Оружие и Доспехи :

Четыре формы славянских ножей

  автор: SHARIK  |  2-сентября-2013  |  14679 просмотров  |  Пока нет комментариев
загрузка...

Можно без преувеличения сказать, что в эпоху железа нож» после керамики являются самой массовой категорией археологического материала. Эти орудия находят практически на каждом памятнике, а на некоторых — десятками и сотнями. В Волковыске, например, был найден 621 нож, а на Неревском раскопе в Новгороде — 1444. Накопленный материал огромен и указать даже приблизительно общее количество находок в Восточной Европе невозможно.

Ножи — рядовой материал, поэтому публикуют их неохотно и небрежно. Обычно исследователи ограничиваются только констатацией наличия в археологических комплексах этих орудий. Зачастую общие рассуждения относительно их формы иллюстрируются одним или несколькими рисунками ножей, иногда переставрированных, без масштаба, без фиксации участков поломок и утрат, без необходимой для классификации информации.

Эти обстоятельства настолько затрудняют изучение ножей, что попыток их систематизации в рамках Восточной Европы никогда не предпринималось. В лучшем случае исследователи останавливаются на систематизации ножей конкретных археологических памятников или определенных археологических культур. Но небольшие объемы рассматриваемого материала, по закону малых чисел, приводят к чрезмерно аморфным схемам, затрудняют выделение наиболее характерных ведущих форм. Видимо, у большинства археологов существует мнение о полном однообразии форм ножей, ибо «нож обычного типа» является довольно распространенным определением этих орудий.

Следует сказать еще об одном, пожалуй, всеобщем заблуждении. В археологической литературе под понятием «нож» подразумевается только клинок. Это неправильно. Клинки ножей, серпов, кос. наконечники копий, стрел, выходившие из-под молотка кузнеца, — только части орудий и оружия. Обычно классификацией охватываются сохранившиеся части предметов. Однако единый тип наконечников копий еще не говорит о едином типе самих копий. Древки могли быть различной длины, следовательно, могла быть различной тактика боя. Одинаковые по форме наконечники стрел могли быть от сложных и простых луков.

То же самое относится и к ножам. Клинки могли быть изготовлены на месте, могли быть приобретены в результате обмена или торговли. Как в настоящее время, так и прежде для клинков приспосабливались обломки различных орудий, что нашло отражение в наличии случайных форм. Так, например, результаты металлографического изучения кузнечных изделий из раннеславянского поселения Ханска-II Котовского района Молдавской ССР позволили Г. А. Вознесенской прийти к заключению, что все ножи этого поселения были откованы из очень разнородного металла, используемого вторично. Сырьем для местного кузнеца служил преимущественно железный лом 1.

Внешнее же оформление ножей — ножны, рукояти, приемы их изготовления, орнаментика, способ ношения регламентировались этническими традициями. Только этот комплекс понятий, а не случайный набор признаков может определить «тип ножа». Поэтому следует с уверенностью говорить о том. что «ножей обычного типа» вообще не бывает, наоборот, существует огромное количество типов.

Автор на протяжении ряда лет собирал данные о ножах раннего железного века. Просматривались богатейшие коллекции Государственного Эрмитажа, отечественная и зарубежная литература. Общее количество собранного материала около 10 тысяч предметов. Сбор материала и его систематизация еще не окончены, но собранного достаточно для ряда предварительных выводов, имеющих непосредственное касательство к интересующей нас теме.

Несмотря на кажущееся однообразие, ножи второй половины 1-го тысячелетня н. э. Восточной Европы четко распадаются на четыре обширные группы, в каждой из которых, при детальном исследовании, могут быть выделены многочисленные варианты.

Группа I (рис.1) представлена ножами, имеющими следующие характерные признаки. Линия кромки спинки клинков, представляющая плавную дугу с вершиной в центре, непосредственно переходит в черенок. Попадаются клинки со слабо выраженным переходом к черенку (рис. 1, 5-6), но эти различия не принципиальны. ибо и та и другая формы сосуществуют и представляют одни и тс же археологические памятники. Клинок вместе с черенком имеет длину от 6 до 20 см. Колебания в размерах в ту и другую сторону известны, но редки. Черенок в форме узкого треугольника длиной 4-5 см, как правило, отделен со стороны режущей кромки плавным уступом. Наибольшая ширина черенка составляет около половины ширины клинка. Можно отметить, что задняя часть ножей (вместе с черенком) идентична по конструкции задней части серпов, распространенных в лесной зоне Восточной Европы2, и это не удивительно, ибо ареалы этих серпов и ножей первой группы совпадают.

Ширина клинков ножей группы I около 2 см, толщина около 2 мм. Режущая кромка у целых экземпляров прямая и только к концу круто загибается вверх. Отношение длины клинка к длине черенка около 3 : 1 или 2:1. Сильно сточенные клинки попадаются крайне редко — длина клинка, как правило, превышает длину черенка.

Рукояти ножей были деревянными и круглыми в сечении. Черенок забивался в рукоять примерно на половину ее длины. Ножны были кожаными — следов дерева на клинках нет.

Происхождение ножей группы I прослеживается очень четко. Их прототипами являются ножи с горбатой спинкой лесной зоны раннего железного века — милоградской, юхновской, зарубннецкой, днепро-двинской, дьяковской, городецкой и других культур3. Процесс выпрямления спинки начался в первых веках нашей эры на южных окраинах лесной зоны (Чаплинский, Корчеватовскнй. другие зарубинецкне могнльники)4. В Верхнем Поднепровьс и Верхнем Поволжье ножи с горбатой спинкой еще попадаются в IV-V вв. (Троицкое городище под Москвой. Тушемля на Смоленщине и др.)5. В третьей четверти 1-го тысячелетия н. э. ножи с горбатой спинкой практически исчезают, а ножи группы I становятся ведущей формой на территориях Верхнего Поднепровья (начиная от Нового Быхова), Верхнего Поволжья. Прибалтики6 и Финляндии7. Их находят в прибалтийских и позднедьяковских памятниках круга городища Тушемля (Тушемля, Декановка, Узмень, Банцеровское. Колочин I и др.), в "длинных курганах" Северо-Запада РСФСР (Совий Бор, Подсосонье, Лезги. Северик. Черный Ручей. Крюково)8. В VIII-XI вв. эти ножи еще бытуют9, но уже совместно с появившимися в лесной зоне ножами групп II и IV (см. ниже).

славянские ножи 1-го типа
Рис. 1. Ножи группы I с городищ, поселений и длинных курганов лесной зоны Восточной Европы VI-VIII вв. н. э.
I — Неквасипо. 2 — Ванцсровскос. 3 — Тушемля. 1 — Сарскос. 5 — Дсммловка. 6 — Уэмснь. 7 — Ворон нно. 5 — Совий Бор. 9 — Подсосоиьс. 10 — Северик

Группа II (рис. 2) представлена ножами, имеющими следующие характерные признаки. Спинка клинков чаще всего в виде слабой дуги, немного приподнятой на краях. Черенок в форме узкого треугольника, длиной, как правило, 3-5 см, отделен от клинка ярко выраженными уступами 3-5 мм высотой. Уступы чаше всего асимметричны относительно друг друга и образуют со спинкой и режущей кромкой тупые углы. Наибольшая ширина черенков около половины ширины клинка.

Ширина клинков до 2 см. толщина 1,5-2 мм. Режущая кромка у хорошо сохранившихся экземпляров слегка S-образной формы. Длина клинков колеблется от 10 до 20 см. Сильно сточенные клинки попадаются крайне редко. Отношение длины клинков к длине черенка примерно 3:1 или 2:1.

Ручки у ножей группы II были в основном деревянными, круглыми в сечении. Черенок вбивался в ручку примерно на половину её длины. Ножны были кожаными — следов дерева на клинках нет.

Наиболее ранние ярко выраженные формы ножей группы II появляются на так называемых «постзару бинецких» памятниках II-V вв. и Подесенье и Среднем Поднепровье (Казаровичи, Почепское, Лавриков Лес, Таценкн, Ходоров, Щучннка)10. Со второй половины 1-го тысячелетня ножи этой группы являются ведущей формой на славянских памятниках на территориях ЧССР, ПНР, Болгарии, Румынии, ГДР, Молдавии и УССР11. В Верхнем Поднепровье ножи группы П появляются примерно в VIII в. и. э. Их. наряду с ножами группы I, находят в смоленской и белорусской группах «длинных курганов» (рис. 2. 12, 14-15)12. На Гнездовском поселении, расположенном на правом берегу р. Свинки на Смоленщине, время возникновения которого относится ко времени не позднее начала IX в., нее ножи, за исключением единичных, принадлежат к группе II13.

К сожалению, опубликованных ножей VIII-IX вв. из Верхнего Поднепровья и Северо-Запада РСФСР чрезвычайно мало, поэтому трудно сказать, как массово И группа здесь представлена. Пока можно лишь отмстить, что здесь эти ножи появляются не ранее VIII в., что они сосуществуют с ножами группы I и что эволюционной связи между этими группами нет.

С X-XI вв. подавляющее количество ножей в могильинках и на поселениях сельского типа представлено уже группой II14. Тенденция отделения черенка от клинка уступами к X-XI вв. распространяется на все части лесной зоны.

Однако было бы неправильно считать причиной изменения местной традиционной формы только влияние ножей группы II. Примерно одновременно с ними, но уже с севера, появляются ножи IV группы (см. ниже), под сильным влиянием которых, в отличие от сельского, находилось ремесленное производство северных древнерусских городов.

Группа III (рис. 3) представлена орудиями в деревянных ножнах. Ножи в деревянных ножнах являлись одним из элементов культур кочевых племен степной зоны Восточной Квропы. Северного Кавказа, обширных пространств Сибири и Средней Азин. Эволюция этих древностей хорошо прослеживается начиная со скифской и сарматской эпох.

Разумеется, дать детальную классификацию, осветить все нюансы проблемы происхождения и подразделения ножей группы III невозможно в одном исследовании. В настоящей работе автор рассматривает только один из вариантов ножей этой группы — раннесреднсвековый аланский с территорий Подонья и Северного Кавказа. Кочевники — аланы — были восточными соседями иоднепровских славян. Культуры тех и других имеют коренные отличия, и это прекрасно прослеживается в традиционных формах ножей, характеризующих данные этнические массивы.

Аланские ножи, представленные древностями сал-товской культуры, в литературе уже рассматривались. Несколько ножей, характеризующих салтовскую культуру в качестве типичных, отмечены И. И. Ляпушкиным15. С. С. Сорокин, исследуя железный инвентарь Саркела и Велой Вежи, разделил все найденные здесь ножи на два комплекса и отнес к нижнему — салтовскому — слою около 40-50 предметов16. Недавно группой украинских археологов были исследованы салтовские ножи бассейна р. Дон. которые ими были разделены на пять различных типов17.

В указанных исследованиях рассматривался главным образом материал поселений, ряд из которых является многослойными памятниками. Богатейший материал могильников не привлекался. Не обращалось внимание на некоторые детали, являющиеся для сал-товских ножей принципиальными признаками. Эти недостатки оказались настолько существенными, а выделяемые признаки настолько субъективными, что образ раннссредневековых аланских ножей, который можно представить по этим работам, исказился.

Если обратиться к материалам могильников VIII-IX вв. Подонья н Северного Кавказа, можно убедиться, что аланские ножи представляют удивительно стойкую, единообразную серию. Они имеют следующие характерные признаки. Спинка клинков образует слабо выраженную дугу, плавно опускающуюся к носу. Режущая кромка дугообразна, но более крута, нежели спинка. Центральная ось клинка и черенка смещена в сторону спинки. Длина клинков колеблется от б до 14 см. толщина 1,5 мм, ширина клинка у основания 1-1,5 см (в зависимости от длины). Черенок подтреугольнон формы длиной 2-4 см. Ширина черенка у основания составляет около половины ширины клинка. Отношение длины клинка к длине черенка чуть-чуть более 3:1.

Черенок всегда отделен от клинка строго перпендикулярными уступами, являющимися конструктивными признаками. На основание клинка приваривалась узкая — 1,5-2 мм шириной и толщиной железная обоймочка, являющаяся своего рода замком, запирающим нож в ножнах. Это очень хрупкая, зачастую не сохраняющаяся деталь. О ее наличии свидетельствуют строгая перпендикулярность уступов и следы, ею отпечатанные, которые можно заметить на нереставрированном металле.

Несколько сот таких клинков найдено в Дмитровском. Усть-Лубянском. Верхнесалтовском, Борисовском18 могильниках и в могильниках на р. Дюрсо около Новороссийска, в Северной Осетин, и в окрестностях Кисловодска19.

славянские ножи 2-го типа
Рис. 2. Ножи группы II с «постзарубннецких», раннеславянсккх, смоленских длинных курганов VIII-IX вв. и древнерусских памятников. 1— Казаровичи. 2, 3 — Тацеики, 4 — Шучинка, 5 Поченскос, 6 — Семенки. 7 — Корчак I. 8 — Новотроицкос, 9 — Хотомель, 10 — Битица, 11 — Лебедка. 12 — Ярцево. 13 — поселение около Гнездова, 14 — Яново, 15 — Поречье, 16 — Новгород (XII в.)

Ножи группы III, и аланские в том числе, имели деревянные ножны. Аланские ножны делались из двух половинок первоначально расщепленной дощечки. Расщепленный край впоследствии не обрабатывался, так что соединение половинок было идеальным. После изготовления деревянной основы на нее натягивался, очевидно, в мокром состоянии, кожаный чехол, имеющий шов с левой стороны. Очень часто ножны спаривались и страивались в один общий кожаный чехол, причем режущие кромки клинков при этом располагались противоположными друг относительно друга сторонами. очевидно, для уменьшения общей толщины ножен. Иногда на ножны сверху надевались бронзовые или серебряные наконечник и обойма. В случаях спаренных и строенных ножен обойма и наконечник были общими. Необходимость кожаного чехла обуславливалась тем. что деревянные планки аланских ножен штифтами не скреплялись.

Ножны были узкие и тонкие. Ширина их немного превышает ширину клинка, толщина менее 1 см. На конце ножны слегка суживаются, на торце — прямой или слабо выраженный дугообразный обрез. Длина ножей превышает длину клинка примерно на одну треть.

К сожалению, несколько хорошо сохранившихся аланских ножен опубликованы без детального описания их конструкции20. Автор не имел возможности осмотреть эти находки. Однако находки в могильниках Поломском, Бродовском (Прикамье), Мошевой Балке (Северный Кавказ), где были найдены ножны иных вариантов группы III, позволяют выявить общие закономерности. характерные для всей группы. На основании этих материалов недостающие детали аланских ножен могут быть реконструированы.

Гнездо для клинка было слегка овальным в продольном сечении, так что в ножнах закреплялись только обойма и кончик клинка. Эта особенность характерна для всех деревянных ножен, в том числе и этнографических. Если бы гнездо идеально повторяло параметры клинка, нож невозможно было бы вытащить из ножен в условиях повышенной влажности.

Помимо клинка, в ножны входила и часть рукоятки. Об этом свидетельствуют как остатки дерена от ножен на черенках, так и ножны из Мощевой Балки (рис. 3. 12). Ручки были необычайно тонкими, овальными в сечении. Ширина их была одинакова с шириной клинка, толщина около 0,5 см. Толщина ручек легко определяется на спаренных и строенных ножнах, а также на хорошо сохранившихся ножнах из Мощевой Балки. Ручки делались из иной, нежели ножны, породы дерева или вообще из другого материала. Об этом свидетельствуют остатки субстанции ярко-желтого цвета, сохранившейся на черенках. Известна однз костяная ручка из Дмитровского могильника (рис. 3,4). но это уникальный случай. По форме ручки били плоскими, длинными, слегка подтрапециевндными, с легким расширением на тыльном конце.

Спаренные и строенные ножны, своего рода кассеты, автору известны только на аланских памятниках. В могильниках Дюрсо при погребенных иногда находили до 6 клинков, т. е. 2-3 кассеты. Тонкость и легкость рукоятей придает аланским ножам хорошие баллистические качества, а многочисленность ножей в могилах и комплектность их упаковки позволяют сделать предположение об использовании ножен аланами в качестве метательного оружия.

славянские ножи 3-го типа
Рис. 3. Ножи группы III и детали ножен нз раннесреднсвековых аланских погребений. 1-3. 9-11 — Верхнесалтовский. 4-6 — Дмитровский, 7, 8 — Усть-Лубянский, 12 — Мощевая Балка

Группа IV (рис. 4) представлена орудиями, имеющими узкий черенок длиной от 6 до 12 см. Наиболее распространены черенки длиной 8-10 см. Кончик черенка шилообразный. иногда загнут и расклепан. Изредка на загнутом кончике имеется четырехугольна« железная или бронзовая шайба. Загнутый кончик и шайба, видимо, у многих ножей этой группы отломаны и утеряны. Такая конструкция черенка обусловлена тем. что он пробивал рукоять насквозь и загибался на тыльном конце.

Клинки ножен группы IV имеют, как правило, четкие, около 2 мм высотой уступы, отделяющие их от черенка. Спинкз клинков прямая и только на конце слегка приспущена. Ширина клинков 1.5—2 см. что составляет около двух третей ширины черенка в основании. Толщина спинки 2-3 мм. Истинную длину клинка указать трудно, ибо это, пожалуй, вообще единственная группа ножей, клинки которых сточены сильно, иногда почти до основания. Вероятно, наиболее распространены были клинки с отношением к длине черенка между 2:1-1:1. Ножи имели длинную цилиндрическую рукоять и кожаные ножны — следов дерева на клинках нет.

Происхождение ножей группы IV прослеживается достаточно четко. В меровингское и викннгское время они бытовали в Норвегии и Швеции21. Оттуда же они распространяются на территорию Финляндии, но здесь они бытуют наряду с ножами группы I22. В Восточной Европе такие же ножи появляются в последней четверти 1-го тысячелетия и. э. Наиболее ранние находки происходят ИЗ горизонтов E3-E1 земляного городища Старой Ладоги и из сопок в окрестностях этого городища. В дальнейшем эти ножи распространяются о Прнладожье. попадают в Прибалтику и Ярославское Поволжье. Везде, где есть скандинавские погребения или скандинавские материалы, известны и ножи группы IV23.

славянские ножи 4-го типа
Рис. 4. Ножи группы IV. 1-4 – тиничиые скандинавские ножи VII-X вв. (но Я. Петерсону), 5 — Лунд, 6, 7 — Бирка. 8-1 – из горизонтов E3-E1 Старой Лалоги, 12 — Победище (сопка 140). 13 — Победите (сопка 112); 14 — Красная Заря, 15 — грунтовой могильник в Старой Ладоге (погр. 4), 16 — Вишнево, 17 — Новгород (X-XI вв.)

Весьма интересная ситуация складывается на северных территориях Древнерусского государства в X-XI вв. Новгородские ножи этого времени имеют строгих очертаний узкий шнрокоспинный клинок со слегка закругленным концом, придающим ему кинжалообразный вид, длинную узкую рукоять, которая редко бывает менее 10 см. маленький, но четкий уступ на клинке (рис. 4, 17)24. Судя но публикации и постоянным ссылкам на новгородские материалы, аналогичные ножи известны в Прибалтике, во всех без исключения северных древнерусских городах и в крупных могильниках, таких, как Гнездово и др.25

Форма и конструкция новгородских ножей X-XI вв.. по Б. Л. Колчину, была создана на основе многовекового опыта кузнечной техники26. Но чьего опыта? Ножи группы I-III основой для новгородских послужить не могли. К тому же они сосуществуют с ножами группы IV параллельно. Ближе всего ножи X-XI вв., типа новгородских, стоят к группе IV, эволюционную цепь которых они и продолжают. Вряд ли можно ошибиться, сделав заключение, что северорусское городское ремесленное производство в области изготовления ножей н X-XI вв. находилось под сильным скандинавским влиянием.

В начале XII в. картина резко изменяется. В Новгороде и других городах появляются ножи, клинок которых стал шире и значительно тоньше. Спинка на клинке к основанию и концу слегка приподнимается, увеличиваются уступы, укорачиваются рукоять и черенок. упрощается технологическая схема изготовления (рис. 2. 16)27. Это уже ножи группы II. Следовательно, мы можем заключить, что к началу XII в влияние скандинавской формы ослабевает и городское северорусское ремесленное производство, вслед за сельской округой, переходит к изготовлению ножей общеславянского образца.

Итак, мы установили, что раннссреднсвековыс восточноевропейские ножи делятся на 4 обширные группы, имеющие свою историю развития.

Группа I характерна для прибалтийских, финских племен и населения Верхнего Поднепровья и Северо-Запада РСФСР во второй половине 1-го тысячелетня н. э.

Группа II характерна для населения «постзарубинецкой» культуры III-V вв. в Подесенье и Среднем Поднепровье и для славянского населения (начиная с VI-VII вв.), проживающего за пределами лесной зоны. Примерно с VIII в. ножи группы II появляются в Верхнем Поднепровье, начинают распространяться и к XII в. становятся общедрсвнерусскими.

Группа III характерна для кочевого населения. В настоящей работе был рассмотрен аланский вариант ножей этой группы, который является одним из стойких элементов культуры раннесредиевековых аланов.

Группа IV характерна для германоязычного населения Северной Европы. В середине VIII в. ножи этой группы появляются на северных рубежах Восточной Европы, распространяются н до XII в. оказывают сильное влияние на северорусское городское ремесленное производство.

 

Список литературы

Автор: Р. С. Минасян // Четыре группы ножей восточной Европы эпохи раннего средневековья (к вопросу о появлении славянских форм в лесной зоне)

загрузка...
  Голосов: 0
 

Ножи кинжалы Руси Киевской топик на форуме

Вы просматриваете сайт Swordmaster как незаригистрированный пользователь. Поэтому скрытый текст скрыт. Комментарии будут вводится через капчу с предварительной модерацией. Если нашли ошибку — выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Для того чтобы пользоваться полным функционалом сайта, рекомендуем .


Добавление комментария
Ваше Имя:      Ваш E-Mail (по желанию):  
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера