Оружие и Доспехи :

Погребение с серебряной маской у ceла Манвеловки на Днепропетровщине

  автор: SHARIK  |  13-июля-2013  |  11573 просмотра  |  Пока нет комментариев
загрузка...

Графическая реконструкция воина из погребенияОсенью 1973 г. в Днепропетровский исторический музей поступили: серебряный сосуд, серебряная маска-личина, железный шлем, сабля, фрагменты серебряной обкладки ножен сабли, пластины от панциря, два железных наконечника стрел, фрагмент ножа. По сообщению В. М. Охотника, директора Васильковского народного музея, передавшего указанные предметы, они происходят из погребения, случайно разрушенного весной 1973 г. во время земляных работ па склоне балки, у северо-восточной окраины с. Манвеловки (Васильковский p-н Днепропетровской обл.).

При обследовании места находки на глубине около 1,5 м от современной поверхности были обнаружены остатки погребального сооружения (прослеживалась одна из его торцевых сторон с закругленными углами), ориентированного по оси восток-запад. Здесь были собраны кости человека и коня со следами окиси железа и бронзы, пластины панциря, несколько массивных фрагментов спекшейся кольчужной сетки, фрагмент сильно окисленного железного предмета удлиненной прямоугольной формы (кинжала?). Устройство и размеры погребального сооружения, положение и ориентировку погребенного установить не удалось.

Среди найденных вещей особое внимание обращают на себя предметы из серебра: сосуд и маска, находки по своему типу редкие, не характерные для Cpеднего Приднепровья. Круг аналогий для них находится далеко на северо-востоке, в районах Поволжья, Урала, Алтая, Южной Сибири.

Серебряный сосуд (рис. 1, 1) представляет собой кувшин с высоким коническим горлом и отогнутым наружу венчиком. На стыке шаровидного тулова и горла – выпуклый валик. Дно отсутствует. На поверхности сосуда сохранились следы проковки в виде чешуйчатого рисунка. На обрезе венчика и по краю тулова у дна – следы расслаивания металла. Продольный шов отсутствует. Все это дает возможность предположить, что сосуд изготавливался из тонкого серебряного листа путём накладки последнего на форму и последующей проковкой. Размеры, см: высота сосуда – 13,9, высота горла – 7,5. диаметр устья – 9,4, диаметр по нижнему краю тулова – 10, наибольший диаметр тулова – 12.4. Поверхность сосуда деформирована вмятинами и изломами. Серебряные сосуды, подобные Манвеловскому по форме и технике изготовления, часто встречаются среди материалов древнетюркских памятников Горного Алтая и Сибири [1, табл. XCIV, 179, табл. XCV, 184-193; 2, с. 307. табл. LII, 4; 3, с. 159; 4, табл. IV, а, 6]. В. П. Даркевич относит их к сосудам «тюркских форм» и датирует VIII–IX вв. [5, с. 91].

Комплекс вещей нз погребения у с. Манвеловки
Рис. 1. Комплекс вещей нз погребения у с. Манвеловки. 1 - сосуд; 2 – маска; 3 - сабля: 4 – рукоять сабли; 5 – прорисовка тамгообразного зиака; 6 - шлем, боковая сторона; 7 – шлем, лицевая сторона

Серебряная плоская маска трапециевидной формы, с круглыми прорезями для глаз, прямоугольной для рта и треугольной для носа (рис. 1, 2). Четыре маленьких круглых отверстия по углам, видимо, предназначались для крепления личины к матерчатой подкладке. Края прорезей – зубчатые. Размеры, см; высота маски – 19, ширина вверху -14, внизу – 11. Ряд аналогий маске мы находим в районах Среднего Поволжья и Приуралья. Для народов, населяющих эту территорию в VIII-X вв, лицевые покрытия (наглазники, наротники) были характерной деталью погребального обряда, [6, с. 172]. Маска из Манвеловки тождественна серебрянным маскам из Танкеевского могильника (IX - X вв. Среднее Поволжье), подобные по стилю и материалу были обнаружены в могильниках VI-XI вв. на Верхней и Средней Каме (Плесинский, Малоаниковский, Редикорский и др.) [7, с. 233, табл. II, 4–6]. Особенностью манвеловской маски является наличие отверстия для носа, в подавляющем большинстве на масках вырезались отверстия только для глаз и рта.

Большой интерес среди публикуемых вещей представляет железный сфероконический шлем (рис. 1, 6, 7; 2, 1, 2). Его высота 18 см, диаметр по нижнему краю 22 см. Шлем склепан из четырех пластин с неровным, зигзагообразным краем, передняя и задняя пластины накрывают боковые (одна из боковых пластин частично утрачена).

Размеры пластин 18x21 см. На каждом выступе (мыске бокового шва) – заклепка. Всего вдоль каждого шва шесть заклепок. По краю шва между пластин корпуса пущена медная прокладка; на лобной части фигурная пластина и виде трезубца, к которой крепился наносник (сохранилась лишь его верхняя часть). Внизу пластины шлема скреплены с обручем, имеющим волнистый верхний край. На макушке четырехугольная пластина с четырьмя заклепками, служившая для укрепления втулки шишака.

Втульчатые сфероконические шлемы, по мнению А, П. Окладникова, были «типичными средневековыми шлемами степных племен Южной Сибири и Центральной Азии» [9, с. 183]. Так же как шлем из Манвеловки, они состоят из нескольких крупных пластин, при этом передняя и задняя накрывают боковые. Пластины скреплены между собой заклепками. Такова конструкция шлема из Каранаевских курганов (Южный Урал), обнаруженного в насыпи кургана, материалы которого датируются X в. 110, с. 115, рис 61, 17].

Шлем из Манвеловского погребения аналогичен по форме в конструктивным особенностям славянским шлемам II «черниговского» типа (по классификации Л. Н. Кирпичникова), распространенного в Киевской Руси в домонгольский период [11, с. 25, 27].

 Шлем Манвеловка (прорисовка)
Рис. 2. Шлем (прорисовка). 1 – лицевая сторона; 2 – боковая сторона

Шлемы «черниговского» типа, как и манвеловский, склепаны, из четырех крупных пластин, по зигзагообразному краю соединения пущена медная прокладка. Шлемы увенчаны втулкой, внизу пластины корпуса охвачены обручем. Шлем из «Черной могилы» (X в.), почти тождественный по своей конструкции публикуемому шлему, также имеет налобную пластину в виде трезубца [11, с. 26, рис. 9, 2]. От Манвеловского многие шлемы «черниговского» типа отличаются наличием золоченой обтяжки наголовья, золоченых и посеребренных украшений корпуса.

Входящая в состав погребального инвентаря массивная прямая сабля (рис. 1, 3) дополняет комплекс вещей, характерный для погребения знатного воина-всадника. Наличие прямой однолезвийной полосы, некоторая изогнутость рукояти в сторону лезвия – характерные особенности описываемой сабли, как у всех сабель данной группы (группы прямых сабель по классификации Ю. С. Худякова) [12, с. 40]. Размеры, см: длина клинка – 72, ширина клинка у перекрестья – 3,7, ширина клинка внизу – 2,4, высота рукояти – 10. длина перекрестья – 9. Клинок в древности разломан на две части. В изломе прослеживаются три слоя металла. Лезвие полосы параллельно спинке постепенно суживается к острию, конец которое обломан. По центру полосы проходит слабо выраженное ребро. Черен рукояти прямой, пластинчатый. Перекрестье напускное, с ромбическим расширением в центре. Сохранилась серебряная обкладка рукояти сабли и три звена серебряных обкладок ножен (рис. 1. 4). Среди последних хорошо сохранились две: обкладка верхней части клинка и нижнего конца клинка; овальное дно ножен утрачено. Размеры: см: длина обкладки рукояти – 8,4, ширина - 3,12; средней обкладки – 17,2, 4,3; нижней – 8,1, 3. Поверхность обкладки рукояти покрыта рельефным штампованным орнаментом в виде кружков. К верхнему и нижнему краям первого звена обкладки ножен припаян накладной шнур, состоящий из двух витых проволочек. В верхней части обкладки проступает плохо сохранившееся гравированное изображение двух изогнутых линий – завитков, напоминающее тамгообразный знак (рас. 1, 5).

Прямой сабли из Манвеловки соответствуют сабли I типа (хазарские сабли) по классификации Г. А. Федорова-Давыдова, время их бытования IX-X вв. [13, с. 22]. Близкими аналогиями публикуемой сабле являются клинки из Дмитриевского могильника (поздний этап салтово-маяцкой культуры, конец IX-начало X в.) [14, с. 159. рис. 43.1].

Прямые и слабоизогнутые сабли в X-XI вв. были широко распространены на территории Северного Кавказа и Поволжья 115, табл. II, III]. Например, сабли из Больше-Таганского и Больше-Тарханского могильников (Среднее Поволжье, середина IX-ceредина X в.) по своему типу и размерам тождественны сабле из Манвеловки [16, с. 172; 17, с. 77. 166, рис. 52, 12].
В IX-XI вв. прямые и слабоизогнутые сабли занимали главное место в составе наступательного оружия ближнего боя у народов Алтая, Западной и Южной Сибири [12, с. 39: 18, с. 131; 19, с. 167].

Шесть железных пластин от панциря, переданных в музей, пополнились множеством таких же пластин, найденных при обследовании места находки (рис. 3, 1-4). Большинство пластин удлиненной прямоугольной формы, слегка выгнутые (одна из длинных сторон округлая), с парными отверстиями на поверхности. Размеры их: 6.5x2.2x0,1 см. Были обнаружены также два фрагмента панциря (6,5x1,1x0,1 см), состоящие из спекшихся, наложенных одна на другую пластин с парными отверстиями на концах, и две большие пластины: прямоугольная изогнутая пластина с парными отверстиями вдоль длинных сторон (6,6X4,2X0,1 см) и квадратная пластина с отверстиями по углам и большой круглой заклепкой в центре верхней части (6,5x5,7x0,1).

Аналогии для большинства панцирных пластин из Манвеловки мы находим среди пластин, выделенных Ю. С. Худяковым в тип II. объединяющий пластины от чешуйчатого панциря [12, с. 120, табл. XL, 5, 6, 8-11; с. 123, табл. XLII]. Эти пластины происходят из Южной и Западной Сибири, Алтая и Тувы. Панцири, состоящие из таких пластин, были распространены у кыргызов в VIII-XI вв., и особенно широко в IX-X вв. [12, с. 126].

Среди восточно-европейских древностей хронологические рамки аналогий публикуемым пластинам широки – X-XIII вв., что говорит о длительном бытовании, стойкости этой системы панциря 120, с. 125, 127, 129].
На внутренней стороне манвеловских пластин хорошо сохранились отпечатки ткани – подосновы доспеха. Учитывая, что для панцирей ременного крепления, в отличие от чешуйчатых панцирей, подосновы не обязательна, а также опираясь на широкий круг сибирских аналогии, можно предположить, что публикуемые пластины составляли чешуйчатый панцирь.

Кроме панцирных пластин па месте погребения обнаружено несколько массивных фрагментов спекшейся кольчужной сетки (диаметр кольца 4, толщина – 1,5 мм) с отпечатками ткани на внутренней стороне (рис. 3, 5).

Среди железных предметов были также два наконечника стрел (рис. 3, в, 7), Один из них – срезень треугольный с упором при переходе к черешку (размеры, см: длина – 4,5, длина пера – 2,1, ширина пера – 1,4), другой – бронебойный, граненый (четырехгранный) с ромбовидной головкой и длинной шейкой (размеры, см.: длина – 4,7, длина пера – 1, ширина пера – 1); черешки наконечников стрел круглые. Такие наконечники относятся к типам средневековых стрел, широко распространенным на территории Восточной Европы и Сибири. По классификации Л. Ф. Медведева, один из них - срезень треугольный - относится к типу 54 (отдел второй), который бытовал с IX ни XIV в. Небольшие размеры наконечника, аналогии среди материалов IX-X вв. уточняют датировку [21, с. 70, 81]. Бронебойные наконечники появились в X и. и были очень характерными для X и XI вв. [21. с. 81].

Погребение с серебряной маской у ceла Манвеловки на Днепропетровщине Предметы из погребения
Рис. 3. Предметы из погребения. 1-4 – панцирные пластины; 5 – фрагмент кольчужной сетки; 6.7 – наконечники стрел, 8 – фрагмент ножа, 9 – фрагмент кинжала (?)

Обнаруженный при обследовании места находки прямоугольный железный фрагмент удлиненной формы (размеры, см.; длина – 8,7, ширина – 3, толщина – 1; в сечении линзовидный), судя по массивности и форме, может быть фрагментом клинка кинжала. Что же касается фрагмента железного ножа, то по очертаниям – это нож с прямой спинкой и криволинейным лезвием (размеры, см: длина – 7. ширина – 1,7. толщина – 0,4; в сечении клиновидный) (рис. 3, 8,9).

Самые близкие аналогии для основных датирующих предметов (сабля, сосуд, маска) не выходят за пределы IX-Х вв. что позволяет погребение у Манвеловки датировать этим временем. Как уже указывалось выше, среди публикуемых предметов особо выделяется серебряная маска, не характерная для древностей юга Восточной Европы. Погребальные маски, лицевые покрытия (наглазники, наротники) в сочетании с захоронением останков коня являются специфическими чертами погребального обряда древневенгерских племен Среднего Поволжья и Южного Приуралья V111-X вв. [17. с. 79. 80; 22, с.145]. Таким образом, погребение у С. Манвеловки предположительно можно отнести к древневенгерским, связав его с происходившим в IX-Х в. передвижением венгерских племен на запад, в восточно-европейские степи [22, c. 155].

ЛИТЕРАТУРА
  1. Смирнов Я, Н. Восточное серебро. СПб.. 1909.
  2. Kиcелев С.В. Древняя история Южной Сибири. - МИА. 1949, № 9
  3. Кубарев В. Новые сведения о древних тюркских оградках Восточного Алтая – В кн.: Новое в археологии Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск; Наука, 1979.
  4. Евтюхова Л., Kиселев С. Чаа-Taс у села Копены.- Тр. ГИМ. l940, вып. Х1.
  5. Даркевич В. П. Художественный металл Востока V111-XIII вв. М.: Наука, 1976.
  6. Фодор И. К вопросу о погребальном обряде древних венгров, - В кн.: Проблемы археологии и древней истории угров. М.: Наука, 1972.
  7. Казаков Е.П. О назначени погребальных лицевых покрытий Танкеевского могильника - Уч.зап. ПГУ, тр. Камской археологической экспедиции, 1968, № 19
  8. Генинг В. Ф.. Халиков А. X. Ранние болгары на Волге. М.: Наука, 1964.
  9. Медведев В. Е. О шлеме средневекового амурского воина.– В кн.: Военное дело древних племен Сибири и Центральной Азии. Новосибирск: Наука, 1981.
  10. Мажитов Н. А. Курганы Южного Урала VIII–XII вв. М.: Наука, 1981.
  11. Кирпичников А. Н. Древнерусское оружие. Вып. 3.-САИ, 1972, вып. Е1-36.
  12. Худяков Ю. С. Вооружение енисейских кыргызов. Новосибирск: Наука, 1980.
  13. Федоров-Давыдов Г. А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. М.: Наука. 1966.
  14. Плетнева С. .4. От кочевий к городам,– МИА, 1976, № 142.
  15. Корзухина Г. Ф. Из истории древнерусского оружия XI в,- СА, 1950, т. XIII.
  16. Халикова Е. А. Болыпе-Тиганский могильник.–СА, 1976, № 2.
  17. Степпи Евразии в эпоху средневековья. Археология СССР. М.: Наука, 1981.
  18. Худяков Ю. С. Вооружение кочевников Приалтайских степей в ІХ-Х вв.- В кн.: Военное дело древшіх племен Сибири п Центральной Азии. Новосибирск: Наука, 1981.
  19. Плотников Ю. Рубящее оружие Прииртышскпх кимаков.- В кн.: Военное дело древних племен Сибири и Центральной Азии. Новосибирск: Наука, 1981.
  20. Медведев А. Ф. К истории пластинчатого доспеха на Руси,– СА, 1959, № 2. читать
  21. Медведев А. Ф. Ручное метательное оружие VIII-XIV вв.– САИ, 1966, вып. Е1-36. читать
  22. Халикова Е. А. Ранневенгерские памятники Нижнего Прикамья и Приуралья.– СА, 1976, № 3.

 

Автор: Л. Н. Чурилова. Погребение с серебряной маской у ceла Манвеловки на Днепропетровщине // журнал "Советская археология", № 4, 1986 г.

Интересное обсуждение шлема из Манвелоки на folker.livejournal

загрузка...
  Голосов: 1
 

Вы просматриваете сайт Swordmaster как незаригистрированный пользователь. Поэтому скрытый текст скрыт. Комментарии будут вводится через капчу с предварительной модерацией. Если нашли ошибку — выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Для того чтобы пользоваться полным функционалом сайта, рекомендуем .


Добавление комментария
Ваше Имя:      Ваш E-Mail (по желанию):  
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера