Боевые топоры и ножи балтских племен II-VIII веков

   |  Страница создана: 07-06-2015  |  Просмотров: 1630
 

Глава 4. Боевые топоры

Топор в I тысячелетии и. э. для обитателей Литвы был незаменимым орудием при подготовке земли для подсечного земледелия; им пользовались при строительстве хозяйственных и жнлых помещений, изготовлении хозяйственного инвентаря. В первых веках н. э. в Литве распространяется обычай класть в могилы мужчин железные топоры. Поэтому в настоящее время в литовском археологическом материале известно более 1000 узколезвийных проушных и втульчатых топоров (123, с. 110, 113, карты 62, 63). Это число иллюстрирует значение топора как орудия труда, но ничего не говорит о топоре как оружии.

Распространение боевых топоров в Литве
Карта XIV. Распространение боевых топоров:
I — орнаментированные, II — со щекавицами-выступами по обеим сторонам проуха

4.1. источники

Топоры, предназначенные только для боя, на территории Литвы начали изготавливать с середины I тысячелетня н. э. Это узколезвийные проушные орнаментированные и со щекавицами-выступами по обеим сторонам проуха боевые топоры (рис. 30, 31). Примерно из 530 узколезвийных проушных топоров I тысячелетня и. э. к боевым можно отнести только 22 топора: 10 из них орнаментированы и 12 — со щекавицами-выступами. Среди втульчатых топоров боевые не встречались. Все узколезвийные проушные боевые топоры обнаружены в ареале восточнолитовских курганов (карта XIV), в погребениях с трупоположениями и трупосожжениямн, вместе с шейной гривной с пластинками на концах,  крючком (Таурапилис, курган № 6), с арбалетовнднымн фибулами с длинной ножкой (Цегельня, курган № 2, погр. № 1; Таурапилис, курган N2 1), с наконечниками копий с перьями ромбовидной (Пяркаляй), профилированной (Рекучяй, Швенчёнский р-н; Таурапилис, курган № 1) и иволистообразной формы (Цегельня, курган № 2, погр. № 1), с шипами (Няравай-Грнгишкес, курган № 18, погр. № 3), с умбонамн щитов с конусовидной вершиной (Па-кальнишкяй, Кайшядорский р-н; Таурапилис, курган № 1) и с другими вещами V-VIII вв.

Исследователи узколезвийные проушные боевые топоры обеих групп датируют различно. Одни (А. Таутавнчюс) относят их к середине и второй половине 1 тысячелетня н. э. (31, с. 187-191), другие (Р. Волкайте-Куликаускене) придерживаются мнения о том, что боевые топоры в вооружении литовских племен использовались в конце I -начале II тысячелетия (209, с. 110-112; 215, с. 215-217; 217, с. 36-37). Опираясь на данные о боевых топорах соседней Латгални (Латвийская ССР), бытование узколезвийных проушных орнаментированных топоров продлевают до XII в. (17, с. 37).

4.2. Классификация топоров

Узколезвийные проушные орнаментированные топоры

Узколезвийные проушные орнаментированные боевые топоры длиной 15-22 см, с лезвиями шириной 5,4-7 см и отверстиями для топорищ размерами 2,3×4,3-3,1×4,5 см (рис. 30). Масса такого топора от 283 до 470 г.

Разница между рабочими и боевыми орнаментированными топорами незначительна, потому отличить их трудно. Но все-таки по некоторым деталям их можно дифференцировать. Главный отличительный признак — орнаментация и масса. Орнамент топоров несложный. Чаще всего по краям обуха и туловища сделаны вырезки, которые иногда имеются и на верхней части обуха. Такой орнамент у топоров из Няравай-Григншкес, из кургана № 18, погребения № з, из Памусяй. На топоре из Таурапилиса сделаны маленькие вырезки треугольной формы (рис. 30:2). Иногда встречаются топоры с выбитыми ямочками (Пяркаляй), с поперечными линиями или с поперечными ямочными линиями на туловищах. Остальные отличительные признаки незначительны. Боевые топоры длиннее рабочих и имеют узкое туловище. Средняя длина боевых топоров 19,8 см, рабочих—18,1 см. Боевые топоры легче рабочих. Масса рабочего топора от 355 до 845, а боевого — от 285 до 470 г. Отверстия для топорищ как у рабочих, так и у боевых топоров одинаковы. Поэтому следовало бы считать, что топорище боевых топоров не было длиннее рабочих.

Узколезвийные проушньїе орнаментированные боевые топоры
Рис. 30. Узколезвийные проушньїе орнаментированные боевые топоры: 1, 3. 6. Место нах. неизвестно; 2. Таурапнлнс. кург. tfs 1: 4. НяраваП Григнш-кес, кург. № 18. погр. № 3; 3. Дукштас

Один из самых древних узколезвннных проушных орнаментированных боевых топоров обнаружен при раскопках в 1970—1971 гг. курганного могильника Таурапилис. В кургане № 1 найден боевой топор длиной 23 см, с лезвием шириной 7 см, расширяющимся в обе стороны, с овальным отверстием для топорища размерами 4X3,2 см (рис. 30:2), наконечник копья с профилированным пером, умбон щита с конусовидной вершиной, боевой нож, железная овальная пряжка, бронзовый спиральный перстень и железная арбалетовидная фибула с длинной ножкой, датируемые концом V -началом VI в. (193, с. 32-33, рис. 36). V-VII вв. датируется боевой топор, найденный в Ня-равай-Грнгишкес, в кургане № 18, в погребении № 3. В комплексе погребального инвентаря были топор длиной 19,5 см, с лезвием шириной 6,6 см, с отверстием для топорища размерами 4x3,2 см (рис. 30:4), втульчатый наконечник копья с пером в виде двух расходящихся в стороны шипов и обожженный нож (117, с. 59-63, рис. 1:1-3). Два орнаментированных узколезвийных проушных топора происходят из раскопок 1889, 1890 и 1893 гг. курганного могильника в Памусяй. К сожалению, невозможно установить, в каких именно курганах и погребениях этого могильника топоры обнаружены, поэтому нельзя и точнее нх датировать. Как случайные находки в ИЭМ из села Пяркаляй попали боевой топор н втульчатый наконечник копья с пером ромбовидной формы, а из Пакальнншкяй (Кайшядорский р-н) — топор вместе с умбоном щита с конусовидной вершиной. Неизвестны π обстоятельства обнаружения боевого топора из раскопок 1909 г. курганного могильника Дукштас (Игналинский р-н). Это боевой топор маленьких размеров: общая длина 15 см, ширина лезвия 5,4 см, отверстие для топорища 4,3х2,3 см. Его можно отнести к более позднему времени. По своей форме он ближе к латгальским топорам IX-X вв. (46, рис. 1:1, 2, 5:1, 2). Естественно, что он мог попасть в Литву из Латгалии в IX-X вв. Места обнаружения еще 3 орнаментированных боевых топоров, хранящихся в ИЭМ, неизвестны.

Узколезвнйные проушные орнаментированные боевые топоры обнаружены и на соседних с Литвой территориях балтских племен. Например, они найдены в погребениях VII 1-Х вв. на территории латгальских и селонскнх племен (119, с. 155, 156, рис. 81:2, 3). Боевыми топорами считаются и неорнаментированные топоры с топорищами, обмотанными бронзовыми орнаментированными лентами. По данным латышского археолога М. Атгазиса, на территории Латвии известно 22 таких топора (46, с. 118, рис. 5). Единичные экземпляры орнаментированных топоров обнаружены и на западнобалтских землях (137, рис. 73:3). Письменные источники топор как оружие славян упоминают с VII в. (13, с. 27). Наверное, были у славян того времени и орнаментированные топоры. Однако узколезвнйные проушные орнаментированные топоры как на территории балтских племен, так и в соседних землях в I тысячелетии довольно редкое оружие. При необходимости они заменялись любыми рабочими топорами.

Топоры со щекавицами-выступами по обеим сторонам проуха

Боевые топоры со щекавицами-выступами по обеим сторонам проуха длиной 15-20,5 см, с лезвиями шириной 5-7,2 см, с отверстиями для топорищ размерами 2,1×3,5-3,7×4,5 см (рис. 31). Масса топора от 215 до 625 г.

Если боевые орнаментированные топоры по форме трудно отличимы от рабочих топоров середины и второй половины I тысячелетия н. э., то боевые топоры со щека-вицами-выступамн уже имеют своеобразную форму: у них массивный обух, длинные щекавнцы-выступы, узкое туловище и расширяющиеся в обе стороны лезвия. Некоторые нз них орнаментированы (рис. 31:4, 6).

Одним нз самых древних боевых топоров со щекавицами-выступами нужно считать топор, обнаруженный в 1907 г. в кургане № 2, в погребении № 1 с трупоположением Цегельняйского курганного могильника (Игналинский р-н). Вместе с топором длиной 17 см, лезвием шириной 6,3 см, отверстием для топорища размерами 3,7×2,8 см найдена часть бронзовой арбалетовндной фибулы, 3 бронзовые пряжки, наконечник копья с пером иволисто-образиой формы и остатки костяных гребней, датируемые V в. (31, с. 187-188, рис. 1:1-5). В упомянутом могильнике Таурапилис, в кургане №6, обнаружены скелеты мужчины и коня, захороненные в одном месте. Погребальный инвентарь: боевой топор со щекавицами-выступами длиной 17,6 см, с лезвием шириной 6 см и отверстием для топорища размерами 4×3 см, серебряная шейная гривна с тордированной дужкой с пластинками на концах, заканчивающимися дырочкой и крючком, 2 бронзовых спиральных браслета, железная овальная пряжка, нож. Конь взнуздан удилами. Это погребение датируется концом V -началом VI в. (193, с. 38). Еще 1 такой топор в этих курганах был обнаружен в 1910 г. (193, с. 37; 11, с. 75). VI -началом VII в. датируется боевой топор из курганов Ре-кучяй. В погребении с трупосожжением он обнаружен вместе с наконечником копья с профилированным пером и с бронзовой пряжкой (31, с. 188, рис. 1:6-8) (рис. 32). В Вилконисе (Шальчннинкский р-н) такой топор найден в погребении V-VII вв. Боевые топоры, обнаруженные в Жвирбляй (Вильнюсский р-н), в Магунай (Игналинский р-н) (221, рис. 14), в Скинейкяй (Зарасайский р-н), точнее датировать невозможно. Топор нз Скинейкяй к тому же в очень плохой сохранности — с обломанными щекавицами-выступами. Еще 5 депаспортизированных топоров находятся в фондах ИЭМ и КГИМ. Один из них, по-видимому, обнаружен в Таурапилисе.

Рис. 31. Узколезвнйные проушные боевые топоры со щекавнцамн-выстуламн по обеим сторонам про-уха: 1, 3, 6. Место нах. неизвестно: 2. Рекучий; 4. Таурапнлис. кург. М 6; 5-Цегельня, кург. № 2 Рис. 32. Инвентарь погр. VI-VII вв. из курганного могильника Рекучяй (Швенчбнскнй р-н)

Выразительная форма, массивный обух указывают на то, что узколезвийными проушными боевыми топорами со щекавицами-выступами удобно было пользоваться двояко – и рубить, и наносить удары обухом.

На соседних территориях узколезвийные проушные топоры со щекавицами-выступами по обеим сторонам про-уха обнаружены в курганах восточнолитовского типа на территории Западной Белоруссии. Один из них найден в кургане № 9 Будрянского (Островецкий р-н) курганного могильника и датируется концом I тысячелетия (6, с. 72-74, 158, рис. 57), 3 известны из курганов № 6 и 8 могильника Сморгонь (Сморгоньский р-н). Датируются VII-VIII вв. (30, с. 137, 140, 148, рис. 9: 1, 2). На территории Латвии обнаружено б таких топоров: 2 -в могильнике Лудза (Лудзенский p-и), по одному в могильниках Прейлы, Шкнлбенн (Балвеки й р-н) (46, с. 111, рис. 1:5, карта 1; 119, рис. 81:1) и Ратуланы (Елгавский р-н) (181, с. 99). Фрагменты такого топора обнаружены в культурном слое городища Кенте (177, табл. VIII: 6). Более точная их датировка затруднительна, потому что они найдены случайно. Топор из Ратуланы датируется второй половиной I тысячелетия (181, с. 99), остальные – не ранее IX в. (46, с. 112). Такая датировка, видимо, относится только к латгальским топорам. М. Атгазис полагает, что узколезвийные проушные боевые топоры со щекавицами-выступами в Латвию могли попасть из Восточной Литвы. Одним из аргументов он считает, что топор нз Прейлы со следами обжига – это не характерно для погребальных традиций латгальских племен (46, с. 112, 129). Подобные топоры не характерны для западных балтов. За пределами территории балтских племен 2 таких топора найдены на археологических памятниках Польской Народной Республики, они датируются VIII-IX (168, с. 497) и XI вв. (138, с. 44, 256, табл. XVI:2). 7 топоров со щекавицами-выступами найдены в Кунде (Эстонская ССР) (95, табл. 13), 6 известны в Финляндии, где датируются VI-VII вв. и считаются типичными для России (101, с. 58, табл. 40: 367). Упомянутые топоры не считаются оружием. На боевую принадлежность топоров, найденных в Восточной Литве, указывают их орнамент, форма, масса и размеры.

Топоры были рубящим, реже – ударным оружием ближнего боя. Потому их топорища не могли быть очень длинными. Новейшие экспериментальные эргометрическне исследования топоров V-VIII вв. в Литве показали, что длина топорищ достигала почти 50 см. Исследователи пришли к выводу, что длина топорища зависела от физической силы владельца топора. К этому можно добавить, что размеры топорища боевых топоров определялись и способом ведения боя. По-видимому, всадники имели боевые топоры с более длинными топорищами, чем пешне воины. Об этом свидетельствует и запечатленная на дверях из Гнезна сцена, где показан прусский воин с боевым топором, насаженным на короткое топорище (138, с. 36). Длина топорища частично зависела от массы топора. Длинное и тонкое топорище могло поломаться при первом ударе.

Опираясь на комплекс погребального инвентаря из курганов № 1 и 6 в Таурапилисе и другие находки, можно говорить, что топоры обеих групп в Восточной Литве появились в середине I тысячелетия н. э. и бытовали до X в. Позже эти топоры уступают место более эффективным широколезвийным боевым топорам, известным в основном из Западной Литвы.

Боевые топоры отражают не только развитие вооружения жителей территории Литвы в I тысячелетни н. э., но и обозначают углубление имущественного-социального расслоения в общинах того времени. Археологический материал Литвы показывает, что те, кто похоронен с боевыми топорами, были богаче, чем рядовые жители; может быть, они были знатными людьми. Это особенно хорошо видно из погребений Таурапильского курганного могильника, где боевыми топорами и другими видами оружия была вооружена «княжеская» свита – предшественники воинов-профессионалов.

Глава 5. Боевые ножи

Ножи в первобытном обществе, как и топоры, были к универсальными орудиями труда и оружием. В Литве они обнаруживаются во всех археологических памятниках I -первой половины II тысячелетия. Ножи разной величины часто встречаются в мужских, женских и детских погребениях курганных и грунтовых могильников, реже — в культурном слое городищ и селищ, в кладах.

Не все ножи следует считать оружием. Нет точного критерия, какой длины ножи могут быть оружием. В ЛИТОВСКОЙ археологической литературе преобладает мнение, что боевыми ножами IX-XIII вв. нужно считать те, клинки которых не короче 20 см (217, с. 37). Этот признак можно применить и к ножам III-VIII вв. Если учесть, что длина черешков ножей чаще всего 5-8 см, то общая длина боевого ножа достигает 25-50 см. Оружие длиной 50 см и более считается уже мечом (99, с. 45). Эстонские археологи боевыми считают ножи длиной более 25 см (126, с. 236). В Финляндии оружием считаются боевые ножи — скрамасаксы длиной 20-80 см (166, с. 127). Для вооружения славянских племен боевые ножи не характерны, обнаружены только отдельные экземпляры, достигающие в длину 50 см (12, с. 72).

Рис. 33. Боевые ножи:
1, 6, 7. Яунейкяй. погр. № 371, 390. 461; 2. Рамонпшкяй, случ. мах.; 3. Марвеле. случ. нах.; 4. Таурапилис. кург. М I; б, 8. 9, 10. Плимкайгалнс. погр. № 45, 92, 223, 50

5.1. ИСТОЧНИКИ

В настоящее время в литовском археологическом материале известны около 100 боевых ножей длиной 25-49,3 см с клинками шириной 1,9-3,9 см, найденных в 27 погребальных памятниках (рис. 33, карта XV). Они встречаются довольно редко в мужских погребениях. В отдельных курганных и грунтовых могильниках встречаются единичные экземпляры или по несколько экземпляров боевых ножей. Например, отдельные экземпляры боевых ножей найдены в Акмяняй, Застаучяй, Жадувенай, Кайренеляй, Каштауналяй (205, с. 102), Курмайчяй (103, с. 100, табл. 11), Курмайчяй-Пайодупис, Мауджёрай, Рамонишкяй, Таурапилнс (193, с. 33, рис. 36:3), несколько экземпляров – в Вершвай, Вилькяутинисе (109, с. 94, рис. 9:8, 9, 11, 12), Грейженай (50, с. 138, 141, 150, рис. 53), Паэжерис, Рудайчяй I (131, с. 8, рис. 4:2), Саугиняй (129, с. 60), Шаркай, Тубаусяй (212, с. 199, рис. 13:3) и др. Два грунтовых могильника — Плинкайгалис и Яунейкяй – выделяются среди других многочисленностью боевых ножей. В Плинкайгалнсе найдено 26 экземпляров этого оружия: 24 — в погребениях V-VI вв. и 2 – случайные находки, в Яунейкяй – 23 боевых ножа: 14 – в погребениях V-VIII вв. и 9 – случайные находки.

В погребениях боевые ножи встречаются вместе с шейными гривнами с конусовидными концами (Рудайчяй I, погр. № 52), с ложковиднымн (Вершвай, погр. № 151), с утолщающимися заходящими концами (Рудайчяй I, погр. № 5), с ровной дужкой с петлей и крючком на концах (Плинкайгалис, погр. № 50), с тордированной дужкой с петлей и крючком на концах (Плинкайгалис, погр. №54; Яунейкяй, погр. № 390), с заходящими гранеными концами (Плинкайгалис, погр. № 180), с монетами Римской империи (Норуйшяй, Рудайчяй I, погр. № 52), с перекладчатымн фибулами (Застаучяй, погр. № 13; Рудайчяй I, погр. № 52), с арбалетовидными фибулами с длинной ножкой (Вершвай, погр. № 151; Вилькяутинис, курган № 2, погр. 1; Грейженай, погр. № VI; Плинкайгалис, погр. № 13, 16, 52, 79, 92, 109, 146, 178; Таурапилис, курган № 1), подогнутой (Рудайчяй I, погр. № 5; Плинкайгалис, погр. № 3, 45, 54, 61; Тубаусяй, погр. № 52), треугольной (Плинкайгалис, погр. № 50. 54, 64, 223) н звездообразной ножками (Рудайчяй I, погр. № 5), с арба-летовиднымн кольчатыми (Акмяняй, погр. № 1; Плинкайгалис, погр. № 50), с ножкой в виде звериной головы (Плинкайгалис, погр. № 106, 107; Яунейкяй, погр. № 390 и 466), с совообразной фибулой (Яунейкяй, погр. № 443), с ленточными браслетами треугольного поперечного сечения (Застаучяй, погр. № 13), округлого поперечного сечения (Плинкайгалис, погр. № 52; Яунейкяй, погр. № 2), с утолщающимися концами (Грейженай, погр. № V; Плинкайгалис, погр. № 16, 45, 50, 61, 79; Рудайчяй I, погр. № 5), со спиральными (Яунейкяй, погр. № 290), с булавками с посоховидной большой головкой (Курмайчяй, погр. № 1(23)), с расширяющимися трубовидными головками (Яунейкяй, погр. № 443, 447) и с другими вещами III-VIII вв.

Распространение боевых ножей на территории Литвы
Карта XV. Распространение боевых ножей

Один из более ранних боевых ножей найден в могильнике Рудайчяй I, в погребении № 52, вместе с бронзовой шейной гривной с конусовидными концами, сперекладчатой фибулой, с 3 римскими монетами плохой сохранности, с 2 умбонами щитов и с другим инвентарем III в. (131, с. 109). Длина боевого ножа 28 см. Другой боевой нож III в. найден случайно вместе с 8 римскими монетами в Норуйшяй. Его длина 29 см. III-IV вв. датируется погребение № 13 Застаучяйского могильника, где обнаружен поржавевший боевой нож с клинком шириной 3,3 см, бронзовая перекладчатая фибула, ленточный браслет треугольного поперечного сечения и 2 наконечника копий: с пером иволистообразной формы и с пером в форме вытянутого ромба. IV в. датируется нож длиной 27,7 см из могильника Курмайчяй, из погребения № 1(23). В этом погребении были бронзовая булавка с большой посоховидной головкой, наконечник копья с плоским пером η форме вытянутого ромба и другой инвентарь (103, с. 100, табл. II).

Таким образом, боевые ножи на территории Литвы появились в погребениях III в. в западной части Литвы и Центральной Жемайтии. Но в это время они еще редки. С середины I тысячелетия н. э. они встречаются чаше и на всей территории Литвы, особенно в средней и северной частях республики. На этих территориях собрано более половины оружия этого вида. Единичные экземпляры известны и из восточной и южной частей Литвы.

Следует отметить, что боевые ножи широко применялись также и в начале II тысячелетия в западной части Литвы, где их обнаруживают в кожаных и деревянных ножнах с бронзовыми оковами, обильно украшенными геометрическим орнаментом (215, с. 217-219).

По форме боевые ножи не отличаются от бытовых, за исключением нескольких экземпляров из Грейженай (50, с. 138, 141, 150, рис. 53), Плинкайгалиса, из погребении № 52 и 455 (99, рис. 1 :3), Шаркай, из погребений № 9,. 23, и Яунейкяй, из погребения № 27. Их можно назвать боевыми ножами-кинжалами. Клинки этих ножей от черешка к острию сильно сужаются и к концу становятся шиловидной формы. Это оружие не имеет режуще-колю-щей функции, сохранилась только колющая. Клинки боевых ножей-кинжалов из Грейженай и Плинкайгалиса имеют по 2 так называемых «ровика для стечки крови» (Blutrinnen) (рис. 33:5). Клинки других боевых ножей аналогичны клинкам бытовых ножей, т. е. они прямые, спинки параллельны лезвиям и только у острия округленные, сохранившие режуще-колющую функцию. Клинки боевых ножей не обточены, как это часто встречается у бытовых, спинки толще – 0,3-0,9 см. На рукоятках некоторых боевых ножей надеты железные оковы-кольца для укрепления. Такие ножи чаще встречаются также встречаются также на территории Северной и Средней Литвы. Они найдены в могильнике Яукейкяй, в погребениях № 390, 431, 443, 447, и 2 – случайные находки, несколько – в могильнике Плинкайгалис, в погреоениях jms yz, ι/ο, zza, и один найден случайно. Например, в погребении № 390 Яунейкяйского могильника обнаружен боевой нож длиной 39,2 см с клинком шириной 2,8 см и спинкой толщиной 0,5 см (рис. 33: 1). На черешке у начала клинка было кольцо-окова шириной 3,5 см, диаметром 2 см. В Плннкайгалисе, в погребении К* 92, найден нож, на концах черешка которого были 2 оковы –  кольца шириной 2,5 см, диаметром 2,2 см (рнс. 33:8) (рнс. 34). Длина боевого ножа 33,4 см, ширина клинка 2,3 см, толщина спинки – 0,5 см. Рукоятка, судя по расстоянию между оковами, была длиной 15 см.

Редко на территории Литвы встречаются орнаментированные боевые ножи. Известны только 2 экземпляра. Это которой выбит орнамент в виде перевернутой буквы 5. Спинка у черешка украшена сетчатым орнаментом. Другой орнаментированный боевой нож также обнаружен случайно в грунтовом могильнике Рамонишкяй. Его длина 43,4 см, ширина клинка 3,3 см. Орнаментированы края клинка у спинки. Там вырезан мелкий геометрический орнамент, аналогичный орнаменту на мече из Варлишкяйского курганного могильника, погребения № 4 (99, рис. 4). Спинка у черешка украшена группами поперечных линий.

5.2. Положение боевых ножей в погребеиях

Деталь погр. № 92 могильника Плинкайгалис, боевой нож in
Деталь погр. № 92 могильника Плинкайгалис, боевой нож in

По обнаруженным в погребениях боевым ножам можно установить, что определенного места в погребении боевые ножи не имели. Их находят в изголовьи с одной или с другой стороны захороненного, у плеча, у пояса и в ногах. Чаще ножи обнаруживают у пояса с левой или с правой стороны (рис. 35). Видимо, они были прикреплены к ремню, которым опоясывали умершего, т. е. так, как их носили. Для примера возьмем могильники, в которых боевых ножей найдено больше всего. Это Плинкайгалис и Яунейкяй. В Плинкайгальском могильнике в 13 погребениях боевые ножи обнаружены у пояса захороненного: 7 из них – с левой стороны, 6-е правой. В ногах, у бедренной кости и у берцовой кости найдено 7 ножей. С правой стороны ног были уложены 4 боевых ножа, с левой — 2, а в одном случае, в погребении №. 164, это оружие лежало на тазовой и на левой бедренной кости. У бедренной кости, острием к изголовью, боевой нож обнаружен в погребении № 54. В изголовьи найдены 3 ножа: 2 – с левой и 1 — с правой стороны. Например, в погребении № 50 боевой нож длиной 41,5 см, с клинком шириной 3,8 см лежал с левой стороны черепа с другими вещами: 2 бронзовыми шпорами, точильным бруском с бронзовой петлей для прикрепления к ремню, серебряной пряжкой и серебряной оковой от ремня, ритоном и другим погребальным инвентарем (см. рис. 36). Возможно, в погребение это оружие было положено вместе с поясным ремнем и было прикреплено к нему. Исключительное положение боевого ножа в погребении № 92. Он обнаружен между бедренными костями, острием, повернутым к ногам, рукояткой у бедра. Сверху, поперек него, была положена мотыга, а пол клинком ножа, вдоль него, лежал точильный брусок с большой бронзовой петлей для прикрепления к ремню.

В Яунейкяйском могильнике положение боевых ножей в погребениях почти такое же. В этом могильнике они часто встречаются у пояса, иногда и у плеча, но никогда в ногах. У пояса найдено 7 боевых ножей: 5 – с левой стороны и 2 – с правой. У плеча лежали 4 ножа: 3 — с левой и 1 – с правой стороны. В погребении № 389 боевой нож был положен поперек бедра. По-видимому, это связано с обычаем класть в погребения широкие боевые ножи-мечи.

Погр. № 106 могильника Плинкайгалис с боевым ножом с левой стороны умершего
Рис. 35. Погр. № 106 могильника Плинкайгалис с боевым ножом с левой стороны умершего

В других погребениях курганных и грунтовых могильников с трупоположениями положення боевых ножей не отличаются от вышеописанных. Например, в Таурапилнсе, в кургане № 1, боевой нож лежал у пояса с левой стороны (193, с. 33, рнс. 35). В Акмяняй – найден с левой стоной костью и т. д. В погребениях с трупосожжениями это оружие обнаруживают над кремированными костями или среди них вместе с другим погребальным инвентарем.

5.3. Ножны боевых ножей и их оковы

Мало имеется сведений о ножнах боевых ножен и их оковах изучаемого периода. По обнаруженным в некоторых погребениях у боевых ножей оковам, изготовленным из бронзы и железа, и по замеченным на клинках остаткам органического материала, можно предполагать, что ножны были сделаны из дерева и кожи. Например в Яунейкяй, в погребении № 27, возле боевого ножа найдена ленточка от деревянных ножен в форме буквы U. В Внль-кяутинисе, в кургане № 2, в погребении № 1, была железная окова конца ножен и железная ленточка с заклепками, прибитая к ножнам у рукоятки (109, рис. 9:8, 9). Остатки кожаных ножен, которые были укреплены и украшены бронзовыми оковами, замечены в могильнике Плинкайгалис, в погребении № 107. Они были также в погребениях № 79, 215, 223 того же могильника. В последнем, № 223, был обнаружен боевой нож, ножны которого для укрепления в конце обмотаны бронзовой проволокой. В погребении № 37 Плинкайгальского могильника найдена бронзовая профилированная окова конца ножен с остатками дерева и фрагментом острия боевого ножа.

Боевые ножи не были широко распространенным оружием и на других территориях балтских племен — в Латвии и бывшей Восточной Пруссии. Например в Латвии, как и на территории Литвы, они чаще встречаются в погребениях середины и второй половины I тысячелетия н. э., редко обнаруживаются в кладах (204, рис. 52 : 20) и на городищах (177, табл. IX: 17). Боевые ножи найдены в могильниках Боки (Екабпнлсский р-н), в погребении № 24 (ГИМЛ, А 1777: 105), Гейстаутн (Лиепайский р-н), в погребении № 14 (ГИМЛ, А 9917 : 4), Зиедонскола (Баускнй р-н), в погребениях № 7 и 8 (ГИМЛ, А 10750:4, 10749:5), случайно — в Гринерти (Добельскнй р-н) (ГИМЛ, А 3223), Оши (Добельскнй р-н) (ГИМЛ, А 3224), Рейни (Тукумский р-н) (119, табл. 39:20) (ГИМЛ, А 7546: 1), Уснни (Огрский р-н) (ГИМЛ, А 7007 : 2) и др. Их форма и длина такие же, как у подобного оружия с территории Литвы. Некоторые боевые ножи с железными оковами — кольцами на черешках или без них (119, табл. 39: 15, 20). На территории Латвии не обнаружены боевые ножи-кинжалы, неизвестны и ножи с орнаментированными клинками. До сих пор нет исчерпывающей публикации о боевых ножах с территории Латвии, и потому не представляется возможным подробное сравнение этого оружия на территории Литвы и Латвии.

Больше боевых ножей и более разнообразной формы, часто с клинками, украшенными геометрическим орнаментом, обнаружено на территории западных балтов, в Калининградской области и в северо-западной части Польской Народной Республики. В вооружении древнепрусскнх племен они появляются в III-IV вв. и бывают разной величины (73, с. 245). Материалы, опубликованные в археологической литературе, посвященной Восточной Пруссии, создают впечатление, что у западных балтов преобладали боевые ножи-кинжалы. Например, оружие такой формы найдено в погребении № 1 V-VI вв. могильника в бывших местностях Детлевруш и Гребнтен (78, табл. VI: 4), 2 экземпляра – в Трентиттене (157, с. 329). Все имеют «ровики для стекання крови». Боевые ножи с орнаментированными клинками обнаружены в могильниках Гох-Шнакейкен, в погребении № З IV-начала V в. (67, с. 25, рнс. 3), в Гребитенс (78, табл. VIII: д), в Фридрихстале (58, табл. IV) и других погребальных памятниках. Из некоторых уцелевших инвентарных книг музея «Пруссия» известно, что боевые ножи-кинжалы найдены в могильнике Махаррен, в погребениях № 154, 158, 187 и других, номера которых прочесть не удалось. Клинки этих ножей украшены зигзагообразными и волнистыми линиями, точками, стилизованным геометрическим орнаментом. Аналогичный орнамент замечен на ноже нз Визгннай. Так орнаментирован клинок боевого ножа нз могильника Фрндрнхсталь (58, табл. IV). Может быть, нож из Визгинай попал сюда с территории западнобалтских племен?

В инвентаре носителей пшеворскон культуры уже с начала н. э. появляются ножи длиной более 20 см, которые могли быть использованы как оружие (159, с. 81, табл. 8). На север от территории балтских племен, в угро-финских землях Эстонской ССР, боевые ножи встречаются гораздо реже. На археологических памятниках I-VIII вв. их обнаружено лишь 30 экземпляров (126, с. 244-252), в том числе некоторые из них импортированы с территории западных балтов в бывшей Восточной Пруссии и финских племен Финляндии (126, с. 239). В Финляндии боевые ножи не являются редким оружием. По данным Г. Сальмо, в погребениях VI-VIII вв. их найдено около 175 экземпляров (166, с. 340-342), которые разделяются на 6 типов (166, с. 128—156). Самые ранние боевые ножи в Финляндии появились около 400 г. н. э., но особенно широко распространились только с VII в. (166, с. 131). На землях германских племен (как на территории Северной Европы, в частности в Скандинавии, так и на территории Западной Европы) это оружие начали широко применять с конца V в. (166, с. 157), а в некоторых ареалах Северной Европы с начала VII в. боевые ножи даже вытеснили двухлез-вийные мечи (75, с. 82).

Инвентарь погр. № 50 могильника Плинкайгалис
Рнс. 36. Инвентарь погр. № 50 могильника Плинкайгалис

Таким образом, боевые ножи были на вооружении у разных племен, населявших ббльшую часть Европы. В первой половине I тысячелетия н. э. они еще очень редки. С середины и во второй половине I тысячелетия боевыми ножами пользуются шире.

Появление боевых ножей в Европе норвежский ученый Г. Гъессннг связывает с экспансией гуннов во время великого переселения народов (75). Будто они (гунны) принесли с собой в Европу боевые ножи. Но сведений для подтверждения или опровержения этой гипотезы не имеется.

Происхождение боевых ножей, обнаруженных в археологических памятниках Литвы, сомнения не вызывает. Они местного производства. Это подтверждает и металлографический анализ изделий. Для изготовления боевых ножей оружейники применяли 3 технологических метода: сварку двух полос, цементацию и пакетирование клинков (173, с. 58-63). Например, клинок ножа, обнаруженного в могильнике Тубаусяй, в погребении № 58, был сделан из основы, которую составлял «пакет» из железной и стальной полосы с приваренной к ним стальной полосой (173, с. 59). Клинок ножа из Вершвай, из погребения № 200, глубоко цементирован. Структура цементации — феррит и перлит (0,5-0,7% С), зернистость — 7-8 п. с. (173, с. 61). При металлографическом исследовании выявлены 3 ножа с «пакетными» клинками: это нож из могильника Вершвай, из погребения № 2а, и два случайных из Пашушвиса (173, с. 62).

В III-VIII вв. на территории Литвы применялись боевые ножи с клинками разной величины и ширины. Со временем часть боевых ножей постепенно теряет режущую-колющую функцию. Их острия округляются, клинки становятся шире и толще. Длина боевых ножей сильно увеличивается и приобретает форму, характерную для однолезвийных мечей с рукоятками без перекрестий, или острия расширяются и приобретают форму, характерную для широких боевых ножей-мечей.


 
загрузка...