Скифские бляхи с грифонами

   |  Страница создана: 05-03-2016  |  Просмотров: 993
 

Тип I-1-I-2 Елизаветинский составляют 2 изображения из Прикубанья – на бронзовых налобниках из Елизаветинских курганов (1, 2). Моделировка плоскостная ажурная, контуры деталей обозначены углубленными линиями и прорезями. Фигуры строго профильные. Здесь представлены крылатые существа с туловищем и ногами хищника, с головой, сочетающей черты хищного зверя и птицы (клювовидные челюсти), с рогами лани (Cervus dama) (1) и благородного оленя (Cervus elaphus) (2), с множеством зооморфных превращений анатомических деталей (см. ниже) (рис. 7).

Образ грифона. Полнофигурные изображения. Тип I-1-I-2 Елизаветинский
Рис.7. Образ грифона. Полнофигурные изображения. Тип I-1-I-2 Елизаветинский:
1 – Южный Елизаветинский курган 4, 1913 г. (по: Галанина Л.К. Кубанское уздечное снаряжение IV в. до н. э. (по материалам Елизаветинского кургана, раскопанного Н.И. Веселовским в 1913 г.) // Археологический сборник Государственного Эрмитажа. Вып. 37. 2005. Табл.1: 1); 2 - Елизаветинский курган 7, 1917 г. (по: Яценко И.В. Искусство скифских племен Северного Причерноморья // История искусства народов СССР: в 9 т. Т.1 / Под ред. А.Л. Монгайта, Н.В. Черкасовой. М., 1971. С. 121, илл.143). Тип I-1-I-3 Малочертомлыцко-солохский: 1 - Малый Чертомлык (по: Мозолевский Б.Н. Малый Чертомлык // Скифы Северного Причерноморья / Под ред. Е.В. Черненко. Киев, 1987. Рис.6: 24); 2 Солоха, Боковое погребение (по: Манцевич А.П. Указ. соч. Кат. 42); 3 - лесостепное Поднепровье, из собрания Зноско-Боровского (по: Ханенко Б.Н., Ханенко В.И. Древности Приднепровья и побережий Черного моря. Вып.III. Киев, 1900. Табл. LVIII, с); 4 - Бердянский курган (по: Oro: Il mistero dei sarmati e degli sciti. Catalogo della mostra (Milano, 15 marzo-15 giugno 2001). Milano, 2001. 233, fig.2); 5 Красноперекопские курганы, курган 22 (по: Лесков О.М. Скарби курганiв Херсонщини. Киiв, 1974. Рис.77 правый)

Монстры представлены с прямоугольно подогнутой передней ногой, упирающейся лапой в нижнюю челюсть, с задней ногой, в одном случае подогнутой вперед под прямым углом с упором лапой в живот (1), в другом случае аналогично, но задняя часть туловища и задняя нога вывернуты на 180 градусов, поэтому задняя нога упирается внешней стороной лапы в спину зверя (2). Шея вытянута вперед, голова перпендикулярна шее и опущена вертикально, как бы грызет землю. В одном случае (2) каждая челюсть превращена, по сути, в птичью голову, клюв которой совпадает с челюстью, а роль птичьего глаза играет помещенный в основание челюсти монстра углубленный кружок (верхняя челюсть) или завиток (нижняя челюсть). К носу другого монстра (1) примыкает птичья голова, направленная клювом к переднему отростку рогов и упирающаяся в него. Ухо в одном случае выполнено в виде трехлепестковой пальметки с завитками лепестков (1). Крыло либо направлено вперед и немного вверх, упирается окончанием в ухо (1), либо, будучи резко уменьшенным (состоит всего из трех продольных полосок, имитирующих перья), развернуто назад и упирается окончанием в конец лапы вывернутой задней ноги (2). Лапы преувеличенные, сведены к одному огромному пальцу с загнутым когтем. Тазобедренная впадина заполнена клювовидным завитком (имитация самцовых гениталий?), перед ним в одном случае прочерчены еще два завитка (2). Хвост прилегает к задней стороне бедра и у изгиба ноги выгибается в обратную сторону, причем его окончание превращается в голову хищной птицы.

Близкую аналогию данному типу составляет амбивалентное изображение на бронзовом налобнике из кургана 3 Филипповки в Южном Приуралье, обнаруженном на горизонте под насыпью, в сочетании с рядом других уздечных предметов, оформленных в прикубанском стиле[54]. Это изображение может интерпретироваться одновременно как фигура копытного (оленя?) с подогнутой задней ногой и вывернутой передней ногой (ноги зверя, при этом, в свою очередь, трансформированы в головы птиц с длинным загнутым клювом и ступенчатой восковицей), так и в качестве обособленной ноги со свисающим копытом с акцентированным рудиментарным пальцем-«шпорой», превращенным, опять-таки, в птичью голову[55].

Данному типу грифонов наиболее близки стилистически (а изображению номер 2 данного типа – еще и в композиционном отношении, учитывая вывернутость задней части на 180 градусов) изображения лежащего хищника из Уляпского кургана 2[56], из кургана 2 некрополя II Тенгинского городища[57], из Майкопского клада[58] и Мезмая[59], образующие единый морфологический тип IV - начала III в. до н.э.

Хронология Елизаветинского типа определяется объективными датировками (по античной керамике и торевтике) соответствующих курганов Елизаветинской группы - кургана 4/1913 г., или Южного (1-я четв. IV в. до н.э.), а также кургана 7/1917 г. (3-я четв. IV в. до н.э.)[60]. Таким образом, совокупные рамки типа - 1-я - 3-я четв. IV в. до н.э. Вышеприведенные аналогии не противоречат этой датировке.

Тип I-1-I-3 Малочертомлыцко-солохский объединяет 5 изображений, происходящих из Нижнего Поднепровья (1, 2, 4, 5) и Среднего Поднепровья (3) - на золотых нашивных бляшках (1-3, 6) и на золотой обивке деревянного сосуда (4). Изображения рельефные. Здесь представлены существа с телом хищника, с крыльями, с головой, комбинирующей черты кошачьего хищника и орла (клювовидная верхняя челюсть), с гребнем (в одном случае гребень не прослеживается - 4). Вероятно, это некая модификация грифона позднегреческого типа. Грифон показан чаще со всеми четырьмя ногами (2, 3, 5), реже - строго профильно (1, 4). Крылья ориентированы вертикально, перпендикулярно туловищу. Голова опущена вниз, чаще наискось, в одном случае вертикально (5) (рис. 7).

Хронология типа определяется объективными датировками (по античной керамике) курганов Малый Чертомлык (2-я пол. V в. до н.э. или, ýже, 3-я четв. V в. до н. э.)[61], Солоха, впускное погребение (400-375 гг. до н.э.)[62] и Бердянский (предельные границы: 1-я треть IV в. до н.э.)[63]. Бляшки из собрания Зноско-Боровского, на близкое сходство которых с бляшками из Солохи уже указывала А.П. Манцевич[64], должны датироваться аналогично солохским. Красноперекопские изображения - заключенные в рамку (признак, более свойственный IV в. до н.э.) и крайне схематичные - не могут датироваться ранее вышеописанных. Таким образом, хронологические рамки данного типа - 2-ая пол. V - IV в. до н.э.

Тип I-1-I-4 Майкопский объединяет 2 изображения из Прикубанья - случайные находки в районе Майкопа. Они оформляют предметы конского снаряжения - элемент бронзового псалия (1) и бронзовую бляху (2). Изображения выполнены в одностороннем высоком рельефе с дополнением некоторых деталей углубленными линиями (1), либо плоскостные с передачей анатомических элементов углубленными линиями и прорезями (2). Фигуры в целом строго профильные, однако на псалии показаны оба уха (1), на бляхе - обе задние ноги (2). Здесь представлен крылатый кошачий хищник. Зверь показан с прямоугольно подогнутой передней ногой, упирающейся лапой в подбородок (на псалии эта нога ныне фрагментирована (1-а), но в более ранней публикации еще зафиксирована в сохранном состоянии (1-б)), с задней ногой (на псалии она обломана в основании - 1), подогнутой вперед с упором лапой в живот, при этом в изображении на бляхе (2) вторая задняя нога упирается в локтевой сустав передней ноги. Шея дуговидно изогнута, голова продолжает линию шеи и направлена мордой к земле. Крыло ориентировано горизонтально вдоль спины (рис. 8).

Образ грифона. Полнофигурные изображения. Тип I-1-I-4 Майкопский
Рис.8. Образ грифона. Полнофигурные изображения. Тип I-1-I-4 Майкопский:
1-а, 1-б - Майкоп, случайная находка (фото (1-а) по: L’Or des Amazones... Сat. № 17; рисунок (1-б) по: Переводчикова Е.В. Характеристика предметов скифского звериного стиля // Археолого-этнографические исследования Северного Кавказа / Под ред. Н.И. Кирея. Краснодар, 1984. Рис.4: 11); 2-а, 2-б - Майкоп, случайная находка (фото (2-а) по: L’Or des Amazones... Сat. № 18; рисунок (1-б) по: Переводчикова Е.В. Характеристика предметов скифского звериного стиля // Археолого-этнографические исследования Северного Кавказа / Под ред. Н.И. Кирея. Краснодар, 1984. Рис.25: 14)

Не имея непосредственных аналогий, данные изображения композиционно-стилистически близки вышеописанному типу «грифонов» I-1-I-2 (Елизаветинский) 1-ой - 3-ей четверти IV в. до н.э. В этих хронологических рамках и следует датировать изучаемый тип.

Образ грифона. Полнофигурные изображения. Тип I-1-I-5 Майкопский
Рис.9. Образ грифона. Полнофигурные изображения. Тип I-1-I-5 Майкопский:
1-а, 1-б (фото (1-а) по: L’Or des Amazones... Сat. №24; рисунок (1-б) по: Переводчикова Е.В. Характеристика предметов скифского звериного стиля // Археолого-этнографические исследования Северного Кавказа / Под ред. Н.И. Кирея. Краснодар, 1984. Рис.5: 1)

Тип I-1-I-5 Майкопский составлен единственным изображением, оформляющим бронзовый налобник из Прикубанья - случайную находку в районе Майкопа (1). Здесь представлен монстр с головой хищной птицы, острыми (вольчими?) ушами, гребнем рептилии, передними ногами копытного и задними ногами хищника, т.е. существо, близкое канону позднегреческого грифона. Моделировка шеи и головы скульптурная, рассчитанная на трехмерное обозрение, моделировка минимизированного туловища и ног плоскостная, рассчитанная на одностороннее обозрение, в ракурсе в плане (оборотная сторона примыкает к морде лошади), с оформлением деталей углубленными линиями. Хищник лежит с вытянутыми вперед прямыми ногами, развёрнутыми в плане, причем передние ноги сходятся в окончаниях внешними сторонами копыт, задние расходятся, упираясь окончаниями в локтевые суставы передних ног. В плане фигура имеет асимметрично-ромбические очертания. Шея перпендикулярна туловищу, голова перпендикулярна шее (рис. 9).

Аналогии и хронология. Близких полнофигурных аналогий данному изображению нет. Однако по моделировке и по композиции оно отчасти сходно с изображением хищника, происходящим также с территории Прикубанья (бронзовый налобник из кургана 1 у станицы Кужорской). Комплекс этого кургана, в свою очередь, следует датировать в рамках 1-й - 3-й четв. IV в. до н.э. с учетом происходящих из него изображений в зверином стиле, стилистически и иконографически аналогичных изображениям из надежно датируемых Елизаветинских курганов (курган 4/1913 г., или Южный, 1-ой четверти IV в. до н.э. и курган 7/1917 г. 3-ей четверти IV в. до н.э.)[65]. Кроме того, образно-стилистически, а также по сочетанию плоскостной и скульптурной моделировки изучаемое майкопское изображение сходно с протомами грифона типа 2 Носакинско-кужорский 2-ой пол. V-IV вв. до н.э. Очевидно, на пересечении датировок этих типов и следует определять хронологическую позицию изучаемого Майкопского типа, т.е. относить его к 1-ой - 3-ей четверти IV в. до н.э.

Группа I - подгруппа 1 - отдел II

В рамках данного таксона выявляется 1 тип.

Тип I-1-II-1 Красноперекопско-корнеевский. К данному типу относятся 3 изображения на золотых нашивных бляшках из Нижнего Поднепровья (1, 2) и Среднего Подонья (3). Изображения моделированы в рельефе. Здесь представлены существа с телом хищника, крыльями и с головой, комбинирующей черты кошачьего хищника и орла (клювовидная верхняя челюсть). Вероятно, это некая модификация грифона позднегреческого типа. В мастюгинском изображении это подтверждается наличием гребня рептилии (3) (рис. 10).

Образ грифона. Полнофигурные изображения. Тип I-1-II-1 Красноперекопско-корнеевский
Рис.10. Образ грифона. Полнофигурные изображения. Тип I-1-II-1 Красноперекопско-корнеевский:
1 - Красноперкопские курганы, курган 22 (по: Лесков О.М. Указ. соч. Рис.82); 2 - Корнеевка, курган 2, погребение 3 (по: Ковалев Н.В., Полин С.В. Скифские курганы у с. Корнеевка Запорожской области // Курганы степной Скифии / Под ред. Ю.В. Болтрика, Е.П. Бунятян. Киев, 1991. Рис. 9:3); 3-а, 3-б – Мастюгино, сборы А.А. Спицына из грабительских раскопок кургана в 1905 г. (фото (3-а) по: Отчет Императорской археологической комиссии за 1905 г. СПб., 1908): рисунок (3-б) по: Гуляев В.И. На восточных рубежах Скифии (древности донских скифов). М., 2010. Рис.29, третий ряд сверху, первый рисунок слева). Тип I-2-I-1 Красноперекопско-желтокаменский. 1 - Красноперекопские курганы, курган 22 (по: Лесков О.М. Указ. соч. Рис.77 левый); 2 – Желтокаменка (по: Мозолевский Б.Н. Скифский царский курган Желтокаменка // Древности степной Скифии / Под ред. А.И. Тереножкина, Б.Н. Мозолевского, Е.В. Черненко. Киев, 1982. Рис.37: 24)

Грифон показан со всеми четырьмя ногами. Крылья ориентированы вертикально, перпендикулярно туловищу. Голова повернута на 180 градусов, горизонтальна. Грифоны данного типа отображены крайне схематично и малопонятно.

Хронология типа определяется датировкой комплекса погребения 2 кургана 2 у с. Корнеевка 4-й четв. - кон. V в. до н. э. - по гераклейским амфорам с клеймами и с учетом датировки последнего впускного погребения из того же кургана[66]. Красноперекопское изображение, в силу его сходства с корнеевским, должно датироваться аналогично. Мастюгинское изображение, с одной стороны, ближе к канону позднегреческого грифона (наличие гребня), с другой, достаточно примитивно, крыло атрофировано: в любом случае оно не может датироваться ранее красноперекопского.

Таким образом, предельные хронологические рамки данного типа: 4-я четв. - кон. V в. до н. э.

Группа I - подгруппа 2 - отдел I

В рамках данного таксона выявляется 1 тип.

Тип I-2-I-1 Красноперекопско-желтокаменский объединяет 2 изображения, происходящие из Нижнего Поднепровья и помещенные на золотые нашивные бляшки (1, 2). Изображения моделированы в рельефе. Здесь представлен орлиноголовый грифон позднегреческого канона со всеми характерными для него атрибутами (в том числе с крупнозубчатым гребнем, который проходит по шее за ухом; в одном случае (2) от гребня остался всего один зубец). Грифон показан с обеими передними ногами (левая над правой, правая согнута на 180 градусов, левая - под прямым углом) и одной задней, Крылья, напротив, отображены строго профильно, горизонтально, параллельно туловищу. Шея вертикальна, голова опущена вниз (рис. 10).

Хронология типа определяется объективной датировкой центральной гробницы кургана Желтокаменка (З-я четв. IV в. до н.э., возможно, 350-340 гг. до н.э.) - по амфорам из Фасоса и с рюмкообразной ножкой и по амфорным клеймам[67]. Красноперекопское изображение, очень близкое желтокаменскому, должно датироваться сходно. Таким образом, хронологические рамки типа: З-я четв. IV в. до н.э.

Группа I - подгруппа 2 - отдел II

Нет изображений, соответствующих данному таксону.

Группа I - подгруппа 3 - отдел I

В рамках данного таксона выявляется 1 тип.

Тип I-3-I-1 Елизаветинский представлен единственным изображением, происходящим с территории Прикубанья - на бронзовом конском налобнике из Елизаветинского кургана 7/1917 г. (1). Это одностороннее плоскостное изображение на ажурном плоском щитке наносника, с проработкой деталей углубленными линиями и прорезями. Здесь представлена фигура синкретического существа - крылатого хищника, наделенного чертами семейства кошачьих (короткое широкое ухо), с клювовидными загнутыми вниз челюстями. Ракурс в передней части строго профильный, тогда как задние ноги отображены обе (в их нижней части). Зверь показан в прыжке с вытянутой вперед шеей, с выброшенной вперед передней и вытянутыми назад задними ногами, одна над другой (правая задняя нога в бедренно-коленной части полностью перекрывает левую заднюю, стопа правой проходит над стопой левой и загибается к ее окончанию). Голова монстра перпендикулярна шее, опущена и упирается окончаниями клювовидных челюстей в переднюю лапу. Ухо выполнено в виде птичьей головки с загнутым клювом. Ноздря одновременно играет роль глаза дополнительной птичьей головки, клюв которой помещен в основании верхнего клыка основного монстра. Трактовка деталей подробная и в то же время условная (рис. 11).

Образ грифона. Полнофигурные изображения. Тип I-3-I-1 Елизаветинский
Рис.11. Образ грифона. Полнофигурные изображения. Тип I-3-I-1 Елизаветинский:
1 – Елизаветинский курган 7, 1917 г. (по: Артамонов М.И. Сокровища скифских курганов в собрании Государственного Эрмитажа. Прага-Ленинград. 1966. Табл.138). Тип I-3-II-1 Кужорский: 1 – станица Кужорская, курган 1 (по: Канторович А.Р., Эрлих В.Р. Указ. соч. Кат.101)

Хронология типа определяется 3-ей четвертью IV в. до н.э. на основе датировки Елизаветинского кургана 7/1917 г., которая, как указано выше, базируется на объективных показателях.

Группа I - подгруппа 3 - отдел II

В рамках данного таксона дифференцируется 1 тип.

Тип I-3-II-1 Кужорский составлен единственным изображением, происходящим с территории Прикубанья - на бронзовом конском наноснике из 1-го Кужорского кургана (1). Это одностороннее плоскостное изображение на ажурном щитке наносника, с проработкой деталей углубленными линиями и прорезями. Здесь представлена фигура крылатого льва. В зависимости от ракурса рассмотрения можно по-разному трактовать позу зверя: либо он показан в прыжке с выброшенными вперед передними и вытянутыми назад задними ногами (при рассмотрении налобника в горизонтальном положении), либо он летит со свисающими вниз задними ногами (при рассмотрении в естественном для конского наносника вертикальном положении). При этом голова монстра обращена назад, представлена строго профильно, тогда как крылья и ноги даны как бы в объемном обзоре. Правое крыло представлено полностью (перекрывает плечо монстра) и отходит вниз или назад, левое крыло перекрыто правым и направлено вверх или вперед, упираясь на конце в подбородок зверя. Одна из передних ног сохранилась полностью, вторая обломана. Правая нога частично перекрывает левую. Хвост, вероятно, обломан и сохранился в виде рифленой полосы, поперечно пересекающей задние ноги монстра (рис. 11).

Изображение насыщено фито- и зооморфными превращениями анатомических деталей. Ухо выполнено в виде трехлепестковой пальметки. Сочетание верхнего и нижнего клыков хищника одновременно играет роль загнутого клюва птицы (верхний клык соответствует восковице), причем голова этой птицы обозначена с помощью специального выступа над пастью хищника. Голова монстра при переходе в шейную часть на участке, где обычно отображается кожно-шерстная складка, отграничена перевернутой птичьей головой с длинным загнутым клювом.

Не имея близких аналогий, данное уникальное и высококачественное изображение сходно в стилистическом отношении с вышеописанной фигурой грифона/крылатого льва типа I-3-I-1 Елизаветинский (из Елизаветинского кургана 7/1917 г., датируемого 3-ей четвертью IV в. до н.э.). Кроме того, в сюжетно-композиционном отношении кужорское изображение, очевидно, продолжает вышеупомянутую традицию «семибратненской» серии псалиев середины - 3-ей четверти V в. до н.э., представляющих хищников как бы в прыжке с вывернутой на 180 градусов задней частью, с откинутыми назад задними ногами[68]. Отличие в том, что у кужорского грифона бедренная часть и сами ноги не перекручены, а даны в том же ракурсе, что и грудная часть с передними ногами, что, очевидно, надо относить на счет более поздней интерпретации (на то же указывает и плоскостная односторонняя моделировка кужорского изображения в противовес объемной трактовке «семибратненской» серии псалиев).

Таким образом, кужорское изображение не могло возникнуть ранее этой «семибратненской» серии псалиев. Вероятно, оно должно датироваться в рамках 1-й - 3-й четв. IV в. до н.э. на основании стилистических и иконографических аналогий с изображениями из упомянутых выше надежно датированных Елизаветинских курганов (курган 4/1913 г., или Южный, 1-ой четверти IV в. до н.э. и курган 7/1917 г. 3-ей четверти IV в. до н.э.).

Группа II - отдел I

В рамках данного таксона дифференцируются 9 типов.

Тип II-I-1 Защитненско-дуровский объединяет 4 изображения, происходящие с территории Среднего Поднепровья (1, 2), Среднего Подонья (3) и Нижнего Поднепровья (4)[69]. Изображение моделировано в одностороннем рельефе - на плоскости (3) или с прорезями (1, 2) либо же в двустороннем рельефе с прорезями, но в расчете на боковой обзор (4). Это фигуры, оформляющие бронзовые бляхи (1, 2), бронзовое навершие (4), а также фигура, помещенная на золотую пластину (3). Здесь изображено существо с туловищем и ногами хищника, с головой кошачьего хищника (короткая тупомордая), с крыльями, с бычьими (1) или козлиными (2-1, 2-2, 3, 4) рогами. Рога в защитненских изображениях помещены на темени перед ухом, развернуты на зрителя и представляют собой, в одном случае, отчётливые подковообразные рога быка, моделированные короткими серповидными выступами (1-1), которые могут на концах загибаться в кружки (1-2); в другом случае рога аналогичной формы, но сильно согнуты вовнутрь и сомкнуты окончаниями (2-1). В дуровском и слоновском изображениях показан один рог, он помещен за ухом, он короткий изогнутый, скорее, козлиный (3, 4). В защитненских изображениях к подбородку примыкает серповидная борода, имеющая крупное продольное рифление, ее окончание упирается в переднюю лапу. Таким образом, перед нами монстры, соответствующие скорее иконографии грифона ахеменидского типа, хотя, возможно, в сочетании с чертами грифона позднегреческого типа (если трактовать рельефную полосу вдоль верхнего края шеи не как шерсть, а как гребень рептилии) (рис. 12).

Образ грифона. Полнофигурные изображения. Тип II-I-1 Защитненско-дуровский
Рис.12. Образ грифона. Полнофигурные изображения. Тип II-I-1 Защитненско-дуровский:
1-1, 1-2, 2-1, 2-2а – курган у с.Защита (по: Яценко И.В. Искусство эпохи раннего железа. Илл.5, 6; Бокiй Н.М. Новi пам’ятки скiфського звiриного стилю в Кiровоградщини // Археологiя. XXIII. 1970. С. 184. Рис. 2: 1-6); 3-а, 3-б - Дуровка, курган 1 (рисунок (3-а) по: Пузикова А.И. Курганные могильники скифского времени Среднего Подонья (публикация комплексов). М., 2001. 209, рис.7: 1), фото (3-б) по: Яценко И.В. Искусство эпохи раннего железа. Илл.14; 4 - Слоновская Близница (по: Древности Геродотовой Скифии. Сборник описаний археологических раскопок и находок в Черноморских степях. Вып. II. СПб., 1872. Табл. XXXVI: 1, 2)

Грифон показан с обеими задними ногами, тогда как из передних ног в трех случаях представлены также обе (1-3), в одном случае - одна с одной стороны и другая с другой стороны (4). Задние ноги находятся в высоком узком шаге, а передние в двух случаях также в шаге (1, 2), а еще в двух случаях (3, 4) они ориентированы наискось предплечьем и кистью наискось вперед и когтят жертву. Шея направлена наискось вперед, голова опущена перпендикулярно шее. Это грифон с поднятой лапой, подобно льву, остановившемуся в шаге с поднятой передней лапой, в готовности нападения или в состоянии терзания. Крылья ориентированы вертикально, перпендикулярно туловищу. Голова защитненских грифонов отделена от шеи уступом, в котором в одном случае (1-1, 1-2) помещена птичья голова, трансформирующая кожно-шёрстную кладку на шее. Лопатка может быть закрыта крылом (3, 4), может быть рельефно акцентирована на фоне крыла в виде гладкого сегмента с выемкой, в которой рельефно показан сустав плеча («малая лопатка») (1, 2). Крылья показаны строго профильно, ориентированы вертикально, перпендикулярно туловищу. В дуровском и слоновском изображениях верхняя часть крыла в общей композиции отведена для вписывания головы (4) или грудной части (3) антропоморфного персонажа, оседлавшего грифона (3) или убивающего этого грифона (4)[70]. Окончание хвоста может быть трансформировано в птичью голову (1, 2), либо резко расширяться в крыло птицы/ухо копытного (4).

В рамках данного типа прослеживается иконографическая эволюция от защитненских изображений, более близких к канону ахеменидского грифона, к таким изображениям, как слоновские. В то же время слоновские и, особенно, дуровские, являются несомненным подражанием изображению грифона в греческих трехфигурных композициях типа сцены на аттическом керамическом медальоне из Феодосийского музея[71].

Комплекс из Слоновской Близницы датируется по аттическому килику в пределах 2-й четв. - кон. IV в. до н.э.[72], курган 1 у с. Дуровка, как уже было сказано, по амфоре датируется 2-й пол. IV в. - 1-й пол. III в. до н.э. Это вполне соотносится с подражательным характером этих композиций по отношению к феодосийскому медальону. Вместе с тем защитненские изображения датируются И.В. Яценко V в. до н.э., с учётом репродукции в них темы львиноголового ахеменидского грифона с рогами козла[73]. Относительный лаконизм данных изображений, не характерный для IV в. до н.э., может служить подтверждением такой датировки. Таким образом, предельные рамки данного типа: V - 1-я пол. III в. до н.э.

Тип II-I-2 Краснокутско-александропольский объединяет 8 изображений, происходящих с территории Нижнего Поднепровья (1-8)[74]. Это фигуры, оформляющие в основном бронзовые навершия (1-6), а также золотые нашивные бляшки (7, 8). Изображение моделировано в рельефе: на навершиях - в двустороннем рельефе с прорезями, в расчете на боковой обзор (1-6), на бляшках - в одностороннем рельефе (7, 8). Здесь представлено крылатое существо с туловищем и ногами хищника, с головой кошачьего хищника, но с клювовидной верхней челюстью (короткая тупомордая), т.е. зверь, соответствующий скорее иконографии грифона позднегреческого типа, что подтверждается в четырех случаях наличием редкозубого гребня на шее (1, 5, 7, 8) (рис. 13).

Образ грифона. Полнофигурные изображения. Тип II-I-2 Краснокутско-александропольский
Рис.13. Образ грифона. Полнофигурные изображения. Тип II-I-2 Краснокутско-александропольский:
1 - Краснокутский курган (по: Мелюкова А.И. Краснокутский курган. М., 1981. Рис.10: 1, 2); 2 – Гайманова могила, Центральная гробница (по: Бидзиля В.И., Полин С.В. Скифский царский курган Гайманова Могила. Кат. 88, рис. 92: 2); 3, 4 Толстая могила (по: Мозолевський Б.М. Товста Могила. Киiв, 1979. Кат.149, рис.103: 1-3); 5 Догмаровка, находка у насыпи кургана (по: Клочко Л.С., Оленковский Н.П. Новые скифские навершия с Нижнего Днепра // Советская археология. № 3. 1990. Рис.1); 6 - Александропольский курган (по: Древности Геродотовой Скифии. Сборник описаний археологических раскопок и находок в Черноморских степях. Вып. I. СПб, 1866. Табл. III, 1-4; IV, 1-4); 7 – Желтокаменка (по: Мозолевский Б.Н. Скифский царский курган Желтокаменка. Рис.37: 23); 8 - Братолюбовский курган, погребение 5 (по: Кубышев А.И., Бессонова С.С., Ковалев Н.В. Братолюбовский курган. Киев, 2009. Фото 27). Тип II-I-3 Гаймановско-чмыревский: 1 - Гайманова могила, Северная гробница (по: Бидзиля В.И., Полин С.В. Скифский царский курган Гайманова Могила. Кат.166, рис.104:1). 2 - Верхний Рогачик (по: Отчет Императорской археологической комиссии за 1913-1915 гг. Пг. 1918. С. 135, рис. 221); 3 Чмырева могила (по: Отчет Императорской археологической комиссии за 1898 г. СПб, 1901. С. 27, рис.25); 4 - Майкопский клад (по: Leskov А.М. Op. cit. Cat. № 60); 5 - Мастюгино, курган 5 1908 г. раскопки Н.Е. Макаренко (по:. Макаренко Н.Е. Археологические исследования 1907-1909 годов // Известия Императорской археологической комиссии. Вып.43. СПб., 1911. Таб. I, 14); 6 - Мастюгино, на практически тождественных семи идентичных бляшках, собранных А.А. Спицыным из грабительских раскопок кургана в 1905 г. (по: Отчет Императорской археологической комиссии за 1905 г. СПб., 1908. С.82-83, 96. Рис.119: 8); 7-1, 7-2, 7-3 - Воронежские курганы (по: Либеров П.Д. Памятники скифского времени на Среднем Дону // Свод археологических источников. Д1-31. М., 1965. Таб. 33: 4, 5; Гуляев В.И. Указ. соч. Рис.29, первый ряд сверху, первый рисунок справа)

Общий контур подпрямоугольный, что в трёх случаях подчеркнуто рамкой, обрамляющей фигуру (6-8). Грифон показан со всеми четырьмя ногами и с обоими крыльями, одно за другим; лишь в одном случае показано одно крыло, возможно, в силу недостатка пространства (8). Задние ноги находятся в относительно высоком узком шаге, а передние в большинстве случаев также в шаге (1-5), но в трех случаях одна из передних ног проходит наискось вниз, опираясь о землю (6-8), вторая - направлена горизонтально вперед (6) или наискось вверх (7, 8) и либо охватывает рамку (6), либо упирается в нее (7, 8) - это грифон с поднятой лапой, подобно льву, остановившемуся в шаге с поднятой передней лапой, в готовности нападения или в состоянии терзания жертвы. Шея дуговидно изогнута, голова продолжает изгиб шеи и соответственно наклонена. Крылья ориентированы вертикально или наискось назад.

Лопатка может быть полностью закрыта крылом (1, 5-7), может никак не выделяться (2, 3), может быть показана каплевидным выступом в углублении (4), может быть сегментовидной рельефной, заключающей в себе «малую лопатку» - плечевой сустав, за которым овальной полосой с поперечным крупным рифлением показана зона ребер (8). В изображениях краснокутском, гаймановском и из Толстой могилы (1-4) к подбородку грифона примыкает опущенная вниз серповидная борода, опирающаяся на грудь. Композиционно этой бороде в догмаровском изображении (5) соответствует некое редуцированное животное, шея которого исходит из груди грифона, а голова поглощается тем же грифоном. В композиционном и сюжетном отношении эта деталь соответствует также голове существа, терзаемого и поглощаемого грифоном в композициях из Слоновской Близницы вышеописанного типа II-I-1 Защитненско-дуровский.

Морфологическая динамика и хронология. Более близкими к исходному канону позднегреческого грифона являются, прежде всего, братолюбовское изображение, четкое и экспрессивное (8), а также краснокутское, догмаровское и александропольское изображения (1, 5, 6), тогда как желтокаменские (7) и, в особенности, примитивизированные изображения из Гаймановой и Толстой могил (2-4), искажают данный образ, что отражается, в особенности, в трактовке головы и в неуклюжих и бесформенных силуэтах приземистых ног грифона. Вместе с тем это не обязательно определяет хронологическую последовательность изображений данного типа, поскольку здесь могло иметь место независимое подражание неким образцам древнегреческого искусства.

Почти все изображения данного типа (кроме догмаровского) имеют объективные датировки (по античной керамике) в своих комплексах. Это Гайманова могила, центральная гробница (предельные рамки: 360-325/320 гг. до н.э.)[75], Краснокутский курган (предельные рамки: 350-320 гг. до н.э.)[76], Толстая могила (предельные рамки: 2-ая-3-я четв. IV в. до н.э.)[77], Желтокаменка (предельные рамки: З‑я четв. IV в. до н.э.)[78] и Александропольский курган (предельные рамки: 340-300 гг. до н.э.)[79]. В этих же границах должно датироваться догмаровское изображение, что не противоречит его композиционно-сюжетному сходству с изображением из Слоновской Близницы, которое, как уже указывалось, объективно датируется 2-й четв.-кон. IV в. до н. э. Таким образом, хронологические рамки данного типа: 2-я четв. - кон. IV в. до н.э.

Тип II-I-3 Гаймановско-чмыревский объединяет 7 изображений, происходящих с территории Нижнего Поднепровья (1-3), Прикубанья (4) и Среднего Подонья (5-7), оформляющих золотые нашивные бляшки. Изображение моделировано в одностороннем рельефе, в шести случаях заключено в квадратную рифленую рамку (1-3, 5-7), в одном случае без рамки с доработкой деталей прорезями (4). В трех случаях пустое пространство между фигурами заполнено - либо розетообразной пальметкой (4), либо безрогими лосиными головами (5, 6) (рис. 13).

Здесь представлен лев (или, во всяком случае, хищник семейства кошачьих) с крыльями и, иногда, еще и с более или менее различимым рудиментарным козлиным рогом (1-4), т.е. зверь, соответствующий скорее канону иконографии ахеменидского грифона. Данные фигуры показаны в подквадратных по контуру парных геральдических синтетических композициях, стоящими на задних ногах с одной из передних ног, вытянутой вертикально вверх к собственной морде; при этом в шести случаях показана только одна эта передняя нога (2-7), тогда как в гаймановском изображении у каждого монстра присутствует и вторая передняя нога, идущая наискось вперед к морде визави (1). Шея вертикальна, слабо изогнута, голова перпендикулярна шее и чуть опущена.

Грифон показан с обеими задними ногами, тогда как обе передние ноги, как уже было сказано, показаны только в гаймановском изображении (1). Задние ноги всех грифонов, кроме гаймановских, находятся в нешироком шаге, как бы в двуногой походке, тогда как гаймановские грифоны (1) представлены с одной ногой поверх другой, т.е. если их рассматривать в горизонтальном положении, показаны с задними ногами, отставленными назад, а с передними в положении грифона или льва, припавшего передней частью к земле с одной поднятой передней лапой, другой положенной на землю или на добычу, в готовности нападения или в состоянии терзания, причем в роли жертвы выступает грифон-визави. Соответственно и хвост в гаймановском изображении показан по канону горизонтально стоящего или припавшего к земле хищника, т.е. изогнутым вверх и отогнутым назад, что в образовавшейся геральдической композиции при вертикальном рассмотрении грифона создает впечатление, что грифон упирается в собственный горизонтально изогнутый хвост. В других случаях грифоны упираются мордами и лапами друг в друга (2 -7), а хвост их, как у стоящего на задних лапах зверя, изогнут вверх (2-4, 7-1, 7-2) или же слит с отставленной назад задней ногой (5, 6, 7-3). Крылья изогнуты вперед к голове и вверх, вдоль туловища, примыкают к шее, тем самым заполняют пространство между головой и изгибом спины. Лопатка может быть закрыта крылом (2, 3, 5, 6, 7-1, 7-2, 7-3), может быть рельефно акцентирована на фоне крыла в виде гладкого сегмента (1, 4). В гаймановском изображении (1) под лопаткой показан подшерсток или ребра, имитированные полосой с крупным поперечным рифлением. Шея вертикальна, слабо изогнута, может быть полностью перекрыта крылом (1, 5, 6). Голова перпендикулярна шее и чуть опущена, пасть открыта (1) или ощерена (2-4, 7-2, 7-3), либо почти закрыта (5, 6, 7-1).

В рамках данного типа прослеживается эволюция от четких и натуралистичных, предельно близких к ахеменидским образцам гаймановских изображений (1) - к остальным, более схематичным и упрощенным, являющимся очевидными подражаниями, с отходом от композиционного канона стоящего/припашего к земле льва/грифона, что выразилось в постановке монстра на задние ноги и поднятием зада и хвоста, а также в утере одной из передних ног.

Хронология. Два изображения данного типа имеют объективные датировки (по античной керамике) в своих комплексах. Это Гайманова могила, Северная впускная гробница (360-325/320 гг. до н.э.)[80], а также Чмырева могила (330-315 гг. до н.э.)[81]. По логике вышеприведенной морфологической динамики, чмыревское, верхнерогачикское и майкопское изображения не могут датироваться ранее гаймановского. Таким образом, хронологические рамки типа: 360-315 гг. до н.э.

Тип II-I-4 Майкопский объединяет 2 изображения, происходящие с территории Прикубанья - оформляющие золотые нашивные бляшки из «Майкопского клада» (1, 2). Изображение моделировано в одностороннем рельефе (рис. 14).

Образ грифона. Полнофигурные изображения. Тип II-I-4 Майкопский
Рис. 14. Образ грифона. Полнофигурные изображения. Тип II-I-4 Майкопский:
1, 2 - Майкопский клад (по: Leskov А. М. Op. cit. Cat. №№ 63, 59). Тип II-I-5 Кульобско-белозерский: 1 - Великая Белозерка (по: Отрощенко В.В. Парадный меч из кургана у с. Великая Белозерка // Вооружение скифов и сарматов / Под ред. Е.В. Черненко. Киев, 1984. Рис. на с.123); 2 - Куль-Оба (по: Древности Босфора Киммерийского. СПб., 1854. Табл. ХХVI: 2; 3 Александропольский курган (по: Древности Геродотовой Скифии. Сборник описаний археологических раскопок и находок в Черноморских степях. Вып. I. СПб, 1866. Табл. XV, 1, 4); 4, 5 - Бердянский курган (по: Чередниченко Н.Н., Фиалко Е.Ф., Ковалев Н.В., Погорелый В.Н., Мурзин В.Ю., Ольховский В.С., Бидзиля В.И., Зубарь В.М. Раскопки большого скифского кургана в Приазовье // Археологические открытия 1978 года / Под ред. Б. А. Рыбакова. М., 1979. Рис. на с.420; L’or des Steppes. Des Scythes а l’invasion mongole. VIIe siecle av. J.-C.- XIVe siecle ap. J.-C. Toulouse, 1993. P. 66, cat. № 30); 6 д. Мастюгино, сборы А.А. Спицына (по: Гуляев В.И. Указ. соч. Рис.29, левый нижний); 7 - курган 5 у с. Мастюгино (по: Там же. Рис.29, правый нижний); 8 - Толстая могила, центральная гробница (по: Мозолевський Б.М. Товста Могила. Рис.47: 3)

Здесь представлен орлиноголовый грифон позднегреческого типа с рудиментарным гребнем, имитированным либо двумя высокими треугольными выступами (1), либо двумя слабозаметными «жемчужинами», аналогичными кожно-шерстной складке на шее данного грифона (2). Общий контур изображения подпрямоугольный. Грифон показан со всеми четырьмя ногами, но с крылом в строго профильном ракурсе. Ноги находятся в высоком узком шаге, упираются или почти упираются друг в друга лапами. Шея вертикальна, голова перпендикулярна шее. Крыло ориентировано вверх и немного назад. Лопатка полностью закрыта крылом.

Изображения данного типа не имеют объективных датировок. Вместе с тем одно из этих изображений (1), более качественно и четко проработанное, явно первичное по отношению ко второму, схематичному и примитивному (2), находит себе ближайшую композиционно-стилистическую аналогию в изображениях оленя на аналогичных бляшках из того же «Майкопского клада»[82]. Эти фигуры относятся к выделенному нами в специальной работе Нимфейско-уляпскому типу стоящего/идущего оленя[83]. Дата Нимфейско-уляпского типа на основании объективных показателей (античных импортов в соответствующих комплексах) и с учетом иконографической динамики была определена нами в рамках 2-й четв. V-кон. IV в. до н.э.[84] В свою очередь, упомянутые оленьи фигуры из Майкопского клада ближе всего в рамках Нимфейско-уляпского типа изображениям оленя на аналогичных бляшках из кургана 5 Уляпского могильника, датируемого, как мы уже отмечали, по античной керамике 1-й пол. IV в. до н.э. Очевидно, именно в рамках 1-й пол. IV в. до н.э. и следует датировать изучаемый тип грифонов.

Тип II-I-5 Кульобско-белозерский объединяет 8 изображений, происходящих в основном из Нижнего Поднепровья и Приазовья (1? 3-5, 8), а также с территории Крыма (2) и Среднего Подонья (6, 7). Эти фигуры помещены на золотые обкладки ножен меча (1, 2), на золотую ленту - нашивку на нагрудный конский ремень (3)[85], на золотой налобник (4), оформляют золотую обивку деревянного сосуда (5), золотые пластины (6, 7) и золотую обивку горита (8). Изображения моделированы в низком рельефе, в двух случаях (3, 8) с доработкой деталей прорезями (рис. 14).

Здесь показано орлиноголовое существо с телом хищника и крыльями, с четким (2, 3, 6-8) или с рудиментарным (1, 4, 5) гребнем на шее, т.е. зверь, соответствующий иконографии грифона позднегреческого типа. Грифон показан с обеими задними ногами, тогда как из передних в шести случаях представлены также обе, в двух случаях – лишь одна (3, 8). Задние ноги находятся в высоком шаге, а одна из передних согнута под тупым или прямым углом и ориентирована предплечьем и кистью вперед, по направлению движения, тогда как вторая передняя (при ее наличии) поставлена или положена на землю (1, 2, 5-7). Это грифон с поднятой лапой, подобный льву (5-8), остановившемуся в шаге с поднятой передней лапой (в готовности нападения или в состоянии терзания) или припавшему передней частью к добыче. Соответственно ряд грифонов данного типа когтят добычу в сценах терзания - в роли жертвы выступает олень (1-4). При этом в двух случаях (2, 5) грифон, в сущности, припадает передней частью к земле. Крылья ориентированы горизонтально, вдоль туловища чаще показано одно крыло (1-3, 6-8), реже - оба, одно за другим (4, 5). Лопатка может быть закрыта крылом (2-5), может быть рельефно акцентирована на фоне крыла в виде гладкого сегмента с выемкой, в которой рельефно показан сустав плеча («малая лопатка») (1), может, наконец, быть маркирована рельефным завитком (6, 7). В кульобском изображении во впадине у тазобедренной части рельефной полоской имитированы самцовые гениталии (2).

В рамках данного типа прослеживается эволюция от четких и натуралистичных, предельно близких к греческим образцам изображений - таких как кульобское, белозерское и одно из бердянских (1, 2, 5) - к более схематичным и упрощенным подражаниям - в первую очередь это среднедонские изображения (6, 7), а также одно из бердянских (4) и александропольское (3). На периферии типа находится крайне упрощенное изображение из Толстой могилы (8).

Хронология. Ряд изображений данного типа имеют объективные датировки в своих комплексах (по античной керамике). Наиболее ранними являются бердянские изображения (1-я треть IV в. до н.э. или, ýже, 380-370 гг. до н.э.)[86], далее следуют изображения: из Толстой могилы (предельные рамки: 2-я-3-я четв. IV в. до н.э.)[87], кульобское (345-335 гг. до н.э.)[88] и александропольское (340-300 гг. до н.э.)[89]. Белозерское изображение, очень близкое кульобскому, должно датироваться аналогично и, во всяком случае, не позднее последней трети IV в. до н.э. - даты, предложенной В.В. Отрощенко для белозерского меча на основании его аналогии с кульобским[90]. Подражательные среднедонские изображения не могут датироваться ранее бердянских и кульобского. Таким образом, хронологические рамки данного типа - IV в. до н.э.

Тип II-I-6 Майкопско-дортобинский объединяет 2 изображения, происходящие с территории Прикубанья (1) и Крыма (2). Они оформляют навершие золотой булавки (1) и золотые нашивные бляшки (2). Изображение моделировано в одностороннем рельефе, с использованием прорезей (рис. 15).

Образ грифона. Полнофигурные изображения. Тип II-I-6 Майкопско-дортобинский
Рис. 15. Образ грифона. Полнофигурные изображения. Тип II-I-6 Майкопско-дортобинский.
1 – Майкопский клад (по: Leskov А. М. Op. cit. Cat. №182); 2 Дорт-Оба, курган 2 (по: Артамонов М.И. Сокровища скифских курганов... Рис. 138). Тип II-I-7 Тенгинский. 1 – Тенгинская, курган 2 (по: Канторович А.Р., Эрлих В.Р. Указ. соч. Кат.111)

Здесь представлено существо с головой козла (судя по наличию козлиного рога и зауженной морды), с туловищем и ногами хищника, - вероятно, модификация грифона ахеменидского типа, но с существенным семантическим сдвигом (голова копытного вместо головы льва). Общий контур изображения подпрямоугольный. Зверь показан со всеми четырьмя ногами, но с крылом строго в профиль. Ноги находятся в высоком узком шаге, упираются или почти упираются друг в друга лапами. Шея вертикальна, голова опущена. Крыло ориентировано вверх и немного назад. В дортобинском изображении верх крыла превращён в птичью голову с огромным концентрическим рельефным глазом и коротким загнутым клювом с впадиной рта (2). Лопатка полностью закрыта крылом.

Изображения данного типа не имеют объективных датировок. Вместе с тем курганы в местности Дорт-Оба, раскопанные Н.И. Веселовским в 1892 г. поблизости от Талаевского кургана в имении Пастака датируются большинством исследователей в рамках IV в. до н.э.[91] Очевидно, именно эти рамки следует установить и для Майкопско-дортобинского типа изображений.

Тип II-I-7 Тенгинский составлен единственным изображением, происходящим из Прикубанья - на бронзовом навершии из кургана 2 могильника II Тенгинского городища. Моделировка плоскостная ажурная, изображения односторонние, контуры деталей обозначены углубленными линиями и прорезями. Это зооморфная трансформация основного (заднего) пучка рогов обособленной головы оленя, каковая, в свою очередь, относится к определенному типу оленьих голов вышеупомянутого стиля прикубанских Елизаветинских курганов[92]. Задние рога оленя композиционно противопоставлены переднему рогу и сливаются в единую композицию, представляющую собой условно-полнофигурное изображение грифона позднегреческого типа с выпяченной грудью, с дуговидно изогнутыми шеей и двумя крыльями, с четырьмя ногами. Первый из задних отростков оленьих рогов играет роль передней части грифона (голова, шея, грудная часть), второй и третий - роль крыльев грифона, а основание задних рогов оленя - это сведенное к минимуму туловище грифона со схематичными атрофированными ногами. Клюв грифона, образованный завитком и подчеркнутый линией, упирается в противостоящий ему завиток клюва птицы, формирующего нижнюю часть переднего отростка оленьего рога. Вдоль всего верхнего края шеи и головы грифона проходит линия, от которой вниз отходят овы, образующие единую полосу, являющуюся ничем иным, как обозначением гребня грифона, который мастер был вынужден отобразить в плоскостном варианте, очевидно, не имея возможности сделать это рельефно. При этом роль обособленного роговидного выступа, завершающего гребень[93], возможно, выполняет упирающаяся в темя данного грифона противонаправленная ему загнутая нижняя челюсть обособленной головы грифона (в неё превращена верхняя часть переднего отростка оленьего рога), отнесенная нами к типу голов грифона, описанному выше и обозначенному нами как тип 3 (Тенгинско-майкопский). Спереди шея и грудь грифона также акцентированы по контуру линией, которая в месте перехода грудной части в переднюю ногу образует завиток, отграничивающий грудь. Тем самым мастер показывает, что выпяченная грудь грифона переходит уступом в выступающую вперед ногу. Роль этой передней ноги выполняет начальная часть переднего отростка оленьих рогов (от корня рогов до места, где рог, опираясь на нос оленя, переламывается вверх под прямым углом). Фактически вся эта нога грифона сведена к преувеличенной лапе с четырьмя когтями, отображенными с помощью четырех ов. Вторая передняя нога грифона также отображена крайне условно с помощью двух волнистых линий, образующих ее контур (идут от спины грифона между шеей и крылом, пересекают его туловище, сближаясь и изгибаясь, упираясь затем в перпендикулярную им дуговидную рифленую полоску лапы с когтями (одновременно это зубчатый корень рогов оленя, составляющего основное изображение). Аналогично трактованы сдвоенные задние ноги грифона, имеющие единую лапу. В роли грифоньего хвоста задействовано ухо оленя - основного персонажа навершия, на которое опирается задний отросток рогов этого оленя (рис. 15).

Как уже было показано А.Р. Канторовичем и В.Р. Эрлихом, образцом для подражания при зооморфном трансформировании рогов оленя послужили сцены на распространенных в Боспорском царстве расписных вазах «керченского стиля» 2-й половины IV в. до н.э.[94] На этих вазах мы встречаем такого же, как бы остановившегося на ходу грифона с выпяченной грудью и дуговидно изогнутой, отклоняющейся назад шеей. В особенности примечательны те сцены, в которых грифон предстоит коню с седоком, ибо именно голове этого коня соответствует в тенгинской композиции обособленная голова грифона, трансформирующего верхнюю часть переднего отростка рогов[95]. Кроме того, в графических приемах передачи гребня и крыльев грифона использованы декоративные элементы греческого искусства этого времени: редуцированные овы и бегущая волна из волют.

Хронология . Как указано выше, по объективным показателям тенгинский комплекс датируется в рамках 2-й пол. IV - нач. III в. до н.э. Эта датировка подтверждается для изучаемого изображения его преемственностью по отношению к вазам «керченского стиля».

Тип II-I-8 Елизаветовский. К данному типу относятся 1 изображение, происходящее с территории Нижнего Поднепровья - из Елизаветовского могильника (1). Эта фигура помещена на золотую обкладку деревянного сосуда (рис. 16).

Образ грифона. Полнофигурные изображения. Тип II–I-8 Елизаветовский
Рис. 16. Образ грифона. Полнофигурные изображения. Тип II–I-8 Елизаветовский:
1 - Елизаветовский могильник (по: Borovka G. Scythian Art. L., 1928. Pl.20 B). Тип II–I-9 Александропольский: 1-а, 1-б - Александропольский курган (фото (1-а) по: Алексеев А.Ю. Золото скифских царей в собрании Эрмитажа. СПб., 2012. Илл. на с.252-255, рисунок по: Древности Геродотовой Скифии. Сборник описаний археологических раскопок и находок в Черноморских степях. Вып. I. СПб, 1866. Табл. XV, 1, 4). Тип II–II-1 Нимфейско-майкопский. 1 - Нимфейский могильник, гробница № 17 (по: Артамонов М.И. Сокровища скифских курганов... Табл.101); 2 - Майкопский клад (по: Leskov A.M. Op. cit. Cat. №315)

Здесь представлен лев (о чем свидетельствуют короткая широкая морда, грива) с рогами оленя и с оленьим ухом.

Изображение моделировано в высоком рельефе. Контур изображения подквадратный. Монстр показан со всеми четырьмя ногами, в высоком одноименном шаге, практически на прямых ногах, правая нога позади левой, лапы правых ног упираются соответственно в пясть и плюсну левых ног. Шея и голова направлены наискось вперед, голова чуть наклонена. Рога отходят назад параллельно туловищу. Они состоят из S-видных отростков, разделенных на 2 передних и 5 задних (превращенных в птичьи головы). Хвост опущен вниз вдоль задней ноги.

Аналогии и хронология. Ближайшая образно-композиционная аналогия имеется в искусстве пазырыкской культуры - ср. кошачьего хищника с оленьими рогами, оформляющего кожаную аппликацию на седло из 1-го Туэктинского кургана[96]. Можно расценивать эту параллель как яркий пример конвергенции в отображении единого для двух культур зооморфного персонажа, можно - как следствие взаимовлияния.

Также близок в образном и композиционном отношении, но отличается по структуре рогов, по пропорциям деталей кошачий хищник с оленьими рогами на бронзовой пластине-матрице из Гарчиново[97]. Эта пластина, происходящая из зоны фракийской культуры, демонстрирует очевидное влияние скифского звериного стиля, о чем говорит обилие зооморфных превращений, приемы моделировки, композиционное и стилистическое сходство изображений хищников, оленей, кабанов и птиц на гарчиновской матрице с целым рядом изображений этих персонажей в скифском искусстве[98].

В восточноевропейском скифском зверином стиле нет аналогий елизаветовскому изображению, однако присутствует вышеописанная встречная тенденция изображения оленей с видовыми элементами кошачьего хищника - ср. полнофигурные изображения выделенного нами Нимфейско-уляпского типа стоящего/идущего оленя 2-й четв. V-кон. IV в. до н.э.: часть оленей, относящихся к данному типу (из Майкопского клада и из Уляпских курганов) показаны опирающимися на всю плоскость пальцев, включая рудиментарные пальцы, а не только копыта, что напоминает опору не копытоходящих, а пальцеходящих, т.е. хищников[99]. Кроме того, по трактовке рогов елизаветовский монстр близок выделенному нами в специальной работе Завадско-акмечетскому типу лежащих оленей 2-й-четв. V-1‑й пол. III в. до н.э.[100], причем именно тем изображениям этого канона, которые относятся к V в. до н.э. (собственно оленям из Завадской могилы и Ак-Мечети), имея в виду место рогов в общей композиции, их построение из крупных отростков, превращенных в птичьи головы, использование пальметки в качестве разделителя переднего и заднего отростка рогов. Учитывая объективную датировку завадских изображений (450-425 гг. до н.э.)[101], а также лаконизм и четкость в оформлении деталей елизаветовского монстра, моделирование четкими крупными рельефными фрагментами (признаки, в целом не свойственные скифскому звериному стилю IV в. до н.э.), можно согласиться с датировкой елизаветовской обкладки V в. до н.э., предложенной в свое время Г.И. Боровкой[102], принимая ее как обозначение крайних хронологических пределов. Но эта датировка может быть сужена, поскольку птичьи головы, в которые превращены рога елизаветовского оленельва, относятся к определённому типу птичьих голов (Елизаветовско-елизаветинскому), датируемому в рамках сер. V - нач. III в. до н.э. Следовательно, дата елизаветовского оленельва может быть установлена как сер. - 2-я пол. V в. до н.э.

Учитывая вышеуказанную параллель в пазырыкской культуре, эта дата не противоречит датировкам комплекса 1-го Туэктинского кургана, который, в соответствии с новой хронологией курганов пазырыкской культуры относится к 442 г. до н.э.[103]. Распространенная датировка менее близкой аналогии - монстра на Гарчиновской пластине - VI веком до н.э., по мнению И. Венедикова и Т. Герасимова, не является достаточно аргументированной[104]. Судя по позиции другого персонажа матрицы - полулежащего-полустоящего оленя с повернутой головой - не следует исключать для Гарчиновской матрицы и датировку V веком до н.э.

Тип II-I-9 Александропольский. К данному типу относится 1 изображение, происходящее из Нижнего Поднепровья (1) (рис. 16). Это фигура, помещенная в левый край многофигурной композиции с вышеописанными грифонами на золотой ленте - нашивке на нагрудный конский ремень из Александропольского кургана[105].

Как представляется, здесь показана искаженная химера или гибрид химеры и грифона. Как известно, Xимера – синкретическое трехчастное существо греческой мифологии, описанное еще Гомером (Hom. Il. VI 180-182) («лев головою, задом дракон и коза серединой», пер. Н.И. Гнедича) и Гесиодом (Hes. Theog. 319-324) («спереди лев, позади же дракон, а коза в середине», пер. В.В. Вересаева). Соответственно античная иконография Химеры (см., например, знаменитую этрусскую скульптуру Химеры из Ареццо кон. V-нач. IV в. до н.э.) предполагает изображение чудовища с туловищем и головой льва, с еще одной головой – головой козы, выступающей из спины Химеры (крыло александропольского зверя преобразовано в отчетливую козью голову с бородой), а хвост Химеры должен быть одновременно змеей, чья голова соответствует кисточке львиного хвоста (в александропольском изображении эта зооморфная трансформация не прослеживается). Элементы позднегреческого грифона в александропольском изображении проявляются в клювовидности верхней челюсти и наличии гребня рептилии.

Данное изображение моделировано в низком рельефе, с доработкой деталей прорезями. Монстр показан со всеми четырьмя ногами, но с крыльями в строго профильном ракурсе. Задние ноги находятся в высоком шаге, левая передняя немного поднята (подобно грифону или льву в характерной позе), правая передняя опирается на землю. Шея вытянута наискось вперед, голова опущена перпендикулярно шее. Крыло загибается вперед и, в своей верхней части, поднимаясь над спиной монстра, превращается в голову и шею козы или козла, рог которого не прослеживается, но в наличии борода и характерная морда[106]. Хвост отогнут вверх и далее вперед и вниз, упирается концом в спину монстра, образуя замкнутую петлю.

Хронология. Как уже отмечалось выше, комплекс александропольского кургана на основании объективных показателей датируется в пределах 340-300 гг. до н.э.


 
загрузка...