автор: SHARIK  |  27-января-2015  |  4169 просмотров  |  Пока нет комментариев

Общая характеристика коллекции церковных предметов из металла в собрании Национального музея города Кракова (далее — MNK) уже была мной дана (Крук 2006: 137-140). В настоящей статье я хотел бы сосредоточиться на рассмотрении памятников, датированных в пределах XI-XVI вв. Среди них стоит отметить, прежде всего, кресты-реликварии или энколпионы, несколько портативных металлических икон, а также украшения, так называемые колты и серьги. Названные памятники можно классифицировать следующим образом:

К тому же стоит упомянуть иконку, предположительно византийского происхождения, а также каменную иконку XIX в., напоминающую изделия, именуемые «куриные боги», которые в ряде случаев связаны со Смоленщиной (Николаева 1983: табл. 68).

  • 0
  автор: SHARIK  |  27-января-2015  |  3913 просмотров  |  Пока нет комментариев

Среди христианских древностей, найденных на территории Крыма, особый интерес представляют энколпионы, являющиеся не только замечательными образцами средневекового медного литья, но и ценным историческим источником. Преобладающее число находок связано с древнерусскими крестами-мощевиками и приходится на главный христианский центр Таврики — Херсон, однако, ряд экземпляров выявлен и в других районах полуострова (рис. 1) (Jaschaeva, Nagornyak 2003: 50).

В статье рассматриваются древнерусские складни и крест-тельник, происходящие из предгорной части Юго-Западного Крыма. Все экземпляры крестов-складней литые, выполнены из различных медных сплавов, тельник — каменный. Семь энколпионов найдено на Мангупе (Мангуп-Кале) и в его ближайших окрестностях.

  • 0
  автор: SHARIK  |  21-января-2015  |  4429 просмотров  |  Пока нет комментариев

Предметы христианского культа ХІ-ХІІІ вв. на сельских поселениях Черниговского ПолесьяРезультаты археологических исследований сельских памятников, представленных поселениями и могильниками разных регионов Древней Руси, существенно изменили наши представления о религиозном сознании жителей деревни в домонгольское время. Убедительные попытки решения этих вопросов с широким использованием археологических материалов на территории Новгородской земли и Белозерья были предприняты в последнее время в специальных исследованиях (Мусин 2002; Макаров 2004).

На сельских поселениях Черниговского Полесья немногочисленную, но весьма показательную группу составляют предметы христианского культа. К ним относятся и предметы личного благочестия (кресты-энколпионы, кресты-тельники, иконки), и детали церковной утвари (фрагменты хоросов, части кадил-кацей, лампадка) (рис. 1). Большинство предметов христианского культа обнаружено при археологических разведках и раскопках сельских поселений. Кроме этого, в настоящей сводке учитывались и случайные находки c селищ, хранящиеся в фондах Черниговского исторического музея имени В.В. Тарновского.

  • 0
  автор: SHARIK  |  19-января-2015  |  5861 просмотр  |  Пока нет комментариев

Эпизодические походы за Урал с целью обложения данью Угорских и самодийских племен совершались новгородскими и московскими ушкуйниками еще в XII и XIV-XV веках. Но именно знаменитый поход отряда Ермака в конце XVI века положил начало необратимому «приобретению» Сибири Московским царством. Как отметил А. П. Окладников, с этого похода и разгрома Сибирского юрта началась «новая эпоха в жизни  огромного края».

Конечно,история Сибирского ханства не сводится к его крушению. Степные пространства Западной Сибири входили в состав кочевнических государств еще в эпоху раннего Средневековья. В начале 2-го тыс. н. э. на этих землях расселялись кыпчаки, против которых совершали далекие походы войска хорезмшаха Мухаммеда и старшего сына Чингисхана Джучи. В XIII веке южные районы Западной Сибири вошли в состав улуса Джучи. Развал Золотой Орды привел к образованию в Западной Сибири в XV веке Тюменского, а затем Сибирского ханств. По территории Западной Сибири проходили важные торговые пути из Поволжья, Средней Азии и Восточного Туркестана.

  • 0
  автор: SHARIK  |  17-января-2015  |  4459 просмотров  |  Пока нет комментариев

Химико-технологическое изучение древнерусских рельефных энколпионов из собрания ГИМИнтерес к древнерусским энколпионам возник в конце XIX в., когда начали формироваться первые частные и музейные коллекции крестов, чаще всего из так называемых «покупок на торгу». Следует заметить, что энколпион — предмет двойственного характера. С одной стороны, это — предмет культа, художественное произведение, наполненное определенным смыслом, с другой — легко воспроизводимое литьем ремесленное изделие. Последнее качество способствовало появлению в конце XIX в. мастерских, в которых отливались энколпионы по оттиску древнерусских образцов в связи с возрастающим спросом на них со стороны коллекционеров (Гнутова, Зотова 2000: 14).

  • 0
  автор: SHARIK  |  11-января-2015  |  3540 просмотров  |  Пока нет комментариев

В западной Латвии на Талсинском городище во втором слое раскопа А среди куршских вещей XII в. (раскопки А. Карнупа, 1936 г.) был найден железный инструмент, имеющий на одном конце перпендикулярно выдвинутое острие, а на другом — петлю (рис. 1, 1). Длина предмета — 14,4 см, длина острия — 1 см1.

Судя по этнографическим данным, такие орудия применялись для кровопускания. Подобный инструмент из бывшей Лиелвардской волости (рис. 1, 2)2, а также ряд описаний лечения им хранятся в Этнографическом отделе того же музея. Медицинские приборы для кровопускания известны и в других странах как в археологическом, так и в этнографическом материале3. На территории Латвии они применялись вплоть до XX в. Кровь пуcкали обычно ударяя острием в вену — по внутренней части вытянутой руки. Перед ударом рука клалась на трость, которая служила опорой, и выше локтя крепко перевязывалась. Иногда кровь пускали и из ноги. Кровопускание у людей применялось при различных заболеваниях — застое крови, головной боли, бешенстве, отравлениях и т. п. Кровь пускали и домашним животным.

  • 0
  автор: SHARIK  |  29-октября-2014  |  4019 просмотров  |  Пока нет комментариев

ТоктамышДанная теория во многом объясняет многие вопросы русской истории кажущиеся с первого взгляда непонятными. Например, борьба за «московское тысяцтво» Ивана Васильевича Вельяминова с князем Дмитрием Ивановичем. Чин «ордынского тысячника», который «носил простую золотую пайцзу» считался наследственным и лишить его мог только хан «если кто-то признавался виновным в преступлении, тогда [наследование должности] отменялось» (ЗОВИ, т. III, 2003, с. 211). Иван «Васильев сын тысяцького» никаких преступлений не совершал. Упразднение «московской тысячи» являлось самоуправством местного «темника», которым Дмитрий Иванович и был. Соответственно Иван Вельяминов поехал жаловаться в «высшие инстанции» к хану, в Сарай, где обрел поддержку. Однако политическая обстановка позволила князю Дмитрию Ивановичу в 1379 году когда «поиде из Орды Иван Васильевич тысяцкий и. обольстиша его и псрсухитривъшс, изымаша его его в Серпухове и приведоша его на Москву. И месяца августа в 30 день, на память святого мученика Филикса, во вторникъ, до обеда, в 4 часъ дни убиенъ бысть Иванъ Васильевичь тысяцкий, мечемъ потять бысть на Кучкове поле у града у Москвы повелениемъ великого князя Дмитрса Ивановича. И бс множество народа стояще, и мнози прослсзишао нсмъ и опечалишася о благородстве и о величествии его» (ПСРЛ, т. XI, 2000, с. 45). Из летописного описания видно неоднозначность восприятия казни московским обществом. Но в 1379 году «измену» Вельяминова можно было объяснить его обращением к «неправильному» хану, поставленному узурпатором Мамаем. Этим же можно объяснить и присутствие на Куликовом поле, против Мамая, кроме подручных князей с их дворами, земских воевод: «Коломеньскаго же полку воевода Микула Васильевич; Володимерьский же и Юрьевский воевода Тимофей Волусвичь, Костромской же воевода Иванъ Родионовичь Квашня; Псреславский же воевода Андрей Серкизовичь» (ПСРЛ. т, XI, 2000, с. 54).

  • 0
  автор: SHARIK  |  23-октября-2014  |  4574 просмотра  |  Пока нет комментариев

Вельможа и присталенный к нему отряд«Батыево нашествие», произошедшее в 30-40-х годах XIII столетия, закончилось для русских княжеств по-разному. Часть, такие как Владимирское, Рязанское, Галицко-Волынское, вступили в вассально-союзнические отношения с завоевателями. Пальму первенства в деле установления таких взаимоотношений держит великий князь Владимирский и Киевский Ярослав Всеволодович, который в 1245 году «поеха в Татары к Батыеви, а сына своего Костянтина посла къ Канови; Батый же почти Ярослава великого честью и мужи его, и отпусти его, и рече ему: «Ярославе буди ты старей вссмъ княземъ в Русскомъ языце». Ярославъ же возвратися в свою землю с великою честью» (ПСРЛ т. 1. 2001. ст. 470). Возможно, его опередили рязанцы – братья Ингварь и Олег Ингваревичи, но достоверных сведений на сей счет нет (Хрусталев, 2004, с. 155-156). Последним из великих (владетельных) князей в 1246 году приехал на поклон в Орду Даниил Романович Галицкий. Ему была нужна поддержка для борьбы с Западом, и потому он не погнушался испить кумыса, чем заслужил высшую похвалу Бату·: «Ты уже нашъ же Тотаринъ, пий наше питье» (ПСРЛ т. II, 2001, ст. 807).

  • 0