Новгородские текстильные находки и проблемы ткацкого станка

   |  Страница создана: 22-11-2010  |  Просмотров: 12056
 

 

Разнообразие ткацких приемов, предстаапенных в текстильном материале Новгорода, позволяет выделить ткани, сотканные на вертикальном и горизонтальном ткацком станке, т.е. определить орудие производства, с помощью которого изготовлена та или иная исследуемая ткань.

Проблема конструкции ткацкого станка, т.е. его горизонтального или вертикального устройства, издавна привлекала внимание исследователей. Дискуссии и полемика по этому вопросу определили две основные гипотезы. Первая полагает, что первоначально на территории Европы, а тем самым и в районах, населенных славянами, существовал горизонтальный ткацкий станок. К такой точке зрения склоняется Т. Врублевский59, который считает, что развитие обоих видов ткацких станков происходило параллельно, что горизонтальный ткацкий станок повсеместно является наиболее распространенным типом, чрезвычайно древним, в то время как вертикальный ткацкий станок был орудием производства специальных изделий — матов, килимов, одеял; нет никаких оснований считать вертикальный ткацкий станок древнее горизонтального. Выводы Т. Врублевского в целом совпадают с выводами выдающегося этнографа К. Мошинского60.

Другая гипотеза, считающая, что первоначальным орудием ткачества быт вертикальный ткацкий станок и что горизонтальный ткацкий станок на славянской территории был вторичным явлением, имеет гораздо больше сторонников. Серьезную аргументацию в защиту этой гипотезы приводит И. Костшевский61, который указывает, что вертикальный ткацкий станок с гирьками выходит из употребления уже в V в. Но автор не дает окончательного ответа на вопрос, когда входит в употребление горизонтальный ткацкий станок. На первоначальное употребление вертикального ткацкого станка в Европе указывают исследования археологических памятников, а также иконографические материалы. Следует упомянуть очень важную для решения этой проблемы работу М. Хальд, где автор приводит целый ряд признаков, на основе которых можно определить продукцию, изготовленную на вертикальном ткацком станке62. Из других работ, посвященных этому вопросу, упомянем исследования К. Шлабова, В. Штокара, JIa Бома63, которые анализируют и реконструируют устройство первоначального вертикального ткацкого станка.

Автор настоящей работы также считает, что первоначальным орудием ткачества на территории Европы быт вертикальный ткацкий станок. Появление в европейском ткачестве горизонтального ткацкого станка связано с изменениями, характерными для периода феодализма64, что вполне согласуется с выводами, к которым пришел Э. Вальтер65. Рассмотрим проблему вертикального и горизонтального ткацкого станка для Новгорода. Из 461 фрагмента тканей удалось выделить четыре, переплетение которых совершенно ясно свидетельствует о том, что они изготовлены на вертикальном ткацком станке. Все эти ткани были обнаружены только в самых глубоких слоях Неревского раскопа. Учитывая их особое значение для наппк исследований, рассмотрим их по очереди.

Ткань Н-58/2864, ярус 28. Это фрагмент шерстяной ткани, выполненной в технике саржевого переплетения с раппортом 2/2. Плотность основы 19 нитей на 1 см, утка— 15 нитей на 1 см. Поэтому мы относим этот фрагмент к тканям второго сорта. Как основа, гак и уток имеют скручивание пряжи Z.

Признаком, на основе которого мы рассматриваем эту находку как ткань, изготовленную на вертикальном ткацком станке, является его кромка, исполненная в форме рубчика. Такая кромка выглядит как ровное утолщение вдоль всего края ткани в виде желобка, в середину которого можно продеть толстую иглу, не прокалывая отдельных нитей. Обращает на себя внимание тот факт, что кромка выполнена в технике полотняного переплетения 1/1, в то время как вся ткань — в технике саржевого переплетения 2/2.

Находки такого типа довольно широко известны в археологическом материале. М. Хальд указывает, что такой тип кромки наблюдается в археологическом текстильном материале начиная с эпохи железа67. Из более близких аналогий следует упомянуть ткани, найденные на раскопках в Люцине6'; причем одна из найденных там тканей имела характерный узор, составленный из металлических колец, сквозь которые продеты нити основы и утка. Среди люцинских тканей кромки в рубчик отмечены в четырех случаях. Три фрагмента тканей с кромкой в виде рубчика найдены также на раскопках в Гданьске, они датируются XII в.68

Самыми интересными аналогиями, окончательно позволяющими определять ткани с кромками в рубчик как продукцию вертикального ткацкого станка, являются три ткани, найденные в Старой Ладоге69, особенно ткань под номером X 1268 с горизонта ЕЗ. У этой последней, наряду с рубчиком, идущим вдоль основы, сохранилась так называемая третья или начальная кромка, перпендикулярная к основе. Такая кромка характерна для тканей, изготовленных на вертикальном ткацком станке. Третья кромка ткани из Старой Ладоги быта выткана на четырех дощечках с четырьмя отверстиями.

Другая очень интересная новгородская ткань — Н-54/4187, ярус 17/18. Эта ткань имеет так называемую начальную, третью кромку, изготовленную на дощечках, причем между двумя полосками, выполненными на дощечках, видно дополнительное переплетение нитей, но, к сожалению, раппорт этого переплетения точно определить не удалось (рис. 19). Кромки такого рода, изготовленные на табличках, частое явление в тканях XII в. Можно назвать ряд аналогичных тканей. Такие ткани обнаружены в Corse litze70 — комплексе, датируемом III в. н. э. Очень любопытны также находки в Тегле71 (рис. 32), у которых видно начальную кромку ткани со свисающими нитями основы, еще не затканной утком. В Гданьске в пластах, относящихся к эпохе раннего средневековья, были также найдены фрагменты тканей с третьей кромкой, изготовленной на ткацких дощечках72. Украшенные металлическими колечками ткани, концы и соответственно начала которых вытканы на ткацких табличках, — частое явление в древней Руси и в восточной Прибалтике73. Особенно надо отметить уже упоминавшуюся ткань из Старой Ладоги, которая наряду с кромкой, вытканной в форме рубчика, имеет также третью кромку, выполненную на табличках.

 

фрагмент ткани снование основы ткани
Рис. 32. Фрагмент основы с начальной кромкой.
Раскопки в Тегле (по М. Гофману и Р. Тратгебергу)
Рис. 33. Снование основы на вертикальном ткацком станке
(тканье начальной кромки на табличках), Лапландия (по М. Хальд)

 

Третья, начальная, кромка, о которой идет речь, изготавливалась с помощью специального вспомогательного устройства следующим образом. На доске соответствующей длины вбивались колки, на которых сновалась узкая вспомогательная основа. Нити этой основы продевались через отверстия дощечек (ткань, найденная в Новгороде, ткалась на четырех таких дощечках). Вращение этих дощечек создавало ткацкий зев. В этот зев продевались нити настоящей основы таким образом, что вдоль всей кромки образовывалась узкая тесьма, из которой с одной стороны свисали нити основы. Затем эту тесьму прикрепляли к ткацкому навою на вертикальном ткацком станке. Кромки подобного типа хорошо видны на ткани, найденной в Тегле. Устройство для изготовления кромки изображено на рис. 33. В случае, о котором идет речь, вместо дощечек употреблялись узкие ткацкие берда. На рис. 35 ясно видно, что нити основы делятся на два слоя — парные и непарные — для облегчения работы при закладывании разделяющей доски (так называемый постоянный зев) и вязания петель полуниченок, которое следовало после прикрепления кромки с основой к навою вертикального ткацкого станка (рис. 34).

В заключение надо упомянуть две ткани (Н-58/2809, ярус 27 и Н-58/2843, ярус 20), которые оканчиваются характерными выступающими петлями, некогда скрученными в бахрому (рис, 18 и 25). Различные варианты тканей такого типа относительно часто встречаются на раскопках в Дании74. Бахромчатое завершение часто встречается в тканях из Люцина и Нукшинского могильника, хотя ни в том, ни в другом случае нельзя утверждать, что они оканчивались именно петлями, как ткани, известные по раскопкам в Лоу-Лан75.

 

старинный ткацкий станок снование основы ткани
Рис. 34. Вертикальный ткацкий станок
 (по Olaviuna, Исландия XVIII в.)
Рис. 35. Схема снования основы на вертикальном
ткацком станке с двумя валами (по М. Хальд)

 

Анализ причин, побудивших ткачей заканчивать свои изделия таким образом, тщательно проделан М. Хальд76, которая установила, что петельное завершение получается в результате навивания основы на ткацком станке с двумя валами, когда ткань ткется в виде замкнутой окружности. На рис. 35 показано, как навивается основа на вертикальном ткацком станке и как возникают петли, когда материал готов и снимается со станка. Правда, новгородские ткани отличаются тем, что петли еще и скручиваются, и, кроме того, сквозь их концы протягивается специальный шнур, но причины возникновения петель и техника их изготовления в обоих случаях были одинаковы. На том же рисунке видно, каким образом навивалась основа. Нить основы, зацепившись за шнур Б, перекручивается через нижний и верхний вал вертикального станка, вторично зацепляется за шнур Б и снова, обегая валы, возвращается к шнуру Б. Так делалось до тех пор, пока основа не навивалась по всей ширине ткацкого станка. После того, как ткань готова и шнур В вытащен, ее можно снимать со станка, не повредив петель на концах. Такие петли не образуются, если ткач начинает ткать одновременно и вверх и вниз от шнура Б.

Интересны причины возникновения петель при тканье килимов на вертикальных народных ткацких станках в Норвегии, о чем пишет М. Гофман". В этом случае петли возникают благодаря навиванию основы между двумя горизонтальными брусами, укрепленными на ткацком станке, с протянутыми шнурами. Когда ткань готова и шнуры вынуты, из нитей основы образуются петли (рис. 36).

 

крой ткани
Рис. 36. Начальный край ткани, изготовленной на вертикальном ткацком станке
а — ткань из Thorsbjerg (по М. Гофмну); б — ткань из Rang Valderes, Oppland (по М. Хальд)

 

Как показывают находки в Лоу-Лан, петельное завершение может возникнуть также в результате работы на примитивном горизонтальном ткацком станке, на котором основа навивалась так же, как описано выше (т.е. в виде замкнутой окружности). Для новгородского материала петельные завершения могут быть единственным аргументом в пользу того, что древнейший ткацкий станок на территории Европы был горизонтальным. Автору настоящей работы такое предположение кажется необоснованным. Прежде всего следует указать на возможность возникновения петель как на вертикальном, так и на примитивном горизонтальном ткацком станке. Описанный М. Хальд способ навивания основы, характерный дня тканья на вертикальном ткацком станке, образующий характерные петли, а также свойственное этому способу устройство ткацкого станка, мы находим на гравюре XI в., изображающей вертикальный ткацкий станок (рис. 37). На этом ткацком станке основа снуется между двумя валами, которые могли вращаться вокруг своей оси. Неправильная горизонтальная линия, которую мы видим над головой ткача, и есть, собственно, шнур Б, на который навиваются нити основы разделяющей доски (неподвижный зев) и петлеобразной полуниченки (подвижный зев). Такие полуниченки надеваются на нити основы каждый раз, когда снова приступают к тканью (рис. 38 и 39). Когда материал готов, шнур полуниченки перерезается или сматывается, благодаря чему петли, заканчивающие ткань, не перерезаются. А поэтому во всей известной нам средневековой иконографии, дающей представление о горизонтальном ткацком станке на территории Европы, мы не встречаем изображений, которые хотя бы в какой-то степени напоминали примитивное устройство для образования зева с полуниченкой. Напротив, наиболее древние иконографические материалы, изображающие горизонтальный ткацкий станок, существовавший в средневековой Европе, дают нам изображение устройства с ниченками, подвешенными на блочках или коромыслецах и приводимыми в движение подножками. При употреблении же ниченок, подвешенных на блочках и соединенных с подножками, нельзя снять ткань с ткацкого станка, не разрезав петель на конце ткани, где они образуются при сновании основы, если не уничтожить ниченок. Предположение, что и здесь ниченки каждый раз, когда начинали ткать, вязались заново, не выдерживает критики, так как в отличие от примитивных полу ниченок это были сложные устройства, создание которых, несомненно, было весьма трудоемким78. Говоря о новгородских текстильных находках, изготовленных на вертикальном ткацком станке, следует обратить особое внимание на их количество и период, в который они появляются. Что касается первого, то совершенно очевидно, что нельзя быть уверенным в том, что ткани, не имеющие характерной третьей кромки, боковых кромок в виде рубчика, петельных завершений, не изготовлены на вертикальном ткацком станке. В связи с этим у нас нет уверенности, что четыре фрагмента, упомянутые выше, являются единственными представителями продукции вертикальных ткацких станков. Однако отношение тканей, имеющих явные признаки того, что они изготовлены на вертикальном ткацком станке, ко всему комплексу текстильных находок Новгорода составляет 0,9%, что соответствует данным, характеризующим ткачество Гданьска в эпоху раннего средневековья, где ткани, несомненно изготовленные на вертикальном ткацком станке, составляют 1 % всех текстильных находок.

 

ткацкий станок изо ткацкий станок
Рис. 37. Вертикальный ткацкий станок по иллюстрации
 в манускрипте из Монте Казино, 1023
Рис. 38. Фрагмент вертикального ткацкого станка (по М. Гофману)
 

 

Что касается эпохи, к которой относятся фрагменты новгородских тканей, изготовленных на вертикальном ткацком станке, то надо указать, что они обнаружены между 28 и 17/18 ярусами, т.е. их можно датировать X—XII вв., даже рубежом XII и XIII вв. Аналогичную картину мы видим и в Гданьске, где соответствующие ткани исчезают с конца XII в.

Можно ли, опираясь на изложенное выше, утверждать, что до XII в. вертикальный ткацкий станок был основой местного производства? Очевидно, что небольшой процент тканей, несомненно изготовленных на вертикальном ткацком станке, недостаточен для такого утверждения.

Может быть, значительный процент тканей с саржевым переплетением 2/2 по отношению ко всему количеству тканей, найденных в пластах X—XII вв., свидетельствует о преобладании в эту эпоху вертикальных ткацких станков. Мы выдвигаем это положение на том основании, что все ткани, несомненно изготовленные на вертикальном ткацком станке, имеют саржевое переплетение 2/2.

Принимая во внимание отсутствие в новгородском археологическом материале гирек, можно говорить о том (поскольку мы соглашаемся с существованием в Новгороде до XII в. вертикального ткацкого станка), что местный вертикальный станок имел два вала, хотя край ткани Н-54/487, ярус 17, изготовленный на дощечках, говорит как будто о ткацком станке с гирьками.

Наконец следует отметить, что ярусы, в которых появляются ткани, изготовленные на вертикальном ткацком станке, относятся к периоду, когда производство сукон носило домашний характер и удовлетворяло лишь собственные потребности. Товарное производство, предназначенное для рынка, еще не развилось в достаточной степени.

Заканчивая обзор тканей, изготовленных на вертикальном ткацком станке, остановимся на фрагменте Н-58/2843, ярус 20 (рис. 25). Эта ткань сходна с тканями так называемого «специального» типа с саржевым переплетением 2/1. По-видимому, эта ткань импортирована из Англии. Если верно предположение о том, что ткани «специального» типа имеют английское происхождение, мы имеем основания утверждать, что в Англии в эпоху раннего средневековья ткани такого типа ткались на вертикальном ткацком станке.

В отличие от вертикального ткацкого станка горизонтальный ткацкий станок на анализе одних лишь текстильных находок определить гораздо труднее. Практически в обычных одежных тканях, вытканных на горизонтальном ткацком станке, нет никаких следов, характеризующих технологию, свойственную исключительно этому типу производства.

О горизонтальном характере ткацкого станка, появляющегося в Европе в эпоху раннего средневековья, мы можем судить только на основании общих изменений, наблюдающихся в этот период в археологическом материале, а также на основании различных косвенных данных. Таковым являются иконографические источники, а также археологические находки, связанные с текстильным производством.

Горизонтальный ткацкий станок в иконографическом материале Западной Европы появляется уже в XIII в. На основе иконограф1гческих данных, датируемых первым десятилетием XIII в., можно установить, что такие станки были известны в Европе еще в XII в. (описываемый источник изображает не сам ткацкий станок, а сновальный барабан, с помощью которого снуется основа на горизонтальном ткацком станке). Древнейшее изображение ткацкого станка, находящееся в рукописи, принадлежащей Колледжу Троицы в Кембридже, датируемое началом XIII в., показывает, что ткацкий станок того времени имел примитивную станину, но устройство для образования зева ничем не отличалось от того, которое в настоящее время известно в ручных ткацких станках (рис. 40)

Более сложную станину имеет ткацкий станок, изображенный на витраже в Шартре; этот витраж датируется XIII в.79 В XIV и XV вв. подобные изображения появляются все чаще и чаще.

К древнейшим археологическим источникам с территории Европы относятся фрагменты горизонтальных ткацких станков, найденных на раскопках в Ополье и Гданьске80.

Они позволяют датировать это орудие производства XI—XII вв. Памятники подобного характера были найдены также при раскопках в шведской Сиггуне.

Основанием для дальнейших выводов являются изменения технологического характера, происходившие в Новгороде в XII—XIII вв. в производстве местных тканей в связи с увеличением количества тканей, предназначенных для рынка, что связано с общественно-экономическим развитием этих районов. Это исключает возможность использования в текстильном производстве вертикального ткацкого станка. Его примитивность и невысокая производительность не соответствовали уже новым общественным потребностям.

Место малопроизводительного вертикального ткацкого станка в этот период должно было занять новое орудие, употребление которого на территории Европы было следствием изменений, связанных с переходом от натурального хозяйства к товарному. Таким более производительным орудием был, несомненно, горизонтальный ткацкий станок с подножками. Появление такого станка в археологических материалах, а также в иных источниках хорошо согласуется с исчезновением у текстильных находок черт, характерных для производства тканей на вертикальном ткацком станке. Следует напомнить, что ножная прялка сопутствует появлению горизонтального ткацкого станка. Потребность в такой прялке явилась результатом возросшего спроса на пряжу, так как на горизонтальных ткацких станках пряжа расходовалась быстрее, чем на вертикальных.

 

работа за ткацким станком
Рис. 39. Устройство полуниченки при сновании основы на вертикальном ткацком станке (по М. Гофману) Рис. 40. 1 — горизонтальный ткацкий станок с устройством для изготовления тканей с полотняным переплетением (Кембридж. Колледж св. Троицы, XIII в.); 2 — схема ремизного устройства для полотняного переплетения

 

В задачу настоящей работы не входит рассмотрение конструкции новгородского горизонтального ткацкого станка. Но нужно остановиться на устройстве, служащем для образования зева в этом станке, так как эта проблема имеет исключительно важное значение для анализа текстильных переплетений. Это устройство в горизонтальном ткацком станке состоит из совокупности ниченок, подвешенных на блочках или коромыслецах. К ниченкам присоединяются подножки. Нажимая ногой подножку, ткач получает зев.

Ниченковое устройство, т.е. ниченки с блочками и подножками, подвешивается либо к потолку, либо к поперечному брусу стана. Количество ниченок зависит от раппорта переплетения, а также от плотности нитей основы. Нити основы продеваются сквозь глазки ремизных нитей, а затем сквозь щели ткацкого гребня в последовательности, зависящей от заданного переплетения. Уток пропускается в зев с помощью одного или нескольких челноков.

На основе анализа текстильных находок Новгорода можно установить существование следующих устройств для образования зева в эпоху раннего средневековья.

1. Простейшее устройство для полотняного переплетения в тканях с наименьшей плотностью основы, т.е. в продукции третьего и четвертого сорта. Оно состояло из двух ниченок, подвешенных на блочках или коромыслецах, укрепленных на потолке или на поперечной балке стана. Поочередно нажимая то на одну, то на другую подножку, ткач поднимает то одну, то другую ниченку. Такое устройство широко отражено в иконографическом материале XIII и XIV вв. (рис, 40,1, 2).

2. При изготовлении тканей первого и второго сорта с полотняным переплетением возникала необходимость увеличения плотности основы. Чтобы предотвратить разрыв нитей основы при образовании зева, необходимо было увеличить количество ниченок: вместо двух ниченок теперь употребляется большее число их, например, четыре. В таком случае существуют две возможности подвешивания нитей и продевания основы: четыре ниченки подвешиваются на двух коромыслах, причем ниченки связываются попарно и каждая пара привязывается к отдельной подножке. Тогда нити основы продеваются в ниченки порознь (см. схему этого устройства на рис. 40). Четыре ниченки подвешены на двух блочках и связаны с двумя подножками следующим способом: первая подножка привязывается ко второй и четвертой ниченкам. В таком случае нити основы продевались сквозь глазки ниченок поочередно. В обоих случаях блочки или коромыслеца неподвижно прикрепляются к потолку, т.е. они не могут вращаться вокруг своей оси, не нарушая положения относительно друг друга.

3. Особым типом ткани, производным от полотняного переплетения, является ткань с чередованием полотняных и репсовых полос. При ее изготовлении возможны два способа подвешивания ниченок: устройство для образования зева при употреблении четырех блочков, закрепленных на балке или на потолке, неподвижных относительно друг друга. Схема такого устройства дана на рис. 44. Поочередно нажимая на подножки III и IV, ткач ткет репсовые полосы; поочередно нажимая на подножки I и II — полотняные полосы. При втором способе четыре ниченки подвешиваются на четырех блочках или коромыслецах, причем каждая пара блочков подвешивается к дополнительному блочку или коромыслецу. Таким образом, появляется возможность двоякого положения в парах блочков. На схеме, приведенной на рис. 43, 2, мы видим, что полосы полотняного переплетения получались тогда, когда ткач нажимал подножки II и IV, а полосы репсового переплетения тогда, когда нажимались подножки I и III. В таком случае употреблялось раздвижное продевание нитей основы сквозь глазки ремизных нитей 1—2—3—4. В случае поочередного продевания последовательность, в которой ткач нажимал подножки, иная.

Для репсовых полос ткач нажимает подножки I и IV, для полотняных — подножки II и III. На схеме показан способ соединения подножек, который позволяет нажимать одну подножку для приведения в движение двух ниченок. Однако возможно, что в эпоху раннего средневековья подножки соединялись с ниченками самым примитивным образом, когда каждый раз для создания зева надо было нажимать две подножки.

4. В разделе, посвященном текстильным материалам Новгорода, мы отнесли к группе тканей с полотняным переплетением также двойные ажурные ткани, учитывая то, что их первоначальное переплетение было 1/1. Однако по способу изготовления они отличались от обычных тканей с полотняным переплетением. Поэтому мы вкратце опишем способ образования зева при их изготовлении. В данном случае основа продевалась в четыре ниченки в следующем порядке: четыре холщевые нити последовательно продевались в глазки первой пары ниченок (1—2, 1—2), затем четыре шерстяные нити также последовательно продевались в глазки другой пары ниченок (3—4, 3— 4) и т.д. В утке последовательно чередовались три холщевые и три шерстяные нити. В одинарных частях обе основы и оба утка образовывали одинарное полотно. Отсюда вывод, что для первого, третьего, пятого и седьмого утка поднимали I и III ниченки, а для второго, четвертого, шестого и восьмого — II и IV ниченки. В двойных частях ткани вопрос усложняется. Когда ткали холщевым утком (который в двойных частях вместе с холщевой основой образует нижний слой ткани), надо было с помощью разделяющей доски поднять наверх в зеве все нити шерстяной основы, образующие ту часть узора, которая должна быть двуслойной. Благодаря этой операции холщевые нити утка, три раза пропущенные сквозь зев, не переплетались с шерстяными нитями основы в двойных частях. Когда трижды пропускался шерстяной уток, холщевые нити было необходимо (также с помощью планки) держать в нижней части зева. В результате шерстяной уток вместе с шерстяной основой образовывал верхний слой ткани. Холщевые же уток и основа образовывали нижний слой в двойных участках тканей. Схемы, иллюстрирующие образование зева при изготовлении двуслойных частей ажурной ткани, приводятся на рис. 41.

 

схема переплетения ткани
Рис. 41. Образование зева при изготовлении двуслойных ажурных тканей

 

5. Следующая группа переплетений, требующая особого устройства для образования зева, — саржевое переплетение 2/2, а также крестообразное переплетение 2/2. В работе, посвященной гданьскому текстилю X—XIII вв.81, авторы подробно останавливаются на устройстве такого типа. Поскольку новгородский материал в этом отношении соответствует гданьскому (в обоих городах обнаружены ткани как с саржевым переплетением 2/2, так и с крестообразным переплетением 2/2), мы можем опираться на положения, выдвинутые в упомянутой работе. Так, ткани с саржевым переплетением в четыре нитки должны были ткаться с помощью четырех ниченок. В средние века были известны два способа их подвески. Рис. 42, 1 иллюстрирует подвеску ниченок на ткацком станке XIV в., известную по Кодексу Менделя, датированному приблизительно 1384 г. Здесь можно видеть блочки, на которых подвешены ниченки. Эти блочки могут вращаться вокруг собственной оси, но так как они неподвижно прикреплены к потолку, их положение по отношению друг к другу остается постоянным. В нижней части станка гравюра дает изображение четырех подножек, на которые ткач нажимает ногами. Отсюда можно сделать вывод, что ткацкий станок имел четыре ниченки, хотя гравюра дает такое запутанное изображение, что определенно этого сказать нельзя. На этом станке можно было также делать полотняные переплетения, но тогда четыре подножки, изображенные на гравюре, были бы излишними. На гравюре есть еще одна неточность: веревочки, висящие на правой паре блочков (вверху между блочками). Скрещивание нитей ясно видно на рис. 42,1. Такое скрещивание свидетельствует о саржевом переплетении 2/2. Описанное выше устройство могло употребляться в Новгороде для выработки саржи с раппортом 2/2 в момент появления горизонтального ткацкого станка с подножками.

Для изготовления тканей H-54/пл. 8, кв. 1088, ярус 8 была необходима другая подвеска ниченок. Эта ткань выткана в технике крестообразного переплетения 2/2 (из мериносовой шерсти, что говорит о ее импортном происхождении). Ткань такого типа могла быть изготовлена лишь с помощью устройства, известного нам по изображению ткацкого станка на гравюре из Ипра, датируемой XIV в. (рис. 43, 7). Схема этого устройства дана на рис. 43, 2. Мы видим, что в отличие от описанного выше типа здесь каждая пара блочков подвешивается на третьем дополнительном блочке, который дает возможность изменять их взаимное расположение. С помощью такого устройства можно получить крестообразное переплетение 2/2, а также (изменив соединение подножек) саржевое переплетение 2/2 и ткань с чередованием полотняных и саржевых полос, а при употреблении двух подножек — полотняное переплетение.

6. Остается вкратце описать устройство для образования зева при саржевом переплетении 1/2 и 2/1. А. Гейер высказывает мнение, что ткани подобного рода могли изготавливаться, вероятно, только на горизонтальном ткацком станке, ибо на вертикальном ткацком станке очень трудно работать с непарным числом ниченок. Однако в период, представленный материалами из Бирки, ткани с саржевым переплетением 2/1, как и другие, могли быть вытканы и на вертикальном ткацком станке. Точно так же и в Новгородое были обнаружены ткани с саржевым переплетением 2/1, вытканные на вертикальном ткацком станке, датируемые XI в. (рис. 25). Но с середины XIII в. и местные, и импортные сукна с переплетением 1/2 ткутся, вероятно, на горизонтальном ткацком станке. По-видимому, все ткани с таким переплетением имели раппорт 1/2 (т.е. ткани с переплетением 2/1 делались на левую сторону, так как при таком способе зев образуется гораздо легче). На рис. 44, а представлена схема устройства для тканья в раппорте 1/2; рис. 44, б показывает устройство для тканья с переплетением 1/2 при большой плотности основы, шесть ниченок (ср. рис. 44, в).

 

средневековыйткацкий станок
Рис. 42. 1 — ткацкий станок, предназначенный для изготовления тканей с саржевым переплетением 2/2 или полосатых репсово-полотняных тканей. Нюренберг («Hausbuch der Mendelschen Zwolf-briiderstiflung XIV»); 2 — устройство для получения саржевого переплетения 2/2 и полосатой репсово-полотняной ткани. Под ниченками — способы связывания

 

Заканчивая рассмотрение приспособлений для образования зева, надо отметить, что мы не исчерпали всех способов, известных ткачам на Руси в эпоху раннего средневековья. О разнообразии и сложности этих способов выразительно говорят многочисленные текстильные памятники местного производства.

 

ткацкий станок
Рис, 43.1 — ткацкий станок с устройством для зева, схема которого дана рядом («Книга ремесел и торговли» 1310 г.);
2 — устройство для получения переплетений: а — репсово-полотняного, б — саржевого 2/2,
б — крестообразного 2/2 и способы связывания ниченок и подножек.
устройство средневекового ткацкого станка
Рис. 44.а — устройство для саржевого переплетения 1/2 или 2/1 при изготовлении плотных тканей,
и способы связывания с помощью трех ниченок; б— то же с помощью шести ниченок;
 в — ткацкий станок с шестью ннченками в шестью подножками (Милан, Bibliotheca Ambrosiana, 1421;
History of Technology, t II, 209).

наверх


 
загрузка...