Реконструкция боевого облачения среднеазиатских воинов

   |  Страница создана: 17-11-2009  |  Просмотров: 9979
 

Реконструкция внешнего облика тяжеловооруженных среднеазиатских воинов XVI–XVIIвв.
Автор реконструкции: Бобров Л. А.

Реконструкция внешнего облика тяжеловооруженных среднеазиатских воинов XVI–XVIIвв.


1. Узбекский воин кон. XV – перв. пол. XVI вв.
Реконструкция выполнена по материалам иранской и маверонахрской миниатюры XVI в.

Стеганая шапка («тельпек») с отворотами увенчана металлическим шариком (обычно поля «тельпека» носились в вертикальном положении, но иногда, их передняя часть опускалась, выполняя роль козырька). Поверх халата из грубой материи («джаме») одет пластинчато-нашивной панцирь («куяк»), скроенный в виде жилета с осевым разрезом («женсиз-берен»). Пластины панциря приклепаны к внутренней стороне тканевой основы, так, что постороннему зрителю видны лишь ряды одинарных или четверных заклепок. Нагрудная часть куяка усилена дисковидным зерцалом. За спину латник забросил большой деревянный, обтянутый кожей щит («галкан»). К кожаному поясу, скрытому под кушаком, подвешены колчан со стрелами и лук в налучье. К запястью правой руки, с помощью темляка подвешена плеть («гимчи»), в самой руке воин сжимает длинное копье с бунчуком из крашеного конского волоса («найза»). На ногах нукера- характерные для этого периода сапоги с высоким жестким каблуком и загнутыми носками («джене»).

2. Тяжеловооруженный бухарский всадник сер. XVI в.
Реконструкция выполнена по материалам маверонахрской миниатюры XVI в. и экспонатам среднеазиатских и русских музеев.

На голове всадника сфероконический шлем («тувулга») с наносником и наушами украшенный золотым рисунком, «чеадасскими разметными травами» (Оружейная палата Московского Кремля). К нижней кромке шлема подвешена кольчужная бармица «закрытого» типа (ее лицевая часть заправлена за наносник, именно в таком положении бармица достаточно часто изображалась среднеазиатскими миниатюристами). Поверх кольчато-пластинчатого панциря («бехтерца») со стоячим кольчужным воротником, короткими рукавами и подолом, наброшен легкий цветной халат («кюрееке»). Руки воина от локтя до кисти защищают стальные створчатые наручи («голчак»). В левой руке всадник держит прутяной щит с умбоном. Защита ног несколько архаична и более характерна для предыдущего периода. Она состоит из кольчато-пластинчатой защиты бедер («бутлук»), сферического наколенника («дезлык») с подвешенным к нему кольчужным сегментом. Конская броня, в отличие от «вестернезированного» доспеха всадника несет на себе «печать» местных традиций. Если конские панцири Передней Азии были, как правило кольчато-пластинчатыми, то среднеазиатские «латы для коней» изготовлялись из «органических» материалов. Чаще всего они состояли из толстой ватной основы, простеганной и подбитой металлическими пластинами, усиленной металлическими дисками. Данный вариант состоит из нагрудника, нашейника, двух боковин и накрупника. Голова жеребца защищена металлической маской с нащечниками.

3. Бухарский вельможа в доспехах. Перв. пол. XVII в.
Реконструкция выполнена по материалам маверонахрской миниатюры XVII в. и экспонатам среднеазиатских и иранских музеев.

На голове латника высокий стеганый колпак с меховой опушкой и металлическим навершием. В левой руке он держит шлем с широким обручем, «псевдонакладками» и длинным навершием с флажком-«яловцом» (Восточный Казахстан). К шлему подвешена пара наушей и кольчужная бармица. Поверх кольчуги («савут») надет ватный кафтан («чопкут») с осевым разрезом и высоким толстым воротником, усиленный железными наплечниками. С помощью нашейных и плечевых лямок на корпусе удерживается зерцальный доспех, состоящий из четырех пластин (две боковых, прикрытие груди и спины) украшенных гравировкой. К поясу подвешена сабля («галыч»), налуч с луком и колчан со стрелами. За кушак заткнут кинжал («ханджар»). В правой руке боевой топор («айпалта») лезвие которого украшено гравировкой. Бедра и голени воина защищены кольчато-пластинчатой броней со сферическими наколенниками.

Вторая реконструкция внешнего облика тяжеловооруженных среднеазиатских воинов XVI–XVIIвв.
Автор реконструкции: Бобров Л. А.

Реконструкция внешнего облика тяжеловооруженных среднеазиатских воинов XVI–XVIIвв.


1. Кашгарский эмир. Кон. XVI – перв. пол. XVII в.
Реконструкция выполнена по материалам маверонахрской миниатюры XVI в. и экспонатам среднеазиатских и русских музеев.

Сфероконический шлем яркендского производства с козырьком, наносником и наушами (Оружейная палата Московского кремля) дополнен кольчужной бармицей. В качестве плюмажа используется султан из конского волоса и флажок-«яловец».Поверх кольчуги со стоячим воротником (музей истории народов Узбекистана) одет стеганный на вате панцирь покрытый сверху белой тканью («ак-кобе»), усиленный железными наплечниками и зерцалом. Руки от запястья до локтя прикрыты металлическими двустворчатыми наручами с гравировкой. Копье, палаш и саадак являются основным оружием эмира.

2. Телохранитель-ойрат. Кон. XVI – начало XVII в.
Реконструкция выполнена по материалам маверонахрской миниатюры XVI в. и экспонатам среднеазиатских музеев.

Кашгарский Моголистан, будучи мусульманским «форпостом» на границе с Монголией и Тибетом испытал на себе сильное влияние своих восточных соседей. При этом среднеазиатский («бухарский») комплекс вооружения дополнялся у кашгарцев монгольскими и киргизскими компонентами. Ойрат носит низкий сфероконический шлем с широким козырьком видимо киргизского производства (обнаружен в местности Ак-Кель, Чуйской области). Бармица шлема состоит из тканевой основы, в которую вшиты металлические пластины. Как и синхронные ей маньчжурские, тибетские и монгольские бармицы, она разрезана на три лопасти: пара нащечников и назатыльник. Боковые лопасти завязаны над козырьком (такой способ ношения бармицы в «не боевом положении», сохранился до этнографических времен в Тибете). В качестве подшлемника ойрат использует стеганую шапку с наушами и назатыльником.

Халат с осевым разрезом скрывает от солнца кольчугу необычного для Средней Азии покроя: с длинными (до запястья) рукавами и подолом. Ойрат бережно относится к своему имуществу, и поэтому прикрыл нижнюю часть халата кожаными набедренниками. К поясу подвешен лук («нем»), украшенный серебреными накладками (Монгольская коллекция МАЭ), колчан со стрелами и сабля. Нагайка украшена металлическими накладками. На ногах мягкие монгольские сапоги на плотной подошве («гутулы»).

3. Командир отряда киргизских наемников. Кон. XVI – перв. пол. XVII в.
Реконструкция выполнена по материалам маверонахрской миниатюры XVII в. и экспонатам среднеазиатских музеев.

Со второй половины XVI в. правители Бухары и Моголистана, стали все активнее привлекать к службе кочевников-киргизов. Опасаясь собственных подданных, они доверяли свою жизнь степнякам, многие, из которых даже еще не приняли ислам. Обычно киргизы составляли подразделения легковооруженных воинов, однако их командиры носили доспехи среднеазиатского производства. На иллюстрации киргизский латник одет в бухарскую кольчугу («савут») с рукавами до середины предплечья, отложным воротником и подолом, поверх которой надет распашной халат. Для облегчения фехтования его правая часть (рукав, плечо и подол) подобраны и заткнуты за пояс. Голову воина прикрывает кольчужная миссюрка, которую от солнца оберегает (ставшая популярной, судя по миниатюрам, уже в XVII в.) войлочная шапка - «калпок»..

Бедра, колени и часть голени киргиза защищены кольчато-пластинчатой броней бухарского типа. В левой руке воин держит кожаный щит усиленный пятью железными умбонами. В правой – небольшой боевой цеп «шалк-этме» («Киргизский исторический музей», г. Фрунзе). За спину заброшен колчан со стрелами и лук, к поясу подвешен палаш в ножнах. На ногах – мягкие кожаные сапоги.

Комплекс защитного вооружения среднеазиатских воинов в конце эпохи позднего средневековья и нового времени

наверх

Для характеристики набора средств индивидуальной металлической защиты позднесредневековых среднеазиатских воинов существенное значение имеют, помимо данных письменных и изобразительных источников, вещественные материалы. Хорошо сохранившиеся предметы защитного вооружения экспонируются в музеях многих городов в государствах Средней Азии [108]. В экспозициях многих музеев эти находки отнесены к средствам защиты воинов Бухарского эмирата и широкому хронологическому диапазону с XVI по XIX вв. Иранские и индийские аналоги позволяют датировать большинство из этих предметов XVIII- началом XIX в., что дает возможность рассмотреть эволюцию среднеазиатского панцирного вооружения на хронологическом этапе завершающем эпоху широкого распространения металлического защитного вооружения в данном регионе.

Судя по материалам экспозиций среднеазиатских городов, у бухарских воинов в этот период наиболее распространенным и универсальным видом защиты корпуса были кольчуги - "савут". Все они изготовлены из клепанных железных колец, по принципу - четыре кольца в одно. По форме защитного покрытия они могут быть отнесены к одному типу.

Тип 1. Савут. Нераспашные кольчужные рубахи с короткими рукавами и различно оформленным воротом и подолом. Включает 6 экземпляров из музеев Нукуса, Бухары, Термеза, Самарканда. Размеры не установлены. По оформлению ворота и подола среди них выделяется несколько вариантов.

Вариант 1. Длиннополые с накладным воротником и разрезом подола спереди и сзади. Некоторые экземпляры кольчуг имеют разрез ниже проема для головы и отвороты ворота. У других кольчуг поверх кольчуги, вокруг шеи воина накладывался кожаный, стеганый воротник (табл. 17: 6). Судя по значительной длине подола и наличию разрезов, подобные кольчуги использовались всадниками при езде верхом.

Вариант 2. Короткополые, без воротника. С зерцалом. Кольчуга с овальным проемом для головы, коротким неразрезанным подолом и широкой трапециевидной пластиной-зерцалом на груди (табл. 17: 8). Кольчуги с коротким подолом и широкой, массивной пластиной-зерцалом, также использовались конными воинами. Которые для защиты ног имели дополнительные средства защиты. Зерцало в виде широкой, трапециевидной формы пластины, сужающейся к нижней части с дуговидным вырезом наверху, повторяющим форму проема для головы у кольчуги, с двойным окаймляющим валиком, вероятно, было изготовлено специально для подобного варианта кольчужного доспеха (табл. 17: 8). Оно отличается по форме пластины от съемных прямоугольных пластин, крепившихся на ремнях или соединявшихся между собой, зафиксированных на позднесредневековых миниатюрах. Они напоминают широкие пластины для защиты корпуса и нагрудные пластины кирасы у иранских, турецких и индийских воинов эпохи позднего средневековья- начала нового времени [109].

В музейных собраниях Средней Азии представлены различные виды боевых наголовий. Применявшимися позднесредневековыми бухарскими воинами. Среди них имеются железные шлемы. По форме купола они могут быть отнесены к одному типу.

Тип 1. Сфероконические. Шлемы с цельнокованым сфероконическим куполом, широким пластинчатым обручем. Коротким коническим навершием и длинным пластинчатым наносником. Включает 2 экземпляра из музеев Бухары и Самарканда. Размеры не установлены. В оформлении шлемов имеются небольшие отличия. На купол одного из них имеются две симметрично расположенные трубочки для плюмажей. Они укреплены по обе стороны от наносника. Под углом к поверхности купола. Наносник у этого шлема имеет ромбическое расширение на верхнем, и сердцевидное расширение - на нижнем конце наносника (табл. 17: 1).

У другого шлема на куполе, по обе стороны от наносника имеются две сферические заклепки. Верхний конец наносника оформлен треугольным расширением, нижний – сердцевидным. Наносник приклепан к куполу с помощью прямоугольной, горизонтально расположенной пластины (табл. 17: 3).

Близкие по форме купола, наносника и трубочек для плюмажей шлемы были характерны в эпоху позднего средневековья для воинов Ирана и Индии [110].

Помимо шлемов в музейных экспозициях в городах Средней Азии встречаются кольчужные боевые наголовья (миссюрки). По форме купола такое наголовье выделяется в отдельный тип.

Тип 1. Сферические. Наголовье с пологим сферическим куполом и кольчужной бармицей. Включает 1 экземпляр из музея Нукуса. Размеры не установлены. Кольчужная бармица предохраняет голову воина по всему периметру. Она имеет лицевой вырез спереди, боковые лопасти длиннее затылочной. Левая боковая лопасть сплетена воедино с затылочной (табл. 17: 2).

Близкие по конструкции бармицы, но соединенные с куполами сфероконических шлемов, были у позднесредневековых воинов Ирана и Индии [111].

В музейных собраниях Средней Азии представлены и защитные приспособления для защиты рук - наручи. По форме они однотипны.

Тип 1. Полуовальные. Пластины, изогнутые по ширине, с прямым нижним и округлым верхним краем. Прикрывали внешнюю поверхность руки от запястья до локтя. Включает 2 экземпляра из музеев Самарканда. Размеры не установлены. На одном из наручей сохранились ремешки для крепления на руке у запястья и локтя и две створки, прямоугольной формы, соединенные с основной пластиной с помощью кольчужных полосок. У данного наруча рука оказывалась прикрыта по всей поверхности от запястья до сгиба в локтевом суставе (табл. 17: 4, 5).

Наручи полуовальной формы были широко распространены в странах Востока. Близкие по форме наруча в виде цельнокованой полуовальной пластины с кольчужным нарукавником применялись позднесредневековыми воинами в Иране и Турции [112]. Совершенно аналогичные наручи со створками из прямоугольны пластин и кольчужных полос были известны у мамлюков в Египте [113].

В музейных экспозициях представлены и единичные экземпляры поножей. По форме они выделяются в отдельный тип.

Тип 1. Полуовальные с выступом. Пластины полуовальной формы с прямым нижним. Расширенным верхним концом с полукруглым выступом, изогнутые по ширине. Включает 1 экземпляр из музея Самарканда. Размеры не установлены. По периметру пластина окаймлена невысоким бортиком. В верхней части пластины выделена фигура, изображающая полумесяц (табл. 17: 7).

В эпоху позднего средневековья в странах Ближнего и Среднего Востока применялись различные виды защиты нижних конечностей воинов [114]. Среди них встречаются и поножи в сочетании с кольчужным прикрытием голени и ступни [115].

Важным видом защиты у среднеазиатских воинов были щиты. Они применялись в течение всей эпохи позднего средневековья и в новое время.

В музейных собраниях городов Средней Азии экспонируется несколько щитов. Они относятся к одному типу.

Защитное вооружение среднеазиатских воинов эпохи позднего средневековья и Нового времени из музеев Средней Азии
Защитное вооружение среднеазиатских воинов эпохи позднего средневековья и Нового времени из музеев Средней Азии
1–3 – боевые наголовья; 4, 5 – наручи; 6,8 – кольчуги; 7 – поножа; 9 – щит.

Тип 1. Округлые. Щиты с деревянной основой. Сферически выпуклые в наружную сторону, обтянутые кожей. С четырьмя железными сферическими бляхами-умбонами и ободом по краю. Включает 4 экземпляра из музеев Бухары и Самарканда. Размеры не установлены. Все щиты покрашены в черный цвет. Некоторые из них орнаментированы (табл. 17: 9). Подобные щиты применялись в эпоху позднего средневековья в Иране и Турции [116].

В целом набор защитного вооружения позднесредневековых бухарских воинов представляется достаточно разнообразным, включавшим различные варианты кольчужного доспеха, шлемы, кольчужные наголовья, наручи, поножи и щиты. Он вполне соответствует результатам изучения защитного оружия среднеазиатских воинов, представленного в изобразительных источниках по основным видам индивидуальной металлической защиты, отличаясь меньшим спектром видового и типологического разнообразия. Эти отличия объясняются меньшей степенью сохранности вещественных находок в сравнении с иллюстративным материалом позднесредневековых рукописей и принадлежностью бухарского защитного оружия к завершающему периоду эпохи позднего средневековья и нового времени, когда некоторые виды защитных средств, запечатленные на миниатюрах, вышли из повседневного употребления.

Сопоставив вещественные и изобразительные материалы и сведения письменных источников, можно отметить, что наиболее полным и разнообразным набором средств индивидуальной металлической защиты в войсках государств Средней Азии в эпоху позднего средневековья обладали представители высшей военной знати и отборные воины. Комплекс их защитного вооружения можно реконструировать на основе миниатюр. Он включал различные типы кольчато-пластинчатых панцирей, сфероконические шлемы, наручей, средства защиты ног и щиты. Некоторые предметы защитного вооружения импортировались из Ирана и других стран Ближнего и Среднего Востока. Тела боевых коней были защищены панцирными попонами. Средства защиты рядовых воинов-нукеров представлены в изобразительных и вещественных материалах. Среди них преобладали кольчуги, сфероконические шлемы, наручи и средства защиты ног, щиты. Применялись кольчато-пластинчатые панцири, стеганые ватные халаты, усиленные металлическими накладками. Воины из кочевых племен и ополченцы использовали наиболее доступные виды защиты: кольчуги, стеганые ватные и войлочные кафтаны, шлемы, наручи и щиты.

Характеризуя основные результаты изучения развития защитного вооружения среднеазиатских воинов эпохи позднего средневековья, необходимо отметить, что данный период отличался интенсивностью в эволюции средств индивидуальной металлической защиты, большим разнообразием форм защитного оружия и сочетанием местных тимуридских традиций и инноваций из Передней Азии и Среднего Востока. Вероятно, некоторые из них были привнесены в период завоевания Среднеазиатского региона кочевыми узбеками во главе с Шейбани-ханом.

На протяжении эпохи позднего средневековья оружейное производство в Средней Азии постепенно утрачивало многие элементы, характерные для центральноазиатской традиции, принесенные монголами в период завоеваний Чингиз-хана и развивавшиеся в эпоху Тимура и его преемников. В период позднего средневековья среднеазиатское защитное вооружение стало составной частью оружейного комплекса, характерного для мусульманских стран Передней Азии и Среднего Востока. Поэтому защитное вооружение. Произведенное среднеазиатскими мастерами-оружейниками имеет большое сходство с доспехами Ирана. Турции. Индии и, в известной мере, Московской Руси.

На протяжении завершающего периода эпохи позднего средневековья в XVI-XVII вв., в Средней Азии происходил процесс постепенного облегчения защитного доспеха, за счет распространения кольчато-пластинчатых панцирей и кольчуг, и исчезновения конского доспеха. Это способствовало сохранению средств индивидуальной металлической защиты у среднеазиатских воинов и в период повсеместного распространения огнестрельного оружия в Новое время.

Примечания:
наверх

[1] Гафуров Б. Г. Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история. Кн. II. Душанбе. 1989. С. 261–276, 308–316; История Кыргызстана с древнейших времен до конца XIX в. Бишкек, 1995. С. 199–211; История Киргизской ССР. Фрунзе, 1984. Т. I. С. 393–407, 442–462; История Узбекистана в источниках, известиях путешественников, географов и ученых XVI – первой половины XIX вв. Ташкент, 1988.
[2] Висковатов А. Вооружение россиян во время и после татарского владычества до 1700 г. // Историческое описание одежды и вооружен Российских воск с 862 по 1700 г. СПб., 1899. Т. I. С. 29.
[3] Худяков Ю. С. Лук и стрелы сибирских татар // Восток-Запад: диалог культур Евразии. Проблемы истории и археологии. Казань, 2001. Вып. 2. С. 262.
[4] Худяков Ю. С. Защитное вооружение кыргызского воина в позднем средневековье // Проблемы средневековой археологии Южной Сибири и сопредельных территорий. Новосибирск, 1991. С. 94–95; Бобров Л. А. Вооружение и тактика монгольских кочевников эпохи позднего средневековья // Военное дело на Дальнем Востоке. Специальный выпуск журнала Para-Bellum. СПб., 2001. № 13 С. 96–98.
[5] Robinson H. R. Oriental Armour. New York, 1967. P. 19, 57–59, 98–99, 114–115.
[6] Худяков Ю. С. Предметы маньчжурского вооружения в музеях Ганьсу и Синьцзяна // Традиционная культура Востока Азии: Археология и культурная антропология. Благовещенск. 1995. С. 39–40.
[7] Худяков Ю. С., Табалдиев К. Ш., Солтобаев О. А. Шлемы, найденные на территории Кыргызстана // Археология, этнография и антропология Евразии. 2001 №1 С. 104–106.
[8] Исмагилов Р. Б., Худяков Ю. С. Панцирь из городища Бузук-Тобе // Военное дело населения юга Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск. 1993. С. 211.
[9] Худяков Ю. С. Обзор археологических коллекций музеев Средней Азии (по материалам экспедиции ЮНЕСКО «Степной путь» в 1991 г.) // Проблемы археологии, этнографии, истории и краеведения Приенисейского края. Красноярск, 1992. Т. II. С. 25–27.
[10] Иванин М. И. О военном искусстве завоеваниях монголо-татар и средне-азиатских народов при Чингс-хане и Тамерлане. СПб., 175. С. 147, 174, 203; Хара-Даван Э. Чигис-хан как полководец и его наследие. Элиста, 1991. С. 146–148.
[11] Валиханов Ч. Ч. Вооружение киргиз в древние времена и их военные доспехи // Собр. Соч. Алма-Ата, 1961. Т. 1. С. 463–468; Худяков Ю. С. Чокан Валиханов о военном искусстве средневековых кочевников Азии // Чокан Валиханов и современность. Алма-Ата, 1988. С. 186; Курылев В. П. Оружие казахов // Материальная культура и хозяйство народов Кавказа, Средней Азии и Казахстана. Сборник Музея антропологии и этнографии. Л., 1978. Т. 34. С. 4–22; Алланиязов Т. К. Военное дело кочевников Казахстана. Алматы, 1998. С. 72–97; Гумдогдыев О. А. Военная история туркмен (на основе героических эпосов) // Военная археология. Оружие и военное дело в исторической и социальной перспективе. СПб., 1998. С. 270.
[12] Горелик М. В. Среднеазиатский мужской костюм XV–XIX вв. // Костюм народов Средней Азии. М., 1979. С. 49.
[13] Горелик М. В. Монголо-татарское оборонительное вооружение второй половины XIV – начала XV в. // Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины. М., 1983. С. 245–250, 258–266; Он же. Ранний монгольский доспех (IX – первая половина XV в.) // Археология, этнография и антропология Монголии. Новосибирск, 1987. С. 172–198. читать
[14] Горелик М. В. Среднеазиатский мужской костюм… С. 68.
[15] Там же. С. 49; Мукминова Р. Г. Очерки по истории ремесла в Самарканде и Бухаре XVI в. Ташкент, 1976. C. 70
[16] Долинина В. Г. Миниатюры рукописи «Тарих-и Абулхаир-хани» из собрания Института востоковедения АН Уз. ССР // Известия отделения общественных наук. Сталинабад, 1958. № 2(17). С. 56.
[17] Бехайм В. Энциклопедия оружия. СПб., 1995; Винклер П. Оружие. М., 1992; Robinson H. R. Oriental Armour. P. 26, 27.
[18] Долинина В. Г. Миниатюры рукописи… С. 56; Полякова Е. А., Рахимова З. И. Миниатюры и литература Востока. Ташкент, 1987; Пугач Г. А. К истории костюма Средней Азии и Ирана XV–XVI вв. по данным миниатюр // Труды Среднеазиатского государственного университета. Ташкент, 1956. Вып. 81. Кн. 12; Пугаченкова Г., Галеркина О. Миниатюры Средней Азии. М., 1979.
[19] Горелик М. В. Монголо-татарское оборонительное вооружение… С. 245–250, 258–266; Он же. Ранний монгольский доспех. С. 172–198; Gorelik M. Oriental armour of the Near and Middle East from the eighth to the feefteehth centuries as show in works of art // Islamic Arms and Armour. London, 1979
[20] Иванин М. И. О военном искусстве завоеваниях монголо-татар и средне-азиатских народов… С. 147, 174, 203; Хара-Даван Э. Чигис-хан как полководец и его наследие. С. 146–149.
[21] Пугаченкова Г. А. К истории костюма… С. 105.
[22] Горелик М. В. Монголо-татарское оборонительное вооружение… С. 255.
[23] Горелик М. В. Ранний монгольский доспех. С. 175.
[24] Там же. С. 185; Рис. 9–3.
[25] Gorelik M. Oriental armour of the Near and Middle East. Р. 60; Fig. 177, 188, 189, 191, 19, 94, 196.
[26] Горелик М. В. Ранний монгольский доспех. С. 189.
[27] Горелик М. В. Монголо-татарское оборонительное вооружение… С. 247.
[28] До сих пор достаточно сложно определить, кого изображали художники Тебриза на миниатюрах из «Шах-наме» в 20-х гг. XVI в. С одной стороны, Тебриз, к этому времени уже давно входил в состав Сефевидского государства, но одежда, головные уборы (знаменитые «тельпек» и разрезные узбекские колпаки с козырьками), подчеркнуто монголоидный разрез глаз латников, указывают на их восточное происхождение.
[29] В терминах иногда наблюдается некоторая путаница. Так в записках Бурнашева и Поспелова, путешествовавших по Средней Азии в кон. XVIII в. нукеры именуются «караказанами». Хотя по тексту ясно, что речь идет именно о дружинниках: «…они сверх услуги своим ходжам…, как скоро потребуется всегда должны быть готовы к походу. Сам владелец и дети его могущие управлять войском имеют свои знамена и следовательно своих караказанов. Число же всех не простирается более 6-ти тысяч» («История Узбекистана в источниках…», 1988, с. 152). Помимо нукеров (по тексту «караказанов») имелось и собственно ополчение, противопоставляемое дружине: «…ежели по обстоятельствам нужно будет, то число войска умножается собранием с каждого дому по одному или по два человека. В противном случае и все годные к войне люди употребляются» (там же).
[30] Джикиев А. Из истории военно-нокерской службы у туркмен // Военная археология. Оружие и военное дело в исторической и социальной перспективе. СПб., 1998. С. 270.
[31] Чимитдожиев Ш. Б. Взаимоотношения Монголии и Средней Азии в XVII–XVIII вв. М., 1979. С. 9, 25, 74.
[32] Чимитдожиев Ш. Б. Взаимоотношения Монголии и Средней Азии. С. 74.
[33] В конце XVI в. наблюдается известная деградация нукерской службы. В Хиве нукеры получают наделы земли и фактически превращаются в «поселенное войско», в то время, как в Бухарии нукеры все чаще начинают привлекаться к исполнению не воинских обязанностей («услуг»): работе по дому, функций надсмоторщиков, управленцев и т. д. В результате появление «сарбазов» (регулярной армии) в Средней Азии воспринимается большей частью исследователей, как исключительное нововведение не имеющее исторических корней.
[34] Так, например, Бабур описывал тактику узбеков, как типичную тактику степной легковооруженной конницы: «... когда идут на неприятеля, (то) тогда спереди и сзади бек и его нукеры все бросают стрелы и сдерживают лошадей, а когда возвращаются назад, скачут бросивши поводья (Ахметов, «Государство кочевых узбеков», М. 1965 г., с. 107– 108).
[35] Мукминова Р. Г. Очерки по истории ремесла в Самарканде и Бухаре XVI в. Ташкент, 1976. С. 125.
[36] Там же. С. 117.
[37] Вероятно, степняки производили часть оружия самостоятельно (Ахмедова, 1965, с. 81), но у них отсутствовала мощная производственная база, которая находилась в руках тимуридов.
[38] История Самарканда с древнейших времен до 1917 г. Ташкент, 1969. Ч. 1. С. 270.
[39] Мукминова Р. Г. Очерки по истории ремесла. С. 118.
[40] История Узбекистана в источниках, известиях путешественников, географов и ученых XVI – первой половины XIX вв. Ташкент, 1988. С. 152.
[41] Мукминова Р. Г. Очерки по истории ремесла. С. 117.
[42] История Самарканда. С. 270.
[43] Бабур-намэ. Ташкент, 1958. С. 131; вероятно, на Бабуре была не кольчуга, а пластинчатый панцирь-куяк.
[44] Мукминова Р. Г. Очерки по истории ремесла. С. 117, 124–125.
[45] Мукминова Р. Г. Очерки по истории ремесла. С. 117–118.
[46] Фехнер М. В. Торговля русского государства со странами Востока в XVI в. // Труды Государственного исторического музея. М., 1956. Вып. 21. С. 53–54.
[47] Мукминова Р. Г. Очерки по истории ремесла. С. 116.
[48] Мукминова Р. Г. Очерки по истории ремесла. С. 123–124.
[49] Фехнер М. В. Торговля русского государства. С. 96.
[50] Шах Махмуд ибн мирза Фазил Чурас. Хроника. М.. 1976. С. 232.
[51] Матералы по истории Средней Азии в X–XIX вв. Ташкент, 1988. С. 232.
[52] Мукминова Р. Г. Очерки по истории ремесла. С. 119.
[53] Манас. Киргизский героический эпос. М., 1995. Кн. 4. С. 385, 386, 419, 600, 692, 694, 695.
[54] Там же. С. 600.
[55] История Узбекистана. С. 152.
[56] Там же. С. 214.
[57] Пугаченкова Г. А. К истории костюма. С. 130.
[58] Манас. С. 384.
[59] Пугаченкова Г. А. К истории костюма. С. 110.
[60] Исмагилов Р. Б., Худяков Ю. С. Панцирь из городища Бузук-Тобе. С. 211.
[61] Исмагилов Р. Б., Худяков Ю. С. Панцирь из городища Бузук-Тобе. С. 210; рис. 7.
[62] Там же. С. 210–212.
[63] Кренке Н. А. Коллекция В. В. Радлова из раскопок курганов XVII в. в Сибири // Западная Сибирь в эпоху средневековья. Томск, 1984. С. 141.
[64] Герасимов Ю. В. Погребения с вооружением в позднесредневековом комплексе могильника Окунево-VII на Татарском увале // Наследе древних и традиционных культур Северной и Центральной Азии. Материалы 40-й Региональной археолого-этнографической студенческой конференции. Новосибирск, 2000. Т. 2. С. 17.
[65] Висковатов А. Вооружение россиян. С. 30–31.
[66] Горелик М. В. Монголо-татарское оборонительное вооружение… С. 246–247.
[67] Гордеев Н. В. Русский оборонительный доспех // Государственная Оружейная палата Кремля. М., 1954. С. 102.
[68] Шлякина Н. С., Панова Т. Д., Авдусина Т. Д. Предметы воинского снаряжения и оружие из раскопок в Московском Кремле // Советская Археология. 1979 №2 С. 224–225.
[69] Гордеев Н. В. Русский оборонительный доспех. С. 94.
[70] Чжун Го гу дай бин ци ту цзи (древнекитайское оружие – коллекция рисунков) Пекин, 1990. С. 25.
[71] Мукминова Р. Г. Очерки по истории ремесла. С. 117.
[72] Денисова М. М., Портнов М. Э., Денисов Е. Н. Русское оружие XI–XIX вв. М., 1953. С. 144.
[73] Худяков Ю. С. Защитное вооружение кыргызского воина в позднем средневековье // Проблемы средневековой археологии Южной Сибири и сопредельных территорий. Новосибирск, 1991. С. 94.
[74] Чжун Го гу дай бин ци ту цзи. С. 255.
[75] Манас. С. 419.
[76] Горелик М. В. Ранний монгольский доспех. С. 176; рис. 5, 7, 8.
[77] Горелик М. В. Ранний монгольский доспех. С. 185; рис. 9, 1.
[78] Денисова М. М., Портнов М. Э., Денисов Е. Н. Русское оружие. Табл. XIII, 100; Бехайм В. Энциклопедия оружия. С. 129–130; рис. 169, 170.
[79] Байм М. Оружие. София, 1994. С. 33.
[80] Мукминова Р. Г. Очерки по истории ремесла. С. 119.
[81] Там же. С. 181.
[82] Горелик М. В. Монголо-татарское оборонительное вооружение… С. 250.
[83] Равдоникас Т. Д. Одна из функций стеганой одежды // Материальная культура и хозяйство народов Кавказа, Средней Азии и Казахстана. Сборник Музея Антропологии и этнографии. Л., 1978. Вып. 34. С. 177.
[84] Равдоникас Т. Д. Одна из функций… С. 177; Абрамзон С. М. Черты военной организации и техники у киргизов. Фрунзе, 1945. С. 174.
[85] Банзаров Д. О воинских названиях некоторых старинных русских вооружений // Собрание сочинений. М., 1955. С. 162–163.
[86] Там же. С. 304.
[87] Абрамзон С. М. Черты военной организации. С. 175.
[88] Липец Р. С. Образы батыра и его коня в тюрко-монгольском эпосе. М., 1984 С. 67.
[89] Худяков Ю. С., Табалдиев Т. Ш., Солтобаев О. А. Шлемы, найденные на территории Кыргызстана // Археология, этнография и антропология Евразии. 2001 №4 С. 104–105.
[90] Горелик М. В. Ранний монгольский доспех. С. 191, 192; рис. 11, 10, 11, 12.
[91] Пятышева Н. В. Восточные шлемы с масками в Оружейной палате Московского кремля // Советская Археология. 1968 № 3 С. 231.
[92] Горелик М. В. Монголо-татарское оборонительное вооружение… С. 265.
[93] Бабур-намэ. С. 126.
[94] Мукминова Р. Г. Очерки по истории ремесла. С. 117.
[95] Винклер П. Оружие. С. 279.
[96] Денисова М. М., Портнов М. Э., Денисов Е. Н. Русское оружие. Табл. XIII, 97.
[97] Gorelik M. Oriental armour of the Near and Middle East. Р. 56; Fig. 105, 115–117.
[98] Денисова М. М., Портнов М. Э., Денисов Е. Н. Русское оружие. Табл. XIII, 96. Кольчато-пластинчатый набедренник опубликован в перевернутом виде.
[99] Висковатов А. Вооружение россиян. С. 34.
[100] Горелик М. В. Ранний монгольский доспех. С. 196–197.
[101] Мукминова Р. Г. Очерки по истории ремесла. С. 116.
[102] Денисова М. М., Портнов М. Э., Денисов Е. Н. Русское оружие. Табл. XIII, 251.
[103] Горелик М. В. Ранний монгольский доспех. С. 198, 200.
[104] Там же. С. 119; рис. 13, 2, 5, 8.
[105] Там же. Рис. 13, 2, 3, 4, 5, 67.
[106] Горелик М. В. Монголо-татарское оборонительное вооружение… С. 267.
[107] Бабур-намэ. С. 105, 106.
[108] Один из авторов настоящей статьи имел возможность ознакомиться с данными материалами в оде работы экспедиции ЮНЕСКО «Степной путь» в 1991 г. см.: Худяков ЮС. Обзор археологических коллекций музеев Средней Азии (по материалам экспедиции ЮНЕСКО «Степной путь» в 1991 г. // Проблемы археологии, этнографии, истории и краеведения Приенисейского края. Красноярск. 1992. Т. 1. С. 24–27.
[109] Robinson H. R. Oriental Armour. Pl. III, C; V, B; XVII, A, B, C, D.
[110] Ibid. Pl. IV, A, B; XIV, A, B, C, D; XVI, A, B.
[111] Ibid. Pl. II, A, B, C, D; XVI, A, B.
[112] Ibid. Pl. IV, A; VII, B; XI, A, B.
[113] Ibid. Fig. 43.
[114] Ibid. Pl. III, B; Fig. 19, D; 20, A, D.
[115] Ibid. Pl. IV, A, B; Fig. 52, C, D.
[116] Ibid. Pl. IV, A; X, C.

наверх

© Л.А. БОБРОВ, Ю.С. ХУДЯКОВ

ЗАЩИТНОЕ ВООРУЖЕНИЕ СРЕДНЕАЗИАТСКОГО ВОИНА ЭПОХИ ПОЗДНЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
(Работа выполнена по гранту РГНФ N 01-01-00289а)

Оригинал: Сборник научных статей "Военное дело номадов Северной и Центральной Азии", Новосибирск, 2002, С. 106-168


 
загрузка...