Всякое разное :

Снаряжение верхового коня (по материалам Чулковского могильника)

  автор: SHARIK  |  6-декабря-2016  |  841 просмотр  |  Пока нет комментариев
загрузка...

Материальная культура финно-угорского населения нижней Оки, именуемого в русских летописях муромой, известна, прежде всего, по данным погребальных памятников. Одним из таких могильников является некрополь, расположенный неподалеку от с. Чулково Вачского р-на Нижегородской обл. Могильник находится на берегу р. Тужа (правый приток Оки). Он был открыт в 1959 г. Е.А. Безуховой (Халиковой), впервые исследовался в 1974 г. экспедицией Мордовского государственного университета под руководством М.Ф. Жиганова (было изучено 9 погребений) (Жиганов, 1974; Гришаков, 1988, с. 71-103). Широкомасштабные раскопки могильника проводились в 1985, 1986, 1988 и 1992 гг. под руководством В.В. Гришакова.

В ходе исследований была собрана богатая коллекция археологических материалов, представляющая ценные сведения для истории материальной культуры муромы VIII–X вв. В число наиболее значимых предметов инвентаря входят женские украшения, керамический комплекс, предметы вооружения. Отличительной особенностью погребальной обрядности Чулковского могильника, сближающей его с подобными муромскими памятниками, является наличие конских захоронений (Гришаков, 1990, с. 127-146). Данная статья посвящена рассмотрению такой категории находок, как предметы снаряжения верхового коня.

Из 94 исследованных на Чулковском могильнике погребений в 13 были найдены предметы снаряжения верхового коня. Причем лишь погребальный инвентарь одного мужского захоронения (погр. 10) содержал удила, все остальные погребения с данной категорией находок – конские.

Удила

Наиболее распространенной находкой являются удила, которые состоят из грызла в виде двух соединенных перегибом стержней и прищечных трензелей-ограничителей в форме колец или прямых и S-видных псалий. Грызло удил железное; в изготовлении трензелей, помимо железа, могли также применяться дерево и кость.

Было учтено 10 экземпляров удил.

По виду трензельного обеспечения и материалу изготовления псалии удила разделяются на группы, на отделы по способу оформления концов грызла, на типы – по форме трензеля (колец и псалий).

Группа I. Кольчатые.

Отдел А. С одинарными неподвижными кольцами на концах грызла и продетыми в них подвижными кольцами.

Тип I (1 экз.). Подвижные кольца в сечении круглые (рис. 1: 1).

Такие удила очень распространенная форма в памятниках средневековой Европы и Сибири, начиная с начала нашей эры, но в VIII–IX вв. в Среднем Поволжье встречаются довольно редко, уступая место другим типам. Рассматриваемый экземпляр из погребения 83 имеет тордированные подвижные кольца. Такое исполнение характерно для удил IX в. с двумя подвижными кольцами из мордовских могильников.

Тип II (4 экз.). В неподвижные кольца грызла продето по два подвижных круглых в сечении кольца (рис. 1: 2).

Удила с двумя подвижными кольцами из погребений 15, 41, 67 и 82, где большее кольцо использовалось для крепления оголовья, а меньшее, дополнительное, являлось поводным, известны еще с сарматских времен (Гугуев, Безуглов, 1990, с. 166, рис. 2: 19), но широкое распространение по- лучили значительно позднее. Они являются частой находкой в мордовских (Седышев, 2010, с. 144, рис. 1: 3) и рязано-окских (Циркин, 1972, с. 162, рис. 2: 24; 23, табл. 21, 9, 24; табл. 96, 1; табл. 119, 16) могильниках. Они известны в материалах ломоватовской (Голдина, 1985, с. 238, табл. XXXI, 16) и неволинской (Голдина, Водолаго, 1990, с. 147, табл. L, 4) культур. В VIII и IX вв. эти удила вытесняют кольчатые удила с одним подвижным кольцом, а среди остальных начинают занимать господствующую позицию. Влияние финского населения на распространение данной формы в сосед- них областях отмечалось А.Н. Кирпичниковым (1973, с. 17).

Тип III (1 экз.). В неподвижные кольца грызла продето по три подвижных круглых в сечении кольца (рис. 1: 3).

Данные удила из погребения 10 являются своеобразной вариацией предыдущего типа. В этом случае большее кольцо использовалось для крепления оголовья, меньшие – для крепления подгубного ремня и повода.

Группа II. С деревянными или костяными псалиями.

Отдел А. С одинарными неподвижными округлыми кольцами на концах грызла, с продетыми в них подвижными кольцами и псалиями.

Тип I (1 экз.). Форма псалий не восстанавливается. Подвижные кольца округлой формы, в сечении круглые (рис. 1: 4).

Найден лишь один экземпляр в погребении 88. Данный тип удил, появившись во второй половине VII в., доживает вплоть до X в. Такие удила известны в Младшем Ахмыловском могильнике VI-VII вв. (Никитина, 1999, рис. 12: 8). Они характерны для сухоложской стадии могильников неволинской культуры (конец VIII - первая половина IX вв.) (Голдина, Водолаго, 1990, с.147, табл. L, 2), также имеются в материалах VIII-IX вв. Верхнего Прикамья (Голдина, 1985, с. 238, табл. XXXI, 21), в курганах IX-X вв. Южного Урала (Мажитов, 1981, с. 69, рис. 37: 8; с. 71, рис. 38: 24). Обычно данный тип удил в погребениях встречается без псалий, однако объясняется это недолговечностью материала, из которого они изготавливались. Так, например, в погребении 254 Крюково-Кужновского могильника псалий сохранился. Изготовлен он из кости, имеет стержневидную форму, круглый в сечении, в средней части его охватывает железная скоба (Седышев, 2010, с. 144, рис. 1: 7). В других случаях фиксировались находки железных скоб. Таковы, например, удила из раннебулгарского могильника Новинки II (Багаутдинов и др., 1998, с. 125, рис. 29: 3).

Предметы снаряжения верхового коня из Чулковского могильника. 1–7 – удила
Рис. 1. Предметы снаряжения верхового коня из Чулковского могильника. 1–7 – удила
 
Группа III. С железными псалиями.

Отдел А. С одинарными непод- вижными округлыми кольцами на концах грызла, с продетыми в них псалиями.

Тип I (1 экз.). Псалии S-видные, в сечении прямоугольные, со скобой для крепления оголовья. Подвижные кольца округлой формы, в сечении круглые (рис. 1: 6).

Удила из погребения № 11 характерны для комплексов IX-X вв. мордовских могильников (Седышев, 2010, с. 145, рис. 2: 3). Известны они в материалах курганов IX-X вв. Южного Урала (Мажитов, 1981, с. 44, рис. 22: 9; с. 48, рис. 24: 20), на Северном Кавказе (Плетнева, 1989, с. 82, рис. 38), Туве (Вайнштейн, 1966, рис. 10: 82), в Удмуртии (Иванова, 1976, с. 96, табл. 1, 1), также характерны и для ранних булгар (Генинг, Халиков, 1964, табл. IX, 6; Багаутдинов и др., 1998, с. 125, рис. 29: 5).

Отдел Б. С восьмерковидными неподвижными кольцами на концах грызла, расположенными во взаимно перпендикулярных плоскостях. Во внешние кольца продеты подвижные кольца для повода, во внутренние – псалии.

Тип I (1 экз.). Псалии прямые, в сечении круглые, со щитком для крепления оголовья. Подвижные кольца округлой формы, в сечении круглые (рис. 1: 7).

Конструкция удил с двумя неподвижными кольцами на концах грызла из погребения 21 представляет собой усовершенствованную форму в отличие от схемы с неподвижными кольцами, расположенными в одной плоскости. Нововведение приобрело явное преимущество, так как действие удил при натяжении повода на углы губ лошади стало более устойчивым и равномерным. Удачно выбранная механическая схема определила их распространение по всей Восточной Европе и Сибири, сделав эту форму одной из самых активно используемых на протяжении нескольких столетий. Преимущественное же их применение отмечается в IX-X вв.

Кроме того, в погребении № 43 были найдены разносоставные удила, в которых были объединены два способа оформления концов грызла. Один конец грызла имеет одинарное неподвижное округлое кольцо с продетым в него подвижным кольцом и прямым псалием. Другой конец грызла – с восьмерковидными неподвижными кольцами, расположенными во взаимно перпендикулярных плоскостях (рис. 1:5). Нахождение разносоставных удил было зафиксировано в погребении 187 Крюково-Кужновского могильника (Седышев, 2010, с. 145, рис. 2: 8), в комплексах IX-Х вв. курганов Южного Урала (Мажитов, 1981, с. 140, рис. 69: 25), Алтая (Гаврилова, 1965, с. 78, рис. 42: 26), а также в погребениях Шокшинского могильника (Шитов, 1983, табл. 31, 1). В этих случаях наблюдается попытка соединить в одной конструкции кольчатые удила и удила с псалиями, такие схемы могли использоваться для управления тугоуздыми на одну сторону лошадьми. Однако Чулковские удила, соединяя две конструктивные схемы с псалиями, не имеют в этом особой практической значимости. Можно предпо- ложить, что данные удила всего лишь были в починке.

Стремена

Другим важнейшим элементом снаряжения верхового коня являются стремена. На Чулковском могильнике они обнаружены в 7 захоронениях. Лишь два из них содержали по паре стремян, в остальных погребениях зафиксировано только по одному. Можно предположить, что у муромского населения, оставившего Чулковский могильник, стремена преимущественно использовались лишь для подъема на коня, а не для обеспечения прочности посадки.

Финно-угорские стремена
Рис. 2. Предметы снаряжения верхового коня из Чулковского могильника. 1–6 – стремена

Все стремена железные и подразделяются на отделы по форме петли для путлища, на типы – по форме подножки и контуру дужки.

Отдел А. Восьмерковидные – петля для путлища является продолжением дужки.

Тип I (1 экз.). Подножка выгнута, с ребром жесткости по центру, в плане овальная. Контур дужки круглый (рис. 2: 1).

Тип II (4 экз.). Подножка вогнута, с ребром жесткости или одним продольным валиком по центру, в плане с параллельными боковыми сторонами. Контур дужки арочный (рис. 2: 2, 3).

Стремена типов АI (погр. 93) и AII (погр. 11, 15, 67), одни из самых ранних восточноевропейских, имели широкое распространение; они ведут свое происхождение от южносибирских форм VI в. (Киселев, 1949, с. 291), где период их наибольшего распространения относится к VII-VIII вв. (Бернштам, 1952, с. 295, рис. 126: 5; Деревянко, 1977, с. 172, табл. VIII, 1; Молодин и др., 1981, с. 127, рис. 6: 18). Простота конструкции определила их широкое распространение от Южного Урала (Мажитов, 1981, с. 14, рис. 6: 8, 31 и др.) до Верховьев Камы (Голдина, 1985, с. 238, табл. XXXI, 6) и Прибалтики (Кулаков, 1994, с. 58, рис. 27: I). Все стремена типа АI из мордовских могильников происходят из ранних комплексов II Старобадиковского могильника (Седышев, 2010, с. 146, рис. 3: 1-3), относящихся ко второй половине VII -первой половине VIII вв., а в IX в. уже не встречаются. Редкой находкой в IX в. становятся и стремена типа АII.

Отдел Б. Петля для путлища в виде прямоугольной пластины, отделенной от дужки перехватом.

Тип I (3 экз.). Подножка вогнута или прямая, с продольным валиком по центру, в плане с параллельными боковыми сторонами. Контур дужки арочный (рис. 2: 4, 5).

Тип II (1 экз.). Подножка прямая, с тремя продольными валиками, в плане с параллельными боковыми сторонами. Контур дужки арочный (рис. 2: 6). Стремена БI (погр. 15, 21, 41) и БII (погр. 55) в большом количестве встречаются в памятниках салтовомаяцкой культуры (Ляпушкин, 1958, с. 122, рис.15; Плетнева, 1989, с. 90, рис. 44), в могильниках ломоватовской (Голдина, 1985, с. 238, табл. XXХI, 1-5) и неволинской культур (Голдина, Водолаго, 1990, с. 147, табл. XLIX, 2, 3, 5, 6), в курганах IХ - начала Х в. Южного Урала (Мажитов, 1981, с. 34, рис.15, 16 и др.), в памятниках волжских болгар (Генинг, Халиков, табл. IX, 11, 12, 14, 15; Багаутдинов и др., 1998, с. 123, рис. 28: 1, 2; Хузин, 1985, c. 196, табл. LXVII, 2). А.Н. Кирпичников отмечает, что русские стремена схожей формы являлись эпизодическим заимствованием от финнов, аланов и хазар и обнаружены в основном в соседних с ними областях (Кирпичников, 1973, с. 49). В целом стремена типов БI и БII сближают снаряжение коня практически всех народов Восточной Европы последней четверти I тыс. н.э. Так, их многочисленность и бытование у мордвы на протяжении довольно значительного отрезка времени позволили нам сделать некоторые наблюдения в изменении конструкции. В первой половине VIII в. стремена типа БI имели невысокую арку и в то же время, по сравнению с ней, довольно широкие, что придает им некоторую округлость. В это же время у стремян типа БI встречается подножка узкая в центре и широкая по краям. Петля для путлища выражена, так как перехват, отделяющий ее от арки, обычно узкий. Стремена типа БII в это время встречаются крайне редко. Они начинают преобладать со второй половины VIII в. Тогда же стремена типа БI становятся выше и получают законченную арочную форму, в IX в. их петля для путлища иногда имеет овальную форму, а перехват, отделяющий петлю для путлища, часто едва заметен. В Х в. у мордвы эти типы уже пережиточные.

Подпружные и узечные пряжки, накладки, ботала

Пряжки  найдены в 7 погребениях. Пряжки все железные без щитка для соединения ремня с рамкой. По форме рамки разделяются на типы.

Тип I (1 экз.). Рамка прямоугольная (рис. 3: 1).

Тип II (2 экз.). Рамка прямоугольная с вогнутыми боковыми сторонами (рис. 3: 2, 3).

Тип III (2 экз.). Рамка трапециевидная (рис. 3: 4, 5).

Тип IV (2 экз.). Рамка трапециевидная с вогнутыми боковыми сторонами (рис. 3: 6, 7).

Пряжки подобных типов, отличающиеся простой и рациональной формой, были повсеместно распространены в памятниках Восточной Европы второй половины I тыс. н.э.

Накладки крепились к сбруй- ным ремням по их длине. Изготов- лены они из цветных металлов. Незначительное количество накладок в большинстве захоронений, а также отсутствие других элементов оголовья не позволяют восстановить вид уздечных наборов. Можно предположить, что использовались простые плетеные ременные конструкции, скупо украшенные накладками. Все накладки Чулковского могильника круглые и подразделяются на типы – по деталям оформления.

Тип I (18 экз.). Полушаровидные (рис. 3: 11).

Тип II (5 экз.). Выпуклые (рис. 3: 12).

Тип III. Выпуклые, с бортиком (рис. 3: 10).

Тип IV (6 экз.). Усеченноконические (рис. 3: 8, 9).

В целом в памятниках Восточной Европы последней четверти I тыс. н.э. для украшения уздечки явное предпочтение отдавалось круглым, расположенным симметрично накладкам.

Рис. 3. Предметы снаряжения верхового коня из Чулковского могильника. 1–7 – пряжки; 8–12 – накладки; 13, 14 – ботала; 15 – путы; 16, 17 – пронизки

Ботала привешивались к подчелюстному ремню и служили средством слежения за конем при выпасе. В Чулковском могильнике в двух погребениях были встречены железные ботала. По форме разделяются на типы.

Тип I (1 экз.). Цилиндрические (рис. 3: 41).

Тип II (1 экз.). Усеченноконические (рис. 3: 13).

Аналогии ботал мы легко находим в захоронениях мордвы VIII-IX вв. (Седышев, 2010, с. 147, рис. 4: 15, 17).

Из других элементов снаряжения верхового коня в захоронениях Чулковского могильника найдены железные крестовидные путы из погребения 21 (рис. 3: 15), а также бронзовые пронизки из погребений 21 (рис. 3: 16) и 43 (рис. 3: 17).

Таким образом, использование форм предметов конского снаряжения муромским населением, оставившим Чулковский могильник, вполне отвечает общим традициям финно-угорского населения Поволжья VIII-X вв. Формы удил носят отпечаток как степных традиций (удила с S-видными и прямыми псалиями), так и преимущественно местных (удила с двумя и тремя подвижными кольцами), а в изготовлении стремян наблюдается стремление к единообразию. В украшении же уздечки использовались довольно простые круглые формы накладок. Серьезное отличие от соседних мордовских памятников наблюдается в почти полном отсутствии снаряжения коня в погребальном инвентаре человеческих захоронений. Конечно, это может быть связано со спецификой обряда, так как в VIII-IX вв. у мордвы отсутствуют конские захоронения. Но, с другой стороны, можно предположить, что значение конницы у муромы не было столь велико, как у мордвы, непосредственно граничившей со степным миром.

 

 

Гришаков В.В., Седышев О.В. Снаряжение верхового коня (по материалам Чулковского могильника) // ПОВОЛЖСКАЯ АРХЕОЛОГИЯ № 4 (6) 2013

загрузка...
  Голосов: 0
 

Вы просматриваете сайт Swordmaster как незаригистрированный пользователь. Возможность комментирования новостей и общение на форуме ограничено. Если всего-лишь нашли ошибку и хотите указать о ней — выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Для того чтобы пользоваться полным функционалом сайта и форума, рекомендуем .

Информация
Посетители, находящиеся в группе Прохожие, не могут оставлять комментарии к данной публикации.