После Грюнвальдской битвы

   |  Страница создана: 22-03-2010  |  Просмотров: 11617
 

Последние годы фон Плауэна, 1411-13 гг.

Жесткий стиль руководства Плауэна в сложившейся ситуации был вынужденным. Но после подавления налогового восстания в Торне и Данциге фон Плауэн столкнулся с новым противостоянием, теперь уже внутри самого Ордена. Георг фон Вирсберг (Georg von Wirsberg), один из 5 членов совета – великий одеждничий (ответственный за вооружение во время войны), был сжигаем амбициями стать гроссмейстером и стремился решить проблему своего избрания, нанимая богемских наемников, чтобы... вторгнуться в Пруссию. По его планам король Вацлав Богемский после этого должен был стать защитником Пруссии, а Тевтонский орден поклясться ему в преданности. Такой сложный заговор было трудно скрыть фон Вирсбсрг был арестован, предстал перед судом и был обвинен капитульерами (руководитель капитула) на заседании Общего совет а Ордена и посажен в тюрьму, где оставался до 1429 г.

Сообщник Виреберга, Николас фон Рейне (Nicholas von Renys), был казнен без суда, но до этого Генрихх фон Плауэн обвинил его в еще большем предательстве. Утверждалось. что при Танненберге Ренис предал Орден, бросив знамя и уведя рыцарей Кульма с поля битвы. А гроссмейстер Ульрих фон Юнгинген вроде бы погиб, пытаясь остановить панику, вызванную предательством фон Рениса. Фон Рениса был светским рыцарем польского происхождения. именовавшимся ранее как Николай Ринский (Mikolaj Rynski) из рода Рогала (Rogala). Он был одним из основателей тайной организации, названной Лигой ящерицы (или Союзом ящерицы) в Кульме в 1397 г. Это общество, или братство открыто действовало на землях Тевтонского ордена. Основная цель Лиги была в защите против беззакония. Лига ящерицы (название, полученное от выбранного ими символа) имела скрытую цель. В самой умеренной форме эта цель состояла в освобождении от руководства религиозно-военного капитула Ордена, что могло дать возможность воспользоваться экономическими преимуществами, имеющимися у орденских городов, лежа­щих на основных торговых путях. В край­ней форме Лига считала возможным полное отделение Кульмерланда (Хелмнского района) от Ордена и его присоединение к Польской короне.

Причастность фон Рениса к задуманному государственному перевороту фон Вирсберга подвергла угрозе всю Лигу ящерицы. Это был источник постоянно обсуждавшейся теории о том, что при Танненберге Орден не был побежден или разбит численно превосходящим противником, а предан Лигой ящерицы. Это представление нашло свое самое красноречивое выражение в написанном в 1862 г. «Das Deutsche Ordensland Preussen» немцем-националистом XIX века Генриххом фон Трайчке: «Когда рыцари Лиги ящерицы Кульмерланда предательски отступили, оголив фланг, результатом стала первая победа славян над нашей нацией. Резня была беспрецедентной в истории Северной Европы. Неисчислимое количество трупов - предания говорят о ста тысячах - лежали на поле. Цвет немецкою рыцарства погиб: из основных руководителей Ордена с поля боя вернулась назад только смерть; в то время как татары и казаки надругались над мертвым телом гроссмейстера».

Возможно, какая-тo доля истины в этих утверждениях и была. Например, Лига ящерицы почти наверняка была ответственна за «угрожающие послания, пришедшие из Кульма защитникам Мариенбурга после поражения при Танненберге, убеждавшие их сдаться». «Этого Бог им никогда не простит», – написал летописец. Но про Танненберг пег никаких свидетельств, кроме обвинений. высказанных Генриххом фон Плауэном в 1411 г. Так что, вероятно, фактическог о предательства на поле сражения не было.

После казни фон Рениса оставшиеся члены Лиги ящерицы бежали в Польшу. Освободившись от этих «заговорщиков», в 1413 г. Генрихх фон Плауэн арестовал главного маршала Ордена фон Штернберга (von Sternberg). Это был известный командир, победивший при Короново (Koronowo) во время наступления на Польшу. Фон Штернберг предчувствовал трагическое окончание кампании и потому приказал своему отряду возвращаться домой после 16 дней вполне успешного продвижения по территории противника. В этот раз обвинение в измене и предательстве скорее всего было надуманным, и когда фон Плауэн на совете обрушился на фон Штернберга с обвинениями, верховный капитул Ордена разжаловал фон Плауэна вместо Штернберга! Он был сначала разжалован до незначительного поста командующего замком Энгельсбург (Engelsburg [Pokrzywno]). Но когда выяснилось, что брат фон Плауэна интриговал с поляками, чтобы восстановить его на посту гроссмейстера, Генрихх фон Плауэн был помещен под домашний арест в отдаленном и плохо оборудованном замке Лохштадт (Lochstadt), где жил буквально в холоде и на черном хлебе. Герой, спасший Пруссию, умер девять лет спустя совершенно психологически сломанным человеком.

Последствия Грюнвальдской битвы

наверх

Очевидно, что рана, нанесенная Тевтонскому ордену войсками Ягелло и Витовта при Танненберге, хоть и не вызвала немедленной гибели Ордена, но была смертельной. Единственным вопросом теперь было то, как долго будет агонизировать поверженная жертва. Ни Ягелло, ни Витовт не дожили до заключительного падения Тевтонского ордена, но они понимали, что гибель тевтонской державы неизбежна, и что они сыграли в этом решающую роль.

Несмотря на глубокую несправедливость в отношении смещенного Генрихха фон Плауэна, фон Штернберг в остальном вел достаточно мудрую политику, избегая войны. Из всех сфер, где после 1414 г. Орден был в состоянии противостоять Польше и Литве, по сути, осталось только дипломатическое поприще, и первое Торнское соглашение демонстрирует это в полной мере. В течение нескольких лет последствия и Танненберга и Торна обсуждались в высших кругах церкви и при королевских дворах Европы.

5 ноября 1414 года в немецком шроде Констанце открылся церковный Всеобщий собор. На очереди стояло три вопроса: восстановление единства церкви (в мире на тот момент действовало три(!) римских папы), борьба с ересью и преобразование церкви. Вопросы международной политики обсуждались наряду с делами церкви. Самым печально известным решением этого Собора стало решение сжечь чешского реформатора Яна Гуса, но помимо этого обсуждалась там и конфронтация между католической Пруссией и католической Польшей. Еще раз тевтонские рыцари выполнили дипломатический маневр. С изощренной казуистикой и трудно отслеживаемой логикой тевтонцы доказали, что католики поляки и литовцы есть не кто иные, как язычники, такие же как мусульмане и другие неверные. И хотя их противники выдвинули массу аргументов, демонстрирующих огромное различие между ситуациями в Пруссии и в восточном Средиземноморье, это не дало результатов. В конце концов Собор счел, что в Европе имеются более важные проблемы, которым следует уделить внимание. Представители Ордена покинули Констанц, удовлетворенные европейской поддержкой прав Пруссии, полученных по Торнскому соглашению.

Дипломатические триумфы контрастировали с военной действительностью. А она состояла в том, что тевтонские рыцари больше не могли собирать войска в прежних количествах и не могли военной силой добиться исполнения любых соглашений. И когда в 1418 году король Польши Ягелло потребовал западные территории Ордена, четырехлетнее апеллирование к Торнским соглашениям в конечном счете окончилось тем, что в 1422 г. польско-литовское войско вторглось в Пруссию еще раз. Как и в 1410 г. армии собрались в Червинске па Висле, а далее последовал разгром орденских крепостей и замков: поляки сначала осадили крепость Лобау (Lobau [Lubawa]), затем прошли к Рейзеибургу (Reisenburg [Prabuty]), который они впоследствии сравняли с землей. Поскольку осадная техника короля было все еще в пути, он оставил идею относительно нападения на Мариенбург, а повел армию на юг, осаждая Голуб (Gollub [Golub Dobrzyn]) и Шонзее (Schonsee [Kowalewo]). Наконец, обеспокоенный возможным внешним вмешательством, король принял перемирие 17 сентября.

Эта гак называемая «Голлубская Война» продолжалась всего два месяца, но несколько прусских замков были взяты. Противодействие Ордена было очень невнятным - с одной стороны отмечалось замешательство в правящей верхушке, с другой стороны – слепая паника у рядовых членов Ордена. 6 августа командующий Эльбинга сообщил, что его налоги не собраны из-за недостатка запасов. Командующий Христбурга имел только 20 воинов и «чувствовал себя брошенным». В Шветсе не было нн одного наемника. но в замок прибыла сотня невооруженных крестьян, которые, спасаясь от голода трудились в городских рвах и канализации. Только гости-крестоносцы могли бы помочь Ордену в этой ситуации, но столь быстрая польская атака и завершение войны свершились прежде, чем два немецких контингента достигли Пруссии. Они перезимовали там и направились домой. Это были последние иностранные крестоносцы, пришедшие на помощь тевтонским рыцарями. В будущем Орден должен был полагаться только на наемников и свои силы, каковых было мало, а наемникам нечем было платить, поскольку разгромленные территории были не в состоянии собирать налоги в прежних объемах.

В 1430-х ветераны Танненберга/Грюнвальда постепенно ушли в мир иной. Великий князь Александр Витовт умер в 1430 г., за ним в 1434 г. последовал и король Польши Владислав Ягелло после самого длинного царствования в польской истории. Его преемником стал малолетний Ладислав III. принявший также и корону Венгрии. Царствовал он недолго и встретил свою смерть в сражении с турками при Варне в 1444 г. В 1433 г. еще за год до смерти короля Владислава Польша и Литва начали новое совместное наступление против Пруссии. В этот раз их союзниками стали гуситы Богемии. Хотя их религиозные представления существенно отличались от традиционного католицизма, но польский король решил, что в данном случае он и еретические мятежники имеют общего врага. В решительном наступлении гуситская армия прошла через всю Пруссию вместе с поляками. Они захватили Диршау (Dirschau [Tczew]) на Висле и после неудавшейся осады Данцига подошли к морю, где символически заполнили свои фляги балтийской водой. 

Тридцатилетняя война

Со временем территория Тевтонского ордена начала распадаться, не подчиняясь общему руководству. В 1440 г. представители городов Данцига, Горна и Эльбинга встретились в Марненведере и основали Прусский Союз как правительство альтернативное Тевтонскому ордену. Орден был бессилен остановить их. Летописец Ордена красочно описал одного из лидеров Союза, Ганса фон Байзена (Hans von Baisen). как «отравленного хромого дракона». Но, тем не менее, Союз становился все сильнее и сильнее, тогда как Орден слабел. Во главе Ордена развилось какое-то поветрие типа паранойи - все искали врагов и предателей, тайными маневрами тевтонские «братья» пытались устранить руководителей Союза. Каких только историй и слухов про заговоры и продажность командующих Союза не распространяли информаторы и шпионы Ордена! Вершиной этой закулисной борьбы можно считать письмо, направленное гроссмейстером Ордена фон Бейзену в январе 1454 г., – в нем высшее должностное лицо Ордена уверяет руководителя Союза, что он не платил подосланному наемному убийце, а если платил, то не он!

Играя в такие игры, всегда следует ожидать адекватного ответа от противника. В том же году Прусский Союз перешел в военное наступление против Ордена, сжигая и разоряя замки. Первым среди них стал замок Кульм. В феврале 1454 граждане Торуни осадили замок Торн и, когда тевтонские рыцари вынуждены были отойти, горожане с энтузиазмом уничтожили крепость кирпич за кирпичом. В течение месяца все прусские крепости Ордена кроме Мариенбурга и Стумы (Stuhm [Sztum]) были в руках Союза. Многие из высокопоставленных руководителей Ордена решили, что пришло время бежать. Ненавистному командующему Эльбинга было выдано охранное свидетельство, но его заманили в засаду богемские наемники, соблазненные наградой, предлагаемую за него «мертвого или живого» гражданами Эльбинга. Хотя командующий и был тяжело ранен, но сбежал и достиг Мариенбурга.

В это время фон Бейзен был уже на пути к Кракову, чтобы предложить Пруссию, «которая прежде принадлежала польской короне», королю Казимиру IV и принести личную присягу польскому монарху. Формальное объединение Прусского Союза с Польшей (фон Бейзен был сделан вице-королем Пруссии) вновь разожгло военный конфликт между Польшей и Орденом, вошедший в историю как Тридцатилетняя война.

Казимир IV пересек границу, взял Стум и начал осаду Мариенбурга, намереваясь заодно двинуть войска к Конитсу (Konitz [Chojnice]), городу на западе Померании. Конитс был стратегически важен, являясь последним городом, через который осуществлялась сухопутная связь между Пруссией и Германией. Орден предпринимал большие усилия, чтобы удержать этот стратегический путь, наняв 8000 наемников, включая много чехов, против которых небольшая польская регулярная армия, осаждавшая Мариенбург, была бессильна. Король Казимир объявил мобилизацию pospolite ruczenie, которая охватывала владетелей поместий, предоставленных им на основе «рыцарского права», но дворянство Великой Полыни потребовало у короля уступок в правах и власти прежде, чем они выступят в поход. 9 сентября 1454 г. эта дворянская плохо организованная армия была наголову разбита, а сам король едва избежал пленения.

Тевтонские рыцари 14-15 век
1: Хохмейстер тевтонского ордена, середина XV ст.

Доспехи характерны для первой половины XV в., предназначены для ведения боя в пешем строю. Шлем-саллет с забралом и алебарда относятся к 1455 г. Рубаха хохмейстера реконструирована по описанию того времени. Изображение имперского орла даровано ордену императором Священной Римской империи в 1226 г.

2: Брат Петр фон Дюсбург, ок. 1330 г.

За основу иллюстрации взят фронтиспис «Прусской хроники» издания 1679 г. Знамя реконструирована по описанию знамени, захваченного при Грюнвальде в 1410 г.

3: Брат Куно фон Либенштейн, +1391 г.

За основу иллюстрации взята мемориальная доска из Новемяста в Польше, изготовленная в свое время в Мариенбурге. Тевтонский рыцарь облачен в пластинчатые доспехи, бацинет с бармицей и белую рубаху тевтонского ордена. На щите рисунок в цветах ордена.

Сражение при Конитсе (Хойнице), вероятно, не изменило ход войны, а только продлило ее. Кенигсберг и большинство городов к востоку от Вислы вернулись к Ордену, который несколько окреп в результате победы при Конитсе под командованием Гснрихха Ройсса фон Плауэна. Потомок героя 1410 года носил то же самое имя, он восстановил часть древней славы тевтонских рыцарей. Город Данциг и города земель Кульмерланда и Вармии остались лояльными польскому королю, но и здесь было немало лиц, сочувствующих Ордену. Различные факторы помогли Ордену продолжать войну в течение еще 12 лет. Наиболее решительные военные действия развернулись вокруг Данцига, власти которого посвятили всю свою энергию и средства борьбе с орденскими притязаниями. В 1456 г. на стороне Ордена выступила Дания, но данцигский флот победил объединенную датско-ливонскую эскадру у острова Борнхольм.

Ключевыми факторами в этой войне были возможности короля Казимира IV и Тевтонского ордена. Польский король имел то преимущество, что, мобилизуя дворянство Польши, мог вознаграждать его политическими уступками. Наемники Ордена требовали наличные деньги. А поскольку финансовые поступления в Орден были очень ограничены, зависимость тевтонцев от наемников разоряла Орден. 11 февраля 1454 г. командующий Торна сообщил, что его воины были под огнем днем и ночью, многие убнты или валились с ног от усталости. Он добавляет, что «некоторые из наемников, которых Ваше высочество послало нам, перепрыгнули через стены и бежали, другие расползлись и попрятались по углам». Если им не платили, наемники искали компенсацию у сельских жителей. В декабре того же года епископ Каспар из Померелии (Pomerelia) уведомлял гроссмейстера о грабеже, учиненном наемниками в некоторой деревне. Они прибыли в воскресенье ночью и «разговаривали по-чешски», вламывались в дома и ушли, забрав все, что только можно было забрать.

Падение Мариенбурга 1457 г.

наверх

Закат над МариенбургомКонец гуситских войн оставил не у дел тысячи хорошо обученных опытных отрядов, вполне готовых повоевать в качестве наемников. Самое страшное при найме этих чешскоязычных наемников начиналось в тех случаях, если по каким-то причинам им отказывались платить. В 1455 г., утверждая, что собственные солдаты угрожают «разорвать их на части», командиры наемников дошли до самого гроссмейстера Людвига фон Эльрихсхаузена (Ludwig von Erlichshausen) и потребовали оплаты. Неспособный выдать такую сумму наличными, гроссмейстер заложил более двадцати своих городов и замков, включая Мариенбург, наемным солдатам.

Наемники вновь потребовали наличных денег в июне 1456 г. Прибывшие капитаны сообщили гроссмейстеру, что если командующий Эльбинга не в состоянии выплатить деньги, под которые заложена его крепость, они больше не будут вести переговоры, «даже если ангел сойдет с небес». Чтобы усугубить эту проблему, Данциг платил наемникам большие взятки, подогревая их недовольство. Грабеж, осуществлявшийся неоплаченными наемниками, еще более ухудшал положение Ордена. Реквизиция фуража для лошадей и разграбление зданий лишали Орден притока тех средств, которыми и следовало платить наемным солдатам. Известен факт, что один из капитанов наемников устраивал охоту на крестьян, живших на заложенной ему территории, арестовывал их на восемь дней, чтобы получить арендную плату. Если таковой не поступало, крестьян он убивал, а их жилище сжигал.

Вскоре и сам неприступный Мариенбург стал лакомой целью для наемников. В августе 1456 г. группа богемцев, возможно, из охраны крепости, ворвалась в солодовню, напала и ограбила пять офицеров Ордена. Двое из рыцарей выпрыгнули из высокого окна, чтобы не оставаться в здании с этими безжалостными грабителями. Один австрийский наемный капитан, возвращающийся от гроссмейстера после очередного отказа платить, напал на высокопоставленного чиновника Ордена, отобрал его ключи, быстро проник в покои, забрал все ценности и бежал. С презрением, выпестованном в течение многолетних религиозных войн в Богемии, чешские наемники свалили распятие в часовне Мариенбурга «и топтали его ногами с богохульными воплями восхищения». В близлежащем замке Меве (Mewe [Gniew]) рыцари Ордена были связаны в кельях, им насильно сбрили бороды, при этом в некоторых случаях отрезали также и губы. В отчаянии гроссмейстер предложил толпе все ценности замковой часовни, но драгоценностей было недостаточно, чтобы оплатить долг, и мало, чтобы подкупить командиров. Силой теперь наемники водили гроссмейстера из кельи в келью, из склада в склад и отбирали все, что им по душе. Требования их были неумеренными. Один наемник, например, заорал на гроссмейстера, что пиво, которое им предложено пить, было теплым!

Последний акт этого фарса произошел 16 августа 1456 г., когда наемный капитан из Богемии, защищающий Мариенбург - столицу тевтонских рыцарей, продал ее королю Казимиру IV Польскому за сногсшибательную цену. Впрочем, потребовался еще почти год, пока Казимир организовал осаду крепости, а чешский капитан ее сдачу. После договоренности в Витсунтиде (Whitsuntide) в 1457 г. Мариенбург, наконец, попал в польские руки. Для этого не потребовалось долгой осады: богемские наемники буквально выбросили гроссмейстера подступившим к стенам полякам, а потом пропустили группу польских солдат и воинов Прусского союза через ворота. Гроссмейстеру позволили уйти живым, хотя за ним тщательно наблюдали во время всего его бегства. В конечном счете он прибыл в Кенигсберг, где глава магистрата города отнесся к нему с состраданием, даровал гроссмейстеру... бочонок пива.

Только один очаг сопротивления остался в городе Мариенбурге. Здесь не было наемников. Замок пал, но близлежащий город еще три года под управлением бургомистров Бартоломея Блоума (Bartholomaus Blome) и Генрихха Ройсса фон Плауэна продолжал безнадежную войну. Они были последними героями Тевтонского ордена в Пруссии, и падение Мариенбурга отметило конец 200-летнсй гегемонии Ордена.

Помимо Пруссии Орден имел еще несколько зарубежных филиалов, где сражались его «братья». Гибель столицы позвала их в прибалтийские земли. Но поляки снова победили и заморские контингенты Ордена в сражении при Зарновице (Zarnowiec) в 1462 г. В результате 19 октября 1466 г. было подписано Второе Торнское соглашение. С этого момента все замки Пруссии стали польским владением. В дополнение к Кульму, Мариенбургу и Эльбингу территория к западу от рек Вислы и Ногаты переходила к Польше как автономная Королевская Прусская область. Часть территорий Ордена отдавалась рыцарям и назвалась отныне Восточной Пруссией, но теперь это было феодальным владением польской короны. Гроссмейстер дал присягу вассальной верности королю Казимиру IV. Столица этой земли переместилась в Кенигсберг; и только ливонская территория Ордена на севере сохранила свою независимость.

Эхо последствий этих событий осталось в памяти народов на века. «Вы можете взломать сокровищницу и ликовать своим нечестивым деяниям». - в свое время воскликнул Генрихх Ройсс фон Плауэн, когда его враги разрушили один из замков тевтонских рыцарей. - «но знайте, что дети ваши будут стыдиться вас и расплатятся за ваши поступки». Его слова оказались во многом пророческими для немецкоговорящих народов. События, получившие название «Раздел Пруссии», припомнились три века спустя и стали оправданием для раздела Польши.

Что касается непосредственно рыцарей, то очевидное решение заключалось в том, чтобы переместить их в ту часть Европы, которой фактически угрожал подлинный нехристианский враг. Искать пришлось недолго, до 1497 г. Однако прежде, чем такая кампания была предпринята, Орден принял участие от имени польской короны в войне против непослушной Валахии (в ходе кампании гроссмейстер Ордена умер от дизентерии). После смерти гроссмейстера на его пост Орден выбрал герцога Фредерика Саксонскою, в определенном плане это был протест против безоговорочного подчинения польской короне. Фредерику Саксонскому в 1511 г. наследовал маркграф Ольбрехт Бранденбургский, на период гроссмейстерства которого и пришлась юридическая секуляризация Ордена. Черный крест исчез с белых мантий и щитов. Навеки ушло и государство тевтонских рыцарей. Так была достигнута цель, которой не удалось достичь Ягелло и Витовту при Танненберге.

Становление и развитие мифа, Танненберг сегодня

наверх

Как это всегда и бывает, воспоминания непосредственных участников битвы при Грюнвальде/Танненбсрге записаны не были. А поскольку фактических свидетельств осталось очень немного, со временем родилась масса мифов вокруг Ордена и событий тех лет. Летописцы от обеих сторон переписывали рассказы «очевидцев», но все более и более разукрашенные националистическими подробностями. Монстрелет (Monstrelet), продолживший работу Фройссарта (Froissart). придавал своим работам черты рыцарских романов. Он написал про Танненберг следующим образом: «... они собрали войска для противостояния, то есть король Польши и два других короля, названные выше, с одной стороны, с приблизительно 600000 воинов, против гроссмейстера Пруссии и нескольких великих христианских герцогов и лордов, которые были побиты сарацинами. И приблизительно 60000 или больше мертвых оставили на поле боя... Вообще говорилось, что причиной их поражения было предательство маршала короля Венгрии, который был во втором эшелоне христиан и сбежал со своими войсками в Венгрию. Но сарацины никоим образом не стяжали себе славы и добыли победу не без потерь, поскольку в дополнение к 10000 поляков 120000 их воинов были также убиты...». Впрочем, и это еще не предел числового жонглирования по поводу Танненбергской битвы: «Любекская хроника» доказывает, что количество врагов Ордена исчислялось в 5.1 миллиона воинов!

Прошедшие столетия изменили даже значение термина «Пруссия» по сравнению с тем, каким он был в 1410 г. Прусское государство в своем развитии ориентировалось на Германию и мало оглядывалось на породивший его рыцарский Орден, который, в принципе, Германией не являлся. Просвещение относилось к участию европейских дворян в литовских крестовых походах с презрением и старалось поскорее о них забыть. При Фридрихе Великом замок Мариенбург оставался безлюдными руинами. Отношение к этой истории изменились в Германии только в девятнадцатом столетии, на что повлияли работы типа эссе Генриха фон Трайчке (Heinrich von Treitschke) 1862 г. «Das Deutsche Ordcnsland Preusscn». Это был политический трактат, который приводил доводы в пользу немецкого объединения под прусским лидерством. У фон Трайчке Тевтонский орден был мощной защитой против агрессивною славянского востока, и «в трагическом столкновении рас, вдохновленном жестокой взаимной враждой, кровавая ярость уничтожающей войны была более гуманна, нежели показное милосердие, которое содержало побежденных в государстве победителей в качестве грубых животных».

ян матейко - грюнвальдская битва Грюнвальд - Войцех Коссак
Картины Яна Матежко (или Матейко) и Войцеха Коззака посвященные Грюнвальдской битве.

Его взгляды широко популяризировались, и фон Трайчке нашел факты для своих заключений, которые были приняты и русскими, и поляками, и литовцами. Да, они согласились, что тевтонские рыцари, которых разбили при Грюнвальде были защитниками немецкого форпоста, созданным против славян. Да, их действия были дикими и кровавыми, но в мотивировке фон Трайчке положительные и благородные деяния в то время могли одновременно быть дикими и жестокими. Эту же точку зрения в литературном виде представлял и польский романист Генрихх Синкевич, который изобразил Тевтонский орден как помеченных крестом служителей дьявола. Романист помещает в уста короля Владислава Ягайло слова: «враг действительно несправедлив в своих делах, хоть он и носит крест на своем плаще...» В фильме Эйзенштейна «Александр Невский» тевтонские рыцари показаны бросающими русских младенцев в огонь. Безусловно, это политическая карикатура с совершенно очевидными целями. Тевтонские рыцари были жестоки, несли смерть и разграбление, часто изуверски насиловали женщин, но не сжигали младенцев в кострах. Хотя этот образ тевтонских рыцарей как воплощение зла удовлетворил пропагандистов, пока Третий рейх Адольфа Гитлера не подбросил им еще более ужасающую действительность XX века.

Тем временем и немецкие националисты широко использовали созданную мифологию Ордена. В 1902 г. кайзер посетил фестиваль, чтобы отметить восстановление Мариенбурга, где участники оделись как благородные тевтонские рыцари. Его письмо Эдварду VII было наполнено историческими ссылками на дела его предшественника Генриха IV, но, кажется, не разожгло никакого скрытого рвения на борьбу со славянскими народами в груди британского монарха.

Десятилетие спустя ошибочное представление о Таннснберге как некоторой мировой битве немцев с экспансией неполноценной расы славян было искажено еще более. В августе 1914 г. немцы разгромили войска российского генерала Самсонова. убив почти 70000 российских солдат и захватив, по крайней мере, почти столько же. Первоначальное сообщение об этой победе было описано как событие, имевшее место «около Ортельсбурга-Гилыенбурга» (Ortelsburg-Gildenburg, т.е. между Житно и Дабровно - Szczytno, Dabrowno), пока некий подполковник Хоффман не разглядел скрытого пропагандистского потенциала в имени крошечной деревни, расположенной в пределах обширной боевой зоны. С этот момента это было уже новое «сражение при Танненберге», которое представлялось как некое историческое возмездие за поражение 1410 г.

Если к 1914 г. история Танненберга была уже чрезвычайно искажена, то спустя четверть века она стала новым полем битвы, по теперь уже между идеологами германского нацизма н пропагандистами советского сталинизма. Популяризировавшиеся сведения очень мало походили па действительность, поскольку вместо истории Танненберга формировался пропагандистский миф применительно к политической обстановке и соответствующему заказчику.

Танненберг/Грюнвальд сегодня

Сегодня поле битвы Грюнвальд – польская святыня с впечатляющим мемориальным комплексом, открытым в 1961 г. к 550-й годовщине сражения. Истинное историческое значение сражения достаточно противоречиво. Разрушительные потери, причиненные военной мощи Тевтонского ордена, несомненно оказались фатальными для него в долгосрочной перспективе, но результаты тевтонского поражения в данной конкретной кампании были в значительной степени растеряны в результате неудачного польско-литовского штурма Мариенбурга. Потребовалось еще 50 лет борьбы, чтобы наконец сокрушить Тевтонское государство. Сражение при Танненберге/Грюнвальде было одной из наибольших битв в истории средневековой Европы.

А поскольку Грюнвальд имеет такое символическое значение в польской памяти, не удивительно, что поле битвы хорошо сохранено и привлекает тысячи посетителей каждый год. Оно расположено на дороге между Грюнвальдом и Стебарком. Сама деревня Грюнвальд расположена не на дороге, и в ней нет ничего достойного обозрения. Около автостоянки – закусочная и два магазина подарков, и проложенная пешеходная дорожка ведет через холм к памятнику и музею, последний очень грамотно и эстетически красиво расположен на холме. По пути к нему есть несколько памятных мест, в которых расположены абстрактные скульптуры, отмечающие позиции противостоящих армий. Магазин подарков без предубеждения продает разнообразные фигурки-модели поляков, литвинов и тевтонских рыцарей.

Музей содержит превосходную экспозицию, как бы проводя посетителя через всю кампанию. Есть здесь диорамы, манекены, экипированные в броню того периода, и экраны для демонстрации кинофильмов. Можно пройти по дорожкам мемориала, воссоздав движение всех хоругвей и знамен на поле боя, а имея автомобиль, можно проехать маршрутами всей кампании польской, литовской или польско-литовской армий. В Чсрвинске на Висле есть памятник, откуда стоит начать экскурсию. В Курзетнике сохранились руины старого тевтонского замка. расположенного на холме над бродами. Замок Дзядлово (Зольдау) в настоящее время восстанавливается. Не сохранилось почти ничего интересного вблизи Дабровно (Гильгенбурга), хотя это место удобно, чтобы остановиться на ночь. Покинув район Грюнвальда, можно посетить замок Мариенведер (Квиджин) и великолепный Мариенбург (Мальборк), конечно, один из самых внушительных замков во всей Европе. Теперь он полностью восстановлен. Это великолепное строение лучше всего рассматривать на закате. Одно из помещений замка преобразовано в гостиницу и весьма рекомендуется для состоятельных туристов!

Помимо этих исторических мест следует также посмотреть польский национальный Музей в Варшаве, чтобы увидеть известное живописное полотно Яна Матежко «Битва при Грюнвальде». Оно огромно и содержит массу исторических деталей, так что анализ всех его фрагментов стоит потраченного времени. По соседству находится превосходный музей Польской Армии, в котором также много портретов и картин, связанных с Грюнвальдом, а кроме того - оригинальная броня и вооружение, включая тевтонский щит, применявшийся в битве при Танненберге. Один из интересных объектов для посещения - гробница погибшего гроссмейстера Ордена Ульриха фон Юнгингена. Есть также исторические материалы и известные мемориальные статуи, относящиеся к Грюнвальду, в старой столице Польши - Кракове.

Литература

''Новый Солдат'' № 094 - Танненберг, 1410 г. Крах тевтонского ордена.

"Новый Солдат" № 208 - Тевтонские Рыцари

''Новый Солдат'' 175 - Рыцари христовы

Лилиана и Фред Функен. Энциклопедия вооружения и военного костюма. Средние века.VIII-XV вв.

Куркин А. В. Рыцари: последние битвы — СПб.: ООО «Издательство «Полигон».

''Новый Солдат'' № 121 - Средневековые рыцари

Все войны мировой истории по Харперской энциклопедии военной истории Р. Э. Дюпюи и Т. Н. Дюпюи. Кн. 2. — СПб.:  «Полигон».


 
загрузка...