Примечания к статье: «Шапка с Деисусом» как памятник культуры Древней Руси

   |  Страница создана: 06-05-2016  |  Просмотров: 578
 

Благослов­ляющий Христос Вседержитель - деталь отделки шлема известного как «Шапка с Деисуом»­1. Музеи Московского Кремля, инв. № ОР-4732. Высота 30,5 см, высота венца 7 см, диаметр венца 23 см, ширина полей 3,5 см, диаметр с полями 30 см: вес 2 250 г.

2. Кирпичников А.Н. Древнерусское оружие. Доспех, комплекс боевых средств IX-XIII вв. Вып. 3. Л., 1971. С. 17; Декоративно-прикладное искусство Великого Новгорода: Художественный металл XI-XV века. М., 1996. С. 276.

3. Согласно разысканиям И.А. Комарова (Государева Оружейная палата. СПб., 2002. С. 42-43, 298-299, кат. № 1), термин «шапка ерихонская», или «ерихонка», относящийся к богато украшенным боевым наголовиям русских царей и аристократов, появляется в документах второй половины XVII в. и имеет несколько толкований (Висковатов А.В. Историческое описание одежды и вооружения российских войск, с рисунками, составленное по высочайшему повелению. СПб., 1841. Т. 1. С. 56; Вельтман А. Московская Оружейная палата. М., 1844. С. 73, 75; Он же. Московская Оружейная палата. М., 1860. С. 230; Савваитов П.И. Описание старинных царских утварей, одежд, оружия, ратных доспехов и конского прибора, извлеченное из рукописей архива Оружейной палаты с объяснительным указателем. СПб., 1865. С. 310; Винклер, П. фон. Оружие. Руководство к истории, описанию и изображению ручного оружия с древнейших времен до начала XIX века. СПб., 1894. С. 278; Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1986. Т. 1. С. 521), наиболее убедительно возводит это слово к выражению «ерихониться, важничать».

4. Переписная книга Государевой оружейной казны 1686/1687 г. Л. 464, № 6. – РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Д. 936.

5. В декорации шлема использованы два вида насечки, или таушировки (нем. taushieren, от араб, таушия – украшение, расцветка): врезная, или собственно инкрустация, – вбивание драгоценного металла в узор или рисунок, вырезанный на поверхности или высеченный на глубину 1-1,5 мм зубильцем (в контурах изображения Деисуса) и поверхностная, или набивка, – наложение золотого или серебряного узора из проволоки без предварительной резьбы узора на металле: узор набивается по сплошь насеченной мелкой сеткой поверхности. Узор на шлеме выполнен из тонкой, квадратной в сечении ленты. Мастер настригал «концы» определенного размера и заготавливал из них главные и более мелкие заполняющие элементы узора. Затем они укладывались на поверхность шлема (местами в две-три полоски рядом или один завиток на другой) и один за другим плотно вбивались в насеченную поверхность, образуя сложный узор.

6. Мы не можем объяснить эту особенность декорации. Не исключено, что она связана с какими-то восполнениями утрат, появившихся вскоре после изготовления шлема.

7. В.И. Даль определяет слово «венец» как «кольцо, обод, обруч, окружность, полоса кружком, со значением возвышенного положения и почетного значения вещи» (Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1978. Т. 1.С. 331).

8. Поля сдвинуты с первоначального положения: расположение розеток не соответствует располо­ жению фигур Деисуса. По их внутреннему краю проходят 48 отверстий диаметром 2-3 мм, отстоящих одно от другого примерно на 2 см, 20 из них сквозных, совпадающих с отверстиями на краю тульи, 28 несквозных; а сегодняшний день поля грубо приклепаны только в пяти местах. По наружному краю полей – 39 отверстий диаметром примерно 1 мм, предназначенных для фиксации подкладки или де­ коративной оковки. На поле под изображением Христа, строго по центру, – позднейшее (?) отверстие с заклепкой.

9. Возникновение второй «атрибуции» связано с деятельностью П.С. Валуева, заведовавшего Палатой в 1801-1814 гг. Недаром А.Ф. Оленин предупреждал Ф.Г. Солнцева, летом 1830 г. зарисо­ вывавшего для него памятники Оружейной палаты: «Я обязан вам сказать, в осторожность, что вы должны худо верить всем наименованиям, данным в Оружейной палате разным предметам старин­ ного нашего оружия, утвари, одеяния и скарба. Особенно остерегайтесь в показаниях о принадлеж­ ности... вещей... князю или царю. Покойный П.С. Валуев, некогда начальствующий над москов­ ской Мастерской Оружейной палатой, имел страсть приписывать сии предметы в принадлежность знаменитым людям в истории русской. Он это делал без всякого основания и без доказательств, а единственно по пустым преданиям или по собственному изобретению. <...> Итак, если вы в ста­ ринных самих описях Мастерской Оружейной палаты не найдете подтверждения... то всякий раз следует писать... приписываемые такой-то особе» (цит. по: Фаибисович В. Алексей Николаевич Оленин: Опыт научной биографии. СПб., 2006. С. 286-287).

10. Приводим это первое научное описание шлема полностью: «...Железный старинный русский шлем воронкою, который по преданию приписывается Александру Невскому. Это настоящий Нов­ городский русский шлем. Нижняя часть тульи оного украшена золотою насечкою, изображающей Спасителя, Божью Матерь, Иоанна Крестителя, Архангелов, Херувимов и нескольких святых, кото­ рых имена весьма трудно разобрать (см. верное очертание сего шлема в рисунке № XI, лит. L). Под сим широким ободом выпущено вокруг всего шлема неширокое поле, как у шляпы. Сей шлем имеет совершенно подобную форму тому оружию, которое покрывает голову воина, представленного на новгородской печати (рис. № III, лит. Е)» (Оленин А.Н. Опыт об одежде, оружии, нравах, обычаях и степени просвещения славян от времени Траяна и русских до нашествия татар. Период первый. Письмо к г. академику в должности профессора Басину, или опыт к составлению полного курса истории, археологии и этнографии для питомцев С.-Петербургской Академии художеств. СПб., 1832. С. 58-59, № 98: Русский шлем Александра Невского с образами). Нам неизвестно, были ли рисунки к письму выполнены в единственном экземпляре или награвированы. См. также: Оленин А.Н. Объяс­ нение фигур к Письму: о славянах от времен Траяна и русских до нашествия татар. СПб., 1833.

11. Фаибисович В. Алексей Николаевич Оленин: Опыт научной биографии. С. 275-276.

12. Там же. С. 277, 280, 282, 283. О воспроизведениях шлема художниками второй половины XIX-XX в. см.: Государева Оружейная палата. С. 42-43, 298-299.

13. Оленин А.Н. Опыты в археологии, истории и технологии... — Архив ИИМК РАН. Ф. 7. Д. 5. § 122, 125.

14. На фронтальном (Музеи Московского Кремля, инв. № ГР—2979) и других изображениях шле­ ма, сделанных Ф.Г. Солнцевым, подпись: «Шишак великого князя Александра Невского 1252 г.» При подготовке акварелей к изданию в «Древностях Российского государства» она была исправле­ на карандашом на надпись «Шапка с деисусом...» (Древности Российского государства, изданные по высочайшему повелению. М., 1853. Отд. 3. С. 21, табл. 19).

15. При подготовке акварелей к изданию первоначальная надпись была исправлена карандашом (Древности Российского государства, изданные по высочайшему повелению. С. 21, табл. 19).

16. «Шишак греческий железный с высоким венцом... насечен серебряною проволокою на подобие сканной работы». Опись Оружейной палаты 1835. Ч. 4. С. 614-615, № 5545. — ОРГПФ Музеев Московского Кремля. Ф. 1. 1835 г. Д. 2-6.

17. Опись Московской Оружейной палаты. М., 1884. Ч. 3. Кн. 2. С. 33.

18. Оружейная Палата. Путеводитель / Сост. Ю.В. Арсеньев и В.К. Трутовский. Издание 3-е. М., 1911.С. 12.

19. Мишуков Ф.Я. Золотая насечка и инкрустация на древнем вооружении // Государственная Оружейная палата Московского Кремля. М., 1954. С. 127.

20. Писарская Л.В. Памятники византийского искусства V-XV веков. Л.; М., 1964. С. 17, табл. XIV-XVI.

21. Государственная Оружейная палата Московского Кремля/Авт. А.А. Гончарова, Н.В. Гордеев, К.В. Донова. М., 1969. Комментарии, № 36, 37.

22. Искусство Византии в собраниях СССР. Каталог выставки. М., 1977. Т. 3. №911.

23. Банк А.В. Прикладное искусство Византии IX-XII веков: Очерки. М., 1978. С. 76.

24. См. литературу, указанную в статье Ю.А. Кулешова, публикуемую в настоящем сборнике.

25. Рындина А.В. «Иерихонская» шапка Оружейной палаты. Образ и смысл // Мир Кондакова: Публикация. Статьи. Каталог выставки. М., 2004. С. 289-305.

26. Там же. С. 302.

27. Такова медная золоченая рипида с резными изображениями из новгородского Антониева монастыря (Декоративно-прикладное искусство Великого Новгорода: Художественный металл XI-XV. № 18, ил. на с. 471).

28. Осипов Ю.А. Эмалевые дробницы саккоса митрополита Алексия //Декоративно-прикладное искусство (Материалы и исслед. / Гос. ист.-культур. музей-заповедник «Московский Кремль»; 9). М., 1993. Ил. 4, 5,6; Макарова Т.И. Древнерусское наследие в ювелирном деле ранней Москвы. XIV век: Облачение митрополита Алексея. М., 1998. Рис. 8, 9, 11, 12, 15, 16.

29. Декоративно-прикладное искусство Великого Новгорода: Художественный металл XI-XV. № 65. С. 267-269. На эту аналогию к изображениям Деисуса на шлеме впервые указала А.В. Рындина.

30. К архангелам на шлеме близки иконы архангелов Михаила и Гавриила из частного собрания за рубежом, датированные серединой — третьей четвертью XIV в. (Смирнова Э.С. Иконы Северо-Восточной Руси. Ростов, Владимир, Кострома, Муром, Рязань, Москва, Вологодский край, Двина. Середина XIII - середина XIV века // Центры художественной культуры средневековой Руси. М., 2004. Кат. №. 25, ил. 53, 54).

31. В орнаментацию топорика трижды включена буква А, на одной из сторон топорика образован­ ная фигуркой змея и вонзаемым в него мечом, а также изображения двух птиц по сторонам древа. (Сизов В.И. Древний железный топорик из коллекции Исторического музея //Археологические изве­ стия и заметки. СПб., 1887. Т. 5. С. 145-162; Рыбаков Б.А. Ремесло Древней Руси. М., 1948.С. 323-324; Кирпичников А.Н. Древнерусское оружие. Вып. 2. Копья, сулицы, боевые топоры, булавы, кистени IX-XIII вв.//САИ. Вып. El-36. М.; Л., 1966. С. 35; Бочаров Г.Н. Художественный металл Древней Руси X - начала XIII в. М., 1984. С. 12-121; 1000-летие русской художественной культуры. М., 1988. С. 374, кат. № 262; Медынцева А.А. Подписные шедевры древнерусского ремесла. М., 1991. С. 9-15).

32. Paulsen Р. Axt und Kreuz in Nord- und Osreturopa. Bonn, 1956. S. 122 и далее.

33. Корзухина Г.Ф. Ладожский топорик // Культура Древней Руси / Отв. ред. А.Л. Монгайт. М., 1966. С. 91-93. Г. В. Корзухина опубликовала перечень из двадцати трех орнаментированных топориков, большая часть которых относится к XI-XII вв. Интересен топорик из Княжней Горы (Там же. Рис. 2, 1). См. также: Кирпичников А.Н., Медведев А.Ф. Вооружение //Древняя Русь. Город, замок, село. 10 в. ред. тома Б.А. Колчин. М., 1985. Табл. 128, 1-3.

34. Спицын А.А. Декоративные топорики // ЗОРСА. П., 1915. Т. 11. С. 222-229; Городцов В. А. Симбирский древний топорик//Труды ГИМ. М., 1926. Вып. 1.С. 135-148; Корзухина Г.Ф. Ладожский топорик. С. 93, № 20. По мнению Б.А. Рыбакова, «по форме и отделке он очень близок к русскому оружию, возможно, что греческая надпись была сделана в монастырских или великокняжеских мастерских» (Рыбаков Б.А. Ремесло Древней Руси. С. 324).

35. К сожалению, некоторые топорики не сохранились и известны лишь по публикациям. Например, в Калужской губернии был найден железный топорик XII в.(?) с серебряной насечкой, на его лезвии располагалась сцена борьбы зверей, на втулке – дерево с акантовыми листьями (Че- тыркин И.Д. Железный топорик с изображениями // Известия Калужской ученой архивной ко- мисс. Калуга, 1898. Вып. 4. С. 25-26).

36. «Стальная поверхность... была предварительно насечена зубильцем и обложена серебром, тщательно вкованным во все неровности стали. По серебру был выгравирован узор, расцвеченный позолотой» (Рыбаков Б.А. Ремесло Древней Руси. С. 323); «На поверхности посеребренного металла делались контурные врезы, куда в горячем состоянии наливалась серебряная проволока. После шлифовки эти полосы были разгравированны и позолочены» (Бочаров Г.Н. Художественный металл Древней Руси. С. 120, 124). Встречающееся в некоторых изданиях указание на использование в декорации этого топорика черни ошибочно.

37. Топорик с серебряной инкрустацией в виде спиральных завитков на обеих сторонах лезвия и части обуха, найденный в 1928 г. близ Костромы. По мнению издателя, «можно предположить, что серебро накладывалось отдельными проволочками и затем, после плавки, заглаживалось подпилком. Однако следов бороздок или желобков в тех местах, где серебро выпало или стерлось, не заметно. Серебро, очевидно, основательно заглажено и сохранилось в виде весьма тонкого слоя. Весь несложный орнамент завитков, несколько не совпадающий на той и другой стороне топорика, заключен в рамочку из параллельных линий, изогнутых по форме орудия» (Смирнов В. И. Костромской декоративный топорик // Советская археология. 1940. № 5. С. 304-305).

38. Корзухина Г.Ф. Ладожский топорик. С. 94.

39. Таков железный топорик с растительным орнаментом из села Пянтег Кировской области, инкрустированный серебром (Бортвин Н.Н. Инкрустированный топорик Чердынского музея // СА. 1948. Вып. 10. С. 309).

40. Топоры были найдены в слое строительного мусора в западном притворе церкви великому­ ченицы Параскевы Пятницы на Ярославом Дворище, куда попали не ранее XIV в. (Медведев А.Ф. Оружие Великого Новгорода // МИА. № 65. 1959. С. 131, рис 5, 3.4. и 6.3).

41. ПСРЛ. СПб., 1908. Т. 2. Стб. 438-439.

42. См.: Словарь древнерусского языка XI-XIV вв. М., 2009. Том 4. М., 2009. С. 483. Примечательна надпись на миниатюрной иконе-складне, выполненной в технике литья и черни: «Написана бы(с) икона сия рукою раба божия Лукиана» (Николаева Т В. Произведения русского прикладного искусства с надписями XV - первой четверти XVI в. М., 1971. С. 33).

43. Изображения на двух других известных шлемах с лицевыми изображениями чеканные. Это шлем князя Ярослава Всеволодовича, о котором речь пойдет ниже, и не дошедший до нас шлем из грабительских раскопок кургана в г. Ногайске Таврической губернии, к передней части которо­ го была прикреплена «медная пластинка (ок. 3 вершков длиною) с изображением св. Прокопия» и с надписью «св. Прокоп» (Бранденбург Н.Е. Какому племени могут быть приписаны те из языческих могил Киевской губернии, в которых вместе с покойником погребены остовы убитых лошадей // Труды X Археологического съезда. М., 1899. Т. 1. С. 5).

44. Spinei V. Moldova Tn secolele XI-XIV. Shi§inau, 1994. Р. 237. См. также статью Ю.А. Кулешова в настоящем сборнике.

45. Цит. по: Вернадский Г. Золотая Орда, Египет и Византия в их взаимоотношениях в царствование Михаила Палеолога // Seminarium Kondakovianum 1927. Т. 1. С. 82.

46. Шукуров Р.М. Трапезундская империя и Восток // Карпов С.П. История Трапезундской империи. СПб., 2007. С. 359.

47. Устойчивая практика использования тех или иных предметов специально в качестве инсигний в течение долгого времени отсутствовала (Бак Я. Инсигнии // Словарь средневековой культуры. М., 2003. С. 189).

48. См. ларец резной кости из сокровищницы собора в Труа во Франции, Константинополь, X в. (Грабар А. Император в византийском искусстве. М., 2000. Табл. X.)

49. Острогорский Г.А. Эволюция византийского обряда коронования // Византия, южные славяне и Древняя Русь. Западная Европа. М., 1973. С. 39.

50. Мусин А.Е. Milites Christi Древней Руси: воинская культура русского Средневековья в контек­ сте религиозного менталитета. СПб., 2005. С. 298.

51. Атанасов Г. Инсигниите на средновековните бълрагски владетели: Корони, скиптри, сфери, оръжия, костюми, накити. Плевен, 1999. С. 252 (с библ.).

52. Кирпичников А. Н. Древнерусское оружие. Вып. 3. С. 23, примеч. 11.

53. Гвозденко К. С. Церемония княжеской интронизации на Руси в домонгольский период // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2009. Вып. 1 (35). С. 17-35.

54. Атанасов Г. Инсигниите на средновековните бълрагски владетели. С. 62-68, обр. 12-14.

55. Янин В.Л., Гайдуков П.Г. Актовые печати Древней Руси X-XV вв. М., 1998. Т. 3. Печати, заре­ гистрированные в 1970-1996 гг. № 2а. С. 13-18, 113, 259 (табл. 1), 307 (табл. 49).

56. Гайдуков П.Г., Янин В.Л. Древнерусские вислые печати, зарегистрированные в 2006 г. // Новгород и Новгородская земля. История и археология. Великий Новгород, 2007. Вып. 21. С. 144. № 13, ж (=354). рис. 7 (с. 147). Определена как печать Ярополка Изяславича. Аналогичная печать (без атрибуции) опубликована в кн.: Янин В.Л. Актовые печати Древней Руси X-XV вв. М., 1970. Т. 1. С. 228, 279 (рис.), 322 (табл. 74). № 353.

Стоит вспомнить, что в иконографии святых князей Бориса и Глеба с XII в. четко прослеживаются два вида головных уборов: невысокие полукруглые или более плоские шапки, напоминающие шапки византийских кесарей, и шапки с широким меховым (?) околышем и высокой узкой тульей, имеющие скорее ритуальный, чем практический смысл. См. шапки первого типа: на колтах из Старорязанского клада 1822 г., на Каменнобродской цате, на полях иконы конца XII «Святитель Николай Мирликийский» из Третьяковской галерее, на бронзовой пластине XII в. из раскопок на Рюриковом городище близ Новгорода (Смирнова Э.С. Ранние этапы иконографии святых князей Бориса и Глеба. Вопрос византийских образцов и сложение русской традиции // Борисо-Глебовский сборник. Collectanea Borisoglebica. Paris, 2009. Вып. 1. Р. 92, 93, 103, 107). Шапки второго типа представлены на пластинах оклада Мстиславова Евангелия, на рельефах Дмитриевского собора во Владимире (Там же. Р. 94, 99-101). Как назывались княжеские шапки в XI-XIII в. – неизвестно, в духовных грамотах начала XVI в. упоминаются богато украшенные княжеские «колпаки»: «колпак полки сожаны жемчюгом» и «колпак столбун, полицы сажоны жемчегом...» (Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. / Подготовил к печати Л. В. Черепнин. М.;Л., 1950. С. 349, 407, 411 (около 1503).

57. Кондаков Н. П. Русские клады. СПб., 1896. С. 70.

58. Атанасов Г. Инсигниите на средновековните бълрагски владетели. С. 59.

59. Император Константин Багрянородный советовал своему сыну: «Если потребуют когда-либо и попросят либо хазары, либо турки, либо также росы, или какой иной народ из северных и скиф­ ских... послать им что-нибудь из царских одеяний или венцов, или из мантий ради какой-либо их службы и услуги, тебе нужно отвечать так: "Эти мантии и венцы... изготовлены не людьми, не чело­ веческим искусством измышлены и сработаны, но, как мы находим запечатленным словами заповед­ ными в древней истории, когда бог сделал василевсом Константина Великого, первого царствующего христианина, он послал ему через ангела эти мантии и венцы...”» (Константин Багрянородный. Об управлении империей / Под ред. Г.Г. Литаврина, А.П. Новосельцева. М., 1991. С. 55-56).

60. Сотникова М.П. Древнейшие русские монеты X-XI веков. Каталог и исследование. М., 1995. С. 7-10, 19-114, 192-196.72, 185-196.

61. См. фундаментальное исследование о церемониальных облачениях русских князей XI века в византийском контексте: Кондаков Н.П. Изображения княжеской семьи в миниатюрах XI века. СПб., 1906, а также: Козак Н. Образ i влада: Княжі портрети у мистецтві Кивської Pyci XI ст. Львів, 2007; Преображенский А.С. Ктиторские портреты Средневековой Руси XI - начало XVI века. М., 2012.

62. Преображенский А.С. Ктиторские портреты. Ил. на с. 104.

63. Декоративно-прикладное искусство Великого Новгорода. Художественный металл XI-XVвека. С. 278-284 (с указ. лит.).

64. Мусин А.Е. Milites Christi Древней Руси: воинская культура русского средневековья в контек­ сте религиозного менталитета. С. 292-293.

65. Там же. С. 71, табл. VII.

66. О связи древнерусских изображений Александра Македонского с княжеской средой см.: Седов Вл.В. Погребение 7 в Мартирьевской паперти Софийского собора в Новгороде и золотное шитье с изображением Вознесения Александра Македонского // Московская Русь: Проблемы археологии и истории архитектуры. К 60-летию Леонида Андреевича Беляева. М., 2008. С. 80-87.

67. Рябцева С. Древнерусский ювелирный убор. СПб., 2005. С. 247-255 (с библ.).

68. Pilz Е. Kamilaukion et mitra. Insignes byzantins imperiaux et ecclesiastiques. Stockholm, 1977. P. 21-22; Успенский Б.А. Царь и патриарх. Харизма власти в России (Византийская модель и ее рус­ ское переосмысление). М., 1998. С. 430-433.

69. Осипов Ю.А. Эмалевые дробницы саккоса митрополита Алексия // Ил. 4, 5, 6.

70.  Качанова И.М. Реконструкция первоначального облика саккоса митрополита Алексия (1364) // Московский Кремль XIVстолетия: Древние святыни и исторические памятники. М., 2009. С. 342-345.

71. Характерно, что в форме позднейшей короне Рудольфа II (1602), ставшей короной Австрийской империи (Вена), совмещены венец и митра, символизирующая божественное право управлять.

72. Успенский Б.А. Семиотика истории. Семиотика культуры // Успенский Б.А. Избранные труды. М., 1994. Т. 1. С. 116.

73. Бугаевский А.В. «Обратясь к византийским истокам...» Опыт агиографической реконструк­ ции // Добрый кормчий: Почитание святителя Николая в христианском мире / Сост. и общ. ред. А.В. Бугаевский. М., 2011. С. 14.

74. «Мощи многая исцеления истачают с верою приходящим ко святей раце его» (Крутова М.С. Святитель Николай в древнерусской письменности. М., 1997. С. 52).

75. В Житии святого, в «Деянии о трех стратилатах», повествуется о спасении им полководцев, обвиненных в измене и приговоренных к казни.

76. Смирнова Э.С. Круглая икона св. Николая Мирликийского из Новгородского Николо-Дворищенского собора: Происхождение древнего образа и его место в контексте русской культуры XVI в. // Древнерусское искусство. Русское искусство позднего средневековья: XVI век. СПб., 2003. С. 325 и другие; о княжеском культе святителя в домонгольской Руси см. также: Романов Г.А. Крестные ходы в честь святителя Николая // Там же. С. 253-254; Стерлигова И.А. Драгоценные иконы святителя Николая в Древней Руси // Добрый кормчий: Почитание святителя Николая в христианском мире / Сост. и общ. ред. А.В. Бугаевский. М., 2011. С. 387-388.

77. Легенда об обретении чудотворной иконы св. Николы на круглой доске и исцелении от нее князя Мстислава (ум. 1132) записана в Третьей новгородской летописи (см.: Новгородские летопи­ си // ПСРЛ. СПб., 1879. Т 3, вып. 2. С. 188, 209).

78. Рындина А.В. Барийские мотивы в интерпретации образа Николая Чудотворца в России // Искусствознание. М., 2002. Вып. 2. С. 119 и другие.

79. Рындина А.В. Прикладное искусство и пластика // Попов Г.В., Рындина А.В. Живопись и прикладное искусство Твери XIV-XVI веков. М., 1979. С. 492, 541-544, кат. № 1; Стерлигова И.А. Драгоценные иконы святителя Николая в Древней Руси. С. 387-388.

80. Шалина И.А. Типология древнерусской иконографии святителя Николая Мирликийского XI-XVI веков // Добрый кормчий: Почитание святителя Николая в христианском мире. С. 577.

81. Стерлигова И.А. Шапки богослужебные // Декоративно-прикладное искусство Великого Новгорода: Художественный металл XVI-XVII веков / Ред.-сост. И.А. Стерлигова. М., 2008. С. 417, 433-437.

82. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. С. 16.

83. Кучкин В.А. Последнее завещание Дмитрия Донского // Средневековая Русь. М., 2001. Вып. 3. С. 176. В духовных грамотах Дмитрия Ивановича чичак не упомянут, но, по мнению В.А. Кучкина, он в числе «снасти золотой» мог быть завещан сыну Андрею (Там же).

84. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. С. 15.

85. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М., 2003. Т. 4. С. 355. Характерно, что в духовной грамоте угличского князя Дмитрия Ивановича Жилки, третьего сына Ивана III, «два чичака золоты, один грановитъ, а на обеихъ яхонты сини, да зерна Гурмыжские...», описаны среди украшений (Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. С. 353-364).

86. О возросшем значении этой «золотой шапки» в годы княжения великого князя Дмитрия см.: Кучкин В.А. Первая духовная грамота Дмитрия Ивановича Донского // Средневековая Русь. М„ 1996. Вып. 1.С. 70.

87. Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка. М., 1999. Т. 2. С. 402.

88. Цит. по: Успенский Б.А. Семиотика истории. Семиотика культуры // Успенский Б.А. Избран­ ные труды, М., 1994. Т. 1. С. 196. По указанию Б.А. Успенского, слово правдивый означает здесь «праведный», «живущий по правде в соответствии с Божественными установлениями».

89. Петров А.Е. От функции князя к образу самодержца. Эволюция представлений о властных полномочиях Дмитрия Донского в XIV-XV веках // Репрезентация власти в посольском церемо­ ниале и дипломатический диалог в XV - первой трети XVIII века. Третья международная научная конференция цикла «Иноземцы в Московском государстве», посвященная 200-летию Музеев Мос­ ковского Кремля. 19-21 октября 2006 года: Тез. докл. М., 2006. С. 105.


 
загрузка...