Древнерусский металлический убор IX–XIII вв

   |  Страница создана: 21-10-2013  |  Просмотров: 5642
 
первая страница статьи

Вторую половину XII и первую треть XIII в. можно назвать эпохой типологического и стилистического сближения уборов различных техник, взаимообмена составляющими, образования гибридных форм украшений. При изготовлении одного убора и украшения используются различные техники. Это соответствует периоду наивысшего развития древнерусского ювелирного ремесла.

Ювелирный убор в первой половине XII в.: типовые реконструкции
Рис. 9. Ювелирный убор в первой половине XII в.: типовые реконструкции:
I – кичкообразный убор с колоколовидными ряснами и цепями; II – ленточный с колтами 1 группы; III – эмалевый убор с убрусом и диадемой; реконструкции по конкретным кладам: 1 – Мартыновка, 1886 г.; Мироновский фольварк, 1883 г. Киевской губ.; 2 – Старая Рязань, 1967 г., Тверь, 1906 г.; 3 – Кресты Тульской обл., 1876 г., Старая Рязань, 1868 г.; 4 – Чернигов, 1958 г., Старая Рязань, 1887 г., 1979 г.; 5 – погребение под фундаментами Борисоглебского собора, Старая Рязань, 2001 г.; 6 – Старая Рязань, 1970 г.; 7 – Владимир, 1837 г.; 8 – Киев, Михайловский монастырь, 1903 г.; 9 – Киев, усадьба Лескова, 1876 г.; 10 – Киев, усадьба Гребеновского, 1889 г. I, 1, 5 – рубеж XI-XII вв.; II, III, 2, 3, 6, 7, 10 – первая половина XII в.; 4, 8, 9 – середина XII в. I, 1 – архаический стиль; 2 – линейно-геометрический стиль; II, 3, 6-9 – геометрический стиль; III, 10 – аскетически-сакральный стиль; 4 – строгий стиль

Во второй половине XII в. тип головного убора и ожерелья эмалевого и черневого уборов меняются мало (рис. 11).

Наиболее ранний стиль эмалевого убора можно определить как аскетически-сакральный по аналогии с одним из основных направлений в византийской эстетике (Бычков 1991: 99, 147). Манера изображения отличается геометризованностью. Этот стиль имеет два направления: сакральное с преобладанием христианских сюжетов и светское, где используются зооморфные и фантастические образы, связанные с феодальной символикой. Ориентировочная дата стиля с конца XI по середину XII в. (рис. 11: 1, 2, 5). Следующий стиль можно определить как кринообразный. В рамках первых двух стилей господствует тип эмалевого колта с жемчужной обнизью, представленный на рис. 11: 5 (Макарова 1975: 22-26). Развитием кринообразного стиля в эмалевом уборе является утрированно-растительный с оттянутыми изгибами стеблей, относящийся к концу XII – первой трети XIII в. (Рыбаков 1987: 595). Формы лун-ничных колтов становятся не строго округлыми, а более широкими (рис. 11: 3, 7).

Эмалевая техника эстетически выигрышно объединяется с золотой филигранью, стили филиграни соотносятся с эмалевыми. Сканный строгий стиль с арочным и завитковым орнаментом соответствует геометризованному эмалевому стилю и относится также к началу – середине XII вв. (рис. 10: 11, 30, 31; рис. 11: 1, 2, 6; рис. 12: 1, 2). Золотой филигранный пышный стиль с орнаментом из ярусных филигранных спиралей и накладывающихся завитков соответствует растительно-утрированному стилю и относится к концу XII – первой трети XIII в. (оправы медальонов клада в Старой Рязани 1822 г.). В филигранном пышном стиле выполнена «накладная коруна», сохранившаяся в качестве приклада к иконе «Богоматерь Боголюбская из Благовещенского собора Московского Кремля. Первоначально она являлась женским городчатым венцом начала XIII в., по изображениям городчатые венцы известны с XI в. Распространяются эмалевые колты со вставкой и многолучевой каймой (рис. 11: 4). Эмалевые рясна-цепи меняются от круглых к вадрифолийным, способ их застегивания с помощью кольца и цепочки не меняется (рис. 11: 1, 4). Дужки очелья эмалевого убора также двигаются от строгого стиля к пышному, первоначально гладкие дужки украшаются филигранью и драгоценными вставками (рис. 13: 1-4).

Украшения скано-зерненого убора первой половины XII в.
Рис. 10. Украшения скано-зерненого убора первой половины XII в.:
1 – Мирополь Житомирской обл., 1938 г.; 2,10 – Старая Рязань, 1868 г.; 3 – Старая Рязань, 1967 г.; 4 – Кресты Тульской обл., 1876 г.; 5, 9 – Чернигов, 1958 г.; 6 – Городище Хмельницкой обл., 1970 г.; 7, 17 – Киев, усадьба Лескова, 1876 г.; 8, 14, 27 – Тверь, 1906 г.; 11 – Старая Рязань, 1822 г.; 12 – Киев, 1885 г.; 13 – погребение, Старая Рязань, 2001 г.; 15 – Владимир, 1896 г.; 16, 32 – Старая Рязань, 1970 г.; 18–26 – орнаментальные композиции бусин трехбусинных колец; 28 – Москва, 1988 г.; 29, 35 – Старая Рязань, 1937/1950 гг.; 30 – Киев, 1986 г.; 31 – Сахновка Киевской губ., 1900 г.; 33 – Старая Рязань, 1979 г.; 34 – Киев, происхождение неизвестно; 36 – Лески Орловской обл., 1853 г.; 37 – Киев, Михайловский монастырь, 1903 г.; 38 – Старая Рязань, 1887 г. 1, 2, 7, 12, 13, 32 – рубеж XI-XII вв.; 3, 4, 8, 14, 15, 18-24, 27-29, 33-37 – первая половина XII в.; 5, 6, 9-11, 16, 17, 30, 31, 38 – середина XII в.; 1, 2, 7, 32 – архаический стиль; 3, 8,14,18–23, 27, 28, 32-35 – линейно-геометрический стиль; 4, 6, 15, 24-26, 29, 36, 37 – геометрический стиль; 5, 9-11, 30, 31, 38 – строгий стиль; 17 – растительный (кринообразный) стиль

Типологически черневой убор аналогичен эмалевому. Сакрально-аскетическому эмалевому стилю типологически и стилистически аналогичен первый стиль черневого убора, который можно назвать «проэмалевым» или геометризованным. По форме и орнаментации аналогичны небольшие лаконичные круглые колты с имитацией жемчужной обнизи (Макарова 1986: 49, 50, 62, рис. 17). Известны цепи-рясна из прямоугольных черневых пластинок в геометризованном стиле (рис. 11: 8, 13, 16). Стилистическое развитие черни поначалу идет параллельно с эмалью, складывается кринообразный стиль, все сюжеты «прорастают» (рис. 11: 9, 10, 14, 17, 22). Витые и плетеные браслеты с черневыми наконечниками переходят от геометризованного стиля к кринообразному, как показано на рис. 11: 20-22 (Макарова 1986: рис. 13: 6, 7; 14: 35, 36). Затем в черневом уборе складывается оригинальный плетеный стиль, все сюжеты «сплетаются» (рис. 11: 11, 12, 15, 18). Тип колта в элитарном уборе остается лунничным, но варианты оформления его в черневом уборе с середины XII в. становятся более разнообразны: обнизи из металлических шариков, арочек, и гофрированной ленты. Для кринообразного стиля характерны колты с ажурной каймой из гофрированной ленты; для кринообразного и плетеного – колты с каймой из полых шариков и с арочной обнизью (рис. 11: 9-12, 15). Апогей плетеного стиля приходится на конец XII в., поскольку широкие браслеты с развитым плетеным орнаментом выполнены с использованием технологии тиснения, сменившей к этому времени ручную выколотку и литье (Макарова 1986: 52, 91). Эта дата подтверждает и хронологическое размещение других стилей элитарного убора. Среди орнаментальных сюжетов широких браслетов черневого убора на уровне кринообразного и начальных стадий плетеного стиля около середины XII в. развивается «языцизирующее» направление (рис. 11: 19).

Под воздействием типологии эмалевого убора в скано-зерненом происходят важные типологические изменения. Во-первых, совершается переход к более узкой цепи-рясне из бляшек, что вызывает образование лунницы у скано-зерненых колтов. Так формируются колты 2 типологической группы (рис. 12: 3-9). Более ранними являются формы с семью и шестью лучами и четырехлепестковой розеткой (рис. 12: 7, 8). Формируется рациональная форма лучевого колта с пятью лучами и трехлепестковой розеткой в центре (рис. 12: 4-6, 9). Зернь пирамидок и завершений лучей сменяется полыми тиснеными шариками (рис. 12: 6, 9).

Эмалевый и черневой уборы во второй половине XII – первой трети XIII в.
Рис. 11. Эмалевый и черневой уборы во второй половине XII – первой трети XIII в.:
1, 2 – типовые реконструкции женского и мужского княжеского эмалевого убора в сакрально-аскетическом стиле; 3 – Сахновка Киевской губ., 1900 г.; 4 – типовая реконструкция женского княжеского эмалево-филигранного убора в пышном стиле; 5 – Киев, Михайловский монастырь, 1824 г.; 6 – Старая Рязань, 1822 г.; 7, 12 – Киев, Десятинная церковь, 1842 г.; 8, 14 – Киев, усадьба Орлова, 1901 г.; 9 – Киев, ул. Мало-Владимирская, 1893 г.; 10 – Терехово Орловской губ., 1876 г.; 11, 20 – Святое Озеро Черниговской губ., 1908 г.; 13,15, 21 – Киев, Михайловский монастырь, 1903 г.; 16 – Романово Могилевской обл., 1892-1893 гг.; 17 – Городище Хмельницкой обл., 1970 г.; 18 – Киев, ул. Стрелецкая, 1939 г.; 19 – Тверь, 1906 г.; 22 – Киев, Михайловская гора, 1841 г. Конец XI – начало XII вв.: 1, 2, 5 – сакрально-аскетический (геометризованный) эмалевый стиль; 6 – золотой строгий сканый стиль; 8, 13, 16, 20 – проэмалевый стиль в черни. Середина XII в.: 9, 10, 14, 17, 21, 22 – кринообразный стиль в эмали и черни. Конец XII – первая треть XIII вв.: 3, 7 – утрированно-растительный стиль в эмали; 4 – золотой пышный стиль в филиграни; 11, 12, 15, 18, 19 – плетеный стиль в черни

Во-вторых, под воздействием дужек эмалевого убора трехбусинные височные кольца трансформируются в дужки очелья и используются также для рясенных лент (рис. 13). Многие скано-зерненые очелья демонстрируют процесс приспособления колец под дужки: снятие бусин, подрубание одного из концов или образование из него грубой петли (рис. 13: 5-11). В итоге возникает новая категория – трехбусинная дужка с двумя аккуратными петлями по концам для очелья или височной ленты (рис. 13: 12-17). Прямые трехбусинные стержни с двумя петлями могли соответствовать двум головным уборам: кокошнику и пирамидальному убору провизантийской формы, известному по изображениям на самих же колтах (рис. 13: 9,10,16,17). Можно предполагать, что древнерусский кокошник складывается к концу XII в. Бусины трехбусинных украшений переходят к легкой ажурной конструкции (рис. 12: 10, 11).

Во второй половине XII в. орнаментация скано-зерненого серебряного убора полностью переходит к геометрическому стилю. Орнаментальные элементы лишаются миниатюрных деталей, господствуют орнаменты типа сетки, розетки и бордюра (рис. 12: 12-19). Кринообразный стиль элитарных уборов способствует распространению кринообразной орнаментации на скано-зерненых украшениях (рис. 10: 5, 17, 30, 31, 38; рис. 12: 9).

Скано-зерненый убор во второй половине XII - первой трети XIII в. Геометрический стиль зерни
Рис. 12. Скано-зерненый убор во второй половине XII - первой трети XIII в. Геометрический стиль зерни:
1 – типовая реконструкция женского княжеского эмалевого убора в сакрально-аскетическом стиле; 2 – Киев, Михайловский монастырь, 1824 г.; 3 – Изяславль; 4, 13-15 – Старая Рязань, 1937–1950 гг., 1970 г.; 5 – типовая реконструкция скано-зерненого убора с колтами 2 группы; 6, 9, 17, 18 – Старая Рязань, 1970 г.; 7 – Киев, Михайловский монастырь, 1903 г.; 8 – Старая Рязань, 1974 г.; 10, 11 – ажурные бусины трехбусинных украшений; 12 – Старая Рязань, 1979 г.; 16 – Москва, 1988 г.; 19 – Старая Рязань, 1937-1950 гг

Около середины столетия в ювелирном производстве возникает «проблема рясен-цепей». Перейдя к типологии и конструкции эмалевого убора, уборы остальных техник встают перед необходимостью создать конструктивно и стилистически подходящие для своего убора рясна-цепи для ношения колтов (рис. 14).

В черневом уборе первоначально существуют рясна в виде пластинок, соединенных жемчугом (рис. 14: 5). По аналогии с эмалевыми ряснами возникают рясна в виде двойных цепочек из круглых бляшек, выполненные в технике тиснения и соответствующие черневым колтам с полыми шариками (рис. 14: 6). Аналогичные рясна из круглых бляшек возникают в скано-зерненом уборе, меняясь стилистически от линейно-геометрического и геометрического к строгому стилю (рис. 14: 11-13).

Прослеживается способ самодельного конструирования рясна: для ношения колтов дорогого убора используются цепи из трехбусинных колец с которых сняты бусины, а также цепи из перстнеобразных височных колец (рис. 14: 2, 7,17). В височных лентах продолжают использоваться обычные трехбусинные кольца (рис. 14: 15, 16). Применяются и кольца, трансформированные в дужки (рис. 14: 18, 19).

К середине XII в. в связи с развитием тиснения возникает рясно-цепь из колодочек. Первоначально это довольно широкая двойная лента из колодочек шириной около 3,0 см, возможно, приспособленная еще к колтам с широкой дужкой. Застежка ленты из колодочек первоначально аналогична эмалевой: кольцо и цепочка (рис. 14: 8). Вероятно, такая цепь одновременно наследует традиции и византийского рясна и русской височной ленты. Затем рясно-цепь из колодочек сужается, приближаясь к размеру дужки колта. На таких цепях носятся колты всех техник: эмали, черни, скани и зерни (рис. 14: 3, 9, 14). Постепенно меняется застежка и крепления рясна: известны случаи, когда она имеет по концам две цепочки, или присоединяется к колту с помощью маленькой петельки (рис. 14: 3). Сужению рясна соответствует появление концевой колодочки треугольной формы, что в свою очередь обуславливает одинарность рясенной цепи (рис. 14: 14, 19).

Формирование очелья из трехбусинных дужек в скано-зерненом уборе во второй половине XII в
Рис. 13. Формирование очелья из трехбусинных дужек в скано-зерненом уборе во второй половине XII в.:
1а – типовая реконструкция очелья эмалевого убора; 1б – Киев, усадьба Лескова, 1876 г.; 2 – Киев, Михайловский монастырь, 2000 г.; 3 – д. Колесище Каневского у. Киевской губ.; 4 – Киев, Михайловский монастырь, 1824 г.; 5 – Киев, усадьба Гребеновского, 1899 г.; 6, 7 – Старая Рязань, 1967 г.; 8 – Старая Рязань, 1974 г.; 9 – Льгов, 1979 г.; 10 – Владимир, 1837 г.; 11 – Старая Рязань, 1979 г.; 12 – Вербов Львовской обл., 1920-е гг.; 13 – Терехово Орловской губ., 1876 г.; 14 – типовая реконструкция очелья из трехбусинных дужек; 15 – Старая Рязань, 1992 г.; 16 – Владимир, 1865 г.; 17 – Владимир, 1896 г

Иногда используются раздвоенные рясна, углом подходящие к колту. Такое крепление рясен из колодочек зафиксировано в кладе из Старой Рязани 2005 г. (рис. 14: 19). Аналогичная рясенная лента, углом подходящая к колту, хорошо видна на головном уборе Десиславы на фреске в Боянской церкви (рис. 14: 24). Реконструкцию ношения колтов на двух цепях из колодочек предлагает В.И. Якубовский по кладовым материалам Болоховской земли (Якубовський 2003: рис. 95). Треугольные колодочки ря-сенных цепей оформляются в геометрическом, кринообразном и завитковом строгом стилях (рис. 14: 19-21). Позже окончание становится полуквадрифолийным в соответствии с переменой в форме рясен для эмалевых колтов (рис. 14: 4, 23). Уборы дают интересные примеры сочетания рясен из колодочек и трехбусинных украшений (рис. 14: 19, 23). Крупные трехбусинные кольца могли выполнять роль концевой привески (рис. 14: 15, 16). Реконструкция рясен-цепей для черневых колтов из клада в Старой Рязани 2005 г. показывает совмещение трехбусинной ленты и раздвоенных рясен-цепей из колодочек. Петлеобразно сложенная тканая тесьма с пришитыми трехбусинными дужками первоначально была, вероятно, присоединена концами к дужке колта между двумя треугольными колодочками. На дужке колтов остались обрезанные пришитые петли из этой тесьмы (рис. 14: 19а). Между треугольными колодочками находились остатки кожи. Трехбусинные кольца, очевидно, плотно примыкали к кожаной детали, поскольку на ней сохранились хорошо-читаемые отпечатки скано-зерненой орнаментации бусин (рис. 14: 196). Остатки кожи сохранились и на обороте колодочек. Такой способ ношения соединяет традиции русской ленточной трехбусинной ленты и новой колодчковой рясны.

В итоге тиснение предлагает еще один тип рясен-цепей в виде цепочки из подквадратных звеньев с мелким рифлением, еще более универсальный и подвижный, подходящий к любому головному убору и колтам (рис. 14: 10, 22).

Развитие рясен-цепей для колтов во второй половине XII в. - первой трети XIII в
Рис. 14. Развитие рясен-цепей для колтов во второй половине XII в. - первой трети XIII в. 1 – типовая реконструкция ношения эмалевых колтов на ряснах с круглыми бляшками; 2 – Киев, усадьба Есикорского, 1885 г.; 3, 16 – Киев, Десятинная церковь, 1936 г.; 4 – типовая реконструкция ношения эмалевых колтов на ряснах с квадрифолийными бляшками; 5, 12 – Киев, Михайловский монастырь, 1903 г.; 6 – Губин Болоховской земли, № 2; 7 – Киев, 1909 г.; 8 – Киев, 1906 г.; 9 – Киев, 1914 г.; 10 – Киев, усадьба Трубецкой, 1872 г.; 11 – Старая Рязань, 1937-1950 гг.; 13 – Москва, 1988 г.; 14 – Старая Рязань, 1974 г.; 15 – Киев, 1911 г.; 17 – Киев, 1898 г.; 18, 20, 22 – Вербов Львовской обл., 1920-е гг.; 19а – Старая Рязань, 2005 г.; 19б – отпечаток скано-зерненой орнаментации трехбусинной дужки на кожаной детали, микрофото Н.В. Жилиной; 21 – Болохов, клад № 5; 23 – Киев, Десятинная церковь, до 1899 г.; 24 – убор Десиславы, фреска церкви св. Пантелеймона в Бояне, Болгария, середина XIII в.

Различные ювелирные техники на протяжении второй половины XII в. – первой трети XIII в.
ввсе более сочетаются с развитым металлическим декором. Важную роль здесь играет развитие тиснения, становящегося к этому времени самостоятельным видом ювелирной техники. Тиснение не только используется для изготовления корпуса и деталей украшений других техник, но формирует оригинальные типы украшений. Помимо цепей-рясен создаются ожерелья из кринообразных подвесок и накладные бляшки на одежду (рис. 15: 16-25). Стилистическое развитие тисненых изделий аналогично развитию эмалевых и филигранных. На первом этапе тисненые изделия характеризуются геометризованностью (рис. 15: 16, 18). Затем в них торжествует растительный стиль, который в данном случае наиболее правомерно назвать кринообразным, поскольку подвески имеют форму изящно изогнутого крина (рис. 15: 17, 20). На завершающих стадиях наблюдается утрированно-растительный и пышный стиль (рис. 14: 24, 25).

Ожерелья XII в. – первой трети XIII в
Рис. 15. Ожерелья XII в. – первой трети XIII в.(варианты реконструкций):
1 – Каменный Брод Киевской губ., 1903 г.; 2 – Киев, Михайловский монастырь, 1824 г.; 3 – Исады, Суздаль, 1851 г.; 4 – Старая Рязань, 1822 г.; 5, 15 – Сахновка Киевской губ., 1900 г.; 6, 7 – Старая Буда Киевской губ., 1908 г.; 8,13 – Владимир, 1837 г.; 9 – Киев, ул. Стрелецкая, 1939 г.; 10 – Старая Рязань, 1970 г.; 11, 22 – Владимир, 1865 г.; 12, 19, 21 – Старая Рязань, 1868 г.; 14 – Москва, 1988 г.; 16, 20 – Киев, Михайловский монастырь, 1903 г.; 17 – Киев, усадьба Орлова, 1901 г.; 18 – Киев, усадьба Лескова, 1876 г.; 23 – Владимир, 1993 г.; 24, 25 – Киев, 1949 г. 1, 6, 8, 16 – начало XII в.; 2, 3, 9-12, 17-23 – середина-вторая половина XII в.; 4, 5, 13-15, 24, 25 – конец XII – первая треть XIII в. 1, 2, 6, 7, 9 – аскетически-сакральный стиль в эмали и черни; 8, 10 – геометрический стиль в зерни; 16, 18, 21 – геометризованный стиль в тиснении; 3, 12-14, 20, 22, 23 – растительный (кринообразный) стиль в черни и тиснении; 4, 5, 15 – золотой пышный стиль в филиграни; 25 – пышный стиль в тиснении; 14 – утрированно-растительный стиль в тиснении и эмали

В начале XII в. наиболее ранние формы ожерелья из медальонов с христианскими сюжетами сохраняют традиции гривны с жестким креплением звеньев и мониста с гибким креплением и трубчатыми или пластинчатыми ушками медальонов и подвесок (рис. 15: 1, 6-8). В середине столетия складывается ожерелье из медальонов с ушком в виде бусины и крупных бусин между медальонами, способствующих правильному расположению медальонов на широком оплечье (рис. 15: 2-4, 9-14). На завершающем этапе, в конце XII – первой трети XIII в. ожерелье входит в ансамбль тканевого оплечья, почти сливаясь с ним. Этому способствует ушко медальонов, оформленное в виде каста (рис. 15: 5, 15).

Таким образом, начало XII в. связано с сакрально-аскетическим (геометризованным) стилем в эмали и черни и тиснении, строгим – в скани, остатками линейно-геометрического стиля в зерни. Середина столетия связана с кринообразным стилем в эмали, черни и тиснении, геометрическим в зерни. В конце XII и первой трети XIII в. развивается утрированно-растительный стиль в эмали, плетеный в черни, пышный стиль в филиграни. Каждому стилю соответствуют определенные типы украшений.

Литература

первая страница статьи

Н.В. Жилина (Москва) // Славяно-русское ювелирное дело и его истоки. Материалы Международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Гали Фёдоровны КОРЗУХИНОЙ (Санкт- Петербург, 10–16 апреля 2006 г.). — СПб. : Нестор-История, 2010


 
загрузка...