Импортные ткани в Новгороде

   |  Страница создана: 22-11-2010  |  Просмотров: 5900
 

 

Анализ шерстяного сырья, проведенный нами выше, позволил установить критерий, на основе которого мы можем отличать ткани местного происхождения от импортных. Мы рассмотрим здесь два важных вопроса: 1) о технологии текстильного производства в Западной Европе, учитывая, что богатая коллекция западноевропейских шерстяных тканей, какую собрали в Новгороде, явление исключительное; 2) о потреблении импортных тканей в Новгороде.

Для решения вопроса о происхождении импортных тканей необходим анализ тканей, сопровождаемый тщательным сопоставлением с материалом, относящимся к производству сукон в средневековой Европе. Только такое тщательное сопоставление этих двух моментов может привести к правильным выводам, особенно если учесть то, что мы еще не располагаем в этой области достаточными материалами и непосредственными аналогиями. В связи с этим необходимо дать краткий обзор положения суконного производства тех районов Западной Европы, продукция которых в эпоху, представленную новгородскими раскопками, проникала в Восточную Европу и в Прибалтику, и вкратце остановиться на вопросе о торговле сукнами в этот период. Торговля была тем фактором, который, наряду с развитием производительных сил, несомненно, влиял на характер текстильного материала.

В X—XV вв. можно наметить три района Западной Европы, производство которых имело несомненное влияние на формирование восточноевропейского и прибалтийского текстильных рынков. Это были Фландрия, Англия и Голландия. Рассмотрим поочередно важнейшие моменты, характеризующие их продукцию, и ее ареал, насколько это позволяет сделать анализ материалов, найденных в Новгороде.

На территории Фландрии производство сукон существовало уже в кельтскую и римскую эпоху82. Установлено, что именно там находилось производство знаменитых высококачественных тканей каролингской эпохи, так называемых palliae fresonica83. Изменения, происходившие в Европе в эпоху раннего средневековья, серьезно ухудшили положение фламандского производства. М. Мало вист указывает, что усиливающаяся феодализация оказывала существенное влияние на характер суконного производства уже в эпоху Каролингов.

Разделение суконного производства на городское и деревенское имело большое значение не только для общественной организации, но и для технологии производства, ибо известно, что городское производство, специализирующееся на изготовлении сукон для феодальной верхушки и богатых горожан, расчленило процесс производства более чем на двадцать узко специализированных операций. Из них сваливание сукон, растягивание, начесывание и подстригание были именно теми операциями, которые придавали материалу так называемую закрытую (валяную) поверхность, что было наиболее характерной чертой первоклассного городского суконного производства. В деревне же, а также в небольших текстильных центрах, производство базировалось на местной шерсти и выпускало ткани (как позволяют судить об этом голландские аналогии), не поддающиеся сваливанию и растягиванию84, имеющие открытую поверхность, на которой ясно виден способ переплетения. Только в XIII в., и особенно в XIV в., мелкие текстильные центры в таких фламандских деревнях и небольших городах, как Поперинг, Термонд, Вервик, перешли к ипгрокому производству валяных сукон для восточноевропейского и прибалтийского рынков85.

Если в XI в. возникающее в городах производство сукон базировалось на местной шерсти, то уже в XII и XIII вв. в производстве тканей высокого качества, предназначенных для рынка, происходит переход на английское шерстяное сырье более высокого качества86.

Расцвет производства фламандского высококачественного сукна длился недолго. Серьезный удар ему нанесли ограничения в экспорте английской шерсти с территории островов, что не только сократило приток сырья, но и подняло цены на шерсть.

Место английской шерсти стала занимать испанская мериносовая шерсть, которую в XIII в. стали ввозить во Фландрию купцы Кастилии и страны басков87. В XIV в. для местной промышленности это сырье было уже единственно возможным, так как импорт английской шерсти прекратился88. В XIII в. на испанском сырье стало базироваться производство таких городов, как Брюгге, а в XIV и XV вв. оно использовалось уже в таких крупных центрах, как Ипр, хотя в некоторых, например, в Сент-Омер, испанская шерсть была запрещена еще в начале XV в. Иногда оба вида шерсти сосуществуют. Но основной причиной, приведшей к упадку высококачественных сукон в крупных городах Фландрии, было то, что традиционное производство с сильно развитой специализацией не могло упростить технологического процесса для удешевления производства. Вследствие все более увеличивающейся конкуренции английского сукноделия, базировавшегося на высококачественном и непривозном (а поэтому и дешевом) сырье и обладавшего более простой технологией производства (чего в XIV в. достигло также и голландское суконное производство, выпускавшее дешевое, но хорошее сукно), фламандское суконное производство в больших городах начало замирать. Этой участи избежали лишь те отрасли производства, которые добились снижения себестоимости и перешли к производству так называемых сукон облегченного типа89. Таким образом, на территории Фландрии, наряду с развитым производством высококачественных сукон, возникало производство сукон облегченного типа, которые позднее, во второй половине XIII в., завоевали себе восточные рынки.

Другим центром суконного производства была Англия. Английское суконное производство, традиции которого восходят к эпохе Каролингов, имело выгодную основу в виде собственной сырьевой базы. Уже в эпоху раннего средневековья, а может быть, и раньше, здесь разводили две породы овец — с тонким и толстым руном; эти породы более или менее соответствуют современным породам гэмпшир и шропшир, с одной стороны, и линкольн, с другой. Поэтому здесь суконное производство издавна делится на два типа — «woolen» и «worsted». Различие этих типов продукции основано на том, что первая изготавливается из тонкой мягкой шерсти, легко поддающейся сваливанию, в то время как вторая изготавливается из шерсти с толстым длинным волокном, которую тщательно чесали. Ткани из такой шерсти имели открытую поверхность, на которой был хорошо виден тип переплетения90.

К числу тканей типа worsted относятся так называемые kersey, которые не сваливались и не подстригались. Ткани kersey были нескольких сортов, цена их была различной как на собственном рынке, так и на славянском и прибалтийско-немецком рынках91.

В XIV и XV вв. крупным экспортером сукон в прибалтийские страны становится и Голландия. В начале XIV в. сукна из Хаарлема, Амстердама, а также из северного Брабанта экспортировались в Гамбург и прибалтийские районы. Хотя производство сукон в городах существовало здесь уже в XIII в., оно использовало местную, немецкую или фламандскую шерсть, в результате чего голландское сукно не могло конкурировать с фламандскими и даже с английскими сукнами.

Коротко касаясь вопроса о торговле, эпоху между X и XV вв. можно разделить на три периода: первый — доганзейский, второй — господство Ганзы на Балтике, когда в руках Ганзы сосредоточивается торговля сукиами, третий — период ослабления влияния Ганзы. В X—XI вв. торговля велась при посредничестве русских, шведских и гогландских купцов. Русским купцам уже в первой половине X в. был известен путь в «Рим» через Варяжское море. Большое значение в торговле между Западной и Северной Европой и Русью имел также остров Готланд. Надо полагать, что торговые связи его с Новгородом возникли очень рано, учитывая, что Готланд уже в X—XI вв. был крупным торговым центром92. Возникновение Великой Ганзы знаменует собой переход от первого ко второму периоду торговли в Прибалтике.

Взаимоотношения немецкой Великой Ганзы с Фландрией окончательно формируются в XIII в. С XIII до конца XIV ганзейцы монополизировали в своих руках весь экспорт фламандских сукон в Германию, Прибалтику и Восточную Европу. В конце XIV в. в торговле сукнами на рынках Прибалтики усиливается конкуренция Англии и Голландии. Однако количество голландского сукна на прибалтийских рынках на рубеже XIV и XV вв. было ничтожным по сравнению с английским. Значительный импорт голландских сукон в Новгород начинается лишь в последний период. В XIV в. в Новгороде появляется также немецкое сукно93.

Выше мы очень кратко изложили проблемы развития суконного производства в северо-западной Европе и вопросы, связанные с торговлей сукнами. Мы считаем, что такой очерк необходим для решения вопроса о происхождении тканей, найденных при новгородских раскопках, а именно тех, которые мы определили как импортные.

Откуда ввозились в Новгород эти ткани? Этого вопроса касается Н. Б. Черных. На основе наблюдений над тщательностью покрытия ворсом валяных тканей автор приходит к выводу, что суконные валяные ткани можно разделить на две группы. Первую группу составляют ткани с хорошим покрытием валяным ворсом; эту группу тканей Н. Б. Черных считает импортированной, причем на основании показаний источников справедливо говорит об их фламандском происхождении. Другая группа сукон представляет собой ткани, у которых под слоем валяного ворса видна фактура ткани. Эти изделия Н. Б. Черных считает местными (они не так тщательно отделаны, как импортные)94. Исследование валяных и крашеных тканей с хорошим и посредственным покрытием под микроскопом показало, что из 44 проанализированных фрагментов лишь несколько имеют шерсть, которую можно определить как сырье местного происхождения. Остальные суконные валяные ткани, независимо от степени и качества сваливания, изготовлены из шерсти либо английских тонкорунных овец, либо испанских мериносов. Из этого следует, что выдвинутое Н. Б. Черных предположение нужно пересмотреть. Из приведенного выше очерка развития западноевропейского суконного производства видно, что ткани, ввозившиеся в Новгород, нельзя рассматривать как продукцию исключительно фламандского происхождения. Это подтверждают как анализы, так и письменные свидетельства.

Совершенно очевидно, что проблемы, связанные с импортом тканей в Новгород, надо рассматривать в связи с процессом развития текстильного производства в период между X и XV вв. С этой целью мы составили схему, приведенную на рис. 45. Эта схема иллюстрирует связь типов тканей с их сортом и изменение этой связи в течение X—XV вв. На рис. 45 представлена группировка типов тканей, как и ссле до в а вш их ся с помощью микроскопа, так и не исследовавшихся. Для этого мы, разделив ткани на группы в соответствии с сортом и типом, расположили их по ярусам, отмечая при этом, какие ткани изучались под микроскопом. Под горизонтальными линиями мы поместили ткани, исследовавшиеся с помощью микроскопа, над этими линиями — ткани, которые не рассматривались под микроскопом, но которые по сходству переплетения, сорту, цвету, пряже, узору, отделке, общему характеру ткани и сырью, изученному методом органического анализа, следует отнести к соответствующим группам, рассмотренных под микроскопом. Такая классификация допускает отдельные неточности, но при известном опыте исследования археологических тканей ошибки подобного рода становятся спорадическими и не влияют на характер исследования в целом. Это подтверждается группировкой отдельных типов тканей. На рис. 45 показано, что группировка под горизонтальными линиями соответствуют группировки над ними. Нам кажется, что такие соответствующие друг другу группировки, лежащие по обе стороны осей, можно рассматривать как единства. Кроме того, на рис. 45 проведено разграничение импортных тканей и тканей местного происхождения.

Отметим следующее явление. Ткани «специального» типа появляются, начиная с 26 яруса, чаще всего они встречаются в 24—15 ярусах и очень редко — в 14—5 ярусах; выше 5 яруса они отсутствуют вообще. Суконные валяные и крашеные ткани первого сорта спорадически встречаются, начиная с 19 яруса и кончая 2 ярусом. Подобным образом и ткани второго сорта встречаются в 21-5 ярусах, чаще всего между 15 и 7 ярусами. Аналогичные ткани третьего сорта (сюда же относятся и две ткани четвертого сорта), как и предшествующая группа, известны с 21 яруса, но наиболее многочисленные находки приходятся на слои начиная с 15 и особенно с 10 и кончая 5 ярусом. В 4-3 ярусах отмечаются лишь единичные экземпляры тканей этого сорта.

Описываемая нами таблица показывает, что в XIII в. в характере шерстяных тканей, ввозившихся на Русь, наблюдается переход от чрезвычайно плотных тканей «специального» типа к валяным сукнам разной расцветки, менее плотным, но имеющим хорошую отделку с точки зрения валки и окраски, а также подстригания, чесания и растягивания.

Как мы уже говорили, в технике изготовления тканей «специального» типа особенно привлекают внимание следующие черты: capжевое переплетение в три нитки 2/1, тщательно изготовленная ровная пряжа из чесаного волокна как в основе, так и в утке, равномерное сырье, анализ которого под микроскопом дает основания думать, что в данном случае мы имеем дело с шерстью английских овец с длинным толстым руном (ср. рис. 6, а и рис. 3, 3, 4); не исключена возможность, что это фризская овца, но дальнейший анализ показывает сомнительность такого толкования; наконец, исключительно высокая плотность основы в этих изделиях, а также почти одинаковая во всех экземплярах плотность утка и одинаковая темная, почти черная окраска этих тканей. Описанные выше черты, указывающие на одинаковую технологию изготовления этих изделий, неизменную в течение двух столетий, приводят к выводу, что здесь мы имеем дело с продукцией какого-то определенного центра или района, который производил ткани специального типа (судя по новгородскому материалу) в период с конца X в. до XV в. Незначительное количество этих тканей с середины XIII в. является результатом уменьшения ввоза их в Новгород.

Исследуя происхождение этих тканей, необходимо обратить внимание на уже упоминавшееся сходство тканей «специального» типа из Новгорода с археологическими тканями шведской Бирки, обозначенными индексами W14— W2195. А. Гейер характеризует эту группу тканей следующим образом: это ткани из высококачественной шерсти, свидетельствующие об искусности и опытности выткавших их мастеров, с очень ровной поверхностью, окрашенные в почти черный цвет. Плотность их основы, достигающей 60 нитей на 1 см, сближает их с современными тканями. Автор утверждает далее, что сырье этих изделий отличается поразительной равномерностью, пряжа крепкая и ровная. Отсутствие следов валки у этих тканей, благодаря чему их основа хорошо видна, создает впечатление стандартной продукции, причем высокая техника их производства и одинаковая технология их изготовления говорят о том, что эти ткани создавались в каком-то центре высокоразвитого и имеющего глубокие традиции ремесленного производства96. Ткани, найденные в Бирке (аналогичные, судя по описанию, новгородским тканям «специального» типа), по мнению А. Гейер, относятся к тому же типу, что и ткани, найденные при раскопках в Valsgard, Skanii, Kalloby, Upland (VIII в.), Sidcalla (VII в.), Oseberg, Hyrt. Подобная же ткань, относящаяся к эпохе меровингов, бьта найдена в Oberflacht.

При определении происхождения новгородских импортных тканей специального типа мы обращаемся к такому центру европейского суконного производства, как Англия. Мы имеем в виду ткани типа «worsted», которые в течение долгого времени господствовали на международном рынке. Весьма правдоподобно, что именно такие ткани типа «kersey», являющиеся разновидностью «worsted», надо считать соответствующими новгородским тканям специального типа, а также шведским тканям, относящимся к более раннему периоду. М. Маловист считает, что ткани типа «kersey» характеризуют более высокий уровень производства. Их делали из шерсти с длинным волокном и оставляли сырыми; отделка их была связана с более простыми процессами, чем отделка высококачественных сукон97, т.е. их не сваливали и не подстригали. По технологии производства эта продукция соответствует тканям специального типа. М. Маловист упоминает, что ткани типа «kersey» были предметом торговли и экспорта в Прибалтику, а также в славянские и немецкие государства, и что они были различными по качеству и по цене98. Период производства английских тканей этого типа соответствует тому периоду, когда на новгородских раскопках обнаруживаются ткани «специального» типа. Надо отметить еще один момент, также, возможно, связанный с тканями «специального» типа. В договорной грамоте Смоленска с Ригой и Готским берегом упоминается ткань, именуемая «частина», (которую жители Готланда ввозили на Русь), отличающаяся от остальных тканей своей плотностью99. Исключительная плотность этих изделий наводит на мысль, что, возможно, это и были ткани «специального» типа, которые отличаются от прочих находок плотностью, т.е. количеством нитей основы на 1 см. Отмечая резкое уменьшение тканей этого типа в Новгороде начиная с XIII в., следует обратить внимание на то, что именно в этот период фламандское суконное производство достигло кульминационного пункта своего развития. И тогда же окончательно укрепились связи Ганзы, монополизировавшей экспорт сукна на прибалтийские рынки, с Фландрией (как по-называют рис. 45, 46). Начиная с XII в. в Новгороде отмечается значительное увеличение суконных валяных тканей, несомненно фламандского происхождения, активно вытесняющих ткани «специального» типа, хотя письменные источники указывают на наличие фламандских тканей в Новгороде только в XIV в100.

 

местные и импортные ткани Новгорода
Рис. 45. Распространение местных и импортных тканей по ярусам
1 — суконные крашеные и валяные ткани; 2 — ажурные; 3 — обычные IV сорта; 4 — обычные III сорта;
5 — обычные I и II сорта; 6 — неопределенные; 7— полосатые 1/1 и 2/2; 8— суконные крашеные и валяные III, IV сорта;
9 — суконные крашеные и валяные II сорта; 10 — суконные крашеные и валяные I сорта; 11 — ткани «специального» типа

 

Попытаемся определить характер и происхождение этих тканей. Не подлежит сомнению, что в данном случае мы имеем дело с фламандской продукцией. Но нельзя исключить также возможность нового притока в Новгород английских тканей (но уже суконных), а также голландских и немецких сукон, как, впрочем, и польских. Однако ткани подобного происхождения, как показывают письменные источники, появляются лишь в конце XIV и в XV в.

Интересным был бы ответ на вопрос, находят ли особенности, характерные для фламандского сукна, а также изменения в технике его производства (в связи с переходом от производства роскошных высококачественных сукон к изготовлению сукон облегченного типа), известные по письменным источникам, соответствие в этой группе новгородских археологических тканей, о которой идет речь. Для ответа на этот вопрос необходим анализ некоторых технических моментов, связанных с это» группой импортных тканей, представленной валяными и крашеными сукнами (рис. 46).

Так как на основе существующих работ по истории техники фламандского суконного производства нельзя установить плотность тканей, выпускавшихся во Фландрии, то приходится в настоящей работе оперировать определениями, которые мы выше сформулировали как сорта.

Производство роскошных сукон, помимо особой технологии прядения и изготовления ткани, давало более тонкий и высококачественный продукт, отличавшийся большей плотностью, нежели изделия легкого, или нового, суконного производства, отличавшиеся более низким качеством. Поэтому мы не ошибемся, если будем считать импортные ткани первого и второго сорта, представляющие собой валяные и крашеные сукна, изделиями grande draperie, а ткани третьего и четвертого сорта — изделиями нового суконного производства, так называемыми сукнами облегченного типа. Это подтверждается сравнением отношения новгородских суконных валяных и крашеных тканей первого и второго сорта к соответствующим тканям третьего и четвертого сорта в XII-XIII вв. и XIV-XV вв. Ниже мы приводим табл. 12, в которую включены лишь несомненно импортные ткани.

Таблица 12

Ткани

Ярусы

21-11 10-2
Валяные и крашеные сукна I и II сорта (grande draperie) 10 10
Валяные и крашеные сукна III и IV сорта (сукна облегченного типа) 12 36

 

Остановимся лишь на деталях, которые позволяют более точно определить происхождение некоторых импортных текстильных изделий, найденных в Новгороде. Анализ новгородских тканей под микроскопом показывает, что импортные сукна, обнаруженные между 21 и 15 ярусами, были изготовлены исключительно из английской шерсти. Лишь в 14 ярусе, который датируется серединой XIII в., найден один фрагмент ткани, сделанной из шерсти испанских мериносов (H-55/XII). Это сукно высшего качества. В отличие от других фламандских городов, во второй половине XIII в. мериносовая шерсть употреблялась в суконном производстве Брюгге. Поэтому можно думать, что ткань Н-55/ХП происходит именно из этого города.

 

переплетения сукна
Рис. 46. Зависимость между сортом и переплетением в импортных сукнах (в диаграмму не включено семь сукон, не имеющих полных данных)

 

Интересно также проследить изменения, происходящие в технике переплетения тканей, ввозившихся в Новгород. Особенно интересно, в какой степени переплетение фламандскогосукна зависит от сорта ткани. Для этого мы составили таблицу, иллюстрирующую взаимозависимость между сортом и переплетением импортных сукон (см. рис. 46). Мы не включали в таблицу импортные ткани «специального» типа, вытканные исключительно в саржевом переплетении 2/1. Но уже с 21 яруса изредка появляются ткани, число которых резко увеличивается в XIII и XIV вв. На рис. 22 мы видим, что сукна XII и XIII вв.— это в основном ткани с репсовым переплетением 2/1; такое переплетение имеют 16 тканей, и лишь шесть тканей исполнены либо в саржевом переплетении 2/2, либо в полотняном 1/1. Иначе обстоит дело в последующих столетиях, когда значительное число суконных валяных и крашеных тканей, импортированных в Новгород, имеет полотняное переплетение. В это время саржевое переплетение 2/1, употреблявшееся ранее, отступает на задний план (30 тканей имеет полотняное переплетение, 13 — саржевое 2/1 и три — саржевое 2/2).

Диаграмма на рис. 46 показывает отношение переплетений новгородских импортных суконных тканей друг к другу101. Резкое увеличение тканей с полотняным переплетением по сравнению с количеством тканей, имеющих саржевое переплетение 2/1, наглядно показано на этой диаграмме (ср. аналогичную диаграмму переплетений для тканей местного производства на рис. 47). Это явление объясняется тем, что переход от производства роскошных высококачественных сукон к производству сукон облегченного типа сопровождался упрощением производственного процесса. Полотняное переплетение гораздо проще, чем саржевое переплетение в три нитки хотя бы потому, что для первого нужны две подножки, а для второго — три. Очевидно, это явление связано с тем, что в производство сукон облегченного типа проникает традиционное переплетение в три нитки. Подобные соображения, а также диаграмма зависимости сорта и переплетения для импортных суконных крашеных и валяных тканей, найденных в Новгороде, приводят к выводу, что станки с тремя ниченками употреблялись в основном при производстве традиционных типов сукон, в то время как на станках, с двумя ниченками ткались главным образом сукна облегченного типа. В слоях 14—8 ярусов новгородских раскопов появляются ткани с чередующимися полосами репсового и полотняного переплетения. Анализ шерсти некоторых таких изделий указывает на их фламандское происхождение; это подтверждают и письменные источники102. Поэтому следует думать, что новгородские ткани подобного типа идут из Фландрии, не исключено, что они производились в таких городах, как Ипр, Термонд, Сент-Омер, Брюгге до XIII в., а изделия XIV в., особенно третьего и четвертого сортов, могут происходить из менее значительных городских и деревенских производственных центров, таких как Поперинг, Вервик и других. Особого упоминания заслуживает найденная в слоях XIV в. черно-красная полосатая ткань с саржевым переплетением 2/1. Она отличается от тканей с чередованием репсовых и полотняных полос, которые, как мы полагаем, производились во Фландрии. Этот тип полосатых тканей относительно часто встречается в Польше, в особенности на раскопках Гданьска и Ополья103.

Наконец, надо упомянуть обнаруженные в новгородском археологическом материале валяные и крашеные сукна с цветными кромками, которые являются типичной продукцией западноевропейского цехового производства. Находки такого типа обнаружены в следующих ярусах: ярус 5 — коричневое сукно с кромкой из шести черных нитей; ярус 8 — красное сукно с кромкой из девяти белых нитей низшего качества; ярус 11 — зеленое сукно с кромкой из шести желтых нитей относительно высокого качества.

Хотя письменные источники, повествующие о ввозе сукон в Новгород, упоминают кромки различных тканей, современный уровень наших знаний по этому вопросу не позволяет связать данные письменных источников с данными археологических исследовании104.

Подводя итоги, надо сказать, что в период от начала X в. до XII в. в новгородском импорте преобладают ткани «специального» типа. Анализ их с точки зрения технологии производства приводит к выводу, что это английские ткани типа «worsted» высокого качества.

В связи с усилением на Балтике Ганзы, монополизировавшей в XIII в. экспорт фламандского сукна, в Новгороде появляются фламандские ткани, которые позднее, судя по археологическому материалу, всецело захватывают местный рынок. В XIV в. это в большинстве своем сукна облегченного типа, что соответствует изменениям, происшедшим в фламандском производстве. Голландская и немецкая продукция в новгородском археологическом материале, по-видимому, отсутствует.

Изменеия в местном способе производства сукон

наверх

 

Выше мы указали на характерную разницу между импортными тканями и тканями местного производства. На рис. 45 показано, что импортные ткани появляются спорад1гчески, характерными группами, в то время как ткани местного производства в основной своей массе появляются в слоях всех ярусов в равной степени. Однако и здесь некоторые группы появляются в одних ярусах и отсутствуют в других.

Не вызывает ни малейшего сомнения, что наиболее распространенными видами тканей местного производства являются «обычные» ткани третьего и четвертого сорта, которые регулярно появляются начиная с 28 яруса и кончая 1 ярусом. Большое количество этих тканей свидетельствует как о характере местного способа производства, так и о потреблении текстильных изделий широкими массами новгородцев. Тканей третьего сорта было найдено больше, чем тканей четвертого сорта. Это может служить основой для заключения о характере самого распространенного среди городского населения текстиля. Если к обычным тканям местного производства хорошего качества (третий сорт) мы добавим местные валяные сукна и ажурные ткани, которые, наверное, составляли наилучшие изделия, потребляемые средними слоями горожан, то отношение тканей более высокого качества к тканям низкого качества, найденных в ходе раскопок, составит 143:96. При этом первое число не включает тех тридцати тканей местного производства первого и второго сорта, о которых было высказано предположение, что их носили жители Новгорода, принадлежавшие к более высоким общественным слоям.

О какой же ткацкой технике свидетельствуют ткани местного производства, найденные на раскопках в Новгороде? Многочисленные находки помогут определить уровень технологии, которая использовалась повсеместно в городском текстильном производстве и служила для изготовления наиболее распространенных сортов тканей.

Ответ на этот вопрос дает диаграмма, показывающая, какие виды переплетений встречаются в изделиях местного производства (рис. 47), а также зависимость между сортом ткани и видом переплетения (рис. 48).

Диаграмма показывает, что при традиционной технике ткачества, распространенной на территории Новгорода, а также, возможно, на территории всей Руси, употреблялось саржевое переплетение 2/2. Это переплетение преобладает в шерстяных тканях третьего и четвертого сорта местного производства, насколько об этом можно судить на основании данных раскопок. Относительное уменьшение количества тканей с таким переплетением в XIV—XV вв. по сравнению с тканями полотняного переплетения объясняется увеличением в этот период количества ажурных тканей, в основе которых лежит полотняное переплетение. По-видимому, в Северной Европе саржевое переплетение 2/2 было распространено почти повсеместно. Подобное же соотношение тканей с саржевым переплетением 2/2, с одной стороны, и тканей с полотняным переплетением 1/1, а также тканей с саржевым переплетением 2/1, с другой, наблюдается в материалах раскопок Ополья (X— XII вв.), Гданьска (X— XIII вв.)105, наиболее архаических слоев Старой Ладоги106, в шведской Бирке и в Дании107. Другую картину представляет собой развитие местного производства тканей саржевого переплетения 1/1 в три нитки. Диаграмма (рис. 47) показывает, что количество тканей этого вида, судя по результатам раскопок, увеличивается с XI по XIII в., а в течение двух последующих столетий наблюдается спад их производства. Подобное же увеличение количества тканей с саржевым переплетением 2/1 в три нитки мы наблюдаем и на материалах Гданьска (X—XIII вв.).

 

переплетения ткани
Рис. 47. Кривые распространения переплетений 1/1, 2/2, 1/2 местных тканей по векам: 1 — саржевое переплетение 2/2;
2 — полотняное переплетение 1/1; 3 — саржевое переплетение 2/1; а — во всех местных тканях, б — в местных тканях III и IV сорта

 

В отличие от тканей с переплетением указанных выше двух типов, количество тканей с полотняным переплетением обнаруживает постоянный рост в течение X—XV вв. Как показывает кривая, отражающая употребление переплетения 1/1 в тканях третьего и четвертого сорта, возрастание количества тканей с этим переплетением объясняется не только появлением ажурных тканей, включенных нами в число тканей с полотняным переплетением. Каковы же были причины, приведшие к изменениям в употреблении различных видов переплетений при изготовлении сукон в Новгороде? Начнем с саржевого переплетения 2/2. Мы полагаем, что для характеристики ткацкой технологии раннего средневековья большое значение имеет тот факт, что саржевое переплетение 2/2 имеют ткани, у которых относительно часто наблюдается так называемая третья или начальная кромка, а также кромки в виде рубчика и петельные завершения. В новгородских материалах мы несколько раз встречались с такими тканями, но исключительно в древних ярусах, от 28 до 18/17. Находки подобного рода свидетельствуют о том, что для их изготовления применялся вертикальный ткацкий станок примитивного типа.

 

сорта ткани
Рис. 48. Зависимость между сортом и переплетением в местных тканях «обычного» типа

 

Следует предполагать, что ткачество, основным орудием которого служил вертикальный станок, существовало в рамках домашнего производства и удовлетворяло исключительно нужды самого производителя. Возможно, что саржевое переплетение 2/2 обладает такими особенностями, которые способствуют выбору именно этого переплетения при работе на вертикальном ткацком станке108. Однако это положение нельзя механически относить ко всем случаям, так как ткани с петельным окончанием имеются и среди изделий с переплетением 2/1 «специального» типа, которые, несомненно, были продуктом, предназначенным для широкого рынка. Очевидно, в этом случае их производство было организовано по-другому.

Не подлежит сомнению, что в XIII-XV вв. ткани с саржевым переплетением 2/2 ткались также на горизонтальном ткацком станке с подножками.

Как видно из диаграммы, приведенной на рис. 47, для развивающегося новгородского ремесла была типична замена старого, сохранившегося еще саржевого переплетения 2/2 сначала саржевым 2/1, а затем полотняным 1/1.

Схема, приведенная на рисунке, указывает еще на один существенный момент, касающийся саржевого переплетения 2/2 в тканях местного производства. Из 20 фрагментов тканей второго сорта, найденных на 28—21 ярусах, 15 выполнено саржевым переплетением 2/2, т.е. переплетением, которому часто сопутствуют следы, типичные для производства на вертикальном ткацком станке. Производство такого типа было характерно для раннего средневековья на Руси, когда рынок еще не был так развит, как в XII—XIII вв. и в последующих столетиях109.

Теперь перейдем к рассмотрению изменений в употреблении саржевого переплетения 2/1 в три нитки. Увеличение числа тканей с этим переплетением, которое мы наблюдаем с XIII в., следует объяснять формированием в Новгороде элементов городского ремесла. В пользу этой гипотезы говорит многое. В работах, посвященных исследованию археологических тканей раннего средневековья, указывалось, что саржевое переплетение 2/1 встречается в текстильных изделиях сравнительно высокого качества110 и, кроме того, это переплетение выступает чаще в эпоху раннего средневековья, чем в предшествующие периоды, что заставляет некоторых авторов выдвигать его в качестве критерия для датировки тканей, найденных при раскопках111. Как в Новгороде, так и на раскопках Гданьска мы наблюдали увеличение употребления саржевого переплетения 2/1 в период X—XIII вв., когда эти города, несомненно, переживали период экономического расцвета112. Наконец, фламандское суконное производство, становясь городским ремеслом, ввело саржевое переплетение 2/1. Вместе с переходом к производству дорогих сукон оно существовало до перехода к производству сукон облегченного типа, когда фламандцы снова вернулись к полотняному переплетению, существовавшему уже в древности в деревне и небольших городских центрах ткачества. Интересно также, что, как показывают этнографические исследования, саржевое переплетение неизвестно деревенскому ткачеству и в современной России113. То же самое можно сказать и о Польше, за исключением тех мест, где работают городские инструкторы ручного ткачества114.

Таким образом, на основе увеличения количества тканей местного производства с саржевым переплетением 2/1 в три нитки можно судить о росте в Новгороде элементов городского ремесла. С этим, несомненно, связано более частое употребление саржевого переплетения при выработке тканей сравнительно высокого качества (т.е. тканей третьего сорта), в отлигчие от изготовления тканей четвертого сорта, где такое переплетение встречается реже.

В настоящее время нельзя, конечно, определить степени организованности ткацкого ремесла в Новгороде, но интенсивное употребление саржевого переплетения 2/1 указывает на то, что один из элементов цеховой организации — регламентация технологии производства— был уже налицо. Это подтверждается обособлением городского ремесла, которое стало явлением повсеместно распространенным на Руси в XII—XIII вв., а также тем, что ремесленники различных профессий составляли в этот период значительную часть городского населения115.

Как же объяснить уменьшение количества тканей с саржевым переплетением в три нитки в период XIII-XV вв.? XIII век, несомненно, является тем периодом, когда в новгородском ткацком производстве происходили большие изменения. Вероятно, в этот период имеет повсеместное распространение горизонтальный ткацкий станок с подножками, в связи с чем получает усиленное развитие прядильное производство. Далее, в XII— XIII вв., судя по материалам раскопок, исчезают ткани вотчинного производства, отличающиеся высоким качеством (ткани второго сорта), так же как и импортные ткани «специального» типа (рис. 45). Мы склонны считать, что это явление, вместе с вытеснением переплетения 2/1 переплетением 1/1, неразрывно связано с изменениями в технологии производства, характерными для ремесла XIII-XV вв. Мы полагаем, что такой переход объясняется упрощением технологии и расширением рынка сбыта ремесленных товаров. Аналогичный процесс имел место во Фландрии (переход от производства дорогих сукон к производству сукон облегченного типа), а также в итальянском суконном производстве, где стремление упростить технологию ткачества было общей тенденцией в XIV— XV вв.116 Новгород, несмотря на всю свою специфику, переживает изменения, в общем аналогичные тем, которые претерпевало западноевропейское текстильное производство. Эти изменения затрагивали не только текстильное производство. Б. А. Колчин указывает на упрощения в технологии обработки железа и стали117, а С. А. Изюмова — на изменения в производстве обуви118.

Упрощение технологии производства и тем самым уменьшение стоимости изделий и увеличение количества продукции благоприятствовали расилгрению круга покупателей и общему развитию ткацкого ремесла в Европе в XIV—XV вв.

На изменения в технологии местного производства указывает также появление в материале XIV в. фрагментов валяных тканей, что свидетельствует о том, что новгородские ремесленники овладели техникой валяния, растягивания и подстригания сукон.

Мы считаем, что на основе археологических источников можно утверждать, что уже в XII в., и в особенности в XIII в., новгородское городское ремесло обладало чертами, сближающими его с западноевропейским цеховым ремеслом. Правда, материал, которым мы располагаем, пока не дает оснований утверждать, что ремесленники объединялись в цехи.

В настоящее время остается нерешенной проблема новгородских ажурных и двуслойных тканей. Основываясь на том, что они сравнительно редко встречаются (они появляются начиная с 18 яруса), можно предположить, что они ввозились в Новгород. Очевидно мы имеем дело с ввозом их с территории средней Руси, т.е. из района, в котором находки такого типа характерны и встречаются часто. Может быть, это изделия сельских ремесленников, судя по тому, как часто встречаются ткани такого типа в курганных захоронениях. С другой стороны, сложность текстильного переплетения указывает как будто на их городское происхождение, хотя нельзя забывать и о том, что вотчинное производство часто не уступало городскому.

В настоящей работе были рассмотрены некоторые проблемы, связанные с историей текстильного производства, и возможность их решения на основе данных новгородских раскопок. Прежде всего мы пытались проследить на материале импортных тканей изменения в технологии текстильного производства в Западной Европе, как в отношении самого способа производства, так и в отношении производства и обработки сырья. Кроме того, среди импортных тканей мы выделяли английские ткани типа «worsted», которые ввозились до начала XIII в.; мы определили также, что позднее новгородцы стали ввозить фламандские ткани. В связи с этим мы смогли, как нам кажется, уточнить датировку появления фламандских сукон на новгородском рынке. Оно относится не к XIV в., как говорят об этом письменные источники, а к XII в., причем в XIV в. импортные фламандские изделия представляют собой сукна облегченного типа (продукция нового суконного производства во Фландрии).

Что касается местного производства, то основным его продуктом были ткани третьего и четвертого сорта при значительном преобладании тканей третьего сорта. Затем мы старались показать, что до XII в., и особенно в X и XI вв., большое значение имело вотчинное производство, продуктом которого были ткани второго сорта и даже ткани более высокого качества. В этот период, вероятно, до середины XIII в., основным орудием производства был вертикальный ткацкий станок. С конца XII в. в Новгороде появляются ажурные ткани, причем среди них встречаются такие, которые имеют узор и двойную структуру, что свидетельствует о чрезвычайно высоком уровне производства и оригинальной технике русского ремесла. С середины XIV в. новгородские ремесленники усваивают технику изготовления валяных сукон, что заставляет думать, что упомянутые в писцовых книгах Новгорода XVI в. сукновалы119 имели к тому времени уже двухвековую ремесленную традицию.

Наконец, мы установили, какие изменения имели место в структуре переплетения местных тканей. Это был переход от саржевого переплетения 2/2 к саржевому переплетению 2/1, а затем к переплетению 1/1, аналогичный тем, которые имели место в Западной Европе. Мы еще не можем сделать выводы о том, существовала ли какая-либо цеховая организация ткачей в Новгороде, но несомненно, здесь была известная регламентация технологии производства.

наверх


 
загрузка...