. Диаметр втулок 5-5,5 мм. Соотношение втулки и пера 1:1,5. Датируются II-IV вв.

Аналогичные наконечники стрел в культурном слое первой половины I тысячелетия других городищ не обнаружены. Они часто попадаются в культурном слое конца I— начала II тысячелетия (112, рис. 300; 217, с. 19, рис. 8:12-14). За пределами Литвы похожие наконечники стрел появились уже в латенскую эпоху (84, с. 87-88, рис. 95—97). В начале н. э. они известны носителям пше-ворской культуры (68, табл. 111:2; 159, табл. IX : 9, X:10), а в III—IV вв. появляются на территории западных балтов. В центральной части территории Германской Демократической Республики обнаруживаются в погребениях периода великого переселения народов (169, с. 151, 154, рис. 57:6; 170, табл. 60:3; 171, табл. 33:6-д). На других территориях больше их обнаружено в культурном слое VIII-XIV вв. городищ, селищ, городов (119, табл. 51 : 7; 182, рис. 35:4; 172, табл. XIV: 11; 9, с. 105, рис. 33:5; 17, рис. 34:6, 10; 20, с. 56, табл. 30:2).

Наконечники стрел типа д на городище Кунигишкяй-Паявонис могли попасть либо с территории западных балтов, либо с территории пшеворской культуры.

В культурном слое городищ и селищ Литовской ССР железных наконечников стрел обнаружено очень мало. Гораздо меньше, чем костяных на городищах I тысячелетия до н. э. Такое же положение в соседней Латвии, а также на западе и севере Белоруссии. Частично это можно объяснить тем, что на территории Литвы и в соседних землях до и. э. преобладали орудия и оружие, изготовленные из кости и рога. С I-II вв. и. э. костяные изделия постепенно начинают вытесняться железными, котррые, особенно в первой половине I тысячелетия, ценились больше, чем костяные. Испорченные железные изделия исправляли или переплавляли и изготавливали заново, в то время как костяные выбрасывали. Кроме того, большую часть железных наконечников стрел защитники городищ после нападений собирали и использовали вторично. С другой стороны, копья с железными наконечниками, распространившиеся шире, могли частично заменить лук и стрелу. Или это, может быть, обусловили хозяйственные изменения или другие причины. И на лесистой территории Восточной Прибалтики лук и стрелы также не были столь популярным оружием, как например, в зонах лесостепи и степи, где наконечники стрел встречаются в почти каждом мужском погребении.


 
загрузка...