Доспехи среднеазиатских воинов

   |  Страница создана: 17-11-2009  |  Просмотров: 12670
 

Усилители панцирей, зерцала, зерцальный доспех

наверх

Идея прикрыть грудь воина цельным железным листом, усилив основной панцирь, родилась в Передней Азии еще в эпоху Древнего мира. Самым популярным видом зерцал в эпоху развитого средневековья были зерцала дисковидной формы. Металлические диски, привязанные к нагрудникам, наспинникам и наплечникам монгольских воинов встречаются в иранской миниатюре XIII-XIV вв. [76]. Небольшие железные зерцала обнаружены в захоронениях монгольских воинов этого же периода. На Дальнем Востоке и в Центральной Азии помимо собственно защитных функций металлические диски вплоть до этнографического времени несли и сакральный смысл.

В Средней Азии XV-XVII вв. небольшие дисковидные зерцала были очень популярны. Они крепились спереди - на уровни груди и сзади - на лопатках (табл. 1: 2, 7, 9, табл. 3: 2, табл. 5: 4, 6). Судя по изображенным на миниатюрах отверстиям в зерцалах (табл. 1: 7, табл. 5: 4) кожаные ремни пропускались сквозь них и привязывались к поверхности панциря, стягивая пластину и доспех. Дисковидные зерцала носились поверх всех типов доспехов: ламинарных панцирей (табл. 1: 2), куяков (табл. 1: 7, 9), бехтерцов (табл. 3: 2) и просто наддоспешных халатов (табл. 5: 4, 6). Иногда поверхность зерцал была гладкой, но чаще пластины имели выгравированные волнообразные окантовки (табл. 1: 2, 9), в кон. XVI - XVII вв. сами края пластин могли делать волнистыми (табл. 5: 4). В XVI-XVII веках круглые зерцала широко употреблялись не только воинами тяжеловооруженной и средневооруженной конницы, но и легкоконными стрелками из лука. Представители знати носили нагрудные пластины, в комбинации с наплечниками нашитыми на мягкую основу панцирей из органических материалов (табл. 5: 6).

Наряду с дисковидными зерцалами, пришедшими в регион с Востока, в XVI в. в Среднюю Азию, вместе с рядом других новшеств с Запада, проникли прямоугольные зерцала, в XVII в. ставшие очень популярными, не только в Бухаре и Кашгарии, но и в Северной Индии. Впервые такие зерцала были зафиксированы в Иране XIV в. [77]. Обычно прямоугольные зерцала носились попарно: одно на груди, другое - на спине. Они соединялись на плечах с помощью кожаных ремней и фиксировались на поясе специальными лямками (табл. 10: 13, табл. 5: 3). Такие зерцала почти никогда не носились самостоятельно, а одевались поверх кольчатых, кольчато-пластинчатых или "мягких" панцирей. Интересно, что если в начале XVII в. бухарские латники носили зерцала склепанные из отдельных полос (табл. 5: 1, 2), то уже к сороковым годам гомогенные зерцальные пластины, снабженные окантовкой, употребляются, среди аристократии, исключительно широко.

Представители высшей знати, начиная с 40-х гг. XVII в. вместо зерцал носили "зерцальные доспехи", которые были результатом развития прямоугольных зерцал. Доспех состоял из четырех прямоугольных пластин, две из которых прикрывали грудь и спину, две остальные - бока (табл. 10: 7, 12, табл. 5: 5, 7). Пластины-боковины, как видно из дошедших до нас реальных экземпляров доспехов, имели подмышечные вырезы. Между собой пластины соединялись шарнирами или кожаными шнурами [78]. Панцирь фиксировался на корпусе с помощью плечевых ремней, нашейной лямки и пояса. Кожаные ремни в области плеч были особенно уязвимы от секущих ударов клинковым оружием, поэтому в Бухаре их стали снабжать выпуклыми наплечниками полусферической формы (табл. 10: 7, 12, Табл. 5: 5, 7).

В Северной Индии и, возможно, Кашгарии наплечные лямки покрывались с внешней стороны кольчужными накладками и имели специальные заклепки для крепления к наспинной части [79]. Зерцальный доспех всегда носился поверх "мягких" панцирей и халатов, которые скрывали кольчатые и кольчато-пластинчатые панцири. Судя по дошедшим до нас экземплярам зерцальных панцирей и их изображениям на миниатюрах, поверхность пластин покрывалась гравировкой, золочением, а парадные экземпляры, один из которых хранится в фондах Оружейной Палаты Московского кремля, украшались даже драгоценными камнями.

Эволюция покроя кольчато-пластинчатых панцирей кон. XV–XVII вв.
Эволюция покроя кольчато-пластинчатых панцирей кон. XV–XVII вв.
1. «Усиленный» вариант покроя бехтерца (Иран, Средняя Азия) XVI в.
2. Покрой кольчато-пластинчатого панциря (Хорасан) кон. XV в.
3. «Классический» вариант покроя бехтерца XVI – перв. пол. XVII вв. (Средняя Азия).
4. «Русский» вариант покроя бехтерца (Оружейная Палата Московского Кремля).
5. «Облегченный» вариант покроя бехтерца (Бухарское ханство) сер. XVII в.
6. «Усиленный» вариант бехтерца (Бухарское ханство) сер. XVII в

Среди металлических усилителей панциря можно выделить наплечники, в XV в., как правило, подтреугольные, в XVI-XVII вв. - овальные, которые или пришивались к поверхности доспеха и вплетались в его основу или были съемными. В конце XV в. фиксируются полусферические налокотники (табл. 10: 10), которые, впрочем, не получили широкого распространения в силу высоких защитных свойств створчатых наручей "голчак" надежно защищавших руку от кисти до предплечья. Приведенное на вышеуказанной миниатюре изображение налокотников, связано с тем, что воин изображен в уникальном длиннорукавном "мягком" панцире исключавшем возможность использовать железные наручи.

Из мелких панцирных усилителей использовались пластинки округлой, прямоугольной и сложной вырезной формы, нашивавшиеся поверх халатов и панцирей из "органических материалов" (табл. 2: 1). Наибольшее количество изображений таких усилителей приходится на кон. XV в. По мере усовершенствования форм покроя и качества доспехов число таких усилителей постепенно уменьшается и к XVII в. почти сходит на нет.

крой кольчуги
Эволюция покроя кольчатых панцирей кон. XVI - XVII вв.
1. Кольчуга среднеазиатского производства XVI-XVII вв. (Музей истории народов Узбекистана им. Айбека).
2. Джунгарская (?) кольчуга среднеазиатского типа XVII-XVIII вв. (музей г. Джанье, КНР).
3. "Татарская" кольчуга среднеазиатского типа XVII-XVIII вв. (Краеведческий музей г. Минусинска).
4. Джунгарская (?) кольчуга XVII-XVIII вв. (музей г. Ляньчжоу, КНР).
5. Китайская кольчуга XVI-XVII вв. (по "Чжун гво гу…").

Доспех из органических материалов ("мягкий доспех")

наверх

Несмотря на то, что оружейники Самарканда и Бухары производили сотни полных комплектов доспехов, большая часть воинов узбекских правителей (часть нукеров и подавляющее количество ополченцев) не имели возможности приобрести металлические панцири, и вынуждены были довольствоваться доспехами из органических материалов: кожи, войлока, ваты. Так по свидетельству Мухаммеда Салиха узбекские воины, не имевшие металлического панциря "обматывали тело войлоком" [80].

В XIII-XIV веках в Передней Азии фиксируется покрой "мягких" панцирей в виде "халата" с оплечьями "листовидной" формы и с осевым разрезом, реже с короткими полами, иногда с длинными рукавами и косым запахом. Верхний слой "мягких" панцирей XIV в. делали из однотонного белого войлока, кожи, ткани (одноцветной или с рисунком), иногда из "шкуры мехом наружу" [81]. Позднее, в XIV - перв. пол XV в. преобладал красный цвет [82].

Судя по данным письменных источников, в Средней Азии и Кашгарии в эпоху Позднего средневековья существовало несколько видов "мягкого" доспеха имевшие разные названия:
1. "Кюбе" - покрой в виде халата, иногда усиленный обрывками кольчуги и "непроницаемый для стрел". Различали по цвету верхнего тканевого покрытия: "ак-кюбе" - "белый кюбе" и "кек"-кюбе - "синий кюбе".
2. "Чопкут"- кроился в виде распашного кафтана и подбивался толстым слоем шерсти, ваты. Как правило "чопкут" заменял панцирь, но иногда мог поддеваться под него.
3. "Купу" - стеганные на вате, шерсти, панцири синего или белого цвета [83]. Покрой не ясен.
4. "Олпок" (аналог монг. "олбок"). Его "не может пробить пуля", т.к. их одевают один на другой, причем верхний панцирь часто "рвется стрелами и пиками" [84]. По мнению Д. Банзарова монгольский "олбок" был "толсто подбит хлопчатою бумагой или пенькою" и напоминал русский тягиляй, а его поздние образцы (XIX в.) имели короткие рукава и подол [85]. В современном монгольском языке "олбок" употребляется в значении "тюфяк", "матрац" и т.д. [86].
Тянь-шаньские киргизы использовали панцири из кожи "шарпылдак" [87]. К сожалению, их покрой не известен.

Виды покроя и изображения «наддоспешных» халатов и панцирей из органических материалов.
Виды покроя и изображения «наддоспешных» халатов и панцирей из органических материалов.
1-4. Виды покроя наддоспешной одежды втор. пол. XV–XVII вв.
5, 6. «Шах-наме» Фирдоуси, Тебриз, 1524, публ. б-ка им. Салтыкова-Щедрина.
6. «Хамса» Навои, Бухара, I четверть XVII в., публ. б-ка им. Салтыкова-Щедрина.
8, 11–13. «Хамса» Навои, Бухара, 1648 г., публ. б-ка им. Салтыкова-Щедрина.
9. «Зафар-наме» Шараф-ал-Дина Йазди, Самарканд, перв. четв. XVII в. публ. б-ка им. Салтыкова-Щедрина.
10. Миниатюра из альбома, Герат, кон. XV в., б-ка музея Метрополитен, (Нью-Йорк).

На бухарских миниатюрах XVII в. "мягкие" доспехи скроены виде распашных кафтанов с осевым разрезом, короткими рукавами и подолом до середины бедра, или до колен (табл. 10: 9, 11, 13). Длинные стеганые рукава, усиленные железными наплечниками и налокотниками еще встречающиеся на миниатюрах кон. XV в (табл. 10, 10), в XVI в. исчезают. Поверхность стеганых панцирей XVI-XVII в. покрывалась цветной тканью, как правила красного, оранжевого, или белого цвета.

Известные еще с XV в. толстые стеганные ватные воротники со второй четверти XVII века встречаются на миниатюрах все чаще. Как правило, такие воротники можно видеть на воинах одетых в металлические доспехи (табл. 4, рис. 11). Возможно, воротники пришивались к более тонкой поддоспешной одежде или вообще одевались отдельно. Только в некоторых случаях можно предположить, что под доспех одет целый "тягеляй" и стеганый воротник является его частью (табл. 10: 11, 13).

Боевые наголовья

наверх

В ходе интенсивного конного боя, значительная часть клинковых ударов приходится на голову и плечи воина, поэтому в XV-XVII веках шлемы с бармицами были достаточно широко распространены среди конных латников, принимавших участие в рукопашной схватке. При описании снаряжения "батыра" на бой в среднеазиатских эпосах достаточно часто дается описание боевых наголовий: "Надел блестящий булатный шлем, свой громадный, ратный шлем. Четыре обода он имел, чеканные украшения на них, искусные изображения на них. Наушники были на шлеме том - были из меди яркой они, горели, как солнце, жарко они - каждый величиной с кумган" [88]. Все известные среднеазиатские шлемы имеют сфероконическую форму купола. В отличие от степных аналогов значительная часть подлинных среднеазиатских (бухарских и кашгарских) наголовий имеют цельнокованую тулью, обручи и металлические науши. В целом они близки к иранским, русским и османским шлемам, и принадлежат скорее не к центрально-азиатской, а к переднеазиатской традиции. Все рассматриваемые шлемы по форме купола относятся к одному типу.

Изображения шлемов и бармиц XV–XVII вв.
Изображения шлемов и бармиц XV–XVII вв.
1. «Шах-наме» Фирдоуси, Герат, 1429, б-ка Гюлистанского музея.
2. «Хамса» Навои, Шираз, 1507–1508 годов, публ. б-ка им. Салтыкова-Щедрина.
3. «Шах-наме» Фирдоуси, Тебриз, 1524, публ. б-ка им. Салтыкова-Щедрина.
4, 5, 17, 23, 26. Миниатюры Масуд ибн Усман Кухистани «Султан Джалал-ад-дин, переплывающий через Инд» и «Сражение султана Махмуда Газневи с сельджуками», Самарканд, 1540, публ. библиотека им. Салтыкова-Щедрина.
6, 7, 11. «Хамса» Навои, Бухара, 1571–1572 годов, публ. библиотека им. Салтыкова-Щедрина.
8–10. «Хамса» Навои, Бухара, 1579–1580 годов, публ. библиотека им. Салтыкова-Щедрина.
12, 13, 20. «Зафар-наме» Шараф-ал-Дина Йазди, Самарканд, 1628 г., б-ка Института востоковедения А.Н. Узбекской ССР.
14, 27, 28. «Хамса» Навои, Бухара, 1648 г., публ. б-ка им. Салтыкова-Щедрина.
15. Миниатюры из альбома, Самарканд, нач. XVI в., б-ка ИНА.
16. «Хамса» Навои, Герат, 1494–495 годов, б-ка Британского музея (Лондон).
18, 19. «Шах-наме» Фирдоуси, Самарканд (?), б-ка ИНА.
21, 22. «Хамса» Навои, Герат, втор. пол. XV в., б-ка Британского музея (Лондон).
24, 25. «Хамса» Навои, Бухара, 1553 г., б-ка Оксфорда.

Тип. 1. Сфероконические.
По способу изготовления купола и наличию дополнительных защитных деталей среди сфероконических среднеазиатских шлемов можно выделить несколько вариантов:

Вариант 1. Шлем с цельнокованым куполом, козырьком, наносником, наушами и назатыльником.
Включает 1 экземпляр, изготовленный в г. Яркенде. В описях Оружейной Палаты Московского Кремля значится как "шапка яркендского дела хана Мухамеда" (№ 4408) и датируется концом XVI века. Высота шлема - 20,0 см, диаметр - 22,5 см. Купол шлема выкован из одного листа железа. Низкая тулья купола с приземистым навершием сближает его с русским шлемом XVII века, хранящимся в Красноярском краеведческом музее (№ 6641). К налобной части яркендского шлема приклепан треугольный козырек, в который с вставлен подвижный наносник. С помощью петель к шлему подвешена пара резных пятиугольных наушей и неширокий назатыльник. Золотой узор из проволоки образует своеобразный "псевдообруч". Гравировка покрывает козырек и навершие, накладные украшения и розетки из золотой проволоки украшают науши и купол шлема (табл. 12:1). Судя по среднеазиатским миниатюрам подобные шлемы (часто без козырьков, наносников и назатыльников) были популярны у среднеазиатской знати XVI-XVII вв.

Вариант 2. Шлем с цельнокованым куполом, наносником и наушами.
Включает 1 экземпляр. Предположительное место изготовления Иран или Средняя Азия. Время изготовления: середина XVI в. В описях Оружейной Палаты Московского Кремля значится как "шапка кучумовская булатная гладкая". Наголовье было передано в дар царю боярином Борисом Петровичем Шереметевым. Высота шлема- 23, 5 см., диаметр - 21,2 см. купол шлема выкован из одного листа железа. В отличие от яркендского шлема данное наголовье имеет длинное вытянутое навершие состоящее из покрытой эмалью трубки для плюмажа и сферического подвершия. Последний элемент является характерным украшением передне- и среднеазиатских шлемов кон XV-XVII вв. К нижней части купола приклепан узкий ободок с "гнездами" для драгоценных камней (яхонтов, винисков и бирюзы). Шлем имеет подвижный наносник, по бокам подвешены науши сложной формы, украшенные ободками и рельефными "гнездами" с драгоценными камнями. Поверхность шлема покрыта золотыми узорами (т.н. "разметными травами чеадасскими"), несколько выше кромки шлема идет выполненный методом гравировки "псевдообруч" (табл. 12:2). Существует предположение, что наносник и науши были дополнены русскими мастерами в XVII в., хотя шлемы с такими усилителями встречаются в среднеазиатской миниатюре XVI-XVII вв (табл. 2: 3, табл. 11: 15), а практически точная копия шлема из Оружейной Палаты с навершием с шариком и стреловидным подвижным наносником изображена на гератской миниатюре кон. XV в (табл. 11: 16).

Вариант 3. Шлемы с двухпластинчатым куполом, резными накладками, обручем и козырьком. Включает один экземпляр из Чуйской области Кыргызстана, высокогорной области Ак-кель (табл. 12: 4). Шлем составлен из двух пластин стыки, которых прикрыты резными накладками с ребрами жесткости. Низкий купол венчает навершие, состоящее из ребристой пластины полусферической формы, украшенной гравировкой с короткой втулкой для плюмажа. По нижнему краю обруча пробиты отверстия для крепления бармицы. К лицевой части обруча приклепан широкий козырек [89]. Вероятно, подобные шлемы входили в комплекс вооружения представителей кыргызской знати служившей в войсках Бухарского ханства и мусульманских государств Кашгарского Моголистана.

Вариант 4. Шлемы с цельнокованым куполом, "псевдонакладками", сложным навершием и ступенчатой втулкой для плюмажа. Шлем является случайной находкой с территории Восточного Казахстана. Наголовье выковано из одной пластины. К нижней части тульи приклепан широкий обруч с редкими отверстиями для крепления бармицы (табл. 12:3). Большой интерес вызывают "псевдонакладки", имитирующие клепанность цельнокованой тульи шлема. Подобные имитации отмечены М.В. Гореликом на иранских шлемах XIV-XV веков [90]. По его мнению, это характерно для традиций "переходного периода", когда цельнокованые шлемы постепенно вытесняют клепаные. Оформление навершия шлема в виде многолепестковой пластины на первый взгляд сближает его с хулагуидскими шлемами XIV веков, однако, длинная ступенчатая трубка-втулка в комбинации с приплюснутым шаром хорошо известные нам по иранским, гератским и среднеазиатским миниатюрам конца XV-XVII веков (табл. 11: 3, 8,10, 12, 15, 16, 25, табл. 2: 2, 3, табл. 3: 7) указывают на позднесредневековое происхождение наголовья. Вероятно, шлем принадлежал джунгарскому или казахскому воину и был изготовлен оружейниками-джабатабами одного из государств Средней Азии.

В фондах Оружейной палаты хранится два шлема с личинами - забралами, которые впервые встречаются в описях 1677 г. Н. В. Пятышева определила их, как северо-индийские XVI в. [91], М.В. Горелик, как иранские XIV-XV вв. [92]. В самих же описях они обозначены, как монгольские "шапки железные"(табл. 12: 5). Позднесредневековое происхождение наголовий не вызывает особых сомнений. Однако верхняя граница бытований подобных шлемов не может быть ограничена первой половиной XVI в., так как сферическое расширение на навершиях (по которым собственно, и дается датировка) продолжали бытовать и во второй половине XVI и даже в первой половине XVII в. (табл. 11: 8, 10, 12). Возможно, что наголовья с личинами были изготовлены кашгарскими, среднеазиатскими или переднеазиатскими мастерами, однако были преподнесены в дар московским правителям монголами, джунгарами или волжскими калмыками. Косвенным подтверждением использования подобных шлемов воинами Средней Азии могут служить упоминания "забрал" и "булатной защиты для лица" в казахском и узбекском эпосе, а так же изображения латников в масках (полумасках-?) с характерными "клювообразными" носами в бухарской позднесредневековой миниатюре (табл.11, рис. 13).

Большинство воинов на миниатюрах имеют шлемы, которые, не смотря на кажущееся разнообразие форм, легко распределяются по трем основным типам: низкие сфероконические "шишаки" (табл. 11: 1-14), высокие, крупные и объемные "шеломы" (табл. 11: 15-20) и шлемы с цилиндроконической формой купола (табл. 11: 21-28), широко представленные в турецких и русских музеях. Большая часть "шишаков" и значительная часть шеломов являются клепанными из 4-9, и более сегментов, стянутых обручем (табл. 11: 1-8, 11, 12, 14, 18, 19; табл. 3: 7, 9, 11; табл. 2: 2, 6, 7; табл. 10: 5, 6, 11, 13). Среди цилиндроконических шлемов чаще встречаются гладкие и имитирующие клепанность (табл. 11: 21, 22, 27, 28) цельнокованые шлемы.

Как правило, шлемы венчало приклепанное к тулье навершие, состоящее из пластины, иногда фигурно вырезанной в виде цветочных лепестков или лучей и втулки для плюмажа. Последняя могла быть длинной ступенчатой или простой. Очень часто между пластиной навершия и втулкой помещалось украшение в виде обыкновенного или не много приплюснутого шара (табл. 11: 3, 8,10, 12, 15, 16, 25, табл. 2: 2, 3, табл. 3: 7). В XV-XVI веках невысокое навершие шлема мог венчать не большой шарик, иногда с отверстием для плюмажа (табл. 11: 2, 5-7, 11, табл. 2: 12, табл. 3: 6, табл. 10: 9, 10) или пикообразное украшение (табл. 11: 8, 10, табл. 2: 8). Как правило, втулка была прямой или не много расширялась к верху, очень редко она имела еще и украшения в виде зубцов (табл. 11: 12). Относительно редко встречаются шлемы, навершие и втулка которых, как и у шлемов из Оружейной Палаты выкованы из одного куска железа вместе с тульей (табл. 11: 15, 20, 24, табл. 2: 3, 8, 9, табл. 3: 1, табл. 10: 7, 9, табл. 5: 2, 7).

Подавляющая часть шлемов имеет гладкие обручи разной ширины. Во второй половине XV - нач. XVI вв. еще встречаются шлемы с налобными пластинами и надбровными вырезами (табл. 11: 15, табл. 3: 2), позже они почти не фиксируются.

Среднеазиатские шлемы XV–XVII вв.
Среднеазиатские шлемы XV–XVII вв.
1. Кашгарский шлем яркендского производства кон. XVIв. (Оружейная палата Московского Кремля, № 4408). Вид спереди и сбоку.
2. «Шапка кучумовская булатная» XVI в. (Оружейная палата Московского Кремля, Инв. № ОР-164). Вид спереди и сбоку.
3. Среднеазиатский шлем XV-XVI вв. (случайная находка с тер. Восточного Казахстана).
4.Киргизский шлем XVI–XVII вв. случайная находка с территории Высокогорной местности Ак-Кель, Чуйской области респ. Кыргызстан).
5.Шлем с железной личиной XV-XVII вв. (Оружейная палата Московского Кремля, Инв. № ОР- 2055).

 С боку к шлемам подвешивались железные науши. В кон. XV в. фиксируется два их основных типа: двойные (или тройные), когда с каждого боку подвешивали по 2-3 науша, как правило, трапециевидной, пятиугольной или близкой к окружности формы, цельные (табл. 11: 2, 3, табл. 10: 5) или склепанные из отдельных сегментов (табл. 2: 11, табл. 4, 5). Другим типом, были одинарные, по одному с каждой стороны шлема, науши сложной, как правило, пятиугольной, прямоугольной или полукруглой формы. Науши часто снабжались железной окантовкой и сквозными отверстиями (табл. 11: 12, 15, 23, табл. 2: 3, 6, 7).

Шлемы могли снабжаться подвижными наносниками - "стрелками", однако на миниатюрах они показываются не всегда (табл. 11: 16), чаще художники изображали "болты" в которые вставлялись наносники (табл. 11: 3, 15, 18).

Шлемы и науши знати покрывались гравировкой и украшениями в виде корон, виноградных лоз, цветов и т. д. Удивительно, но шлемы очень редко обматывались чалмами (табл. 11: 14) и несколько чаще имели меховую оторочку и поднятые кожаные поля (табл. 11: 10, 11).

Судя по миниатюрам, ламинарные и ламеллярные бармицы, характерные для Средней Азии во времена тимуридов, к середине XVI в. вышли из употребления на большей части Хорасана, Бухарского ханства, Кашгарии. Самым популярным видом бармиц в описываемый период была кольчужная сетка. На изображениях различаются два типа кольчужных бармиц: "открытая", прикрывавшая затылок и шею (табл. 11: 4, 8, 25, табл. 2: 8, табл. 4: 1, 10) и "закрытая" защищавшая еще и горло (табл. 11: 1- 3, 5, 16, 18, табл. 2: 11, табл. 3: 7, табл. 10: 5, 6). Последний тип кольчужной бармицы в моменты отсутствия непосредственной опасности заправлялся за наносник, или "болт", шлема (табл. 11: 3, 16, 18, табл. 3: 7, табл. 10: 5, 6). Несколько реже, чем кольчужная, употреблялась бармица из "мягких", органических материалов, из ткани или войлока (табл. 11: 12, 17, 26). "Мягкие" бармицы, как и "мягкие" панцири часто простегивались. Интересно, что в "не боевом положении" они носились так же, как и кольчужные аналоги (табл. 11: 17, 26). Редкие отверстия для крепления защиты шеи на шлеме из Восточного Казахстана (табл. 12:3) указывают на возможное бытование в Средней и Центральной Азии бармиц с пластинчато-нашивной системой бронирования.

Самым популярным видом плюмажей были треугольные флажки - "яловцы", как правило, красного цвета. Они привязывались к тонким деревянным или металлическим прутам, вставленным в навершия (табл. 11: 4, 9, 13, 17, 21. 22, 24, табл. 2: 3, 9, 12, табл. 3: 6, табл. 10: 9). Гораздо реже флажки привязывались к самим длинным штыреобразным навершиям (табл. 11: 26). Вторым по популярности был плюмаж из длинных и тонких перьев (табл. 11: 7, 12, 27, 28), иногда в комбинации с султаном из конского волоса (табл. 3: 13). Реже в XVI в. встречались широкие "распушенные" перья, которые могли вставляться не во втулку, а в специальную металлическую трубочку на обруче (табл. 11: 8-10, 23) и плюмажи из чистого конского волоса (табл. 11: 25, табл. 10: 11). С XVII в. все популярнее становятся сложные плюмажи, но если раньше они состояли, как правило, из "яловца" и конского волоса (табл. 11: 4), то теперь их формирует полая трубка, вставленная во втулку, с украшением в виде звезды, креста или трехлепесткового "бутона", и обрамленная конским волосом (табл. 11: 14, табл. 10: 7). Такие плюмажи были заимствованы с Востока, где они были частью "униформы" латников Цинской империи.

Из всех типов шлемов численно преобладали "шишаки" с не высокими навершиями, бармицами и наушами. На протяжении XVI-XVII вв. число цельнокованых шлемов постепенно увеличивается, но даже в конце периода они сильно уступают клепанным. Уже в XVI в. одинарные пятиугольные науши вытесняют двойные и тройные. Последние ламинарные бармицы встречаются в кон. XV - перв. пол. XVI вв.

Многолепестковые пластины наверший, заканчивающиеся шариками втулки, прямоугольные и вырезные налобные пластины, двойные и тройные науши, ламинарные бармицы на среднеазиатских шлемах являются наследием более ранней монгольской и "тимуридской" традиции привнесенной в регион с Востока. Высокие навершия - шпили, навершия состоящие из пластины, втулки и шарика между ними, цилиндроконические шлемы, железные пятиугольные науши, напротив, результат более позднего западного и северо-западного влияния.

В целом, среднеазиатские шлемы XVI-XVII вв. по форме и способу изготовления очень близки к синхронным им иранским, османским и русским боевым наголовьям. И без сомнения, могут быть причислены, к единой средне-евразийской традиции.

Под железный шлем всегда одевался подшлемник, амортизирующий удар по-боевому наголовью. Знать применяла для этого специальные шапочки из войлока, закрывавшие почти всю голову, простые воины использовали обыкновенные стеганые шапки с низкой тульей. Подшлемник знатного воина изображен на бухарской миниатюре 1648 г (табл. 10: 12). Он представляет собой полусферическую стеганую шапку красного цвета с не большими наушами (на миниатюре они изображены в поднятом состоянии) перехваченную узкой и тонкой чалмой. Иногда, воины, демонстрируя боевую удаль, не надевали шлем и выходили на бой в одном подшлемнике. Последствия этого шага подчас были печальны. Так Бабур, получив удар меча по голове, понес серьезную травму. Интересно, что при этом подшлемник остался цел: " На голове у меня был подшлемник; Танбал рубанул меня по голове, от удара саблей у меня помутилось в голове. Хотя у подшлемника не порвалось ни одной ниточки, но на голове у меня оказалась широкая рана" [93].

Помимо железных шлемов в среднеазиатских хрониках упоминаются "шлемы из войлока" [94]. Их изображений не сохранилось (на некоторых миниатюрах воины, не имеющие шлемы одеты в обычные войлочные колпаки или меховые шапки, но, судя по русским и монгольским аналогам они имели высокую (подчас очень высокую) простеганную тулью (амортизирующую удар), науши, назатыльник, иногда железный наносник. В ткань подкладки иногда вшивались металлические пластины и кольчужные сегменты [95].

Панцирная защита конечностей

наверх

В ходе кавалерийского клинкового боя особой опасности подвергались руки воина от кисти до локтя, поэтому не удивительно, что наручи – "голчак" были одним из самых популярных элементов защитного вооружения конных латников. Основные виды наручей сложились еще в тимуридский период и продолжали бытовать вплоть до XVIII в. Как правило, наручи составлялись из 2-3 железных пластин - створок, соединенных между собой с помощью шарниров, кожаных ремней или кольчужных колец. Длина створок в одном наруче, как правило была не одинаковой. Пластина, прикрывавшая внешнюю сторону руки, была самой длинной и немного выпуклой. Очень часто она имела заостренный конец, выкованный в виде угла (иногда выгнутого немного назад и вверх) выходивший за пределы локтевого сустава (табл.1: 3, 6, 8, 10, 11, 12, табл. 2: 1, 3, 4, 6, 7, 8, табл. 3: 2-5, 7, табл. 10: 5, 13).

Такая форма наруча, позволяла эффективно защитить не только руку до локтя, но и сам локоть, не прибегая при этом к помощи отдельно крепящихся налокотников. Остальные пластины были гораздо меньше. Самые длинные из них доходили до локтевого сгиба (табл. 1: 6-9, табл. 3: 2, 4, 5), но гораздо чаще они были примерно в два раза короче основной пластины, а иногда и вовсе образовывали своеобразные "браслеты" (табл. 1: 4, 6, 7, табл. 3: 8-10), табл. 10, 13).

Наследием тимуридского периода были и железные гомогенные или кольчужные сегменты, прикрывавшие внешнюю сторону ладони (табл. 1: 1, 3, 9, 12, табл. 3: 5). Поверхность внутренних пластин в Иране нач. XVI в. и Бухаре XVII в. иногда делали "ребристой" (табл. 3: 5, 7, табл. 10, 5, 6, 12), а поверхность основной пластины покрывали гравировкой (табл. 3: 5, 7, табл. 10: 5, 6, 12, 13).

Хранящиеся в Оружейной Палате Московского Кремля османские, русские и татарские наручи почти в точности повторяют форму и систему соединения наручей изображенных на среднеазиатских миниатюрах XVI-XVII вв. Некоторое различие наблюдается лишь в оформлении верхней части наручей, которые были выкованы не в виде угла, а полукружьем [96].

В XVI-XVII веках среднеазиатские оружейники частично отказались от прежней системы панцирной защиты ног. В первой половине XV в. основным видом защиты голени были железные створчатые "голенища" - "бутурлуки", соединявшиеся с помощью кожаных ремней или шарниров (табл. 1: 2, 6, табл. 13, 17). Такая защита была достаточно эффективна, но в ней содержался один серьезный конструктивный недостаток: "бутурлуки" защищали ноги только до колен, оставляя бедро не прикрытым, поэтому оружейникам приходилось снабжать ламинарные панцири длинными и широкими набедренниками (табл. 1: 1, 2), которые были не только громоздки, но и не всегда эффективны (на иранских миниатюрах XIV-XV вв. видно, что в ходе боя и скачки, набедренники часто съезжали, назад оголяя бедра и колена) [97].

Первые попытки заменить "бутурлуки" и ламинарные набедренники, более гибкой и легкой панцирной защитой были предприняты еще в XV в. Новый набедренник состоял из железного полусферического наколенника (вероятного его форма была заимствована с Запада) и кольчужного сегмента, который покрывал бедро и часть голени воина. На ноге эта конструкция прикреплялась с помощью специальных ремней. Кольчатый набедренник с железным наколенником быстро завоевали популярность у конных воинов, так как они позволили избавиться от тяжелых подолов-набедренников куяков и ламинарных панцирей (табл. 1: 6, 10, табл. 2: 8, 9, табл. 4: 3). Однако гибкость была достигнута за счет уменьшения защитных свойств, поэтому уже в конце XV в. предпринимаются попытки усилить набедренник, не потеряв при этом достигнутых преимуществ. Доспешники – "джабатабы" нашли выход, дополнив кольчужную основу набедренника железными пластинами, что привело к изменению покроя доспеха в целом.

Таким образом, к XVI в. защита ног состояла из кольчато-пластинчатых набедренников - "бутлук", полусферических наколенников - "дызлык" и кольчужного сегмента подвешивавшегося к наколеннику и прикрывавшему голень (табл. 13: 17). Система "дызлык-бутлук" была настолько эффективна, что альтернативные варианты защиты ног (напр. попытка частичного возврата к ламинарной броне в кон. XV в (табл. 2: 1, 3) или внедрение железных наколенников, поножей и пластинчатых башмаков западно-европейского типа (табл. 1: 7) потерпели поражение и почти на всей территории Средней Азии были преданы забвению.

"Дызлык-бутлук" широко представлены в среднеазиатских и российских музеях [98]. Причем реальные кольчато-пластинчатые набедренники почти в точности повторяют их аналоги в среднеазиатской миниатюре (табл. 13: 15). Очень похожая кольчато-пластинчатая защита ног применялась в XVI-XVII вв. в Иране, Османской империи, Московском государстве [99].

Поверхность пластин, составлявших набедренник, обычно была гладкой. Наколенники, напротив, часто покрывались гравировкой, дополнительными "ребрами", металлическими накладками. Очень часто наколенники имели "шишечку" или острие венчавшие накладные пластины "дызлык" (табл. 1: 10, табл. 2: 1-3, табл. 3: 3, 5, 7, 10, табл. 4: 6, 9, табл. 5: 2).

Защита конечностей и щиты кон. XV–VII вв.
Защита конечностей и щиты кон. XV–VII вв.
1. «Зафар-наме» Шараф-ал-Дина Йазди, Герат, 90-е годы XV в., б-ка музея Метрополитен (Нью-Йорк).
2. Разновидности наручей хранящихся в Оружейной палате Московского Кремля. Слева направо: трехстворчатый наруч с кольчатым соединением, трехстворчатый наруч с ременным соединением, двухстворчатый наруч с ременным соединением, двухстворчатый наруч с шарнирным соединением.
3. «Хамса» Навои, Герат, 1494–1495 годов, б-ка Британского музея (Лондон).
4. «Хамса» Навои, Герат, втор. пол. XV в., б-ка Британского музея (Лондон).
5, 6. Миниатюра из альбома, Самарканд, перв. четв. XVI в., рукопись И.Н.А.
7. «Тарих- и – Абулхаир-хани», Бухара, перв. четв. XVI в., б-ка Института востоковедения АН Узбекской ССР.
8, 12–14. «Хамса» Навои, Бухара, 1648, публ. б-ка им. Салтыкова-Щедрина.
9, 11. «Зафар-наме» Шараф-ал-Дина Йазди, Самарканд, перв. четв. XVII в., публ. б-ка им. Салтыкова-Щедрина.
10. «Хамса» Навои, Бухара, 1598 г., публ. библиотека им. Салтыкова-Щедрина.
15. Кольчато- пластинчатый «дызлык- бутлук» XVI в. (Оружейная палата Московского Кремля).
16. Реконструкция пластинчато- нашивных наплечников из Бузук- Тобе.
17. Эволюция панцирной защиты бедра и голени в Передней и Средней Азии XV- XVII вв.

Эволюция "дызлык - бутлук" продолжилась в XVI в. В Средней Азии кольчужные сегменты, прикрывавшие голень постепенно стали заменять кольчато-пластинчатой броней. Общая длина набедренника при этом постоянно росла. В XVI в. он спустился ниже середины голени и стал облегать почти всю ногу (табл. 3: 7, табл. 10: 6). В XVII в. процесс увеличения набедренников продолжился и в результате, к 40-м годам XVII в. кольчато-пластинчатая броня закрывала ноги знатных латников от бедра до носков сапог (табл. 3: 11, 12, табл. 10: 8, 12, табл. 13: 17). Судя по среднеазиатским миниатюрам XVII в. кольчато-пластинчатые набедренники держались на ноге с помощью специальных ремней, которые фиксировали "дызлык - бутлук" на поясе, на уровне колен, икр и щиколоток. К концу периода "дызлык - бутлук" стали неотьемлимым атрибутом панцирного комплекса знати и приближенных к ней нукеров.

Щиты ("калкан")

наверх

Основные формы щитов, преобладавшие в Средней Азии в XVI-XVII веках, были занесены в регион монголами Чингиз-хана, другие - появились в тимуридскую эпоху. В XVI - перв. пол. XVII веков преобладали круглые и плоские, обтянутые кожей деревянные щиты диаметром до 70 см, круглые выпуклые плетеные из лозы диаметром 50-70 см и щиты из твердой кожи диаметром 40 - 70 см.

Прутяные щиты были привнесены в регион монголами и очень быстро завоевали популярность у воинов от Малой Азии и Восточной Европы до Кореи и Китая. Прутья сплетались в концентрические круги вокруг специального каркаса и оплетались нитями, образующими цветной, как правило, геометрический узор. Прутяные щиты были очень упруги, легки и надежны [100]. Форма прутяных щитов на протяжении XVI-XVII вв. почти не менялась (табл. 1: 7, табл. 4: 3, 10, табл. 10: 5, 10). Прутяные щиты всегда имели железный умбон размещающийся на острие конуса, в центре щита, а иногда и более мелкие умбончики (резные накладки) по всей его поверхности.

Небольшие щиты из толстой кожи были так же очень популярны у среднеазиатских воинов. Как и прутяные "калкан", кожаные щиты сходились на конус, венчавшийся выпуклым умбоном (табл. 10: 6, табл. 13: 9, 10) и усиливались дополнительными металлическими накладками.

Большие обтянутые кожей деревянные щиты использовались конными латниками. В отличие от прутяных и кожаных аналогов (которые свободно удерживали ладонью за лямку без дополнительной фиксации и прижимания к корпусу, что облегчало фехтование ими в ходе рукопашной схватки), деревянные щиты часто имели двойные петли для кисти и для предплечья, для удержания щита в ходе конной сшибки на копьях (табл. 13: 3, 4). Деревянные щиты так же усиливались умбонами и резными железными накладками. В не боевом положении щиты забрасывались за спину (табл. 3: 5) и удерживались на корпусе с помощью специального ремня.

Кожаные и деревянные щиты покрывались красной, "рубиновой" и черной краской [101], поверх которой наносились изображения виноградных и цветочных лоз (табл. 13: 6, 10, 12), небесных светил, кабалистических символов (табл. 13: 3), геометрических фигур. Как правила, черная поверхность покрывалась желтыми и белыми узорами, красная, соответственно - черными. Иногда по краям щит имел декоративные украшения в виде крашенного конского волоса, цветных лент и т.д.

В Средней Азии щиты употреблялись исключительно широко. Причем, судя по миниатюрам, в первую очередь латниками и телохранителями знатных вельмож. Если в Европе и в России развитие огнестрельного оружия привело к достаточно быстрому исчезновению щитов, то в Средней Азии, оружейники попытались пойти по другому пути. Вероятно в кон. XVII - нач. XVIII вв. в Средней Азии появляются щиты, целиком покрытые железными листами и даже цельнокованые щиты.

Последние просуществовали вплоть до втор. пол. XIX в. Интересно, что на этих щитах сохранились элементы характерные для щитов из органических материалов ("накладки", "умбоны", "заклепки") с соответствующими украшениями, при этом они были лишенные прикладной функции и отвечали лишь эстетическим вкусам их владельцев, стремящихся соблюсти "исторические параллели" [102].

Конский доспех

наверх

Позднесредневековые среднеазиатские конские панцирные попоны из железа и твердой кожи являются наследием монгольской оружейной традиции XIII-XIV вв. и тимуридского конского доспеха XV в. Судя по описаниям Плано Карпини конский доспех - "панцирная попона" времен ранних чингисидов состоял из двух боковин, накрупника, нагрудника, нашейника и железной пластины выполнявшей роль налобника [103]. Это описание иллюстрирует иранская иконография XIV в. [104]. Конские монгольские панцири этого периода могли быть ламеллярными, ламинарными, кольчатыми и из органических материалов [105]. Позднее, в XV веке продолжали бытовать все вышеперечисленные виды конских панцирных попон, но добавился и новый – с кольчато-пластинчатой системой бронирования [106]. В Передней Азии кольчато-пластинчатая броня начинает доминировать с начала XVI в., а после объединения кызылбашами Ирана, она становится практически единственным видом конских лат. Однако смена типа бронирования не повлияла на покрой конского доспеха. Как и прежде он состоял из маски, нагривника, нашейника, нагрудника, боковин и накрупника (табл. 14: 10).

Средняя Азия в области конского доспеха оказалась консервативнее своих западных соседей, сохранив в XVI в. (наряду с кольчато-пластинчатым доспехом) кольчатые, пластинчато-нашивные, ламинарные и тканевые попоны. Судя по сообщениям письменных источников конские доспехи, достаточно широко применялись представителями знати и их ближайшими нукерами [107].

Ламинарные конские панцири, крайне популярные среди переднеазиатской тимуридской знати, практически не изменились со времен развитого средневековья. Они собирались из длинных кожаных (судя по грязно-желтому и оранжевому цвету, которые использовали миниатюристы для их изображения) полос соединенных плетеными шнурами. Ламинарная попона включала в себя нагривник, нашейник, более или менее длинные нагрудники, боковины и накрупник (табл. 14: 3). В XVI в. изображений ламинарных попон очень немного. На бухарской миниатюре 1598 г. лошадь прикрыта сплошной кожаной маской, ламинарным нагривником, длинным, заходящим на живот нагрудником, боковинами и накрупником. Кожаные ремешки не показаны, что предполагает внутреннее соединение полос.

Пластинчато-нашивные конские панцири изображены и на гератских миниатюрах кон. XV в (табл. 14: 4, 5) и на бухарских миниатюрах XVI в. Отдельные гератские экземпляры отличаются очень длинными двухчастными нагрудниками заходящими на бока (табл. 14: 5). У более поздних бухарских аналогов нагрудники более симметричны, вместо нашейника, одет нагривник, а двухчастные боковины заменены на четырехчастные (табл. 14: 12). И гератские и бухарские экземпляры подбиты ватой и простеганы, а узбекские конские попоны еще и усилены железными зерцалами, прикрепленных ко всем отдельным сегментам.

На удивление редко встречаются изображения тканевых попон, характерных для Средней Азии в домонгольский период. Наиболее полные образцы этого типа конских попон, состоят их нашейника (нагривников), завязывающегося по линии гривы, не широкого нагрудника, четырехчастных боковин и накрупника. Все сегменты имеют окантовку в виде цветной ткани. Как и пластинчато-нашивные конские панцири "мягкий" конский панцирь имеет специальные вырезы для выпуска хвоста (табл. 14: 2, 8).

Кольчатые попоны были популярны и в XV и в XVI веках. В последние десятилетия существования тимуридских государств, они, наряду с ламинарными попонами, были самым популярным типом конского доспеха. Наряду с традиционным типом бронирования и покроя, предпринимались попытки усовершенствования кожаных попон, через комбинацию кольчужных сегментов с ламинарными полосами (табл. 14: 1). Судя по всему эксперимент, был не особенно удачен, так как в XVI в. наиболее употребительной вновь становится "чистая" кольчатая броня, иногда усиленная дисковидными зерцалами. Облегченные кольчужные попоны состояли из двухчастных нагрудников, боковин и накрупников (табл. 14: 9).

Конский доспех втор. пол. XV–XVII вв.
Конский доспех втор. пол. XV–XVII вв.
1. «Хамса» Навои, Герат, 1479–1480 годов, публ. библиотека им. Салтыкова-Щедрина.
2. «Хамса» Навои, Шираз, 1507–1508 годов, публ. б-ка им. Салтыкова-Щедрина.
3. «Хамса» Навои, Шираз, 1491 г. , публ. б-ка им. Салтыкова-Щедрина.
4, 5, 8. «Хамса» Навои, Герат, 1494–1495 годов, б-ка Британского музея (Лондон).
6,7. «Хамса» Навои, Герат, втор. пол. XV в., б-ка Британского музея (Лондон).
9. «Хамса» Навои, Бухара, 1571–1572 годов, публ. библиотека им. Салтыкова-Щедрина.
10. «Шах-наме» Фирдоуси, Тебриз, 1524, публ. б-ка им. Салтыкова-Щедрина.
11. «Зафар-наме» Шараф-ал-Дина Йазди, Самарканд, перв. четв. XVII в., публ. б-ка им. Салтыкова-Щедрина.
12. «Шах-наме» Фирдоуси, Бухара, 1556- 1557 годов, б-ка Института востоковедения АН Узбекской ССР.
13. «Хамса» Навои, Бухара, 1598 г., публ. библиотека им. Салтыкова-Щедрина.
14. «Зафар-наме» Шараф-ал-Дина Йазди, Самарканд, 1628, б-ка Института востоковедения А.Н. Узбекской ССР

Образцы конской кольчато-пластинчатой брони втор. пол. XV в. уже достаточно совершенны. Для повышения эластичности панцирной попоны, пластинки нагрудников, боковин и назадника не образовывали сплошные вертикальные полосы, а группировались по 3- 5 штук и перемежались в шахматном порядке с кольчужными сегментами, в то время как нашейник и накрупник бронировались обычным способом (табл. 14: 7). Более поздние, "серийные", унифицированные, экземпляры придерживались классических переднеазиатских видов покроя, характерных для Ирана и Османской империи.

Панцирная попона держалась на теле коня при помощи двух ремней, перекрещивающихся на спине. Для предохранения лошади от потертости ремнями под завязки вдоль линии гривы укладывали толстую ткань (табл. 14: 1, 6). Под железную попону или конский доспех из твердой кожи одевали тканевый "поддоспешник", который различим на части изображений конских лат (табл. 14: 13). Полосы ламинарных конских панцирей, пластинки кольчато-пластинчатых конских нагрудников и поверхность тканевых попон украшались цветочным и геометрическим орнаментом (табл. 14: 1, 2, 10). Вдоль кромки панцирных сегментов часто шла полоса из ярких тканей с рисунком (табл. 14: 1-12).

На протяжении XVI в. количество конских панцирей на миниатюрах постоянно сокращается. Уже во второй четверти XVI в. почти не встречаются изображения отрядов тяжеловооруженных всадников, конский доспех становится исключительной прерогативой командного состава и отборных телохранителей. Изображений кольчато-пластинчатых конских лат в Средней Азии относительно не много, преобладают стеганные и ламинарные панцири. В XVII в. конский доспех вообще почти исчезает, теперь коней защищают только кожаные и железные маски, но встречающиеся изображения поражают монументальностью. На бухарской миниатюре 1628 г. кони военачальника и знаменосца помимо стальных масок снабжены кольчато-пластинчатыми нагривниками, сплошным гомогенным (!) железным нагрудником европейского типа с чеканными изображениями и накрупником (табл. 14: 13). Таким образом, количественное уменьшение конских доспехов, не привело к падению качества их изготовления.

Как правило, лошади одетые в панцирные попоны имели и маски, предохранявшие их головы. Выделяются два типа масок: цельные и составные. Цельные конские маски состояли из одного куска кожи или гораздо реже - железа. Часто они прикрывали лишь верхнюю часть головы лошади. Края таких масок фигурно вырезались, а их поверхность расписывалась красками или покрывалась гравировкой (табл. 14: 3, 4, 6, 7, 12).

Составные маски помимо налобников снабжались гомогенными или ламинарными нащечниками (табл. 14: 10), а иногда вообще составлялись из отдельных сегментов: пластинок или чешуек (табл. 14: 2).

 


 
загрузка...