Всякое разное :

Дмитрий Донской

  автор: SHARIK  |  22-октября-2008  |  27730 просмотров | 1 комментарий
загрузка...

Какими были наши великие русские предки? Как они жили? В непрестанных битвах то с литовцами, то с Ордой, то с псами-рыцарями, то с турками, то с другими врагами. Несчесть было недругов, желавших поработить великую Русь. Очень интересно читать и летописи современников и научные труды историков, и исторические вымыслы литераторов. Много написано книг об Александре Невском, Петре I и других великих людях того времени. Мне бы хотелось рассказать немного о московском князе Дмитрии Донском, о его времени и об очень известной всем, даже школьникам младших классов, Куликовской битве.

Содержание статьи 

 

Последний сын Калиты – Иван Красный, умер, когда его наследнику Дмитрию исполнилось 9 лет. Малолетством московского князя поспешил воспользоваться суздальско-нижегородский князь Дмитрий Константинович четвероюродный дядя Дмитрия.

1. Детство и юность князя Дмитрия

Сын московского князя Ивана Ивановича Красного Дмитрий Иванович Родился в 1350г. Унаследовал княжество Дмитрий рано и не без трудностей, поскольку на московский, владимирский велико-княжеский стол претендует , ссылаясь на древний киевский обычай, его четвероюродный дядя, князь Дмитрий Суздальский. В конце концов московским боярам и митрополиту Алексию удается выхлопотать в Золотой Орде для Дмитрия титул великого князя, утвердив таким образом правило прямого наследования от отца к сыну в Северо-Восточной Руси и отбросив киевский обычай.

Однако кроме московских князей в закреплении великого княжения за московской династией было заинтересовано московское боярство. Существовавшее при малолетнем князе боярское правительство во главе с митрополитом Алексием путем дипломатических переговоров в Орде и военного нажима на суздальско-нижегородского князя добилось от него отказа от великого княжения в пользу князя Дмитрия Ивановича.

Дмитрий Иванович, удостоенный великокняжеского сана ханом Мурутом, желая господствовать безопаснее, искал благосклонности и в другом хане, Авдуле, также имевшем большое влияние в Орде. Посол этого хана явился с милостивою грамотою, и Дмитрий должен был вторично ехать во Владимир, чтобы принять её согласно с древними обрядами. Политикой угодничества обоим ханам Великий Князь оскорблял того и другого. Поэтому он утратил милость сарайского хана и, возвратясь в Москву, узнал, что Дмитрий Константинович опять занял Владимир, ибо Мурут прислал ему ханский ярлык на великое княжение. Но юный внук Калиты осмелился презреть его, выступил с полками и через неделю изгнал Дмитрия Константиновича из Владимира.

Политический успех в Москве был достигнут в 1362-1364гг., когда Владимирское княжество стало вотчиной московских князей и Москве были подчинены Ростов, Галич и Стародубовское княжество. ”Война двух Дмитриев” Московского и Суздальского закончилась в 1366 г. династическим браком Дмитрия на дочери Дмитрия Суздальского.

Великий Князь решил искоренить систему уделов. Он хотел править единовластно. Отнимая уделы дальних князей, Дмитрий не хотел поступать так с ближними, и Московское княжество оставалось ещё раздробленным. Так Дмитрий Иванович с двоюродным братом своим, Владимиром Андреевичем, заключил договор о том, что Владимиру разрешается править уделом своего отца, но он обязан подчиняться Великому Князю.

#2. Подъем Московского княжества

Несколько лет спустя в Москве произошёл пожар, названный великим пожаром Всесвятским, потому что начался в церкви Всех Святых. За два часа огонь уничтожил Кремль, Посад, Загородье и Заречье. Видя насколько ненадежны деревянные укрепления, Великий Князь решил строить каменный Кремль, и заложил его весною в 1367 году. Надлежало принять меры для безопасности отечества и столицы, когда Россия уже явно действовала против своих тиранов. Князь Олег разбил ординского мурзу Тагая, разграбившего Рязань, а Дмитрий Нижегородский с братом своим, Борисом, наказал другого монгольского хана, Булат-Темира, разорившего сёла Бориса.

Великий Князь, готовясь к решительной борьбе с Ордою, старался утвердить порядок внутри страны. Узнав о своевольстве новгородцев, разорявших сибирские народы, Дмитрий объявил им гнев, но правительство нашло способ умилостивить Великого Князя.

Московский Кремль при Иване Калите, худ. А. Васнецов Беклярибек Мамай на Куликовом поле, худ. М. Горелик
Московский Кремль при Иване Калите. Худ. А. Васнецов Беклярибек Мамай на Куликовом поле

  В то время происходили междоусобия тверских князей. Василий Михайлович Кашинский враждовал с племянником, Михаилом Александровичем, из-за области умершего Симеона Константиновича. Для решения этого спора они обратились к Великому Князю. Дмитрий поддержал Василия Михайловича. Михаил уехал в Литву к своему покровителю Ольгерду Литовскому, женатому на его сестре. Пользуясь его отсутствием, Василий с московскою ратью опустошили область Михаила. Но Михаил привел литовское войско, взял Тверь и изгнал дядю. Советники Дмитрия, боясь замыслов Михаила, который назвался Великим Князем Тверским, и хотел восстановить независимость своей области, употребили хитрость: Михаил был приглашен в Москву для решения спора между тверскими князьями. Ему гарантировали безопасность.

  Приехав в Москву, Михаил был взят под стражу. Но приезд ханского вельможи, Карача, заставил советников Дмитрия освободить князя.

Надлежало довершить оружием то, что начали коварством.

Василий Кашинский умер, Великий Князь, как бы желая только защитить сына его, Михаила, от притеснений, послал войско в Тверь, а Михаил Александрович ушел к Ольгерду. Литва в то время тоже беспокоила Россию. Литовские полки взяли Ржев. Но юный князь Владимир Андреевич изгнал литовцев из города. При этих обстоятельствах Ольгерд должен был вступиться за шурина, который предлагал ему идти прямо к Москве и смирить Великого Князя. Собрав многочисленные полки, Ольгерд выступил к пределам России.

К литовскому войску присоединился смоленский князь с дружиною. О цели похода не знал никто, потому что Ольгерд умел хранить тайну. Замыслы литовцев стали ясны Дмитрию тогда, когда завоеватель был уже у самых границ. Великий Князь отправил гонцов во все области для собрания войска, желая остановить неприятеля. Ольгерд спешил к Москве. Великий Князь велев обратить в пепел окрестные здания, укрылся в Кремле. Три дня Ольгерд стоял под стенами, грабил церкви, монастыри, не приступая к городу. Каменные стены и башни устрашали его, а зимние морозы не позволяли заняться осадою.

Ольгерд удалился, унося богатую добычу. Великое княжество не видало подобных ужасов в течение сорока лет и поняло, что не одни татары могут разрушить страну.

Потрясённая нашествием Литвы Москва нуждалась в передышке. Поэтому Великий Князь возвратил Михаилу спорную область Симеона Константиновича, но не замедлил снова объявить ему войну, принудил его вторично бежать в Литву, взял Зубуев, Микулин и пленил множество людей, чтобы ослабить опасного противника. Раздражённый бедствием своего невинного народа, Михаил решил свергнуть Дмитрия посредством татар.

В то время Мамай соединил так называемую Золотую, или Сарайскую, Орду, где царствовал Азис, и свою Волжскую, объявил ханом Мамант-Салтана и господствовал под его именем. Он был недоволен Дмитрием и, выслушав Михаила, дал ему грамоту на сан Великого Князя. Но времена безмолвного повиновения миновали, русские конные отряды спешили занять все пути, чтобы схватить тверского князя, и Михаил едва мог пробраться в Вильну.

Жена Ольгерда, сестра Михаила, ходатайствовала за брата, а Дмитрий послал московских воевод осаждать Брянск и тревожить владения союзника Литвы, князя Смоленского. Поэтому Ольгерд решил вторично идти к Москве, тем более, что болота и реки замёрзли от первого зимнего холода. Войско не останавливалось почти ни днём, ни ночью, и в исходе ноября подошло к Волоколамску. Три дня пытались литовцы взять эту деревянную крепость, но не смогли. Ольгерд решил не терять понапрасну время и двинулся дальше. 6 декабря Ольгерд расположился станом близ Москвы. Восемь дней он разорял окрестности, сжёг Загородье, часть Посада и вторично не решился приступить к Кремлю, где находился сам Дмитрий.

В это время брат Дмитрия, Владимир Андреевич, стоял в Перемышле с сильными полками, а князь Владимир Дмитриевич Пронский вел к Москве рязанское войско. Ольгерд испугался и потребовал мира. Великий Князь охотно заключил с ними перемирие до июля.

Оставленный зятем, Михаил вторично обратился к Мамаю и выехал из Орды с новым ярлыком на Великое Княжение Владимирское. Хан предлагал ему даже войско, но князь не хотел подвергнуть Россию опустошениям и заслужить справедливую ненависть народа. Он взял только ханского посла с собою. Узнав о том, Дмитрий во всех городах Великого Княжества обязал бояр и чернь поклясться быть ему верным и вступил в Переславль Залесский. Тщетно Михаил надеялся преклонить к себе граждан владимирских. Тщетно посол звал Дмитрия во Владимир слушать грамоту хана. Великий Князь ответил, что не признает Михаила Великим Князем и не пустит его в столицу, а для посла путь свободен. Наконец татарский вельможа, вручив ярлык Михаилу, уехал в Москву, где был осыпан дарами.

Сильный Мамай не мог простить Дмитрию двукратное ослушание, имея тогда сильное войско. Великий Князь долго советовался с боярами и с митрополитом: надлежало или немедленно восстать против татар, или прибегнуть к старинному унижению, к дарам и лести. Успех великодумной смелости казался еще сомнительным. Поэтому избрали старое средство, и Дмитрий без сомнения, зная расположение Мамая – решился ехать в Орду.

В конце осени Великий Князь вернулся в Москву. Мамай, не предвидя в нем будущего грозного противника, принял Дмитрия ласково, утвердил его на Великом Княжении и согласился брать дань гораздо умеренней прежней. Эта мелочь была удивительной, но татары уже чувствовали силу московских князей и тем дороже ценили покорность Дмитрия. В Орде находился сын Михаила, Иван, удержанный там за 10000 рублей, которые Михаил должен был хану. Дмитрий, желая иметь столь важный залог в своих руках, выкупил Ивана и привез с собой в Москву. Но, согласно с правилами чести, Иван был освобожден как скоро отец заплатил Дмитрию означенное количество серебра.

Через некоторое время появился новый неприятель, который хотя и не думал свергнуть Дмитрия с престола Владимирского, однако ж всеми силами противоборствовал его системе единовластия, ненавистной для удельных князей. Это был Олег Рязанский. Озабоченный другими делами Дмитрий жил с ним мирно. Не опасаясь уже ни Литвы, ни татар, Великий Князь скоро нашёл причину объявить войну Олегу. Воевода Дмитрий Михайлович Волынский, с сильными московскими полками вступил во владения Олега и встретился с его полками, не менее многочисленными. Московская рать разбила рязанцев наголову. Олег едва ушёл. Великий Князь отдал Рязань Владимиру Дмитриевичу Пронскому, согласному зависеть от его верховной власти. Но любимый народом Олег скоро изгнал Владимира и снова завоевал все свои области, а Дмитрий, встревоженный иными, опаснейшими врагами, примирился с ним до времени.

Михаил, все ещё имея тесную связь с Литвою, убеждал Ольгерда действовать с ним заодно против Великого Князя. Михаил говорил, что рано или поздно Дмитрий отомстит ему за двукратную осаду Москвы и захочет возвратить отечеству прекрасные земли, отторженные Литвой от России. Вечный мир, клятвенно утверждённый в Москве литовскими послами, произвел единственно то, что Ольгерд не захотел сам предводительствовать войсками, а послал брата своего Кестутия. Не уступая Ольгерду ни в скорости, ни в тайне воинских замыслов, Кестутий весной внезапно осадил Первославль. В такое время, когда, когда едва сошёл снег, и глубокие реки находились в полном разливе, никто не ожидал неприятеля внутри России. Впрочем, литовское нападение было одним быстрым набегом. Кестутий выжег предместие, но снял осаду и соединился с войском Михаила, который опустошил сёла вокруг Дмитрова, взяв выкуп с города. Обе рати двинулись к Кашину, истребили селения вокруг него и также взяли дань с граждан. Дальше враг направился к Торжку. Жители города, давшие клятву быть верными Дмитрию, отказались принять к себе тверского наместника. За это город был обращён в пепел. Набег Кестутия, нарушивший мирный договор между Литвой и Россией, должен был иметь последствия и Ольгерд хотел опередить Дмитрия; зная путь к его столице, Ольгерд с многочисленным войском устремился к ней, рассчитывая застать Великого Князя врасплох. Но на подступах к Москве он был встречен русскими полками. Российское войско встало против Литовского, готовое к бою. Между двумя станами находился крутой овраг. Ни те, ни другие не хотели сойти вниз, чтобы начать битву и несколько дней миновало в бездействии. Этим воспользовался Ольгерд для предложения мира. С обеих сторон желали этого. Если бы россияне одержали верх, то литовцы, удаленные от своих границ могли быть истреблены.

Если бы Ольгерд победил, то Дмитрий предал бы ему Россию в жертву. Зная, что так называемый "вечный мир" - пустое слово, было заключено перемирие от 1 августа до 26 октября.

Ольгерд решил не нарушать перемирия и два года не беспокоил Россию.

Иная опасность для России исходила от берегов Волги. 

Московская пехота 14в немецкие рыцарь, пехотинец и наёмник кочевник Русский, ордынец и литовец 14 в. Худ. М. Горелик
Русская пехота 14 в. немецкие рыцарь, пехотинец и наёмник кочевник Русский, ордынец и литовец 14 в. худ. М. Горелик

Вопреки слову, данному ханом, послы Мамая, приехав в Нижний Новгород с воинскою дружиною, оскорбили тамошнего князя. За это они были убиты народом. Гордый Мамай не стерпел такой явной дерзости и послал войско опустошить нижегородскую область, берега Киши и Пьяны.

Эта месть не могла удовлетворить гнев Мамая. Он клялся погубить Дмитрия, и российские мятежники взялись помогать ему в этом. Михаил Тверской отправил послов к хану, а сам ездил в Литву и, возвратясь в Тверь, получил из Орды грамоту на Великое Княжение. Мамай обещал ему войско, Ольгерд также.

Не дав им времени исполнить столь нужное обещание, легкомысленный тверской князь объявил Дмитрию войну. Великий Князь проявил необыкновенную деятельность, предвидя, что он в одно время может иметь дело и с тверитянами, и с татарами. Его гонцы скакали из области в область, в след за ними выступали полки. Собралось многочисленное войско. Все удельные и московские князья находились под его знамёнами.

русские витязи Худ. О. Фёдоров. Конный русский воин. XIV век. Худ. О. Фёдоров. Золотоордынский конный воин. XIV век.
Руские витязи Худ. О. Фёдоров. Конный русский воин. XIV век. Худ. О. Фёдоров. Золотоордынский конный воин. XIV век.

Дмитрий, взяв Микулин, 5 августа осадил Тверь. Все области Михаила были разорены московскими воеводами. Михаил все ещё надеялся на помощь литовцев, но они, узнав о силе Дмитрия, возвратились назад. Михаилу оставалось умереть или смириться. Он избрал последнее. Знатнейшие тверские бояре пришли в стан к Дмитрию, требуя милости и спасения.

Великий Князь проявил умеренность, предписав Михаилу не тягостные условия. Главным из них было следующее: тверской князь должен повиноваться московскому князю и никогда не искать Великого Княжения Владимирского. Михаил обязуется отказаться от союза с Ольгердом, если Литва объявит войну какому-либо русскому князю.

Великий Князь, распустив часть войска, послал другую на болгаров с воеводою, князем Дмитрием Михайловичем Волынским.

Казанская Болгария, еще прежде России покорённая Батыем, с того времени зависела от Орды, и жители смешались с татарами. Новый поход россиян в эту землю имел важнейшую цель. Великий Князь, уже явный враг Орды, хотел подчинить себе Болгарию.

Войско российское, истребив огнем болгарские села, заставило двух болгарских ханов, Осана и Махмат-Салтана, покориться Великому Князю. Ободрённая этим успехом, Россия готовилась к дальнейшим подвигам.

Мамай отлагал до удобнейшего времени действовать всеми силами против Великого Князя, так как в Орде свирепствовала язва. Однако ж он не упускал случая вредить россиянам. Соседи нижегородской области, Мордва, взялись указать татарам безопасный путь в её пределы. Дмитрий Суздальский известил об этом Великого Князя, который немедленно собрал войско защитить тестя, но, долго ждав золотоордынцев и, надеясь, что они раздумали идти к Нижнему, послал воевод своих гнаться за ними, а сам возвратился в столицу.

Поверив слухам, что татары далеко, войска остановились на берегу реки Пьяны. Дружины вели себя беспечно. Ловили зверей, пировали. Монголы тайно подошли к русским войскам и с пяти сторон ударили столь внезапно и быстро, что никто не – успел приготовиться к бою и в общем смятении все бежали к реке Пьяне. Погибло множество воинов. Татары, одержав совершенную победу, на третий день подошли к Нижнему Новгороду.

Князь Дмитрий Константинович ушёл в Суздаль, а жители спасались в лодках вверх по Волге. Неприятель, умертвив всех, кого мог захватить, сжёг город и удалился, таким образом наказав его за убийство послов Мамая.

В то же время монголы взяли Рязань. Князь Олег едва смог спастись. Но татары желали только грабить и жечь. Они мгновенно приходили, мгновенно и скрывались. Нижегородская и рязанская области были усыпаны пеплом. Чтобы довершить бедствие Нижнего Новгорода, мордовские хищники по следам татар начали злодействовать в этой области, но князь Борис Константинович настиг их, когда они уже возвращались с добычею, и потопил в реке Пьяне. В следующую зиму он вместе с племянником и воеводою Великого Князя опустошил всю землю Мордовскую, истребляя жилища и жителей.

Эта бесчеловечная месть снова возбудила гнев Мамая, так как мордовская земля находилась под властью хана. Нижний Новгород, едва возникнув из пепла, вторично был взят татарами. Они сожгли город, опустошили область и, выходя за пределы России, соединились еще с другим войском, посланным Мамаем на самого Великого Князя.

Дмитрий Иванович, узнав заблаговременно о замыслах неприятеля, успел собрать полки, и встретил татар в рязанской области, на берегах Вожи. Монголами предводительствовал мурза Бешч. Они сами начали битву. По данному знаку всё наше войско устремилось на неприятеля и быстрым нападением решило дело. Татары обратились в бегство. Ночь спасла остаток мамаевых полков. Довольный столь блестящим успехом, Дмитрий возвратился в Москву. Эта победа была первою, одержанною россиянами над татарами с 1224 года.

Русский воин Куликовская Битва Худ. О. Фёдоров. монгольские воины куликовская битва Худ. О. Фёдоров. В осадное сиденье. Троицкий мост и башня Кутафья Худ. Аполлинарий Васнецов
Русский городской ополченец,  14в Худ. О. Фёдоров. Монгольский богатый воин,  14в Худ. О. Фёдоров. В осадное сиденье. Троицкий мост и башня Кутафья Худ. Аполлинарий Васнецов

Мамай, услышав о гибели своего войска, собрал новое, и так быстро двинулся к Рязани, что тамошний князь Олег не успел приготовиться к отпору и бежал из столицы за Оку, предав отечество в жертву варварам. Но Мамай, кровопролитием и разрушением удовлетворив первый порыв мести, не хотел идти далее Рязани, и возвратился к берегам Волги, отложив решительный удар до другого времени.

Дмитрий успел между тем смирить Литву. Ольгерд умер в 1377 году. Его смерть обещала спокойствие нашим юго-западным границам тем более, что она произвела в Литве междоусобие.

Перемирие, заключенное с Литвою в 1373 году, было давно нарушено, так как московские полки еще при жизни Ольгерда ходили осаждать Ржев. Пользуясь раздором его сыновей, Дмитрий в начале зимы послал своего брата, Владимира Андреевича, с сильным войском к Стародубу и Трубчевску, чтобы эти поселения снова присоединить к России. Оба города сдались, но полководцы Дмитрия, как бы уже не признавая тамошних жителей единокровными братьями, позволили воинам грабить.

Таким образом, Дмитрий мог надеяться в одно время и свергнуть татар, и возвратить отечеству прекрасные земли, отнятые у нас Литвой.

#3. Князь Дмитрий готовится к великой битве

Мамай был в ярости и горел желанием отомстить Дмитрию за разбитие ханских полков на берегах Вожи; но видя, что россияне уже не тепещут при упоминании имени монгольского и решили противоборствовать силе силою, он долго медлил, набирая войско изтатар, половцев, хазарских турков, черкесов, ясов, буртанов,армян и крымских генуэзцев. Гаконец, ободренный многочисленностью своей рати Мамай собрал совет из всех Ордынских князей и торжественно объявил им, что идет по древним следам Батыя, истребить государство Российское. Вот как говорит об этом древнерусская воинская летопись: ”... начал Мамай поспешать , дъяволом распаляемый непрестанно, ополчась на христиан. И, забывшись, стал говорить своим алпаутам, и есаулам, и князьям, и воеводам, и всем татарам так: ”Я не хочу так поступать, как Батый, но когда приду на Русь и убью князя их, то какие города наилучшие достаточны будут для нас - тут и осядем, и Русью завладеем, тихо и беззаботно заживем”, – а не знал того, проклятый, что господня рука высока. И через несколько дней перешел он великую реку Волгу со всеми своими силами, и другие многие орды к великому воинству своему присоединил и сказал им :”Пойдем на Русскую землю и разбогатеем от русского золота!” Пошел же безбожный на Русь, будто лев ревущий ярясь, будто неутолимая гадюка злобой дыша. ”

Мамай пылал яростью и нетерпением отомстить Дмитрию за разгром ханского войска, но видя, что россияне уже не трепещут перед монголами и решились противоборствовать силе силою, он долго медлил, набирая войско из татар, половцев, хазарских турков, черкесов, ясов, бурутанов, или кавказских жидов, армян и крымских генуэзцев. Мамай вступил в тесный союз с Ягайлом Литовским. К ним присоединился изменник - Олег Рязанский. Думая, что грозное ополчение Мамая, усиленное литовскими полками, должно сокрушить Россию, страшась быть их жертвою и надеясь предательством спасти своё княжество, Олег вошёл в переговоры с татарами и с Литвою.

Дмитрий в конце лета узнал о Мамаевом походе, разослал гонцов по всем областям Великого княжества, чтобы собирать войско и немедленно вести его в Москву. На зов его откликнунись быстро. Целые города вооружились в несколько дней; ратники тысячами стремились отовсюду к столице. Князья Ростовские, Белозерские, Ярославские со своими слугами, бояре Владимирские, суздальские Переславские, Костромские, Муромские с детьми боярскими или с воинскими дружинами составили многочисленные полки. Стук оружия не умолкал в городе. Казалось, что россияне пробудились от глубокого сна, в их сердце исчез страх имени татарского. Князья, бояре и простой народ одинаково горели желанием сражаться с варварами. Перед походом Дмитрий с братом Владимиром Андреевичем, со всеми князьями и воеводами просил благословения Сергия Радонежского, игумена уединенной Троицкой обители. Летописи говорят, что этот святой старец предсказал Дмитрию кровопролитие ужасное, но победу, окропил святою водою всех бывших с ним военачальников и дал ему двух иноков – Александра Пересвята, бывшего некогда мужественным витязем – боярином Брянским , и Ослябю.

 В Коломне с Дмитрием соединились верные ему сыновья Ольгерда, Андрей и Дмитрий, с сильной дружиной. Их отец Литовский князь Ольгерд выступил с войском литовским на помощь Мамаю, но узнал, что у Дмитрия большой войско и непоколебимая уверенность в победе испугался и остался выжидать в городе Одоеве на чьей стороне будет победа. Его же сыновья, в отличии от отца православные христиане, решили помочь Дмитрию сразиться с неприятелем за землю Русскую, за веру христианскую.

 Никогда еще Россия не имела подобного войска: более ста пятидесяти тысяч всадников и пеших встало в ряды. Дмитрий получил весть, что Мамай с Ордой уже три недели стоит за Доном и ждет Ягайло Литовского. Ягайло пришлось идти через Киев, Чернигов и Северскую землю, за год до этого освобожденные московским князем Дмитрием и от татар, и от литовцев. Сопротивление населения этих земель задержало продвижение литовского войска ... и это спасло Русь.

 В то же время в Коломну явился ханский посол, требуя, чтобы Дмитрий заплатил монголам ту самую дань, какую брал с его предков царь Чанибек. Дмитрий отвечал, что он желает мира и не отказывается от дани умеренной, согласно с прежними условиями, заключенными между им и Мамаем. Этот ответ показался Мамаю дерзким и коварным. С обеих сторон видели необходимость решить дело мечом.

20 августа Дмитрий принял благословение от коломенского епископа Герасима и выступил к устью реки Лопасни. Там настиг его князь Владимир Андреевич, внук Калиты, и великий воевода Тимофей Васильевич, с остальными московскими полками. 26 августа войско переправилось за Оку в землю Рязанскую. А князь Рязанский был изменником, поэтому очень испугался и заметался. Он одинаково боялся и Мамая, и Дмитрия, скакал из одного места в другое, отправлял гонцов к татарам, к Ягайло, раскаивался в своей измене и ужасно боялся за свое будущее.

#4. Куликовская битва

6 сентября наше войско приближалось к Дону, и князья с боярами рассуждали, ожидать монголов или идти дальше? Ольгердовичи, князья Литовские, говорили, что необходимо оставить реку за собой, чтобы удержать робких от бегства, что Александр Невский таким образом победил шведов. Кроме того хотелось не допустить соединения Ягайло с Мамаем. И Великий князь решился. 7 сентября собрал воевод и велел искать в реке удобный брод для конницы и наводить мосты для пехоты. В следующее утро был густой туман, но скоро рассеялся: войско перешло за Дон, и стало на берегах реки Непрядвы. Куликовское поле было выбрано местом встречи не случайно. Вся география Куликовского поля благоволила русскому войску: речные, лесные и болотистые фланги, возвышение на месте стана русских войск. 8 сентября русские войска встали в боевой порядок в водоразделе между Смолкой и Нижним Дубиком.

Левый фланг русского войска, на который должен был пасть основной удар татар, переходил в топкие берега Смолки, за левым флангом располагались резерв и засадный полк. Правый фланг был так же защищен болотистыми берегами Непрядвы, а так же тяжело вооруженной псковской и полоцкой конными дружинами. В центре большой рати, были сведены все городские полки. Передовой полк составлял все же часть большого полка, задача же сторожевого полка заключалась в завязывании боя и возвращении в строй.

Дмитрий, стоял на высоком холме и видел стройные необозримые ряды войска, бесчисленные знамена, развеваемые легким ветром, блеск оружия и доспехов и думал, что через несколько часов тысячи воинов падут от руки неприятеля. Он встал на колени перед образом Спасителя, изображенного на черном великокняжеском знамени, последний раз перед битвой помолился за Россию, затем сел на коня и вместе с князьями и воеводами объехал все полки и к каждому обратился с речью. Вот как эта речь описана в летописях: ”Братья мои милые, сыны русские, все от мала до великого! Уже, братья, ночь наступила, и день грозный приблизился - в эту ночь бдите и молитесь, мужайтесь и крепитесь, господь с нами, сильный в битвах. Здесь оставайтесь, братья на местах своих, без смятения. Каждый из вас пусть теперь изготовится, утром ведь уже невозможно будет приготовиться: ибо гости наши уже приближаются, стоят на реке Непрядве, у поля Куликова изготовились к бою, и утром нам с ними пить общую чашу, друг другу передаваемую, ее ведь, друзья мои, еще на Руси мы возжелали. Ныне, братья, уповайте на бога живого, мир вам пусть будет с Христом, так как утром не замедлят на нас пойти поганые сыроядцы”.

Войско тронулось и в шестом часу дня увидело неприятеля на Куликовом поле. Войска медленно сходились. Татары ещё превосходили по численности наше войско. Когда между войсками осталось небольшое расстояние, войска остановились. На пространстве между ними произошла битва двух богатырей. С русской стороны это был Александр Пересвет, а с татарской – Челубей.

Опять же вернемся к летописям, чтобы описать начало великой битвы. ”Уж близко друг к другу подходят сильные полки, и тогда выехал злой печенег из большого войска татарского, перед всеми доблестью похваляясь, видом подобен древнему Голиафу: пяти сажен высота его и трех сажен ширина его. И увидел Александр Пересвет, монах, который был в полку Владимира Всеволодовича, и, выступив из рядов сказал: ”Этот человек ещет подобного себе, я хочу с ним переведаться!” И был на голове его шлем архангельского чина, вооружен же он схимою по велению игумена Сергия. И сказал: ”Отцы и братья, простите меня грешного! Брат мой, Андрей Ослябя, моли бога за меня! Чаду моему Якову - мир и благословение!” - бросился на печенега и добавил: ”Игумен Сергий, помоги мне молитвою!” Печенег же устремился навстречу ему, и христиане все воскликнули: ” Боже, помоги рабу своему!” И ударились крепко копьями, едва земля не проломилась под ними, и свалились оба с коней на землю и скончались”.

Оба богатыря так сильно сшиблись, что оба тут же погибли. Но к монголам конь Челубея прискакал без наездника, а конь Пересвета привёз своего мёртвого ездока. Для русских это было хорошим знамением.

Дмитрий, желая служить для всех примером, хотел сражаться в передовом полку, но бояре просили остаться его за главным войском, в безопасном месте. Великий Князь все-таки первым ударил на врагов и бился в первых рядах. Когда битва сделалась всеобщею, Дмитрий отъехал в середину полков.

И вот на небольшом поле Куликовом сошлись два огромных войска, храбро сражаясь у жестоко уничтожая друг друга. Много часов шла кровавая битва. Множество воинов погибло и с той, и с другой стороны. И вот настал момент, когда враги стали одолевать русское войско. Сам великий князь был сброшен с коня, контужен и потерял сознание.

Но в стороне в засаде находилась часть русского войска под командованием Дмитрия Волынца. С ними находился и брат Дмитрия князь Владимир Андреевич. Горько было наблюдать воинам, как гибнут их товарищи, неоднократно порывались они вступить в битву, но мудрый и твердый воевода Дмитрий Волынец сдерживал их, говоря, что еще не пришло время. Наконец он призвал соратников к бою. Они выскочили из-за деревьев, где так долго скрывались, со свежими силами и лютой ненавистью к врагу бросились на татар и буквально смели их. Этот внезапный удар решил судьбу битвы. Воины войска татарского показали свой тыл, бежали, проклиная Мамая. Мамай увидел, что проиграл эту битву и бежал впереди своего войска. Многие гнались за ним и не догнали, потому что их кони утомились, а у Мамая кони были свежие.

 После победы мужественный князь Владимир Андреевич стал под черным княжеским знаменем и велел трубить в воинские трубы. Со всех сторон съезжались к нему князья и полководцы, но Дмитрия не было. В страшном беспокойстве рассыпались все по полю битвы и наконец нашли великого князя Дмитрия живого, но оглушенного. Подвели ему коня, сел Дмитрий на коня и поехал осматривать поле битвы, плакал над убитыми и радовался великой победе.

Стояло войско на Дону еще восемь дней, пока не отделили христиан от врагов. тела христиан похоронили в земле, а тела нечестивых были брошены зверям и птицам на растерзание.

Счастливый Дмитрий послал гонцов в Москву, Переяславль, Кострому, Владимир, Ростов и другие города с вестью о победе. Это радостное известие привело всех в восхищение. Казалось, что независимость и слава нашего отечества утверждены навеки; что Орда пала и не восстанет; что кровь христиан, обагрившая берега Дона, была последней жертвой для России, и совершенно умилостивила небо. Все поздравляли друг друга, радуясь, что дожили до времен столь счастливых, и славили Дмитрия, как нового Александра и называли его Донским. К сожалению, это побоище не имело тех важных последствий, каких ожидали от него Дмитрий и народ, еще не прекратило бедствий России, но доказало возрождение ее сил.

Огромную роль в этой победе сыграл Дмитрий Донской. Он сумел объединить всех русских людей на их свершение и перед решающей схваткой с угнетателями примирить самые острые общественные противоречия. В этом его заслуга во внутренней политике. Князь Дмитрий не только возродил лучшие традиции военного искусства, он обогатил его новыми принципами стратегии и тактики, в невероятно сложных условиях сумел вооружить и обучить войско. Сподвижником его во всех можно считать игумена Троицкого монастыря Сергия Радонежского и других деятелей церкви. Эти люди смогли под эгидой русской православной церкви собрать множество гонимых людей под единое знамя освобождения. 

Московский Кремль при Дмитрии Донском. Худ. А. Васнецов Польские рыцари Польские рыцари
Московский Кремль при Дмитрии Донском. Худ. А. Васнецов Польские рыцари 14 в Польские рыцари и арбалетчик 14 в

Почему Дмитрий не хотел воспользоваться победой, не стал гнать Мамая дальше и разрушить гнездо тирании? Не стоит обвинять Великого князя в оплошности, татары бежали, но были все еще сильны, идти за ними надо было с многолюдным войском по пустыням и степям. Как добывать продовольствие в степях и пустынях, особенно глубокой осенью и зимой, имея лошадей, не приученных питаться одной сухой травой, как у кочевников. К тому же необходимо было позаботиться о множестве раненных, да и здоровым необходим был отдых. Дмитрий надеялся, что Мамай уже не станет нападать на Русь и решил не подвергать государство опасностям войны.  

Ягайло в день битвы находился в 30 -40 верстах от Мамая. Узнав о поражении Мамаева войска, он бежал так быстро, что русские отряды не могли его догнать.

Олег Рязанский старался вредить Московским полкам на обратном пути, когда они шли через Рязанские земли, истреблял мосты, даже захватывал и грабил великокняжеских слуг. Дмитрий узнал об этом и хотел послать на него войско. Тогда именитые Рязанские бояре приехали в Москву, объявили, что князь их убежал из своей вотчины с княгиней и ближними боярами в Литву, что Рязань просит о милосердии. Дмитрий посадил в Рязани своих наместников.

#5. Хан Тохтамыш

Хан Тохтамыш, худ. Михаил Горелик
Хан Тохтамыш

Униженный и поруганный Мамай, достигнув своих владений был в страшном гневе и опять собирал силы против князя Дмитрия, но судьба послала ему другого неприятеля. Тохтамыш, один из потомков Чингисхана объявил себя наследником Батыя. Его войско встретилось с войском Мамая возле Азовского моря, разбило Мамая наголову. Мамай, оставленный всеми своими сподвижниками бежал в Кафу и там был убит коварными генуэзцами, которые хотели угодить победителю и завладеть казной Мамая. В Орде воцарился Тохтамыш.

Он дружелюбно дал знать всем российским князьям, что победил их общего врага. Тем самым определилась позиция Москвы: она стала союзником хана Тохтамыша. Дмитрий принял ханских послов ласково и вскоре отправил вслед за ними собственных послов с богатыми дарами для хана. То же сделали и другие русские князья. Но дары не дань: надменный и честолюбивый Тохтамыш хотел властвовать над Россией как Батый.

 На следующее лето хан послал к Дмитрию царевича Акхозю и с ним 700 воинов, требовать, чтобы все князья, как древние поданные монголов немедленно явились в Орду. Россияне возмутились, а Великий князь просил предупредить царевича, что он не отвечает за его безопасность, если царевич приедет в столицу с воинской дружиной. Акхозя, испугавшись народной ненависти россиян к монголам, вернулся к хану, а Дмитрий излишне надеясь на слабость Орды, спокойно занимался внутренними государственными делами.

Прошло около года: хан молчал, но в тишине готовился действовать. Вдруг в Москве услышали, что татары захватили в Болгарской земле всех наших купцов и забрали у них суда для перевоза войска ханского через Волгу, узнали, что Тохтамыш идет на Россию, причем на рысях и без обоза, а вероломный Олег Рязанский встретил его на границе и показывает ему безопасные броды через Оку.

 Дмитрий поручил защиту Москвы владыке Киприану и сыну Андрея Ольгердовича князю Остею, оставив в Кремле княгиню Евдокию. Донской был уверен в том, что Москва устоит перед Тохтамышем и сам пошел в Переяславль собирать переяславские, суздальские и белозерские полки.

В Москве уже были дальнобойные самострелы (арбалеты) и ”тюфяки” – огнестрельное оружие, пригодное для отражения противника, лезущего на стену. Достаточны были и запасы пищи. Не хватало одного – силы воинского духа, потому что герои Куликова поля отдыхали в своих родных деревнях , а в столице жили немногие придворные и ремесленники московского посада. Эта масса была не пригодна к военным операциям и понятия не имела о воинской дисциплине. К тому же ”защитники” Москвы были пьяны, ибо разгромили боярские подвалы, где хранились бочки с медами и пивом.

 Тохтамыш взял Серпухов и шел прямо к Москве. Разъезды татар кружили вокруг Москвы и грабили окрестные деревни. А тем временем бояре собирали ветеранов и готовились к отражению врага.

23 августа монголы обступили город. Рать была столь многочисленна, что осажденные ужаснулись. Сам Тохтамыш был ее предводителем. Три дня продолжалась битва, осажденные теряли многих людей, а неприятель еще больше, т.к. они не имели стенобитных орудий и пытались взять город силой.

 «…и они (татары) стали сильно стрелять, и летели стрелы их в город, словно дождь из бесчисленных туч, не давая выглянуть. И многие из стоявших на стене и на заборолах, уязвленные стрелами, падали, ибо больший урон приносили татарские стрелы, чем стрелы горожан, ведь были у татар стрелки очень искусные. Одни из них стоя стреляли, а другие были обучены стрелять на бегу, иные с коня на полном скаку, и вправо, и влево, а также вперед и назад быстро без промаха стреляли»

Видя неудачу, Тохтамыш проявил коварство. На четвертый день осады неприятель изъявил желание вступить в мирные переговоры. К стенам подъехали ханские послы, говорили, что для хана личным врагом является только Великий князь, что они немедленно удалятся от Москвы, если жители выйдут к ним с дарами и впустят в крепость татарское посольство. Татарам благоразумные москвичи не поверили, но поверили клятве сыновей Дмитрия Нижегородского, которые находились в войске Тохтамыша. Ворота отперли, не обеспечив их защиты; татарские послы въехали, а за ними ввалилось их войско, и началась резня. При последующем подсчете оказалось, что убито 24 тысячи москвичей, и сгорело множество древних книг и рукописей, лишив нас, может быть, весьма любопытных исторических документов.

Войско Тохтамыша рассыпалось по всему княжеству. Владимир, Звенигород, Юрьев, Можайск, Димитров разделили участь Москвы. Жители Переславля бросились в лодки, отплыли на средину озера и тем самым спаслись от гибели, а город был сожжен неприятелем. Брат князя Дмитрия Владимир Андреевич, которого поле Куликовской битвы прозвали Храбрый, напал с дружиной на сильный отряд монголов и разбил его совершенно. Этого было достаточно, чтобы Тохтамыш спешно покинул пределы России.

 С великой скорбью князь Дмитрий и князь Владимир Андреевич, вернувшись со своими боярами в Москву, увидели ужасное разорение и узнали обо всех бедствиях, которые выпали на долю отечества. Но Великий князь не терял бодрости. Он велел немедленно погребать мертвых. Затем послал московских воевод наказать Олега Рязанского, приписывая ему успех Тохтамыша. Москву надлежало восстановить. Стены и башни Кремля уцелели: хан не имел времени их разрушить. На месте куч пепла, скоро появились новые здания, но не скоро Москва стала столь же многолюдной.

Не время было думать о битвах, нужен был мир с Тохтамышем. Сын Великого князя Василий с боярами отправился в Орду и добился милости хана. Но милость Тохтамыша дорого стоила Княжеству, опять на города и деревни русские была возложена немалая дань. Кроме того, хан в залог верности, держал при себе юного князя Василия. Но Дмитрий надеялся, что это рабство недолговременно и падение Орды неминуемо. Три года Василий жил невольником при ханском дворе, затем тайно ушел в Молдавию и через Польские владения и Литву вернулся в Москву.

Оборона города (оборона Москвы от нашествия хана Тохтамыша) худ. Апполинарий Васнецов Русская дружина русская тяжелая кавалерия 14 в
Оборона города (оборона Москвы от нашествия хана Тохтамыша) худ. Апполинарий Васнецов Дружинник со стягом Великого князя, боярин Михаил Бренк, боярин Ярославского княжества. Худ. П. Васин Русские воины перед битвой

#6. Кончина Великого Князя Дмитрия

В это время Литва была уже в числе христианских держав, т.к. Ягайло женился на Ядвиге, дочери умершего польского короля Людовика, принял католичество и волею и неволею крестил свой народ. Кроме того, Дмитрий готовился свергнуть иго Тохтамыша и не хотел иметь опять за спиной вражескую Литву. В 1383-1384 годах появились условия для сближения Москвы и Вильно. Заключенный Московско-Литовский договор 1384 года был интересен тем, что в нем фактически была признана ведущая роль Дмитрия Донского. Дмитрий готовился свергнуть иго Тохтамыша. Но судьба распо-рядилась по другому. Дмитрий, которому едва исполнилось сорок лет, тяжело заболел. Он написал духовное завещание, объявив семнадцатилетнего сына Василия Дмитриевича наследным князем и каждому из пяти сыновей дал уделы. В это время княгиня родила ему шестого сына Константина. Славный князь Дмитрий к великой скорби россиян скончался. Летописи говорят, что долго не умолкали стенания по поводу его смерти, потому что никто из потомков Ярослава Великого, кроме Мономаха и Александра Невского, не был столь любим и народом и боярами, как Дмитрий, за его великодушие, любовь к славе отечества, справедливость и доброту. Воспитанный как воин, он не имел знаний книжных, но правил государством, благодаря силе разума и характера. Современники особенно удивлялись его скромности, потому что насколько была славной победа на Куликовом поле, насколько Дмитрия осыпали похвалами, а он не заносился и считал, что победой обязан богу и мужеству российских воинов.

Летописцы изображают нам добрые дела Дмитрия Донского и, славя его как первого победителя татар, не ставят ему в вину то, что он дал Тохтамышу разорить Великое Княжество, не успев собрать сильного войска, и тем продлил рабство России до времён своего правнука. Некоторые историки считают, что Дмитрий сделал и другую ошибку: имея возможность присоединить Рязань и Тверь к Москве, не воспользовался ею.

Летописцы изображают нам добрые дела Дмитрия Донского и, славя его как первого победителя татар, не ставят ему в вину то, что он дал Тохтамышу разорить Великое Княжество, не успев собрать сильного войска, и тем продлил рабство России до времён своего правнука. Некоторые историки считают, что Дмитрий сделал и другую ошибку: имея возможность присоединить Рязань и Тверь к Москве, не воспользовался ею.

 

Список литературы:

1. Карамзин Н. М. "История государства Российского. " Москва, 1993 г., том 5.

2. "Пособие по истории отечества. ", Москва, 1993 г.

3. "Хронология российской истории. ", Москва, 1994 г.

загрузка...
  Голосов: 6
 

Вы просматриваете сайт Swordmaster как незаригистрированный пользователь. Поэтому скрытый текст скрыт. Комментарии будут вводится через капчу с предварительной модерацией. Если нашли ошибку — выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Для того чтобы пользоваться полным функционалом сайта, рекомендуем .


Добавление комментария
Ваше Имя:      Ваш E-Mail (по желанию):  
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
  
  

  • #1
  • DeusIrae
    27 января 2014 23:39 | 

    Гpуппа: Прохожие
    Pегистрация: --
    Ну что сказать, перевернуто с ног на голову.
    Мамай с Тохтамышем не поделили ханство. Мамай проиграл и сбежал и именно по этому он мятежный хан.
    Дмитрий Донской, именно по приказу Тохтамыша, как верный вассал и собрал войско.
    Через 2 года Тохтамыш сжег Москву, чтобы ни кому не позволено было руку на татар поднимать.
    ¤ цитировать