Гиппокамп, Лосе и Оленьптица

   |  Страница создана: 05-03-2016  |  Просмотров: 603
 

§5. Образы гиппокампа-лошади, грифоно-гиппокампа и «петушка-гиппокампа»

Идентификация. Выявляется серия из трех образов, объединяемых наличием в своей основе природной темы рыбы рода Hippocampus – морского конька (гиппокампа), контаминированной с иными образами, поэтому они рассматриваются в едином разделе. Эти образы формируются на границе с образом орлиноголового грифона и под очевидным влиянием греческого (а также, в ряде случаев, греко-фракийского) искусства, в котором тема гиппокампа, связанная в первую очередь с Посейдоном, была хорошо разработана.

§5-1. Комбинация гиппокампа и лошади

Образ гиппокампа-лошади представлен единственным морфологическим типом.

Тип 1 Уляпский составлен единственным изображением из Прикубанья (из кургана 5 Уляпского могильника) (1), оформляющим парные S-овидные бронзовые двудырчатые псалии. Здесь представлены лошадиная голова и шея с гривой, оформляющие верхнюю часть псалия, и загнутый хвост гиппокампа, в виде которого выполнена нижняя часть псалия (рис. 22).

Образы модифицированного гиппокампа. Гиппокамп-лошадь. Тип 1 Уляпский
Рис.22. Образы модифицированного гиппокампа. Гиппокамп-лошадь. Тип 1 Уляпский:
1 – Уляпские курганы, курган 5 (по: Канторович А.Р., Эрлих В.Р. Указ. соч. Кат. 63). Грифоно-гиппокамп. Тип 1 Краснокутско-тилигульский: 1 – находка в районе Тилигульского лимана (по: Островерхов А.С., Охотников С.Б. О некоторых мотивах скифского звериного стиля на памятниках из собрания Одесского археологического музея // Вестник древней истории. № 2. 1989. Рис.4: 4); 2-1, 2-2, 3 - Краснокутский курган (по: Мелюкова А.И. Краснокутский курган. М., 1981. 9: 1 3)

Моделировка в целом объемная, но рассчитанная на одностороннее профильное восприятие, соответственно изображение сочетает скульптурность в трактовке шеи, головы, хвоста, рельефность в передаче глаз, ушей, носа, пасти, с плоскостной передачей гребня-гривы, внешний край которого подчеркнут углубленной линией. Шея гиппокампа дуговидно изогнута, голова перпендикулярна шее, уши торчат наискось назад, гребень-грива проходит от темени между ушами по всей длине шеи, нижняя часть тела дуговидно изогнута противоположно шее.

Детали трактованы схематично и лаконично. Гиппокамп наделен узкой конской головой. Ноздри и рот обозначены углублениями. Глаза округлые, моделированы выпуклой зеницей в кольце глазницы. Уши короткие треугольные с впадиной раковины. Голова плавно переходит в шею. Грива (она же гребень) пышная, моделирована высокими крупными треугольными выступами-зубцами. Нижняя часть тела представляет собой стержень, переходящий через рельефный поясок в рельефное кубаревидное утолщение, очевидно, имитирующее завершение хвоста гиппокампа.

Аналогии и хронология. Уляпское изображение, не имея близких образных аналогий в собственно скифском зверином стиле, композиционно сближается с изображениями лошади на бронзовых псалиях из территориально близкого 2-го кургана группы Семибратних[145], датируемого по античной керамике 450-440 гг. до н.э.[146], а в трактовке головы эти псалии близки и стилистически, хотя уляпское изображение менее натуралистично в передаче носовой части и глаза. Сам же образ гиппокампа, несомненно, заимствован создателем уляпского изображения из греческого искусства, где он был широко известен, в том числе и на территории Северного Причерноморья (ср. изображения морских коньков на золотых пластинах из Куль-Обы)[147]. Однако создатель уляпских псалиев трактовал его вполне в духе местной стилистики. S-видная форма псалиев оказалась идеальной для передачи силуэта гиппокампа.

Таким образом, уляпские гиппокампы представляют собой уникальный опыт для местного искусства. Хронология изучаемого типа определяется 1-ой половиной IV в. до н.э. по вышеуказанным объективным датировкам комплекса кургана 5 Уляпского могильника.

§5-2. Грифоно-гиппокампы

Данный образ, являющийся комбинацией грифона позднегреческого канона и гиппокампа, представлен двумя типами.

Тип 1 Краснокутско-тилигульский объединяет 3 изображения, происходящие с территории Нижнего Поднепровья (1-3) и оформляющие бронзовые навершия. Изображения моделированы в двустороннем рельефе с прорезями, но в расчете на боковой обзор. Здесь представлено некое существо (схватившее за шею и грызущее неизвестного зверя), наделенное головой и передними ногами кошачьего хищника, гребнем грифона, крыльями, без задних ног, со змеевидной задней частью туловища и хвостом, которые очень похожи на туловище и хвост гиппокампов в греческом искусстве (ср. например, вышеупомянутых морских коньков на золотых пластинах из Куль-Обы)[148] (рис. 22).

У грифоно-гиппокампа показаны обе передних ноги – с одной стороны и с другой стороны, совмещённые в единую объёмную ногу, и оба крыла (каждое рассчитано на односторонний обзор) - с одной стороны и с другой стороны, одно за другим. Передние ноги ориентированы наискось предплечьем и кистью горизонтально вперед и хватают жертву за шею. Шея грифоно-гиппокампа согнута дуговидно вперед, голова продолжает линию шеи и вертикально опущена. Это поза грифона или льва с поднятой передней лапой. Крылья ориентированы вертикально, перпендикулярно туловищу. Переднее из крыльев упирается концом в гребень, в его изгиб упирается следующее крыло, а в его изгиб, в свою очередь, упирается завиток хвоста. Лопатки закрыты крыльями. Змеиная часть туловища однократно закручена и переходит в хвост, задранный вверх и на конце загнутый вперед. Эта часть туловища может быть гладкой (1, 3), может быть покрыта рельефными овами (2 - имитация чешуи?). Окончание хвоста этого грифоно-гиппокампов в двух из трех случаев зооморфно трансформировано – превращено в голову хищной птицы (1) или в развернутую на зрителя подошву копыта (2).

Аналогии и хронология. Ближайшие аналогии, возможно, прототипы данному типу изображений и всей сцене пожирания неизвестного животного встречаются на золотых бляшках (вполне греческих по стилистике) из Никопольских курганов[149].

Хронология типа определяется объективной датировкой комплекса Краснокутского кургана, который, как было указано выше, датируется в пределах 350-320 гг. до н.э. Остальные изображения, очень близкие краснокутским или почти тождественные с ними, должны датироваться в тех же рамках.

Тип 2 Акимовско-елизаветовский объединяет 3 изображения, происходящие с территории Нижнего Поднепровья (1), Нижнего Подонья (2) и Прикубанья (3). Они оформляют золотые обивки чаши (1) и золотую обкладку ритона (3), а также украшают основную лопасть золотой обкладки ножен меча (2). Изображения моделированы в одностороннем рельефе. Здесь представлено некое существо, состоящее из грифоньей передней части и рыбовидной (1, 2) или змеевидной (3) задней части. Точнее, эти монстры лишены задних ног и наделены в передней части: крыльями, лапами хищника и головой – в одном случае это голова волчьего хищника, но с бородой (3), в двух случаях - голова кошачьего хищника, но с клювовидной верхней челюстью (1, 2). При этом в язык елизаветовского монстра (2) впивается змея (выполненная вполне в греческой манере), обвивающая туловище монстра, проходящая под его животом и затем пропущенная между его лапами (рис. 23).

Образы модифицированного гиппокампа. Грифоно-гиппокампы. Тип 2 Акимовско-елизаветовский
Рис.23. Образы модифицированного гиппокампа. Грифоно-гиппокампы. Тип 2 Акимовско-елизаветовский:
1 - Акимовка, курган 3, погребение 6 (по: Oro: Il mistero dei sarmati e degli sciti. Catalogo della mostra (Milano, 15 marzo-15 giugno 2001). Milano, 2001. Cat.154); 2 – Елизаветовский курган 1 1910 г. (по: Артамонов М.И. Сокровища скифских курганов... Табл.324); 3 - Семибратние курганы, курган 4 (по: Borovka G. Scythian Art. L., 1928. Pl. ХХ-А)

У грифоно-гиппокампа показаны обе передних ноги – они подогнуты под грудь и вытянуты нижними частями вперед, левая над правой (в акимовском изображении (1) из-за левой ноги виднеется только лапа правой ноги). Правая нога семибратненского монстра (3) поднята наискось вверх и упирается лапой в конец бороды, вертикально спускающейся от подбородка. Крылья даны строго профильно. Задняя часть семибратненского монстра трансформирована в шею и голову птицы с незагнутым коротким клювом – очевидно, это нехищная птица, скорее всего, относящаяся к отряду гусеобразных, возможно, к семейству утиных. Шея монстров прямая, чуть наклонена вперед, голова приподнята. В елизаветовском (2) и семибратненском (3) изображениях вдоль шеи проходит рельефная полоса - у елизаветовского монстра – гладкая по переднему краю шеи, у семибратненского - рифленый валик по заднему краю шеи (грива? гребень?). При этом у семибратненского монстра вдоль шеи по ее поверхности свисает рельефный локон, напоминающий элемент ориентализирующего грифона. Крылья ориентированы вверх и немного назад. В семибратненском изображении (3) крыло полностью трансформировано в голову хищной птицы с мощным закрученным клювом и торчащим острым ухом (канон «скифского грифона»).

Рыбья (1, 2) или змеиная (3) часть туловища загнута немного вниз (1) или чуть вверх (3), либо прямо отходит назад (2); эта часть переходит в хвост, направленный горизонтально назад (1, 2) или загнутый на конце вперед, с упором окончанием в крыло (3). Задняя часть акимовского (1) и елизаветовского (2) монстров короткая гладкая, переходит в большой (1) или огромный (2) хвостовой плавник – в виде трехлепестковой пальметки (1) или в виде прямоугольника с продольно зарифленной верхней половиной и заполненной шестью продольными рядами квадратов нижней половиной (имитация чешуи) (2).

Аналогии и хронология. Данный тип, не имея аналогий в собственно скифском зверином стиле, может с бóльшим основанием, чем Краснокутско-тилигульский тип, быть соотнесён с образом «собако-птицы», наличие которого в скифском искусстве обосновывается С.С. Бессоновой[150]. Во всяком случае, в Иране, в более позднюю, сасанидскую эпоху известен целый ряд иконографически близких изображений, которые воплощали именно этот мотив местной мифологии[151].

Хронология данного типа определяется в первую очередь датировкой комплекса из кургана 4 группы Семибратних, устанавливаемой по античной керамике либо 2-й пол. или 3-й четв. V в. до н.э.[152], либо, более узко – 440-430 гг. до н.э.[153] Елизаветовское изображение (2) соседствует с головой оленя на боковой лопасти тех же ножен, а эта голова, в свою очередь, композиционно аналогична оленьей голове на налобнике из кургана 3 группы Семибратних, датируемого по античной клейменой керамике 390‑380 гг. до н.э.[154] Очевидно, акимовское изображение должно датироваться в рамках, задаваемых этими хроноиндикаторами.

Таким образом, вероятная предельная датировка типа: 3-я четв. V - 1-я четв. IV в. до н.э.

§5-3. «Петушки»-гиппокампы

Термин «петушки» был предложен В.А. Ильинской[155]. Нами более двадцати лет назад была посвящена отдельная статья идентификации и характеристике вероятных истоков и особенностей данного образа[156]. С момента ее выхода был обнаружен и опубликован ряд новых изображений, относящихся к данному мотиву. Позднее к этому образу в контексте темы фантастических коней и гиппокампов обращалась С.С. Бессонова[157].

Данный образ представлен единственным типом (рис. 24).

Тип 1 Мордвиновско-уляпский объединяет 16 изображений, происходящих в основном с территории Нижнего Поднепровья (1-6) и Среднего Поднепровья (7, 13-16), а также Среднего Подонья (11, 12) и Прикубанья (8-10). Все эти изображения оформляют бронзовые уздечные бляхи, за единственным исключением (2), когда изображение «петушка», однозначно квалифицированное Б.Н. Мозолевским как гиппокамп[158], помещено на золотые обивки ритона[159]. Изображения односторонние, моделировка рельефная с использованием прорезей или плоскостная с доработкой деталей углубленными линиями.

Образы модифицированного гиппокампа. «Петушки»-гиппокампы». Тип 1 Мордвиновско-уляпский
Рис.24. Образы модифицированного гиппокампа. «Петушки»-гиппокампы». Тип 1 Мордвиновско-уляпский:
1 - Второй Мордвиновский курган (по: Ильинская В.А. Скифская узда IV в. до н.э. // Скифские древности / Под. ред. А. И. Тереножкина. Киев, 1973. Рис. 8: 20); 2 - Толстая могила, центральная гробница (по: Мозолевський Б.М. Товста Могила. Рис.39); 3-1 - Гайманова могила, Северная гробница, вторая тризна, комплект №7 (по: Бидзиля В.И., Полин С.В. Скифский царский курган Гайманова Могила. Кат.74, рис. 84: 13, 14, 14, 16); 3-2 - Гайманова могила, Северная гробница, конь 8 (по: Там же. Кат. 204, рис. 130: 7, 8, рис. 567); 4 - Чертомлык (по: Древности Геродотовой Скифии. Сборник описаний археологических раскопок и находок в Черноморских степях. Вып. II. СПб., 1872. Табл.XXVIII, 8); 5 - Бабина могила (по: Мозолевский Б.Н., Полин С.В. Курганы скифского Герроса IV в. до н.э. (Бабина, Водяна и Соболева могилы). Киев, 2005. Рис.53: 4); 6 - Никопольское курганное поле, группа II, курган 8 (по: Граков Б.Н. Скифские погребения на Никопольском курганном поле // Материалы и исследования по археологии СССР. №115. 1962. Рис.18: 1); 7 - Галущино, курган 4 (по: Петренко В.Г. Правобережье Среднего Приднепровья в V-III вв. до н.э. // Свод археологических источников. Д 1-4. М., 1967. Табл.29: 7); 8 - Краснодарский музей (по: Канторович А.Р. "Петушки" - один из образов звериного стиля степной Скифии // Граковские чтения на кафедре археологии МГУ 1989-1990 гг. / Под ред. Ю.Л. Щаповой, И.В. Яценко. М., 1992. Рис.1: 11); 9 - станица Некрасовская, курган 11 (по: Эрлих В.Р. Материалы раннего железного века из окрестностей станицы Некрасовской в музеях Грузии // Scripta antiqua. Вопросы древней истории, филологии, искусства и материальной культуры. Альманах. Том первый / Под ред. М.Д. Бухарина. М., 2011. Рис.10: 2, 3); 10 – Уляпский могильник, курган 8 (по: Масленицына Е.С., 1992. Некоторые стилистические группы памятников в искусстве Прикубанья в конце V – IV в. до н.э. Скифии // Граковские чтения на кафедре археологии МГУ 1989-1990 гг. / Под ред. Ю.Л. Щаповой, И.В. Яценко. М., 1992. Рис.4: 2); 11 - Дуровка, курган 9 (по: Пузикова А.И. Курганные могильники скифского времени Среднего Подонья (публикация комплексов). М., 2001. Рис.29: 7); 12 Горки, курган 10 (по: Гуляев В.И. На восточных рубежах Скифии (древности донских скифов). М., 2010. Рис.1); 13 – Пастырское (по: Могилов А.Д. Указ. соч. Рис. 106: 9-10); 14 - Волковцы, курган 1, 1897-1898 гг. (по: Ханенко Б.Н., Ханенко В.И. Древности Приднепровья и побережий Чёрного моря. Вып. II. 1899. Табл. XIV, 315, 317); 15 - Подолье, курган 5, погребение 1 (по: Могилов А.Д. Указ. соч. Рис. 106: 19); 16 - Песочин, курган 7 (по: Могилов А.Д. Указ. соч. Рис. 106: 20)

Это существа с опущенной конеподобной головой, туловищем в виде двух параллельных S‑видных полос (в трех случаях их четыре, и они почти прямые - 8-10) с одним или двумя выступами по сторонам, вероятно, имитирующими конечности (преобразованные плавники[160]). Голова «петушка» представляет собой, как правило, узкий овал. Глаз крупный овальный или округлый, моделирован выпуклостью зеницы в углублении глазницы (1, 2, 6-13, 16), реже - округлой выпуклостью или отверстием без детализации (3-5) или вовсе не прослеживается (14, 15). Окончание морды выполнено в виде кружка или завитка (1-3, 4-7), реже – в виде загнутого клюва (8), в виде лошадиной морды, с углубленными линиями, обозначающими ноздрю и рот (11, 12), в виде морды некоего зверя с отчётливым петлевидным носом с углублением ноздри и коротким выступом нижней челюсти (9). В некоторых случаях носовая часть не выделена и слита с глазной (5, 13-16), в одном случае обломана (10). К лобно-теменной части головы, как правило, примыкает листовидная или овальная «шапочка», имеющая поперечное рифление и отделенная от головы гладким валиком (1-2, 7, 13-16), полоской (3) или впадиной (4-6, 8). В редких случаях такая «шапочка» укорочена и смещена на темя (9-10), а у «петушков» с лошадиными головами эта деталь отсутствует (11, 12). За глазом к голове или к шее «петушка», как правило, примыкает «гребень», сформированный дуговидными отростками-лепестками (1-3, 6-8, 13, 16), иногда преуменьшенными (4, 14, 15), иногда эта деталь отсутствует (5) или замещена коротким козлиным рогом (9, 10), а у «петушков» с лошадиными головами – короткими выступами лошадиной гривы (11, 12). «Петушок» может быть наделен ухом, помещенным позади «гребня» или рога (1, 2, 6, 9, 10, 14), а у «петушков» с лошадиными головами – перед гривой. Как уже сказано, туловище «петушка» сформировано полосами, исходящими из-под головы приблизительно из одной точки и имеющими, в большинстве случаев, изгибы у этого корня и внизу. Каждая из этих полос часто разделена еще на две рельефных полосы, в одном случае имеет поперечно зарифленную полосу в качестве оси (3). Эти полосы, формирующие основу туловища, замыкаются внизу горизонтальной дуговидной (в одном случае - прямой - 9) широкой полосой с поперечным рифлением (в ряде случаев эта деталь обломана (8, 10). Возможно, это имитация хвоста природного морского конька-гиппокампа.

Выступы по сторонам туловища «петушка», вероятно, имитируют его конечности; они короткие полуовальные или сегментовидные, поперечно зарифленные (имитация пальцев лап или плавников гиппокампа?) иногда еле заметные (9, 10, 14). Чаще их два (1-4, 6, 8, 13, 15, 16), реже один (5, 7, 9, 10, 11, 12, 14).

В рамках типа прослеживается морфологическая динамика: от изображений «петушков» с гребнем-шапочкой и хохолком, более соответствующих природному прообразу гиппокампа и его преломлению в дреннегреческом искусстве (в основном это нижнеднепровские «петушки» 1-4) – к существам, также наделённым этими деталями, но клювоголовым (прикубанский «петушок» – 8); затем хохолок превращается в рог, «шапочка» смещается за глаз, а клюв превращается в морду зверя, при этом исчезает двухчастная структура шеи-туловища, соответствующая структуре двух ног в шаге, исчезают и выступы-ручки (прикубанские «петушки»: 9, 10); кроме того, происходит общее упрощение изображения, исчезают глаза, носовая часть, одна из лапок (некоторые нижнеднепровские и все среднеднепровские «петушки»: 4-7, 13-16); наконец, на Среднем Дону морской конек приобретает вид протомы лошади (11, 12).

Аналогии и хронология . Ближайшая аналогия «петушкам» происходит из Болгарии – это бронзовая нащечная бляха из села Цар Асен, Силистренской обл. (по указанию автора публикации, Д.А. Топала, она происходит из грабительских раскопок)[161]. Это единственное такого рода изображение за пределами зоны восточноевропейского звериного стиля, и не случайно Д.А. Топал рассматривает ее появление в Болгарии (наряду с рядом других элементов конского снаряжения, выполненных в скифском зверином стиле) как следствие проникновения скифских племен на территорию к югу от Дуная.

Данный образ представляет собой, очевидно, искаженное отображение гиппокампа (морского конька). При этом композиционная основа, «каркас», и некоторые для данного образа был заимствован из сложных фракийских изображений типа Крайова[162], в свою очередь, возникших еще ранее на базе мотива обособленных конечностей хищника, пришедших во фракийское искусство из скифского звериного стиля[163]. Своего рода «реверсным» воздействием на скифское искусство степного Северного Причерноморья бляхи типа Крайова обусловили возникновение образа и типа «петушка»-гиппокампа, продвигавшегося далее в Лесостепь (на территории Среднего Поднепровья, Среднего Подонья) и в Прикубанье[164].

Хронология типа и всего образа определяется объективными датировками целого ряда изображений, происходящих из комплексов, надежно датированных по античной керамике. Это Толстая могила (предельные рамки: 2-ая-3-я четв. IV в. до н.э.)[165], Гайманова могила, северная гробница (предельные рамки: 360-325/320 гг. до н.э.)[166], Бабина могила (сер.-3-я четв. IV в. до н.э.)[167], Чертомлык (350-320 гг. до н.э.)[168], Уляпский курган 8 (2-я пол. IV в. до н.э.)[169]. Остальные изображения, очень близкие вышеназванным, должны датироваться в рамках, задаваемых этими хроноиндикаторами. Таким образом, хронологические пределы существования типа и всего образа определяются 2-й четвертью - концом IV в. до н.э.

§6. Образ лосептицы

Идентификация . К данному синкретическому образу нами отнесены изображения некоего существа, сочетающего черты птицы и лося: оно наделено птичьим клювом, ухом и лосиными рогами. Данное существо представлено только в редуцированном воплощении - в виде головы и шеи (иногда, возможно, это протома с рудиментарной лапой), так что невозможно понять, как именно древние мастера представляли себе его туловище и конечности.

Данный образ представлен единственным морфологическим типом (рис. 25).

Тип 1 Чертомлыцко-уляпский объединяет 13 оригинальных изображений, оформляющих уздечные бляхи (бронзовые налобники и наносники[170]) происходящих с территории Среднего Поднепровья (4, 5), Нижнего Поднепровья (1, 2[171], 3, 7, 8, 12), Среднего Подонья (9) и Прикубанья (6, 10, 11, 13). Изображения моделированы скульптурно, но рассчитаны на односторонний боковой обзор, соответственно ракурс строго профильный. Голова перпендикулярна шее, параллельна грудной части, ухо противонаправлено клюву, они симметричны друг другу относительно глаза.

Образ лосептицы. Тип 1 Чертомлыцко-уляпский
Рис. 25. Образ лосептицы. Тип 1 Чертомлыцко-уляпский:
1, 2 - Петровка, курган 2, погребение 3 (по: Братченко С.Н., Швецов М.Л., Дубовская О.Р. Курган IV в. до н.э. в бассейне Северского Донца. Советская археология. № 1. 1989. Рис. 3: 11; 3: 8); 3 – Чертомлык, насыпь и конская могила (южная) (по: Алексеев А.Ю., Мурзин В.Ю., Ролле Р. Чертомлык. (Скифский царский курган IV в. до н.э.). Киев, 1991. С. 84, 163, кат. 17а, 47/1, рис.55, 56: 5); 4 - курган у с. Кошеватое (по: Петренко В.Г. Правобережье Среднего Приднепровья в V-III вв. до н.э. // Свод археологических источников. Д 1-4. М., 1967. Табл.29: 8); 5 - Шпола, курган 206 (по: Могилов А.Д. Указ. соч. Рис. 167: 11); 6 – Уляпский могильник, курган 8 (по: Канторович А.Р., Эрлих В.Р. Указ. соч. Кат.74); 7 - Бабина могила (по: Мозолевский Б.Н., Полин С.В. Курганы скифского Герроса IV в. до н.э. (Бабина, Водяна и Соболева могилы). Киев, 2005. Рис.53: 2); 8 - Гайманова могила, Северная гробница, конь 8 (по: Бидзиля В.И., Полин С.В. Скифский царский курган Гайманова Могила. Кат.205, рис. 130: 4, рис. 568); 9 - Шолоховский курган (по: L' or des Amazones: peuples nomades entre Asie et Europe, VIe siècle av. J.-C. - IVe siècle apr. J.-C.: Musée Cernuschi, Musée des arts de l'Asie de la ville de Paris, 16 mars-15 juillet. Paris, 2001. P. 91, cat. № 29); 10 - Прикубанский могильник (по: Лимберис Н.Ю., Марченко И.И., 2010. Меоты // Античное наследие Кубани. В 3 т. Том 1. Часть III / Под ред. Г.М. Бонгарда-Левина, В.Д. Кузнецова. М., 2010. Рис.26); 11 - Майкопский клад (по: Leskov А.М. Op. cit. Cat. № 298); 12 - Чмырева могила, конское погребение, раскопки 1994 года (по: Болтрик Ю.В., Фиалко Е.Е. Останнi дослiдження кургану Чмирева могила // Археологiя i давня iсторiя Украiни. 8. 2012. Рис.11: 1, 12: 5); 13 - Елизаветинский курган 7, 1917 г. (по: Галанина Л.К. Конское снаряжение из коллекции елизаветинских древностей, хранящихся в Государственном Эрмитаже (раскопки Н.И. Веселовского 1914, 1915, 1917 гг.) // Археологический сборник Государственного Эрмитажа. Вып. 38. 2010. Табл. 8: 4)

В сущности, голова сведена к крупному загнутому каплевидному клюву с впадиной рта (в то же время часто напоминающему горбатую лосиную морду - 9, 11) и к преувеличенному округлому (в одном случае (12) - овальному) концентрическому глазу, образованному выпуклостью зеницы во впадине глазницы (в двух случаях рельефный глаз отсутствует, т.к. его место полностью занято корнем рогов; в этой ситуации роль глаза, очевидно, играет круглая прорезь между основанием клюва и передним отростком рогов - 7, 10); существо наделено овально-подтреугольным ухом с впадиной раковины, сходным с ухом лося в скифском искусстве[172]. Рога сформированы двумя симметричными отростками, отходящими от точки над глазом вперед и назад и опирающимися на изгиб клюва и на ухо. Рога могут быть трансформированы в парные птичьи головки (4-6), обращенные в противоположные стороны, а могут сливаться в нечто подобное грифоньему гребню с четырьмя выступами (8-13).

Голова посажена на мощную короткую трапециевидную шею, оформляющую участок крепления наносника с отверстием для ремня. Шея плавно переходит в грудную часть, в одних случаях гладкую (1, 4-6, 10), в других (2, 3, 7-9, 11-13) на груди крупными полосами поперечного рельефа (в одном случае - продольного - 12) показаны то ли шерсть, то ли лапа с когтями. Шея гладкая, за одним исключением (12), когда на ее поверхности показаны 2 продольных желобка, возможно, имитирующие напряженные мускулы или шерсть.

Хронология образа и типа основана на объективной датировке блях, происходящих из насыпи и конских могил Чертомлыка, т.е. предметов, близких по времени Центральной гробнице данного кургана (максимальные рамки - 350-320 гг. до н.э.)[173]. Также хронологию определяют изображения из других комплексов, о надежной датировке которых по античной керамике уже было сказано нами выше: это Уляпский курган 8 (2-я пол. IV в. до н.э.), Бабина могила (сер.-3-я четв. IV в. до н.э.), Гайманова могила, северная гробница (предельные рамки: 360-325/320 гг. до н.э.), Елизаветинский курган 7/1917 г. (3-я четв. IV в. до н.э.) и Чмырева могила, конское погребение, раскопки 1994 года (330‑315 гг. до н.э.). Этим датировкам не противоречит хронологическая позиция Петровского комплекса, определенная публикаторами по типу акинака и железных удил с витым стержнем (2-ая четв. - сер. IV в. до н.э.)[174]. Очень близкое гаймановскому шолоховское изображение должно датироваться аналогично ему, тогда как изображения из Прикубанского могильника и Майкопского клада должны датироваться идентично с очень близким им чертомлыцким; наконец, кошеватовское и шполянское изображения близки уляпскому и должны датироваться соответственно[175]. Таким образом, предельные рамки данного типа и всего образа лосептицы - 2-ая четверть - кон. IV в. до н.э.

§7. Образ оленептицы

Обособленная голова

Идентификация. К данному синкретическому образу нами отнесены изображения синкретического существа, сочетающего черты птицы и оленя: оно наделено птичьим клювом, ухом и оленьими рогами. Это существо представлено только в редуцированном воплощении - в виде головы, шеи и грудной части.

Данный образ представлен единственным морфологическим типом (рис. 26).

Тип 1 Семибратненский составлен 2 оригинальными изображениями (с вариантами), оформляющими бронзовые налобники/наносники, происходящие с территории Прикубанья - из 4-го Семибратненского кургана (три налобника оформлены изображениями двух вариантов: 1-1, 1-2) и из Майкопского клада (два налобника, два варианта: 2-1, 2-2).

Образ оленептицы. Тип 1 Семибратненский
Рис. 26. Образ оленептицы. Тип 1 Семибратненский: 1-1, 1-2 – Семибратние курганы, курган 4 (по: Артамонов М.И. Сокровища скифских курганов... Рис.65. Таб.129.); 2-1, 2-2 - Майкопский клад (по: Leskov А. М. Op. cit. Cat. № 246)

Сходство семибратненских и майкопских изображений (с учетом того, что в Майкопкий клад входил еще один аналогичный налобник, ныне утраченный) заставило А.М. Лескова предположить, что три налобника из Майкопского клада некогда формировали единый комплекс с тремя семибратненскими, т.е. происходили из того же кургана 4, были затем похищены и впоследствии попали в коллекцию Мерля де Массоно[176].

Здесь представлено некое существо с головой хищной птицы, ухом копытного и рогами благородного оленя и усечённым туловищем (без конечностей), сочетающим черты обоих животных. Моделировка скульптурная, в расчете преимущественно на объемный обзор, но при этом мы видим туловище как бы со спины. Шея находится под тупым углом к туловищу, голова под тупым углом к шее, т.е. приподнята. Ухо противонаправлено клюву, они симметричны друг другу относительно глаза[177]. Рога параллельны голове, опираются на ухо. Майкопские оленептицы (2) и одна из семибратненских (1-2) показаны с головой, развернутой на 90 градусов в сторону, у второй семибратненской оленептицы голова обращена назад по линии спины, т.е. повернута на 180 градусов (1‑1).

Анатомические детали трактованы в высоком рельефе, четко и лаконично. Голова, складывается из мощного загнутого клюва (с впадиной рта и рельефной восковицей с косым краем) и преувеличенного округлого концентрического глаза, образованного выпуклостью зеницы во впадине глазницы в обрамлении рельефного края. Ухо вполне соответствует иконографии оленя и лося в скифском зверином стиле: оно овально-ромбическое, с четким рельефным краем и впадиной раковины, заполненной косым рифлением, имитирующим шерсть (в одном из вариантов майкопского изображения (2-2) раковина гладкая). Рога построены по схеме оленей Завадско-акмечетского типа (см. выше), разделяются на переднюю и заднюю часть. Передняя часть образована одним дуговидным «глазным» отростком. Задняя, основная часть рогов состоит из трех дугообразных отростков, загнутых на конце вверх: у майкопских оленептиц вверх отходит еще один короткий отросток (2), у семибратненских (1) он рудиментарен, занимает впадину между передней и задней частями рогов. В основании головы семибратненских оленептиц проходит рифленый валик, отделяющей ее от шеи и имитирующий кожно-шерстную складку, характерную для оленя или лося в природе. Шея усеченно-коническая трапециевидная, гладкая, в одном из вариантов семибратненского изображения на шее отчетливо намечены вертикальные мускулы с помощью сходящихся плоскостей (1-1). Шея плавно переходит в грудь и в спину, в верхней части гладкую, а затем переходящую далее в трапециевидную (1-1, 1-2) или овальную (2-1, 2-2) плоскость, покрытую крупным продольным рифлением, которое разделено на поперечные ступени, спускающиеся к низу налобника. Это, вероятно, одновременная имитация как шерсти на спине зверя, так и перьев птицы (ее крылья как бы сложены на спине[178]), что соответствует синкретизму образа оленептицы. По краям грудной части в основании шеи слева и справа уступом отграничены выпуклые овалы, очевидно, имитирующие лопаточно-плечевую часть.

Аналогии и хронология. В целом изучаемый образ оленептицы соответствует известной тенденции контаминации образа благородного оленя и хищной птицы, существующей в скифо-сибирском зверином стиле - ср. полнофигурные изображения клювоголовых оленей и оленекозлов на плечах пазырыкских мумий из 2-го Пазырыкского кургана и из могильников Ак-Алаха-3 (к.1) и Верх-Кальджин-2 (к.3)[179]; ср. также сделанную в Китае, но явно в расчете на кочевнические вкусы, фигурку из провинции Шаньси[180]. Имеется и тематическая параллель, более близкая территориально и связанная скорее с кобанским искусством - крылатый олень с крылом на костяном гребне из Гойты[181]. Но непосредственную аналогию данному типу по композиции и по трактовке головы и рогов составляют датируемые началом - 2-й третью V в. до н.э. скульптурные головы оленей, оформляющие бронзовые конские налобники из курганов 400 и 401 с. Журовка[182], из кургана 2 у с. Волковцы (раскопки 1897-1898 гг.)[183] и из кургана 2 группы Семибратних[184]. Возможно, изучаемый тип изображений сформировался под их композиционно-стилистическим влиянием, при объективном наличии в скифо-сибирском мире идеи синкретического персонажа - оленептицы (см. также многочисленные случаи трансформации рогов оленя в птичьи головы).

Хронологическую основу типа составляют изображения из 4-го Семибратнего кургана, который, как мы уже указывали выше, по античным чернолаковым чашам 2-й пол. или 3-й четв. V в. до н.э. или, ýже, 440-430 гг. до н.э., что соответствует вышеуказанной аналогии изображений оленептицы головам оленя из Журовки, Волковцев и 2-го Семибратнего кургана. Изображение из Майкопского клада, очень близкое семибратненскому, должно датироваться аналогично.

Таким образом, предельные рамки данного типа и всего образа оленептицы - 2-ая пол. V в. до н.э.


 
загрузка...