Глава 6. Мечи балтских племен II-VIII веков на территории Литвы

   |  Страница создана: 07-06-2015  |  Просмотров: 1777
 

Жители территории Литвы с мечами – новым видом оружия – познакомились в середине I тысячелетия н.э. Это двухлезвийные и однолезвийные мечи с рукоятками без перекрестий. Кроме них, к группе мечей мы отнесли так называемые широкие боевые ножи-мечи, локальное, только для некоторых балтских племен характерное оружие. В настоящее время, по археологическим и литературным данным, в Литве известны 2 двухлезвнйных, около 100 од-нолезвнйных и 178 широких боевых ножей-мечей V-начала IX в.

Распространение однолезвнйных и двухлезвнйных мечей в Литве
Карта XVI. Распространение однолезвнйных и двухлезвнйных мечей:
I - однолезвийные: 1) по 1 мечу в могнлышке. 2) по 2-10 мечей в могильнике 3) более чем по 10 мечей в могильнике; II — двухлезвийные мечи

6.1. источники

Публикации об обнаруженных в Литве мечах I тысячелетия н. э. начали появляться во второй половине прошлого столетия. Первым мечи упомянул немецкий археолог О. Тишлер. Он писал, что в погребениях V—VIII вв. грунтового могильника Аукшткемяй однолезвийные мечи обнаруживаются вместе с арбалетовиднымн фибулами, перстнями, топорами и другими вещами материальной культуры (199, с. 121-122, 134). Несколько десятков мечей, обнаруженных случайно и в погребениях, было опубликовано еще до Великой Отечественной войны (178, табл. 1 :4; 72, табл. X: 10, 21; 73, рис. 242 : ф; 186, рис. 12; 139, с. 56; 160, с. 144; 166, рис. 44, 45; 79, с. 22). Мы должны в первую очередь упомянуть эти публикации, потому что они не утратили значения до сих пор. Большинство археологических коллекций, хранившихся в фондах разных музеев, во время войны не уцелели. Безвозвратно утрачен материал таких широко исследованных могильников Клайпедского края, как например, Аукшткемяй (Клайпедский р-н), Барвай, Вежайчяй (Шилутский р-н), хранившийся в музеях Восточной Пруссии в Кёнигсберге, Инстенбурге и других городах. Много случайных находок из могильников этой части Литвы попало в разные музеи Берлина. В послевоенные годы, при более интенсивном исследовании погребальных памятников, найдено больше мечей и мест их нахождения теперь известно больше (карта XVI).

Двухлезвнйные мечи обнаружены в Крикштони-се (Лаздийскнй р-н), в погребении № 1, под насыпью кургана с каменным венцом, размытого Нямунасом (105, с. 76, ри-с. 5; 112, с. 314), и в Таурапилисе, в кургане № 5 (190, с. 129-136, рис. 2; 193, с. 23-25) (рис. 37: I, 2). Особенно много найдено однолезвийных мечей с рукоятками без перекрестий (рис. 37:3-8), они найдены в 32 погребальных памятниках (карта XVI). Например, в грунтовом могильнике Паланга из 37 найденных в погребениях мечей 18 были упомянутого типа. Большинство из них датируются VIII-IX вв.* (99, с. 46). В могильнике Лаздининкай, в погребениях VI-IX вв., найдено 26 однолезвийных мечей. В Кяулейкском могильнике 9 мужских погребений VIII -начала IX в. имели по одному оружию этого вида (62, с. 120). По несколько экземпляров известно из раскопок могильников Вилку Кампас (141, с. 49), ГІрншманчяй (139, с. 56; 144, с. 87-97, рис. 14, 15:5), Юргайчяй (142, с. 106). Единичные экземпляры обнаружены в могильниках Бикавенай (Шилутский р-н), в Па-кальнншкяй (Шакяйский р-н), в Плинкайгалисе, в погребении № Е, в Янкайчяй (Тельшяйский р-н), в Яунейкяй и Жвиляй (Шилальский р-н), Варлншкес (Тракайский р-н) (рис. 38). Таким образом, в послевоенные годы на территории республики обнаружено около 80 однолезвийных и 2 двухлезвийных меча I тысячелетия н. э.

Из-за того, что отличить погребения VIII и IX вв. очень трудно, в этой главе рассматривается оружие по IX в. включительно.

До последнего десятилетия большинство широких боевых ножей-мечей (рнс. 42) обнаружено случайно и лишь несколько десятков экземпляров – в погребениях. Из-за многочисленности случайных находок оружия этого вида долгое время не была точно ясна ни его хронология, ни связанные с ним закономерности погребального обряда, ни территория его распространения. В результате накопления большого количества материала стало возможным картографировать его, уточнить хронологию и установить, в каком порядке эти мечи клали в погребения на отдельных территориях (123, с. 124-125, карта 69).

В настоящее время этого оружия стало гораздо больше. Например, лишь в одном Яунейкяйском могильнике обнаружено 54 широких боевых ножа-меча: 48 – в погребениях и 6 – случайные находки. В могильнике Паэжерис найдено 19 экземпляров этого оружия: 15 – в погребениях, 4 – случайно. Из могильника Линксмучяй известны 13 широких боевых ножей-мечей, из которых 11 найдены в погребениях и 2 – случайно (211, с. 306, рис. 2, 9:1-3, 10:2; 144, с. 91, рис. 19, 20). В могильнике Памишкяй собрано 12 широких боевых ножей-мечей, 10 – в погребениях и 2 – случайно (196, с. 42). По несколько экземпляров этого оружия найдено в Валдомай (4), в Дягесяй (3), в Каштауналяй (3) (205, с. 102), в Павирвите-Гудай (Ак-мянский р-н) (3), в Папнле (4) (144, с. 95-97, рнс. 26), в Якштайчяй-Мяшкяй (Шяуляйский р-н) (4) (201, с. 130). Единичные экземпляры обнаружены при исследовании могильников Кибуряй, Паистречяй (Пасвальский р-н), Пакиршиняй I (Радвнлишкский р-н). Несколько десятков широких боевых ножей-мечей попали в музеи из разрушающихся погребальных памятников. Они хранятся в фондах ИЭМ, ШМА, БКМ, ККМ. Так, в археологическом материале Литвы известно 178 широких боевых ножей-мечей с 40 археологических памятников Литвы, в основном нз Центральной Жемайтии и северной части республики.

Двухлезвийные и однолезвийные мечи Прибалимки Однолезвийный меч из Варлишкес
Рис. 37. Двухлезвийные и однолезвийные мечи: 1. Таурапилис. кург. № 5; 2. Крикштонис, погр. № 1; 3, 4. 6, 8. Кашучяй. погр. № 14. случ. нах.. погр. № 25; б, 7. Яумейкяй. погр. № 455. Рис. 38. Однолезвийный меч из Варлишкес (Тракайский р-н)

Точно сосчитать мечи, особенно однолезвийные с рукоятками без перекрестий, трудно, так как в некоторых довоенных изданиях только упоминается, что они обнаружены, но количество не указано. Неизвестно, сколько мечей найдено в Андуляй, Аукшткемяй, Вежайчяй. Не всем уцелевшим и хранящимся в музеях материалом можно пользоваться. Большая часть мечей испорчена коррозией, сохранились только фрагменты. Поэтому трудно или совсем невозможно установить их длину, ширину клинков, уловить детали, нужные для исследований, сделать металлографический анализ.

6.2. Классификация мечей

Двухлезвийные мечи

Крикштонский меч длиной около 100 см с клинком шириной в см (рис. 36:2). Судя по остальному инвентарю: бронзовой овальной пряжке и оковам ремешков, наконечнику копья, ритону, точильному бруску, погребение датируется V в. (105, с. 77). Второй, таурапильский, меч длиной 91 см с клинком шириной 5 см, с еле заметным долом и с черешком с перекладиной длиной 4 см в конце (рис. 36:1). Меч был в деревянных ножнах, украшенных металлическими серебряными оковами (рис. 39). Острие ножен упрочнял и украшал массивный наконечник U-формы, длиной 12,5 см, сделанный из позолоченного серебра (рис. 40 : 1) (193, с. 23-24, рис. 8, 12, 13). По остальному инвентарю: арбалетовидной фибуле, овальным пряжкам н оковам от ремешков, наконечникам копий, умбону щита, шпорам, узколезвийному проушному топору, ритону, пинцету, перстню и др., погребение датируется концом V -началом VI в. (193, с. 31). По принятой типологии эпохи великого переселения народов, этот меч ближе к мечам группы А IV типа, хотя имеет черты и III типа (48, с. 58-82).

Оба меча, найденные на территории Литвы, без сомнения, являются импортными. На земле балтских племен двухлезвийные мечи появились в первой половине I тысячелетия и. э. Это – короткое и длинное оружие с рукоятками без перекрестий. В это время они еще очень редки и обнаружены в основном на западнобалтских территориях — в бывшей Восточной Пруссии (73, с. 245, рис. 197). Мечи середины I тысячелетия н. э. найдены и на соседних с Литвой территориях. В первую очередь мы должны упомянуть меч, найденный в Швейцарии, в кургане № 25 (Польша). Это двухлезвийный меч, сделанный из дамас-кированной стали (42, с. 26, табл. 1, V : 1а; 39, с. 10, табл. 5: 7; 40, с. 196). Он датируется V в., а его родиной считаются провинции Римской империи (43, с. 333). Фрагменты одного или нескольких двухлезвийных мечей обнаружены в кладе из Кокмуйжа I (Добельскнй р-н, Латвийская ССР). Клад датируется концом V в. (204, с. 138-142, рис. 46).

Двухлезвийные мечи (spatha) – очень древнее оружие, в Европе известное уже в период до начала н. э. (84, с. 100-133). Особенно широко мечи распространились после падения Римской империи (218, с. 11). Видимо, некоторые экземпляры мечей и попали на балтские земли в V -первой половине VI в. из бывших провинций Римской империи. Можно упомянуть множество экземпляров аналогичных или похожих мечей с территорий южнославянских, германских, финно-угорских племен.

Рис. 39. Двухлезвнйный меч из могильника Таурапилис (Утенскиіі р-н),
кург. № 5 (реконструкция)

Однолезвийные мечи

Однолезвийные мечи (около 100 экз.) — это короткое, ножевидной формы оружие (рис. 37:3-8). Поэтому одни исследователи то же самое оружие считают боевыми ножами, другие причисляют их к мечам. Нет твердо установившегося мнения о том, какой длины этот вид оружия следует считать мечом. Например, в литовской археологической литературе господствует мнение Р. Волкайте-Ку-ликаускене, которая, исследуя оружие IX-XIII вв., пришла к выводу, что к мечам следует отнести только однолезвийные с рукоятками без перекрестий мечи длиной 60 см н более и широкие боевые ножи-мечи длиной до 50 см (217, с. 24). По мнению эстонского оружневеда М. Манделя, к мечам должно причисляться оружие длиной 65-70 см (126, с. 235), по утверждению финского археолога Г. Сальмо, мечами считается только оружие длиной 80 см и более. Оружие длиной от 20 до 80 см еще считается боевыми ножами — скрамасаксамн (166, с. 127). Археологи Латвии оружию длиной 45-50 см дали общее название — боевые ножн-мечи. Обнаруженное на территории Латвийской ССР оружие этого вида отличается от однолезвийных мечей Литвы: оно с более узкими клинками и с надетыми на рукоятки железными оковами-кольцами для укрепления (119, с. 156, табл. 39: 15). Такое расхождение мнений естественно. Военные изобретения распространяются и заимствуются с удивительной быстротой, хотя они не могут заслонить местных особенностей и своеобразия военного дела отдельных территорий (12, с. 8).

Отличить однолезвийные мечи от длинных боевых ножей трудно, поскольку эти виды оружия очень похожи. Поэтому основным отличительным признаком должна быть длина и ширина клинка оружия. Нужно обратить внимание и на тот факт, что мечами чаще всего пользовались для удара, а не для укола, хотя бывали и исключения. Например, меч римлян gladius был предназначен для укола, но подходил и для удара (154, с. 186). Этим в основном мечи и отличаются от боевых ножей, назначение которых – только колоть. Таким образом, однолезвнйными мечами с рукоятками без перекрестий на территории Литвы считаем оружие, которое имеет общую длину более 50 см, ширину клинка более 3 см.

Происхождение и развитие однолезвийных мечей

Было высказано мнение, что однолезвийные мечи местного происхождения (214, с. 204), а развились они из длинных боевых ножей (99, с. 45). Около середины I тысячелетия н. э. боевые ножи становятся длинными, некоторые из них достигают в длину 40 см и больше н приобретают характерные для мечей черты: постепенно утрачивают колющее свойство – узкий и тонкий клинок и вытянутое острие клинка. Спинки клинков утолщаются, они изготавливаются более широкими, острие округляется. Боевые ножи становятся длиннее и тяжелее и являются как будто переходной формой от боевого ножа к мечу. Например, такой боевой нож-меч найден в могильнике Плинкайгалис, в погребении № 16, датируемом V в. Его клинок длиной 40,9 см и шириной 2,47 см. Спинка толщиной 0,77 см. Таким оружием можно было не только колоть, но н удачно наносить удары. В Яунейкяй, в погребении № 271, обнаружен боевой нож-меч длиной 47 см с клинком шириной 2,5-3 см.

Развитию мечей в Литве способствовали и новые военно-тактические приемы. В первую очередь это связано с ростом значения конницы в военном деле того времени. С середины I тысячелетия н. э. в могильниках увеличивается число конских захоронений, снаряжения всадника и боевого коня в мужских погребениях. Это указывает на то, что среди прочих видов вооруженных сил того времени важное место начинают занимать и всадники. Изучение археологического материала Литвы и погребальных обычаев помогает установить, что однолезвийными мечами вооружены были как пешие воины, так и всадники. Например, в могильнике Шернай (Клайпедский р-н), в погребении № 50, в Юргайчяй, в погребениях № 15 и 16, рядом с умершими, вооруженными однолезвийными мечами, похоронены и боевые кони. В большинстве погребений могильников Кашучяй (№ 10, 14, 25), Кяулейкяй (№ 2, 5, 7, 15, 16, 34, 39, 40), Лаздининкай (№ 18, 22, 25, 52, 82, 96, 104, 141, 192, 195), Паланга (№ 8, 21, 79с, 133, 149, 218, 219, 243, 245, 338) среди погребального инвентаря найдены предметы снаряжения всадника и боевого коня — удила, остатки узд, шпоры. Наряду с упомянутыми погребениями всадников с конями встречаются погребения, в которых не бывает удил, остатков узд и шпор. Например, в могильнике Вилку Кампас мечи часто бывают в мужских погребениях, но ни в одном из них не найдено упомянутых принадлежностей всадника и снаряжения боевого коня. Таких вещей не было в Барвай, в погребении № 34, в Вежайчяй, в погребении № 667, в Никелай, в погребении № 3, в Рубокай, в погребении № 3 (все — в Ши-лутском р-не) и других. Сравнение длины мечей из погребений всадников и пеших воинов позволяет отметить, что мечи всадников несколько длиннее. Однако в общем на территории Литвы мечи этого типа очень разной длины. В погребениях всадников в могильниках Лаздининкай и Паланга длина клинков найденных мечей—от 45,5 до 72 см, в Кяулейкяй — от 54 до 62, а в Кашучяй—от 49 до 68 см. В погребениях пеших воинов некоторые мечи очень длинные: в Кашучяй, в погребении № 14, найден меч длиной 84 см. Его клинок длиной 71 см и шириной 4 см, черешок длиной 13 см. Этот меч обнаружен вместе с вещами, датируемыми концом VIII -началом IX в.,— с двумя бронзовыми шейными гривнами (одна — с утолщающимися заходящими концами, а другая — витая с петлевид-ными концами), с арбалетовидной фибулой с ножкой в виде звериной головы, с браслетом с утолщающимися многогранными концами, с двумя спиральными перстнями, с остатками двух ритонов с бронзовыми оковами, с орудиями труда и оружием. Это один из самых длинных однолезвийных мечей, найденных на территории Литвы. Остальные мечи данного вида гораздо короче. Например мечи, найденные в могильнике Вилку Кампас, имеют длину 57-61 см, длина их клинков 47-51 см. Меч, обнаруженный в Барвай, в погребении № 34, имеет длину 66 см и т. д.

Ножны мечей
Рис. 40. Ножны мечей:
I. Таурапилис, кург. № 5; 2. Вилку Кампас. погр. № 1; 3. Лаздинннкай. погр. ši 195; 4. Юргайчяй. погр. № 15; 5. 6. Паланга, погр. № 235, 338
Рис. 41. Инвентарь погр. № Е VI! в. с трупосожжен нем из могильника Плннкайгалнс:
1 — однолезвнйный меч. согнутый в ритуальных целях; 2 — узколезвийный проушный топор; 3 — фрагменты арбалетовидной бронзовой фибулы с тесло-видной ножкой

Один из наиболее ранних однолезвийных мечей с рукоятками без перекрестий найден во время исследования могильника Шернай в 1891 г. Немецкий ученый Λ. Бец-ценбергер в богатом погребении № 50, датируемом V(?) в., нашел короткий меч, серебряную шейную гривну с концами, обмотанными проволокой и заканчивающимися петлей и крючком, бронзовую шейную гривну, украшенную колечками, 3 бронзовые и железную арбалетовидную фибулы, спиральный браслет, серебряный и бронзовый спиральные перстни и разный другой инвентарь (49, с. 155-157, табл. VIII, XIV, XV). Следует упомянуть Лаздннннкайский могильник, в котором однолезвийные мечи найдены в погребениях VI-IX вв. Например, в погребении № 27 обнаружены фрагменты однолезвийного меча, 3 бронзовые арбалетовидные звериноголовые и 2 с перекладинами фибулы, булавка с крестовидной головкой, наконечник копья и другие вещи. Два меча найдены в частично разрушенных погребениях VII в. в могильнике Яунейкяй (194, с. 158). В погребении № 377 рядом с мужским скелетом лежал однолезвийный меч длиной 71,5 см с клинком шириной 4 см, толщина спинки клинка составляла 1,3 см (рис. 37 : 7). На черешке длиной 9 см были заметны остатки деревянной рукоятки без перекрестий. В погребение он, похоже, был положен без ножен. В погребении № 455 уцелела часть клинка меча длиной 47 см (рис. 37:5), поло-женного с левой стороны от умершего. В области груди найдены обломки бронзовой арбалетовидной фибулы с тесловндной ножкой, поломанный наконечник копья с пером лавролнстообразной формы и втульчатый топор. Обнаруженный в этом погребении меч отличается от меча погребения № 377 более узким клинком и более тонкой спинкой клинка. Ширина клинка 3 см, толщина спинки 0,5 см. Он напоминает короткие боевые ножи-мечи, изготовлявшиеся в VI и особенно в VII в. на территории Латвии (119, табл. 39:15; 76, рис. 9:12). Мы должны упомянуть и однолезвийный меч из Плинкайгалиса, из погребения с тру-посожжением № Е. Длина меча 60 см, ширина клинка 3,4 см, толщина спинки 0,75 см. Он обнаружен вместе с бронзовой арбалетовндной фибулой с тесловидной ножкой, с ленточным перстнем, узколезвийным проушным топором и другими вещами VII в. (рис. 41). Привлекают внимание мечи, найденные в Гибай-чяй (186, рис. 2), Лепоряй (187, с. 37) и фрагменты меча из Па-шушвиса (Кедайнскнн р-н). Общая длина первого меча около 70 см, длина клинка 57 см, длина второго — 50 см, ширина клинка 4 см. Оба обнаружены случайно, но датируются VI-VII вв. по другому инвентарю из этих могильников.

Погребение № 215 могильника Пагрибис; однолезвийный меч
Рис. 42. Погребение № 215 могильника Пагрибис; однолезвийный меч in situ

В погребениях VIII-IX вв. однолезвийные мечи встречаются чаще всего, а территория их распространения самая широкая (карта XVI). Отдельные однолезвийные мечи найдены даже в курганах Восточной и Южной Литвы. Это мечи из Варлншкес (Тракайскнй р-н) (99, рис. 3:2) и Памусяй (178, табл. 1:2; 115, е. 108-109, рис. 4: 5; 99, рис. 3). Меч, обнаруженный в Варлишкесе, имеет длину 60,5 см, ширину клинка 5 см и толщину спинки 0,5 см. Верхние края клинка у спинки украшены мелким геометрическим орнаментом (99, рис. 4). Это единственный экземпляр оружия данного вида с орнаментом. Паму-сяйскнй меч имеет длину 53,6 см, ширину клинка 4,2 см, толщину спинки – 0,5 см (рнс. 43).

В погребениях VIII-IX вв. вместе с мечами обнаруживают инвентарь, характерный для этого периода. Ярким примером является полный комплекс погребального инвентаря могильника Гиркаляй (Клайпедский р-н). Здесь в погребении № 50 были обнаружены однолезвнйный меч длиной 70 см, бронзовая арбалетовидная фибула с ножкой в виде звериной головы, 2 спиральных перстня, остатки кожаного ремня, 2 янтарные бусины, маленький глиняный горшок, миниатюрная коса, бронзовая окова ритона, 2 наконечника копий IV типа — с пером иволистооб-разной формы, нож, удила и шпора.

В конце IX-X в. на территории Литвы появляются первые мечи с рукоятками с перекрестиями (214, с. 205). Постепенно они вытесняют с вооружения однолезвийные мечи более примитивной формы, которые в погребениях X -начала XI в. встречаются все меньше. Поскольку изучение оружия этого периода не входит в рамки настоящей работы, подробнее на них не остановимся.

Положение однолезвийных мечей в погребениях, их ножны и оковы

Рис. 43. Меч из курган ного могильника Памусяй (Варенский р-н)

Из положения мечей у костяков умерших видно, что не было строго установленного обычая относительно их места в погребении. Чаще всего мечи клались в ножнах, пристегнутые к ремню с левой стороны, как их носили.. В таком положении найдены мечи в могильниках Вилку Кампас, в погребении № 16, Кашучяй, в погребениях № 14, 25, Лаздининкай, в погребениях № 1, 37, 55, 82, 101, Юргайчяй, в погребении № 15, и др. Встречаются они и на груди умерших: в Лаздининкай, в погребении № 52, в Юргайчяй, в погребении № 16, и др. Реже мечи клались в погребения возле плеча умершего с правой стороны. Особо следует упомянуть случай, когда однолезвнйный меч в Лаздининкай, в погребении № 18, найден под спиной погребенного. Вначале в гроб положили меч, а уже затем умершего. Такое положение меча единственное не только на территории Литвы, но и на всей территории балтских племен.

В погребения с трупосожжениямн однолезвийные мечи клались возле сожженных костей и инвентаря или прямо на них. В некоторых случаях мечи в ритуальных целях в погребения клались согнутыми. Согнутые мечи найдены в могильниках Вилку Кампас, в погребении № 1, и в Плннкайгалисе, в погребении № Е. Погребение VII в. в Вилку Кампас было сооружено таким образом: была выкопана округлая яма диаметром 150 см, дно ямы было посыпано пеплом и углями, потом туда была брошена бронзовая совообразная фибула, а после этого были высыпаны кремированные кости умершего, на левой стороне ямы был положен погребальный инвентарь — однолезвийный меч, ритон с бронзовой оковой, 2 копья, а затем яма засыпана. Так же было сооружено и другое погребение с мечом того же периода в могильнике Плинкайгалис. Для погребения была выкопана овальная яма неправильной формы величиной 110X45 см, кремированные кости умершего были высыпаны в центре ямы. Среди сожженных костей лежал узколезвийный проушный топор, обгоревшая и оплавившаяся бронзовая пряжка, ленточный перстень и фрагменты обожженной бронзовой арбалетовидной фибулы с тесловидной ножкой. Меч согнут и положен вдоль ямы. Кажется, что его сгибали вместе с ножнами, ломая их при этом, потому что на острие клинка найдены бронзовые оковы конца ножен.

Исследуемые нами мечи в погребения клались чаще всего вместе с ножнами. На это указывает хорошо сохранившиеся ножны в Вежайчяй, в погребении № 667, в Паланге, в погребении № 245, или их остатки в погребениях могильников Вилку Кампас, Кашучяй, Кяулейкяй, Лаздининкай, Юргайчяй. Обтягивались ли деревянные ножны кожей, как это делалось в исторические времена, неизвестно. В некоторых погребениях мечи обнаружены явно без ножен, например: в Яунейкяй, в погребении № 377. Редко в погребениях обнаруживаются лишь ножны. Ножны без мечей найдены в Бикавенай, в погребении К? 210 (195, с. 79), и в Вилку Кампас, в погребении № 2. Видимо, ножны клали в погребения как символ меча, а меч, может быть, не клали из экономических соображений или его в это время не имели.

Деревянные ножны обычно были окованы железной или бронзовой лентой (рис. 40). Оковы очень простые, без орнамента или украшения, в форме буквы U. Не всегда ножны оковывались сплошной металлической ленточкой. Иногда встречаются ножны, оковы которых надеты только на острие и у рукоятки. Например, ножны меча из Вилку Кампас, из погребения № 1, у рукоятки окованы лентой длиной 10 см, в конце у острия — лентой ДЛИНОЙ 12 см с дырочками для прикрепления к деревянным ножнам (рис. 40:2).

Воины мечи носили пристегнутыми к ремню кожаным ремешком, который с левой стороны был пронизан через железные или железную и бронзовую петли ножен (214, с. 200, рис. 3), или через одну железную петлю у рукоятки. Последний способ был более распространен. Мечи с железными петлями диаметром 6-8 см часто встречаются в погребениях (рис. 40:5).

Распространение и технология производства однолезвийных мечей

При картографировании однолезвийных мечей с рукоятками без перекрестий выяснилось, что основная территория их распространения — западная часть Литвы, земли племен куршей и скальвов (карта XVI) (122, карта 9; 99, рис. 12). Только единичные экземпляры найдены на территориях других племен. В Жемайтин и Северной Литве такое оружие не могло распространяться, видимо, потому, что в этих местностях чаще всего пользовались широкими боевыми ножами-мечами, которыми жемайты вооружались в VII-VIII, а земгалы – в VII-XII вв. (см. подраздел этой главы «Широкие боевые ножи-мечи» и 123, с. 124). Распространение однолезвийных мечей на небольших территориях позволяет предполагать, что и центр их производства не выходил за пределы зоны распространения.

Определению происхождения этих мечей способствует металлографический анализ клинков. Выяснено, что это оружие жители Литвы изготовляли, применяя ту же техг нологию, что и при изготовлении других видов оружия и орудий труда, а именно — науглероживание (цементация) и «пакет» (28, с. 23). Науглероживая мечи, оружейники могли делать клинки со стальными лезвиями, – углерод проникал в лезвие насквозь, ибо оно более тонкое, чем остальной клинок. Так изготовлен меч, найденный в погребении № 34 могильника Кяулейкяй. Клинок меча цементирован с обеих сторон. При изготовлении мечей с «пакетными» клинками сваривалось несколько железных и стальных полос. Так сделаны 2 однолезвийных меча. Различия технологии производства мечей, может быть, диктовались и разными формами поперечного сечения клинков мечей.

Однолезвийные мечи у других племен

Из балтских племен первыми мечи начали применять прусские племена, жившие к юго-западу от территории современной Литвы. Ощущая сильное влияние Римской империи, мечами, хотя и редко, они вооружались уже в начале и. э. (73, с. 245). Об этом пишет и римский историк К. Тацит в своем труде «Германия». Упоминая айст-скне (балтские) племена, он говорит, что мечами они пользуются редко, чаще — дубинами (31а, с. 372). Быстрому развитию вооружения древнепрусских племен содействовало и оружие, появившееся здесь из самой Римской империи (71, карта 25; 73, рис. 159; с). Но приблизительно до V-VI вв. и. э. мечи у прусских племен еще редкое оружие (73, с. 245).

Имеем сведения, позволяющие утверждать, что основным типом этого оружия древнепрусских племен были однолезвийные мечи, так называемые сакс длинные (15, с. 12). Изучая археологическую литературу Восточной Пруссии, мы нашли 30 упомянутых мечей с 14 мест нахождения (99, рис. 14). Больше всего их обнаружено в могильнике в бывшей местности Бенкенштейн. В 1907-1918 гг. в этом могильнике найдено 11 однолезвийных мечей, 4 из которых были в ножнах, украшенных серебряными орнаментированными пластинками (66, с. 18; 202, с. 109-110, 132). Четыре однолезвийных меча найдены в погребениях с трупосожжениямн в бывшем могильнике Сильберберг (теперь Сребрна Гура у Ленчи, Эльблёнгское воеводство, Польская Народная Республика) (66, с. 22). Несколько экземпляров известно из бывшей местности Екриттен (теперь Ветрово, Приморский р-н, Калининградская обл.) (80, с. 282, 284, 285, рис. 127), один — в местности Варникам (теперь Мамоновский р-н, Калининградская обл.) в богатом погребении VII в. В нем, кроме такого дорогого инвентаря, как боевой конь, были серебряные и позолоченные украшения, снаряжение коня и оружие (200, с. 41-42, табл. XIII; 91, с. 337). Это погребение, несомненно, члена племенной аристократии — знатного военного вождя или князя. Единичные экземпляры однолезвийных мечей найдены в бывших местностях Греби-тен и Айслитен (ныне Приморский р-н, Калининградская обл.) (73, рис. 242 : д; 50, с. 141; 91, табл. 10; 53, с. 182). В трудах последних лет польских исследователей П. Ур-банчика и Я. Ясканиса упоминаются еще несколько экземпляров таких мечей с территории древнепрусских племен Польской Народной Республики и Калининградской обл. РСФСР (202, с. 111; 91, с. 304, 343). В послевоенное время, при менее интенсивном исследовании территории Калининградской области, дополнительных данных об од-нолезвийных мечах с рукоятками без перекрестий с этой территории не имеется. Не обнаружены они и в северо-западной части Польши.

Жители территории Латвии однолезвийные импортные мечи знали уже со II-IV вв. Об этом свидетельствуют фрагменты, обнаруженные в каменных могильниках финно-угорских племен в Гайлиши (Цеснсский р-н) и в Лазлини (Талсинский р-н) (36, рис. 6:3; 119, с. 111). Одно-лезвнйные мечи местного производства в Латвии появились около VI в., но не приобрели такой законченности формы, какая встречается в Литве. Поэтому латышские археологи называют их короткими боевыми ножами-мечами (119, с. 156). Большинство таких мечей имеет длину 45-50 см. На рукоятки надеты железные оковы-кольца для укрепления. В могильниках, исследованных в последние годы, как например, в Бетели (Екабпилсский р-н) и Какужены (Елгавский р-н), обнаружено по одному экземпляру такого оружия. Меч из Бетели с массивной спинкой, поломанным острием (180, с. 80, рис. 13:9), меч из Какужены – длиной 47 см, с клинком шириной около 2,7 см (76, рис. 9:12). Оба они с железными оковами-кольцами на рукоятках. Длинные мечи более совершенной формы с узкими клинками на территории Латвии встречаются редко. Такой меч местного производства найден в богатом погребении № 2 могильника Руцавас Гейстаутн (Лнепайский р-н). По другому погребальному инвентарю – серебряной шейной гривне с утолщающимися многогранными концами, серебряной арбалетовндной фибуле с ножкой в виде звериной головы и бронзовой посеребренной арбалетовидной фибуле с опахалообразной ножкой, бронзовому браслету с утолщающимися концами и другим вещам — погребение датируется VI в. (119, табл. 40: 16-27). По форме клинка этот меч близок мечу из могильника Яунейкяй, из погребения № 377. Меч длиной 71,5 см с клинком шириной 3-3,5 см найден также в могильнике Цераукстес Подини (Бауский р-н), меч длиной 60 см известен из могильника Оши, погребение № 13. В комплексе с ним были втульчатый топор, 2 копья, пешня, нож, коса, бронзовая булавка с треугольной головкой и 3 бронзовых перстня. Оба вышеупомянутых меча на рукоятках имели оковы-кольца. Кроме мечей, изготовленных местными оружейниками, в могильнике Гробння, где своих умерших хоронили выходцы из Скандинавии, обнаружен внушительный меч (151, табл. 12:68). Его длина 96 см, черешок необычно длинный, около 32 см и составляет 1/3 длины всего меча. Латышский металлограф А. Антейн утверждает, что это не оружие, а орудие палача, которое во время удара держали обеими руками (2, с. 29, рис. 30а). Металлографический анализ показал, что клинок меча изготовлен из демаскированной стали. Это единственный однолезвийный меч из демаскированной стали на территории балтских племен. Очень похожий меч найден в Норвегии. Длина его около 90 см, а длина черешка – 27,5 см (75, табл. XXV : а).

Кроме широко распространенных в Восточной Прибалтике мечей, однолезвийные мечи еще известны в Северной Европе: в Финляндии длина таких мечей достигает 100 см, они датируются концом меровннгского периода, т. е. около VIII в. (166, с. 160-164, 342; 101, табл. 58:523). На территории Швеции они обнаруживаются в погребениях VII-VIII вв. (152, табл. 203:1683—1687; 255:2063; 153, с. 61, 73, 83). Известны в Дании и Норвегии (75, с. 82-101, табл. XXIII-XXIV, XXIX, XXX). В Западной Европе мечи с прямыми спинками встречаются очень редко, поэтому норвежский ученый Г. Гъессинг на основании анализа норвежского, шведского, датского, финского и восточнопрусского материала выдвинул предположение, что районом происхождения однолезвийных мечей нужно считать западнобалтскне земли — территорию Восточной Пруссии (75, с. 82-101). На то, что это предположение не лишено оснований, указывает и археологический материал Литвы. Поэтому, присоединяясь к мысли Г. Гъессин-га, отметим, что районом происхождения однолезвийных мечей, кроме территории бывшей Восточной Пруссии, следует считать и Западную Литву.

Широкие боевые ножи-мечи

Широкие боевые ножи-мечи (178 экз.) отнесены к группе мечей потому, что их назначение только рубить. Это своеобразное оружие, характерное только для нескольких балтских племен (рис. 44). Оно массивное, длиной до 60 см. Клинки, переходя с рукоятки к острию, постепенно расширяются и у острия достигают ширины до 9,5 см. Острие наискось округленное. Длина черешков до 11 см (рнс. 45). Рукоятки деревянные без перекрестий.

На территории Лнтвы широкие боевые ножи-мечи распространены в Северной Литве, в Центральной и Восточной Жемайтии и найдены в 39 могильниках (карта XVII). По оружию этого вида, найденному в погребениях могильников Каштауналяй, Линксмучяй, Мауджёрай, Паэжерис, Памишкяй, Яунейкяй и др., можно утверждать, что они появились в VII в. Например, в Каштауналяй, в погребении № 22, найден широкий боевой нож-меч длиной 41 см с острием шириной 4,5 см и черешком длиной 11 см, бронзовая арбалетовидная фибула с тесловидной ножкой и другой инвентарь VII в. В Паэжерисе, в погребении № 98, был такой меч длиной 38,8 см с острием шириной 4,7 см, бронзовая арбалетовидная фибула с прикрепленным к ней пинцетом, бронзовые оковы ритона, 2 наконечника копья V типа и другой погребальный инвентарь также VII в. VII-VIII вв. датируется погребение № 29 того же могильника, в котором были боевой нож-меч длиной около 31 см и шириной 4,2 см в плохой сохранности и бронзовая арбалетовидная фибула с перекладинами. Шире этим оружием пользовались в VIII-IX вв. Оно встречается в погребениях вместе с шейными гривнами с тордированной дужкой с петлей и крючком на концах (Яунейкяй, погр. № 31, 43, 62, 100, 113, 218, 228), с седловидными концами (Паэжерис, погр. № 76, Яунейкяй, погр. № 244), с заходящими костылевидными концами (Яунейкяй, погр. № 64), с арбалетовидными фибулами с головками в виде маковых коробочек (Каштауналяй, погр. № 15, Линксмучяй, погр. № 4, 5, 33, Паэжерис, погр. № 5, 16, 31, 34, 67, 76, Яунейкяй, погр. № 31, 43, 62, 100, 113, 172, 224, 228, 260), с перекладинами (Паэжерис, погр. № 29, 38), с булавками с крестовидными головками (Яунейкяй, погр. № 89, 200), со спиральными браслетами (Линксмучяй, погр. № 33, Мауджёрай, погр. № 166, Паэжерис, погр. № 38, Памишкяй, погр. № 22, Яунейкяй, погр. № 49, 244, 260, 281, 328), с копьями с наконечниками VIII типа (Линксмучяй, погр. № 4, 27, 28, 33, Мауджёрай, погр. № 166, Памишкяй, погр. № 31, Яунейкяй, погр. № 103, 223, 252) и с другими вещами того времени. Например, в Яунейкяй, в погребении № 62, найден широкий боевой нож-меч длиной 59 см с клинком у острия шириной 8 см, бронзовая шейная гривна с тордированной дужкой, с крючком и петлей на концах и бронзовая арбалетовидная фибула с головками в виде маковых коробочек. В Линксмучяй, в погребении № 33, обнаружено оружие длиной 55 см с клинком шириной 4 см, бронзовая арбалетовидная фибула с головками в виде маковых коробочек, спиральный браслет и другой инвентарь. Единичные экземпляры широких боевых ножей-мечей найдены также в погребениях IX-X вв. и очень редко встречаются в погребениях X-XI вв. вместе с подковообразными фибулами с четырехугольными и многогранными головками и с другими вещами того времени. При этом нужно отметить, что все найденные в таких поздних погребениях широкие ножи-мечи обнаружены в Северной Литве. А в центральной и восточной частях Жемайтии они встречаются только в погребениях VII-VIII вв. В погребениях IX в. это оружие уже не встречается. Также отметим, что в VII-VIII вв. они короче и с более узкими клинками, чем мечи IX-XI вв. Если средняя длина ранних ножей-мечей около 35-40 см, то поздних — уже 40-55 см. Средняя ширина клинков первых – около 4,5-5 см, вторых — 5-6 см. Таким образом, число широких боевых ножей-мечей в погребениях VII-IX вв. достигает около 80 экземпляров. Остальные (73 экз.) найдены случайно и в поздних погребениях (3 экз.) или в погребениях без хорошо датированного сопровождающего материала. Такими являются 22 широких боевых ножа-меча.

Происхождение формы этого оружия связано, скорее всего, с боевыми ножами, из которых они, должно быть, и развились. Это будто вариант боевых ножей, приобревших такую неожиданную форму.

Распространение широких боевых ножей-мечей на территории Литвы в раннее средневековье
Карта XVII. Распространение широких боевых ножей-мечей:
1 – до 5 оружиий о одном могильнике. II – до 10 оружий в одном могильнике. III – более 10 оружий в одном могильнике

Отдельно нужно упомянуть 19 миниатюрных широких боевых ножей-мечей*. Длина такого «оружия» от 11 до 24 см, ширина клинков у острия от 2 до 3 см, черешок длиной до 6 см. Они обнаружены в Валдомай, в погребениях № 10, 18, в Линкайчяй случайно, в Павнрвите-Гудай, в погребении № 21, и в Яунейкяй, в погребениях Nb 138, 193, 211, 212, 218, 288, 299, 311, 333, 334; 2 экземпляра – случайные находки. Например, в Яунейкяй, в погребении № 138, найдено «оружие» длиной 17,2 см, с клинком шириной 2,1 см и черешком длиной б см, наконечник копья V типа и железная булавка с посоховидной головкой. В погребении № 218 того же могильника обнаружены 2 таких ножа-меча: один длиной 42 см, с клинком шириной 5,5 см и другой, лежавший под ним, длиной 15,5 см, с клинком шириной 2 см. В Валдомай широкие боевые ножи-мечи длиной 22 и 16,5 см найдены в детских погребениях. Два миниатюрных предмета обнаружены в Яунейкяй, в погребении № 311. Это широкий боевой нож-меч длиной 19 см и втульчатый топорик. Все это миниатюрное «оружие» обнаружено в погребениях VII-IX вв.

Мы не могли считать их настоящим оружием. Они лишь символ. Поэтому слово «оружие» берем в кавычки.

Миниатюрные вещи погребального инвентаря обнаружены в западной части территории Литвы в погребениях VII-XIII вв. (140, с. 53-73). Но «оружия» среди них не было. Миниатюрное «оружие» известно в других странах. Например, в поселении Экеторп, Швеция, в культурном слое времени великого переселения народов обнаружены миниатюрные наконечники копий и двухлезвийные мечи, в том числе мечи-подвески (149, с. 94-102, рис. 1-5). Их считают «оружием»-амулетами. Миниатюрные широкие боевые ножи-мечи на территории Литвы, скорее всего, изготовляли как специальный погребальный инвентарь, который практического значения не имел, а в погребения их клали вместо настоящего оружия.

Широкие боевые ножи-мечи
1, 3-7, 9. Яунейкяй. погр. № 238. 328. 149. 103. 113. 49. 223; 2, 10.
Линксмучяй погр. № 28. случ. нах.; 8. Шяудаляй. случ. нах.

Положение широких боевых ножей-мечей в погребениях, ножны и их оковы

Порядок положения широких боевых ножей-мечей в погребениях Центральной и Восточной Жемайтии частично иной, чем в Северной Литве. В Жемайтии большинство этих ножей-мечей в погребения клались вместе с ремнем. На это указывают обнаруженные у их рукояток железные поясные пряжки. Их клали вдоль могильной ямы острием к ногам, лезвием в ту или иную сторону, у головы или поясницы, реже у ног умершего. Например, в Паэжеряй-ском могильнике, в погребении № 51, это оружие найдено у головы с левой стороны, черешок — у височной кости, острие обращено к плечевой кости, лезвие отвернуто от умершего. Рядом в черешком найдена железная пряжка размерами 3×3 см. В могильнике Каштауналяй, в погребении № 6, широкий боевой нож-меч лежал с левой стороны поясницы, острием к ногам, лезвием, повернутым к умершему. Исключительно положение широких боевых ножей-мечей в могильниках Каштауналяй {погр. № 15 н 22) и Паэжернс (погр. № 29, 67, 98). Они найдены у изголовья, поперек погребальной ямы черешками направо, лезвия повернуты от головы или к голове умершего, иногда лезвие обращено вверх, как будто оружие было прислонено к концу гроба (Паэжерис, погр. № 67). Третье положение этого оружия в Центральной и Восточной Же-майтни — поперек таза или бедер (рис. 46). В таком положении найдено оно в могильниках Мауджёрай, в Паэ-жерисе, в погребениях № 32, 76, в Якштайчяй-Мяшкяй, в погребениях № 32 и 34. Они повернуты черешком направо, лезвиями к изголовью. Пряжек от поясных ремней возле них не найдено. Видимо, это оружие клали в погребения отдельно от поясных ремней или пристегивали к ремням, опоясывающим покойника. Такое положение широких боевых ножей-мечей преобладает в погребениях могильников северной части Литвы (рис. 47). Только они часто клались не поперек таза или бедер, а наискось, острием налево, к ногам, черешком направо —к изголовью. Видимо, клались так потому, что иначе не помещались. Это позволяет предполагать, что большинство широких боевых ножей-мечей клали прямо в гробы. Такое положение этого оружия в могильниках Валдомай, Линксмучяй, Яунейкяй и др.

Рис. 46. Положение широкого боевого ножа-меча в погр. № 113 могильника Яунейкяй

Кроме территории Литвы, широкие боевые ножи-мечи обнаружены только на территории Латвии. В южной, центральной и восточной частях Латвийской ССР в настоящее время известно 219 экземпляров с 58 мест нахождения (4, рис. 4). В Латвии, как и в Литве, они появляются в погребениях VII в. и бытуют до XI в. включительно. Например, только в погребениях VII-XI вв. могильников Кивти (Лудзенский р-н) найдено 44 экземпляра широких боевых ножей-мечей, в Упмале (Цесисский р-н) —16, в Кристапени (Прейльский р-н) — 14 (4, рис. 4); один обнаружен в культурном слое городища Кенте.

Редко при широких боевых ножах-мечах находят остатки ножен. В Литве они замечены в двух погребениях: в Паэжерисе, в погребении № 76 VIII в., и в Яунейкяй, в погребении № 100, также VIII в. В Паэжеряйском погребении на клинке меча длиной 49,5 см и шириной 6 см обнаружены остатки деревянных ножен, обтянутых кожей. В Яунейкяйском погребении клинок оружия длиной 54 см и шириной 8 см был в деревянных ножнах, окованных бронзой. Остатки ножен найдены и на двух клинках в Латвии. Например, в могильнике Нукши (Лудзенский р-н), в погребении № 90, замечены остатки кожаных ножен (18, табл. X: 15, XIX : 4). Место шва покрывает орнамент из бронзовых колечек, а наконечник обвит спиралью из бронзовой проволоки (18, с. 30). В могильнике Калниеши II, в погребении № 27, найден бронзовый наконечник, по-видимому, от деревянных ножен (203, с. 4, табл. IX : 11; 119, табл. 39: 18). Очевидно, на территории и Литвы, и Латвии преобладал обычай широкие боевые ножи-мечи в погребения класть без ножен с голыми клинками.

Рис. 47. Карта положений широких боевых ножей-мечей в погребениях: I — рядом с погребенным, II — поперек или наискось могильной ямы. III – в изголовьи поперек, IV – положение неясно

Происхождение широких боевых ножей-мечей сомнений не вызывает. Изготовлялись и применялись только частью жителей территории современной Литвы и Латвии. Металлографический анализ также подтвердил их местное производство (28, с. 14-15). Они не были известны западнобалтским племенам, не обнаруживаются и в вооружении других соседних племен вне балтской территории. Это оружие жемайтов, земгалов и латгалов, отражающее культурные связи VII -XI вв. (119, с. 156-157, 241).

6.3. Мечи как признак имушественного-соцнального неравенства

Общепринято считать, что меч и боевой конь — два атрибута воина-всадника, представителя знати того времени (216, с. 6). Поэтому мечи отражают имущественное неравенство и являются важным источником для изучения социальных отношений в определенный период. Ярким примером этого являются два погребения с импортными мечами, найденные в Крикштонисе и Таурапилнсе. Факт, что двухлезвийные мечи никогда не были массовым оружием не только на землях балтских племен, но и на других территориях Европы, позволяет нам почувствовать их значительность не столько в военном, сколько в социальном аспекте. Это было очень дорогое оружие, являвшееся символом власти. Кроме двухлезвийных мечей, в упомянутых погребениях обнаружено много других вещей, изготовленных из драгоценных металлов и привезенных из других стран или изготовленных на месте. Только очень богатые и влиятельные люди общины могли, не удовлетворяясь оружием, изготовленным местными оружейниками, пользоваться импортным. Не без основания такие погребения называются «княжескими».

Погребение, № Меч Наконечник
копья
Прелметы убора всадника и коня Серебрянные и
посеребренные изделия
шпоры удила узды
 Погребения с мечами
2 1 2 1
5 1 2 1 1
7 1 2 2 2
15 1 2 1
16 1 2 1
34 1 2 1
39 1 1 1
40 1 2 1 1
42 1 1
Всего: 9 9 16 3 7   2
 Погребения без мечей
1 2
3 1
14 1 1
20 1
21 1
22 1
27 1 1
30 2
31 2 1 1
Всего: 9 12 2 1 1

Мужские погребения с однолезвийными мечами с рукоятками без перекрестий также в некоторых аспектах, хотя и в меньшей мере, отражают имущественное и социальное расслоение жителей общин. Для примера и сравнения мужских погребений с мечами и погребений без них ссылаемся на предметы, которые лучше всего показывают расслоение общества. Это оружие, предметы снаряжения всадника и боевого коня, украшения, изготовленные из драгоценных металлов — серебряные и посеребренные. Как яркий пример представляем таблицу мужских погребений с мечами и без них из могильника Кяулейкяй.

Итак, мужские погребения с однолезвийными мечами богаче. В них устойчивый комплект оружия, чаще обнаруживаются предметы убора всадника и боевого коня, больше серебряных украшений, встречаются и вместе с владельцем похороненные боевые кони. Очевидно, это погребения не рядовых членов общин. Трудно установить их социальное положение. Это связано, скорее всего, с более подробной дифференциацией общин в сфере производства, быстрым формированием территориальных общин во второй половине I тысячелетия (5, с. 34) и ростом имущественного неравенства. В формировавшихся территориальных общинах в это время должны были появиться старейшины, которым, возможно, и принадлежали погребения с однолезвийными мечами с рукоятками без перекрестий.


 
загрузка...