Наконечники копий балтских племен III-IX типов

   |  Страница создана: 07-06-2015  |  Просмотров: 1489
 

Тип третий

Наконечники копий III типа
Рис. 15. Наконечники копий III типа:
1, 4. Няравай-Григишкес, кург. № 20. погр. № 2. кург. № 22, погр. № 4; 2. Квнкляй. случ. нах.; 3. Таурапилнс. кург. № 5; 5. бывш. Вильнюсская губ.; 6, 8. Место нах. неизвестно; 7. Вильнюс; 9. Лапушишке, кург. Hi 9

Наконечники с пером мечеобразной формы (9 экз.) (рис. 15).

Длина наконечников 39-51 см, ширина пера 3-4 см. Поперечное сечение пера — вытянутый ромб. Перо напоминает клинок двухлезвнйного меча. Соотношение втулки и пера от 1:2 до 1:3,5. Втулки восьмигранные, некоторые из них в конце, у древка, украшены имитацией плетеной ленточки.

Все наконечники этого типа, кроме одного, обнаружены в 6 курганных могильниках Восточной Литвы (карта VII), в погребениях с трупосожжениями в курганах с каменными венцами. Лишь один найден в погребении с трупоположеннем конца V-начала VI в. в кургане № V Таурапильского могильника (193, рис. 22). Это самый ранний наконечник данного типа с поломанным пером шириной 3,5 см. Оружие, обнаруженное в погребениях с трупосожжениями, датировать точнее трудно, поскольку в комплексах очень мало других вещей. Например, в Лапушишке (Игналинский р-н), в кургане № 9, был найден наконечник длиной 39 см с пером шириной 3,6 см в комплексе с узколезвийным проушным топором (221, рис. 14). В Няравай-Григишкес, в кургане № 28, в погребении № 4, вместе с таким наконечником найден умбон щита и узколезвийный проушный топор. Только топор найден в кургане № 20, в погребении № 2 того же могильника. На основе небогатого погребального инвентаря и по структуре курганов погребения с трупосожжениямн, где найдено это оружие, можно датировать VI-VII вв. Один такой наконечник найден на горе Гядиминаса, в г. Вильнюсе, и также относится к VI-VII вв. Другие, например из Квикляй (Утенский р-н), – случайные находки. Места находок двух наконечников из коллекции й. Жёгаса вовсе неизвестны. Они со следами обжига и должны относиться к тому же периоду. Таким образом, наконечники копий III типа датируются концом V-VII в.

Аналогичных наконечников копий на соседних территориях обнаружено мало. Один такой наконечник копья был случайно обнаружен во время раскопок в 1976 г. в могильнике Гарсене Берзкальни (Екабпилсский р-н, Латвийская ССР). Автор раскопок Э. Шноре наконечник датирует VI в. Несколько экземпляров с похожими перьями и многогранными втулками найдены в Керчи (Украинская ССР) и датируются IV-V вв. (23, с. 133-134). Вопрос о происхождении формы пера этих наконечников пока остается открытым.

Распространение наконечников копий III типа
Карта VII. Распространение наконечников копий III типа

Тип четвертый

Наконечники с пером лавролистообразной формы (92 экз.) (рис. 16, 17).

Длина наконечников 13,2-37,5 см, ширина пера 3— 6 см. Соотношение втулки и пера от 1 : 1,3 до 1:4. На основе формы поперечного сечения пера выделены два подтипа этих наконечников: IVA — с лавролистообразным граненым пером, 1VБ — с лавролистообразным пером, с поперечным сечением в виде вытянутого ромба или линзы.

IVA — наконечники с лавролистообразным граненым пером (33 экз.) (рис. 16).

Наконечники копий подтипа IVA
Рис. 16. Наконечники копий подтипа IVA:
1, 7. Курмайчяй. погр. Hi 22, 13; 2. Эйтулённс, кург. Ні 13; 3. 10. Жадувенай. погр. «V II. 7; 4. 9. Лауксвидай. погр. Hi 2. 3; 6. Визгннай, случ. пах.; 6, II. Вис-дергяй-Папслькяй. случ. пах. и кург. Μ Ф. погр. Hi д; 8. Кашучяй. кург.

Длина наконечников 14,5-37,5 см, ширина пера 3-5,3 см. Характерная черта — высокая и острая грань на пере, аналогичная наконечникам подтипов ІА и ІБ. Соотношение втулки и пера от 1:3 до 1:4. Такие наконечники распространились во II-IV вв. в основном на территории западной Литвы и Центральной Жемайтии. Единичные экземпляры найдены в юго-восточной, средней и северной частях Литвы (карта VIII). Обнаружены в погребениях 15 могильников вместе с шейными гривнами с конусовидными концами (Венрагяй, курган № 7, погр. № 3; Кашучяй, курган № 26; Курмайчяй, погр. № 10, 13, 22; Паланга, погр. № 1; Жадувенай, погр. № 7), с фибулами – глазчатыми (Венрагяй, курган № 4, погр. № 1; Висдергяй-Па-пелькяй, курган № Ф, погр. № д; Кашучяй, курган № 27), сильно профилированными (Кашучяй, курган № 27; Приш-манчяй, погр. № 2), перекладчатыми (Кашучяй, курган № 26; Курмайчяй, погр. № 10, 22), с ленточными браслетами с округлым поперечным сечением (Курмайчяй, погр. № 10, 22), с браслетами круглого и прямоугольного поперечного сечения с очкообразным орнаментом (Паланга, погр. № 1; Шаркай, погр. № 34), треугольного сечения (Шаркай, погр. № 36), с римскими монетами (Курмайчяй, погр. № 10) и с другими вещами II-IV вв.

К наиболее ранним можно причислить 2 наконечника длиной 19 см с пером шириной 3,2 см из Висдергяй-Па-пелькяй, из кургана № Ф, погребение № д (рис. 16: 11). Они найдены вместе с глазчатой фибулой я другим инвентарем II в. Также II в. датируется Кашучяйский курган № 27, в погребении которого обнаружен наконечник длиной 19,2 см с пером шириной 4,5 см (рис. 16:8), бронзовые — глазчатая и сильно профилированная фибулы и другие вещи (82, с. 66-67). Больше такого оружия известно из погребений III в. Например, в богатом погребении № 10 могильника Курмайчяй найдены 2 таких наконечника, 2 шейные гривны с конусовидными концами, пе-рекладчатая фибула, 2 ленточных браслета, римские монеты Антонина Пия и Септима Севера и другой инвентарь (104, рис. 5). Одним из самых поздних наконечников копий подтипа IVA можно считать наконечник, обнаруженный в Шаркай, в погребении № 36. Он был вместе с бронзовым ленточным браслетом треугольного сечения и другими вещами IV в.

Наконечники с широким лавролистообразным пером в вооружении германских племен были широко распространены уже в последних веках до и. э. (84, с. 53, рис. 62, 74, 75; 73, рис. 109). В начале н. э. они появились в вооружении носителей пшеворской культуры (68, с. 78-81, рис. 19; 159, с. 78, табл. IX: 8, XI :8). Похожие, но с более узкими перьями наконечники обнаружены в погребениях первой половины I тысячелетия н. э. на территории западно-балтских племен. Например, они известны из курганных могильников ятвягов в Польской Народной Республике Богачево-Куля (155, с. 104-106, табл. XIII : 1), Осова (88, табл. V:9), Швейцария (42, с. 31, табл. V : 6, 7; 159, табл. XXXV: 10, рис. 101 : а), Жива Вода (220, рис. 5). Они аналогичны обнаруженным в юго-восточной части Литвы (рис. 16 : 2, 5).

Распространение наконечников копий подтипа IVA
Карта VIII. Распространение наконечников копий подтипа IVA

Истоки формы наконечников с листообразным граненым пером, найденных на территории Литвы, надо искать, скорее всего, уже в формах наконечников бронзового века. Бронзовые наконечники по форме очень близки к железным наконечникам подтипа IVA (120, рис. 19:2-4, 7-10).

IVБ — наконечники с лавролистообразньш пером в форме сильно вытянутого ромба и линзовидного поперечного сечения (59 экз.) (рис. 17).

Длина наконечников 13,2-33,5 см, ширина пера 3,5-6 см. Перо в поперечном сечении имеет форму сильно вытянутого ромба или линзовидную. Соотношение втулки и пера от 1:1,5 до 1:2. Данные наконечники — результат развития формы наконечников подтипа IVA. В большинстве своем они невелики, только отдельные экземпляры достигают 30 см в длину и более. Например, в Дукштасе (Игналинский р-н) найден наконечник длиной 33,5 см с пером шириной 5,8 см (рис. 17:7). Установить его хронологию точнее нельзя, потому что обстоятельства находки не известны.

До последнего времени большинство этих наконечников было обнаружено случайно или в разрушенных погребениях могильников, исследованных в первой половине XX в. Поэтому территория их распространения, и особенно хронология, долгое время была не совсем ясна. В последнее время при исследовании могильников V—VIII вв. Северной Литвы и Центральной Жемайтии найдено довольно много наконечников подтипа IVB. На этой территории они в основном и распространены. Отдельные экземпляры обнаружены в западной, средней и восточной частях Литвы. Всего наконечники подтипа IVB найдены в 30 грунтовых и курганных могильниках (карта IX). 

Встречаются они в погребениях IV-VIII вв. вместе с шейными гривнами с петлей и крючком на концах (Юргайчяй, погр. № 5), с арбалетовидными фибулами — с длинной ножкой (Граужяй, погр. № 43), с ножкой в виде звериной головы (Яунейкяй, погр. № 466), с перекладинами (Глитенай, Паневежский р-н; Плинкайгалис, погр. № Г) (рис. 18), с тесловидной ножкой (Яунейкяй, погр. № 455), с крестовидными булавка ми с ромбическим сквозным прорезом в центре головки (Яунейкяй, погр. № 455) и с другими украшениями того времени.

Наконечннкн копий подтипа IVБ нвентарь погр.№ Г могильника Плинкайгалис с наконечником копий подтипа IVБ
Рис. 17. Наконечники копий подтипа IVБ:
I. Гибайчнй, случ. мах.; 2. Мельдиняй. случ. иах.; 3, 9, 12. Яунейкяй, случ. нах. и погр. № 466; 4. Паэжернс, случ. нах.; 5. Лауксвидай. погр., № 2; 6. Юикнлай, случ. нах.; 7. Дукштас; 8. Пагрибис. случ. нах.; 10. Слепсняй. случ. иах.; II. Рингяй, случ. нах.; ІЗ. Плшікайгалііс, случ. нах.
Рнс. 18. Инвентарь погр.№ Г могильника Плинкайгалис с наконечником копий подтипа IVB и бронзовой арбалетовидной фибулой с перекладинами

Один из более ранних наконечников этого подтипа найден в Лауксвидай, в погребении № 2. Длина его 21 см, перо шириной 4,7 см, ромбический в сечении (рис. 17:5). Более точно его датировать невозможно, потому что в этом погребении не было хорошо датированных изделий. Опираясь на общую хронологию могильника, можно утверждать, что погребение с наконечником подтипа IVБ относится к IV в. Это оружие в погребениях V в. на территории Литвы не обнаружено, и потому невозможно проследить преемственность формы между подтипами IVA и IVB. Несмотря на короткий хронологический разрыв, кажется, что наконечники подтипа IVB, использовавшиеся в основном в VI-VIII вв., являются продолжением подтипа IVA. Это подтверждает и частичное совпадение ареалов их распространения (карты VIII, IX).

Наконечники с широким лавролистообразным пером без ребра встречаются не только на территории Литвы. Они известны и в других землях балтского ареала: такой наконечник найден в богатом погребении II -начала III в. в курганном могильнике Швейцария (156, рис. 199: ф), такие наконечники обнаружены в погребениях VII-VIII вв. в восточной части Латгалии и в Центральной Латвии, например, в могильнике Калниеши II (203, табл. Х:7-10; 119, с. 157, табл. 39:3), найдены в культурном слое того же времени на городище Кенте (177, табл. VI: 9). Похожие наконечники известны в Эстонии, где датируются VII в. (125, с. 122-124, рис. 5: 12, 13, 23), встречаются и в Финляндии, в могильниках VII-VIII вв. (166, с. 198-199, табл. XXIV:4, XXXII:1, 3; 101, табл. 62:545, 546). На территории Швеции они чаще всего встречаются на острове Готланд, где датируются 550-650 гг. н. э. (152, табл. 62, 138:1212-1218, 139, 140). Некоторые экземпляры датируются приблизительно 700 г. н. э. (166, с. 199, рис. 52). На территории Дании они были распространены с VI по IX в. (69, с. 15, рис. 9). В Норвегии обнаружены в погребениях VI-VII вв. (75, с. 44-45, табл. VII).

 Распространение наконечников копий подтипа IVБ
Карта IX. Распространение наконечников копий подтипа IVБ

В отличие от наконечников Литвы и Латвии с лавро-листообразиым пером с сечением в виде вытянутого ромба или линзовидным на территории Северной Европы преобладают наконечники, перо которых имеет выявленную или округленную грань. Наконечник копья, найденный в могильнике Лехмья-Лоо (Эстонская ССР) (125, рис. 5:23), аналогичен балтским экземплярам, и вполне возможно, что он попал туда с балтской территории.

Развитие формы наконечников IV типа на территории Литвы довольно ясно. В первой половине I тысячелетия н. э. они имели граненое перо (IVA). Это общая черта наконечников копий и других типов того периода (ІА, ІБ); с середины I тысячелетня перо становится плоским, длина наконечников уменьшается (IVB). На рубеже VIII-IX вв. такая форма наконечников исчезает не только на территории Литвы, но и в других местах Европы.

Тип пятый

 Наконечники копий V типа
Рис. 19. Наконечники копий V типа:
1, 3. Пучкалаукис, кург. № 18, погр. № 2; 2. Яунейкяй. погр. № 128; 4. 5, в. Линксмучяй. случ. нах. и погр. № 43; 7. Шаркай, погр. № 28; 8. Пагжернс. погр. № 98; 9. Мауджёрай. погр. № 141

Наконечники с пером Иволистообразной формы (около 170 экз.) (рис. 19).

Длина наконечников 14-45 см, ширина пера 2-4,5 см. В поперечном сечении перо имеет форму вытянутого ромба, линзовидное, реже с гранью. Соотношение втулки и пера от 1:1 до 1:3. Перо большинства наконечников длиннее втулки в полтора-два раза. Это характерная черта наконечников из погребальных памятников Линксмучяй, Мауджёрай, Няравай-Грнгишкес, Паэжерис, Памишкяй, Яунейкяй и др. Реже встречаются наконечники, втулка и перо которых одинаковые, или иногда перо короче втулки. Например, в Яунейкяй, в погребении № 454, найден наконечник длиной 27,5 см с пером длиной 14 см и шириной 3 см. В Памишкяй, в погребении № 13, был наконечник длиной 25,5 см с пером длиной 12 см и шириной 3 см. Обнаруженный в Няравай-Григншкес, в кургане № 7, в погребении № 2, наконечник был длиной 18 см, длина его пера составляла 8, а ширина — 2 см.

Отдельные экземпляры с пером иволистообразной формы появились в Западной Литве и Центральной Жемай-тии во II в. До VII в. такая форма использовалась редко, а с VII в. эти наконечники широко распространились на всей территории республики и были в обиходе до XII-XIII вв. (215, с. 226; 217, с. II). Точнее сосчитать их невозможно, потому что многие из них найдены случайно или в погребениях без сопровождающего инвентаря. И точная датировка невозможна. Они могут датироваться IX-XIII вв. В настоящей работе обращается внимание лишь на те наконечники, которые обнаружены в погребениях II-VIII вв. в 40 могильниках (карта X).

В погребениях наконечники с пером иволистообразной формы встречаются с шейными гривнами с грибовидными концами (Застаучяй, курган № 1, погр. № 1), с конусовидными концами (Шаркай, погр. № 28), с ложковндными (Эйгуляй, погр. №11; Межёнис, курган № 8, погр. № 3), с застежкой в виде замочной скважины (Курганай, курган № 1, погр. № 3), с утончающимися концами, заканчивающимися петлей и крючком (Вершвай, погр. № 114), с тор-дированной дужкой с петлей и крючком (Кремала, погр. № 16; Юргайчяй, погр. № 9; Яунейкяй, погр. № 43, 218, 228), с глазчатыми и щитообразными фибулами (Кашучяй, курган № 28), с арбалетовидными с длинной (Вершвай, погр. № 35; Эйгуляй, погр. № 26; Кремала, погр. № 16; Майсеюнай, курган № 3; Цегельня, курган № 2, погр. № I), звездообразной (Шаркай, погр. № 28), тесловидной (Каштауналяй, погр. № 6, 10; Юргайчяй, погр. № 8) ножками, с перекладинами (Паэжерис, погр. № 29, 38; Юргайчяй, погр. № 15, 16, 20), с совообразными (Вилку Кампас, погр. № 4), с головками в виде маковых коробочек (Вилку Кампас, погр. № 6; Линксмучяй, погр. № 4; Мауджёрай, погр. № 204, 260; Паэжерис, погр. № 5, 16, 31, 34, 123, 124), с браслетами с утолщающимися концами (Кремала, погр. № 16; Мауджёрай, погр. № 204; Памусис, курган № 1, погр. № 3; Яунейкяй, погр. № 351), с ленточными (Няравай-Грнгишкес, курган № 8, погр. № 5, курган № 9, погр. № 4), со спиральными (Каштауналяй, погр. № 6; Линксмучяй, погр. № 33; Мауджёрай, погр. № 140, 143; Паэжерис, погр. № 76), с булавками с треугольной головкой (Памишкяй, погр. Νι 13, 49; Яунейкяй, погр. Ni 182), с крестовидными (Каштауналяй, погр. № 17), с кольцевидной головкой (Дягесяй, погр. № 4; Каштауналяй, погр. № 17; Мауджёрай, погр. № 143; Паэжерис, погр. № 32; Яунейкяй, погр. № 291) и со многими другими вещами II-VI вв., особенно VII-VIII вв.

Одним из самых ранних наконечников с пером иволи-стообразной формы является наконечник из Венрагяй, кургана № 4, погребения № 1, и наконечник из кургана № 7, погребения № 3. Они длиной 18,4 и 21 см с перьями шириной 3,5 и 3,6 см. Это оружие найдено вместе с глазчатой и щитообразной фибулами, с шейной гривной с грибовидными концами и с другим инвентарем II в. В Кашучяй, в кургане № 28, обнаружен наконечник длиной 25 см с пером шириной 3 см, второй наконечник подтипа IVA, глазчатая и щитообразная фибулы.

Карта X. Распространение наконечников копий V типа

До VII в. этим оружием пользовались редко. А с VII в. оно так распространяется, что начинает преобладать среди других типов наконечников. Например, в погребениях VII-VIII вв. могильника Паэжерис найдены 34 наконечника такой формы. Чаще всего в погребения они клались по 2 (погр. № 16, 29, 34, 38, 70, 76, 98), редко но 3 (погр. № 32). 25 наконечников были в могильнике Яунейкяй. По два их найдено в погребениях V-VIII вв. № 43, 122, 228, 311. Три обнаружено в погребении VIII в. № 218 вместе с шейной гривной с тордированной дужкой с петлей и крючком на конце и с широким боевым ножом-мечом. Много наконечников копий найдено в могильнике Ма-уджёрай, исследуемом в последнее время. Только в погребениях VIII в. их обнаружено 22. Выделяется погребение № 214, где было 5 наконечников: 3 — с пером иволисто-образной формы, 1 черешковый и 1 IE подтипа (рис. 20), бронзовая арбалетовидная фибула с головками в виде маковых коробочек и другой инвентарь. Больше всего наконечников копий с пером иволистообразной формы было в погребении № 123, обнаруженном в Яунейкяй. В нем было 5 копий с такими наконечниками.В комплексе был только втульчатый топор, поэтому точнее датировать погребение трудно. Оно обнаружено среди других погребений VIII-IX вв. и скорее всего относится к тому же периоду. Часто эти наконечники встречаются и в погребениях IX-XII вв., в это время они преобладали над другими наконечниками.

Деталь погр. № 214 могильника Мауджёрай (Тельшяйсккй р-н). Наконечники копий
Рис. 20. Деталь погр. № 214 могильника Мауджёрай (Тельшяйсккй р-н). Наконечники копий in situ

В литовской археологической литературе обоснованно подчеркивается, что наконечники этой формы изобретены местными мастерами (215, с. 226; 217, с. 11). Соглашаясь с данным мнением, мы считаем необходимым отметить, что, возможно, это обшебалтская форма, потому что такие же наконечники найдены на территории Латвии, в могильнике Русиши-Дебеши (119, табл. 39:2), на территории Белоруссии на городищах Малишки и Оздятичи (22, рис. 19:1, 22:1) и в бывшей Восточной Пруссии, в могильнике местности Шлакалкен, в ареале западных балтов (87, рнс. 4).

Тип шестой

Наконечники копий VI типа
Рис. 21. Наконечники копий VI типа:
І. Застаучяй, погр. № II; 2, 10, 11, 15, 10. ЮргайчяП, погр. Kt 16. 20. случ. нах.; 3. Папнле. погр. № 8; 4. Мауджерай. погр. JA 249; 5, 9. Каштауиаляй. погр. № 2. 6; 0, 8, 14. Паэжерис, погр. w 44. 82. 67; 7, 12, 13. Вилку Компас, погр. № I, 7, случ. нах.

Наконечники с пером ланцетовидной формы (около 45 экз.) (рис. 21).

Длина наконечников 12,5-26,5 см, ширина пера 1,5-2,7 см. Поперечное сечение пера — вытянутый ромб. Плечики невыразительны, иногда немного выявлены н низко опущены. Соотношение втулки и пера 1:1. Точнее сосчитать наконечники этого типа невозможно, потому что они похожи на один из вариантов ленточных наконечников, применявшихся в Литве в X-XI вв. (215, с. 231-232, рис. 42 : 4, 5; 217, с. 13). Кроме того, если они обнаружены случайно или вне погребальных комплексов, их трудно датировать. Возможно, они принадлежат X-XI вв., и поэтому в настоящей работе не анализируются. Исключением являются наконечники, обнаруженные в могильниках, хронология которых не выходит за пределы VIII в.

Эти наконечники в 15 могильниках в основном на территории Центральной Жемайтии, а единичные экземпляры известны из западных, северных, средних и восточных районов Литвы (карта XI).

В погребениях находятся вместе с шейными гривнами с утолщающимися заходящими концами (Рудайчяй I, погр. № 5), с витыми петлями на концах (Каштауналяй, погр. № 2), с арбалетовидными фибулами с длинной (Рудайчяй I, погр. № 5) и с тесловидной (Каштауналяй, погр. № 2, 16, 18) ножками, с перекладинами (Юргайчяй, погр. № 16, 20), с головками в виде маковых коробочек (Каштауналяй, погр. № 11; Мауджёрай, погр. № 249; Юргайчяй, погр. № 22), с браслетами с утолщающимися концами (Гринюнай, погр. № 14), с ленточными (Застаучяй, погр. №11; Мауджёрай, погр. № 7), со спиральными (Каштауналяй, погр. № 2), с расширяющимися концами треугольного поперечного сечения (Вилку Кампас, погр. № 5) и с другими вещами V-VIII вв.

Один из самых ранних наконечников этого типа найден в Гринюнай, в погребении № 14, вместе с бронзовым браслетом, датированным V-VI вв., и другим инвентарем. В Рудайчяй I, в погребении № 5, были наконечник длиной 21,3 см с пером шириной 2,2 см, шейная гривна с утолщающимися заходящими концами, арбалетовидные брон-зовые фибулы со звездообразной и загнутой ножками, железная фибула с плоской дугой и другой инвентарь V-VI вв. (131, с. 96-97, рис. 4:2). В погребениях V-VI вв. эти наконечники встречаются пока редко. Чаще — в погребениях VII-VIII вв., как правило, в паре с наконечниками с пером иволистообразной формы. Например, в Каштауналяй они обнаружены в 4 погребениях VII в. (№ 2, 11, 18, 21); в погребении № 2 были наконечник длиной 16,5 см с пером шириной 2 см (рис. 21:5), второй наконечник V типа, бронзовая арбалетовидная фибула с тесловидной ножкой, спиральный браслет и другие вещи. 6 таких наконечников найдено в погребениях VIII в. могильника Мауджёрай (погр. № 7, 51, 152, 217, 246, 249). Например, в погребении № 249 был наконечник длиной 18 см с пером шириной 1,7 см (рис. 21 :4), бронзовая арбалетовидная фибула с головками в виде маковых коробочек и другие вещи. Немало наконечников этого типа найдено в исследованном в последнее время могильнике V-VI вв. в Пагрибнсе.

Карта XI. Распространение наконечников копий VI типа

На соседних с Литвой территориях подобное оружие не найдено. Территория Литвы, соседние территории, некогда населенные балтскими племенами, не являются родиной наконечников выделенного нами VI типа. Наконечники с перьями подобной формы впервые появились в IV-V вв. на франкских землях, откуда быстро распространились не только в Центральной, но и в Северной Европе. Позже, приблизительно в V-VI вв., эта форма, позаимствованная из Северной или Центральной Европы, распространилась и на территорию современной Литвы. Может быть, то прототип одного из вариантов ленточных наконечников копий X-XI вв.?

Тип седьмой

Наконечники копий VII типа
Рис. 22. Наконечники копий VII типа:
1. Паланга, погр. № 37; 2. Великуш-кес: 3. Застаучяй. случ. нах.; 4. Лук-штадвврис; 5. Мошкенай-Лаукупенай; 6. Кашучяй. кург. № 23. случ. нах.; 7. НяраваПГригншксс. кург. № 18. погр. № 3

Втульчатые наконечники с шипами (9 экз.) (рис. 22).

Длина наконечников 12,5-37 см. Перо с двумя шипами. Форма пера одних наконечников напоминает равнобедренный треугольник (Застаучяй, случ. нах.: Мошкенай-Лаукупенай; Няравай-Григишкес, курган № 18, погр. № 3), других — равносторонний треугольник (Паланга, погр. № 37), перо третьих наконечников округлой формы, будто профилированное (Великушкес, Зарасайский р-н). Втулки некоторых наконечников поломаны. Соотношение втулки и пера от 1:1 до 1:2,5.

Наконечники этого типа найдены в 9 археологических памятниках Восточной и Западной Литвы (карта XII). 4 из них обнаружены на городищах в конце XIX-начале XX в.: например, в 1894 г. Ф. Покровским при разведывании городища Ак-веришке и исследований Богутишке (оба — в Швенчён-ском р-не) (26, с. 190-196), в 1909-1910 гг. Л. Крживицким при исследовании Мошкенай-Лаукупенай (121, с. 111-112), П. Тарасенкой в 1933 г. на городище Великушкес (121, с. 178); 3 наконечника найдены в погребениях и 2 — случайно в Западной Литве. Например, случайными находками являются наконечники из Ка-шучяй (82, с. 69) и Застаучяй (209, с. 77). В погребениях найдены копья этого типа разного времени: наконечник из курганного могильника Антазаре-Лаукяй (Швенчёнский р-н) кургана № 4 датируется IV-V вв. (112, с. 312). Погребальный инвентарь и структура сооружения кургана № І8, погребения № 3 Няравай-Григишкес характерны для V-VII вв. В этом погребении найден наконечник длиной 29,5 см с пером длиной 12 см и шириной 4,5 см (рис. 22 : 7). Сопровождающий материал: узколезвийный проушный топор с орнаментом и нож (117, рис. 1; 116, рис. 7:7). Инвентарь погребения .№ 37 Палангского могильника составляли 3 наконечника копий: 2 с пером иволистообразной формы и 1 с шипами (215, рис. 38:5). Точнее его датировать трудно, хотя, по-видимому, его можно отнести к концу I тысячелетия.

Втульчатые наконечники с шипами обнаруживаются на соседних с Литвой территориях. Изредка они встречаются в Латвии, где появились на рубеже IV-V вв. Например, такие наконечники известны из могильников Гайлиши, Русиши-Дебеши, Страути, городищ Кенте и Локстене (119, с. 157; 47, с. 163-165; 177, табл. VI: 32). На территории западных балтов они появились в первых веках и. э. Например, в могильниках Бабента, Гойтенен (56, с. 135, рис. 30, 31; 84, с. 88; 73, рис. 195: а, е; 156, рис. 186. x). Обнаружены в курганах восточнолитовского типа Черная Лужа и на других археологических памятниках территории Белорусской ССР — на городище Ьанцеровщина и др. (112, рис. 214:5; 6, рис. 52:3; 8, с. 82, 102; 21, рис. 2: 1; 34, рис. 2:1-2). Некоторые исследователи считают, что эти наконечники характерны для вооружения носителей культуры штрихованной керамики (21, с. 254). С первой половины I тысячелетия они распространились также и в вооружении носителей пшеворской культуры (68, с. 89-92, рис. 36-39). Наконечники с шипами у славянских племен были одним из основных видов оружия дальнего боя с VII-VIII вв. по XI в. (13, с. 6, 17, табл. X : 3-5). Вообще эти наконечники были широко распространены в Восточной и Центральной Европе с III-II вв. до н. э. по III-IV вв. и. э. (21, с. 257). Разные их варианты широко применялись в Скандинавии даже до VIII-IX вв. (69, с. 18). В отличие от классического оружия римлян пилума и франкского анго, на территории балтских племен копья с втульчатымн наконечниками с шипами для вооружения большого значения не имели, а имели более промысловое значение, хотя в отдельных случаях и обнаружены в погребениях воинов (117, с. 61-62).

Карта XII. Распространение наконечников копий VII типа

Обнаруженные на территории Литвы наконечники копий этого типа скорее всего не местные. Мнения, что это оружие не летто-литовских племен, придерживаются и другие исследователи (47, с. 165).

Черешковые наконечники копий

Черешковые наконечники составляют небольшую часть копий II-VIII вв. — около 80 экземпляров с 23 археологических памятников Литвы. Они двух типов: с пером лавролнстообразной формы (тип восьмой) и шипами (тип девятый). Черешковые наконечники заканчиваются не расширенной вниз втулкой, а заостренным черешком, часть которого вбивалась в древко. Исследователи считают их метательным оружием (215, с. 222; 217, с. 9; 97, с. 42, 44).

Тип восьмой

Черешковые наконечники с пером лавролнстообразной формы (77 экз.) (рис. 23).

Длина наконечников 23-43,5 см, ширина пера 3-4,7 см. Поперечное сечение пера в форме вытянутого ромба или линзовидное. Черешок круглый, многогранный, реже четырехугольный. Соотношение черешка и пера 1:1. Черешок в древко вбивался не до пера, а до утолщения, находящегося в середине черешка, которое во время удара служило опорой и не позволяло глубже вонзиться в древко и расколоть его. Это видно по остаткам древков, найденных на черешках наконечников копий как на территории Литвы, так и на территории Латвии.

Черешковые наконечники VIII типа найдены в 21 археологическом памятнике (карта XIII) в основном в северной части республики. Например, 17 таких наконечников обнаружено в Памишкяй, 16 — в Яунейкяй, 11 — в Линксмучяй и т. д. Единичные экземпляры обнаружены и в Восточной Литве — в Дукштасе, Няравай-Григишкес, Пучкалаукисе — и в Центральной Жемайтии — в Паэжерисе, Юргайчяй, Мауджёрай. В последнем обнаружены 4 таких наконечника (погр. № 142, 204, 244, 256).

В погребениях они встречаются вместе с шейными гривнами с тордированной дужкой с петлей и крючком на концах (Жеймялис, Яунейкяй, погр. № 31), с арбалетовидными фибулами с тесловидной ножкой (Памишкяй, погр. № 27), с головками в виде маковых коробочек (Линксмучяй, погр. № 4, 11; Мауджёрай, погр. № 204; Яунейкяй, погр. № 31), с булавками с треугольной головкой (Памишкяй, погр. № 49), кольцевидной головкой (Дягесяй, погр. № 4; Линксмучяй, погр. № 23; Памишкяй, погр. № 24, 27с; Яунейкяй, погр. № 291), с массивными браслетами трапециевидного поперечного сечения (Памишкяй, погр. № 22; Яунейкяй, погр. № 31) и с другими вещами VII-начала IX в.

Рис. 23. Наконечники копий IX (1) и VIII (2-15) типов:
1. Судота; 2. Паэжерис. погр. ТА W; 3, 12, 13. Яунейкяй. случ. нах,. погр. № 252. 166; 4. Памишкяй, погр. ТА 27; 5. в. 8. Линксмучяй. погр. ТА 23. 22. 6; 7. Няравай-Грнгишкес, кург. № 4. погр. ТА 6; 9. Юргайчяй, случ. нах.; 10, 14. Мауджёрай. norp. № 244, 142; II. Дягесяй, погр. ТА 4; 15. Днржяй. случ. нах.

Одним из самых ранних черешковых наконечников с пером лавролистообразной формы является наконечник из погребения № 27 могильника в Памишкяй. В комплексе с ним был наконечник V типа, бронзовая арбалетовидная фибула с тесловидной ножкой и другой инвентарь VII в. Найденный в этом погребении черешковый наконечник имеет в длину 40 см, перо его шириной 4,7 см (рис. 23:4). В погребении № 49 того же могильника обнаружены 3 наконечника копий: 2 V типа и 1 черешковый, бронзовая булавка с треугольной головкой и несколько других вещей VII-VIII вв. В Жеймялисе во время земледельческих работ обнаружено погребение VIII в. В нем находились 3 черешковых наконечника, шейная гривна с тор-дированной дужкой с петлей и крючком на концах, игла бронзовой булавки и другие предметы.

Черешковые наконечники с лавролнстообразной формой пера из вооружения балтских племен начинают исчезать в конце VIII-начале IX в., видимо, из-за непрочного и непрактичного скрепления с древком. Копья с такими наконечниками чаще всего использовались для метания.

Черешковые наконечники нередко встречаются на территории современной Латвии (119, с. 157, табл. 39:7, 8). В Аукшземе, Латгалии, Земгалии их находят в погребениях VII-IX вв., чаще всего по 2. Для упрочения скрепления наконечников с древком древко копья иногда обматывалось веревками и украшалось орнаментированными бронзовыми лентами (119, с. 157; 18, с. 30). Единичные экземпляры (5 шт.) черешковых наконечников найдены на территории Эстонии (166, с. 244). В Финляндии они также обнаруживаются, особенно в окрестностях Тампере. Всего их насчитывается около 100 (166, с. 243, табл. 1:6, IV: 6, V: 5, XIII :3, XVII:4, 6, XXI:5, XXIX:2, XXXII:5, XXXVI:6). На территории Швеции единственный экземпляр черешкового наконечника с пером лавролистообразной формы найден на острове Готланд, куда попал скорее всего из Восточной Прибалтики (166, с. 244). Для славянских племен такое оружие не характерно. Чаще всего оно встречается на западе Ленинградской области, в Муромщине, Ополье и на Суздалыцине, в археологических памятниках X-XI вв. (13, с. 17). Не характерны они и для западно-балтских племен, где подобные наконечники не обнаружены.

Таким образом, черешковые наконечники с пером лавролистообразной формы характерны для территорий как летто-литовских, так и угро-финских племен, откуда они и должны происходить.

Карта XIII. Распространение наконечников копий VIII (I) и IX (II) типов

Тип девятый

Черешковые наконечники с шипами (ангоны) (3 экз.) (рис. 23: 1).

Два наконечника этого типа найдены случайно в Папиле (Акмянский р-н) и хранятся в государственном археологическом музее Польской Народной Республики в г. Варшаве (122, с. 83). Они не опубликованы. Третий обнаружен в курганном могильнике Судата (Швенчёнский р-н). Длина наконечника 33,5 см, длина пера 9,2 см. Перо в форме равностороннего треугольника с двумя шипами (рис. 23 : 1) (94, рис. 24 : н; 97, с. 43, рис. 1:1). Датируется концом VII-первой половиной VIII в. (94, с. 153).

Так, этот тип наконечников для вооружения литовских племен не характерен. Много их найдено на территории Латвии, особенно в Аукшземе и в бассейне реки Айвексте (119, с. 157). В погребениях VI-IX вв., на городищах и в кладах их обнаружено 156 (47, с. 154). По классификации латышского оружиеведа М. Атгазиса, наконечник, найденный в Судате, относится к типу Б, для которого характерны перо в форме равностороннего треугольника и многогранный черешок (47, с. 158, рис. 2). В Литву он попал, скорее всего, из Латвии, где ангоны типа Б в обиходе были в VIII-IX вв. Оттуда же, должно быть, в Литву попали и наконечники из Папиле. Не обнаружено ангонов в земле древнепрусских племен. Многочисленностью ангонов отличается территория Финляндии. Они даже называются национальным оружием финских племен меро-вингского периода и разделяются на 5 типов. Датируются VI-VIII вв. (166, с. 209-231). Единичные экземпляры финских ангонов встречаются на территории Эстонии (166, с. 230). Похожие наконечники известны в Дании, в датируемом V в. кладе из Нидама (166, с. 226; 69, рнс. 24). Ангоны были широко распространены на франкских землях в 400-800 гг. н. э. (166, с. 228; 69, с. 18, рис. 22). Происхождение формы этого оружия нужно искать в вооружении римлян и, возможно, связывать с копьем легионеров — пилумом.

Исследовав копья II-VIII вв., можем отметить, что с середины I тысячелетия они становятся основным оружием жителей территории Литвы. Это массовое оружие как знатных, так и рядовых воинов. За столь долгий период — 700 лет — формы наконечников копий часто подвергались изменению при поиске новых, более совершенных форм. Потому найденные на археологических памятниках Литвы наконечники копий можно разделить на 9 типов и 7 подтипов с вариантами (рис. 24).

На территории Литвы широко распространились и в обиходе больше употреблялись копья с наконечниками выделенных нами I, II, IV и V типов. Развитие формы пера, особенно I и IV типов, можно проследить за весь период их бытования. Развитие формы других типов наконечников проследить довольно трудно, потому что они появились на всей территории Литвы или в отдельных ее частях и приобрели различные варианты (II тип), или форма пера настолько совершенна, что не менялась за все время бытования (III, V, VI, VIII типы). Еще несколько типов наконечников (VII, IX) обнаружено в единичных экземплярах, и говорить о развитии их формы невозможно.

Рис. 24. Типы, подтипы н варианты наконечников копий II-VIII вв. на территории Литвы

Проанализировав наконечники, их появление, распространение и развитие, мы считаем, что районом происхождения формы I, II и V типов является Восточная Прибалтика — территория балтскнх племен. Форма наконечников VIII типа должна была родиться в землях балто-угро-финских племен. Форма наконечников IV типа унаследована скорее всего от бронзового века, а остальных — заимствована у других территорий. Например, у Северной или Центральной Европы заимствована форма VI типа. Импортными должны быть наконечники VII типа. Остается неустановленным происхождение формы III типа наконечников. Несмотря на происхождение формы наконечников копий, все они, кроме, может быть, VII типа, изготовлялись местными оружейниками. Это свидетельствует и о высоком уровне ремесленного производства древне-балтскнх племен. Находки свидетельствуют, что древние ремесленники, жившие на территории балтов, хорошо знали технологию обработки железа, владели навыками в кузнечном деле. И при этом пользовались такой же технологией обработки данного металла, как и жители соседних территорий. О том, что найденные наконечники копий изготовлялись на месте, свидетельствует и тот факт, что на территории Литвы в археологических памятниках II-VIII вв. не найдено копий с руническими надписями, знаками, инкрустациями, как например, на территории западных балтов, в Скандинавии. В Литве они появились в начале II тысячелетия н. э.

Можно сказать, что I тысячелетие н. э. является основным этапом эволюции копий с железными наконечниками в вооружении племен, населявших некогда территорию современной Литвы. В первой половине I тысячелетия появляются, распространяются и развиваются местные формы наконечников. С IV-V вв. начинается период активного поиска новых, отбора и усовершенствования старых форм. В это время проявляется влияние чужого оружия. Некоторые формы заимствованы извне, но они не преобладали над местными.


 
загрузка...